Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Социология->Реферат
XX век часто называют «веком молодых» Настойчивость в отстаивании этого тезиса обычно основывается на утверждении, что в молодежи заложены образцы и м...полностью>>
Социология->Реферат
Для понимания данной темы «Психологические особенности социальных классов» нужно сначала сформулировать определения, что такое социология и, что такое...полностью>>
Социология->Реферат
Социальная реабилитация граждан старших возрастов в домах-интернатах получает особый ракурс Она имеет своеобразие и отличие от сложившегося представле...полностью>>
Социология->Реферат
Современное российское общество подвергается мощным психологическим травмам: количество людей, вынужденных обращаться к психологам, за последние 4-5 л...полностью>>

Главная > Курсовая работа >Социология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Институт фундаментального психолого-педагогического образования

Кафедра общей педагогики и истории образования

Православное воспитание детей-сирот: история и современность

Курсовая работа

Екатеринбург

2009

Оглавление

Введение……………………………………………………………………….….3

Глава 1. Теоретические основы изучения православного воспитания детей-сирот………………………………………………………………….

1.1. Общее представление о православном воспитании…………………….6

1.2. Особенности поведения и духовно-нравственного развития детей-сирот………………………………………………………………………...……20

Глава 2. Практические основы изучения православного воспитания детей-сирот……………...……………………………………………………….28

2.1. История православного воспитания детей-сирот в России до настоящего времени…………………..…………………………………………28

2.2. Православное воспитание детей-сирот в современности…………….42

Заключение……………………………………………………………………...49

Список используемой литературы…………………………………………...52

Введение

Одна из важнейших проблем России третьего тысячелетия – проблема детей-сирот. Переход к рыночной экономике и связанные с ним процессы имущественного расслоения населения, кризиса моральных ценностей, последовательного разрушения института семьи еще в большей степени усилили распад многих семей и привели к росту числа отвергнутых детей.

За последние годы катастрофически выросло количество социальных сирот – детей, имеющих живых родителей. Особую тревогу вызывает тот факт, что на протяжении последнего десятилетия прослеживается устойчивая тенденция роста количества именно таких детей. Угрожающие масштабы социальное сиротство стало приобретать с середины двадцатого века, причем рост отказа наблюдается во всех странах мира (Франция, Испания, Италия и др.). В России социальные сироты составляют абсолютное большинство детей, оставшихся без попечения родителей - 95%.

В последние годы в России все громче заявляет о себе скрытое социальное сиротство. Падение условия жизни привело к увеличению числа неблагополучных семей, и как следствие этого увеличивается рост беспризорных детей. Таких детей, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством, в России от 2 до 3 млн.

Увеличение числа детей, оставшихся без попечения родителей, неизбежно ведет к увеличению числа учреждений для детей-сирот – домов ребенка, детских домов, школ-интернатов, приютов и т.п.

По статистике и по данным Генеральной Прокуратуры Российской Федерации на сегодняшний день выпускники детских домов плохо подготовлены к жизни в обществе, трудно адаптируются и ориентируются в нем.

В последние годы усиливается интерес общественности к проблемам детских домов. Принят ряд правительственных документов, защищающих права ребенка, появились публикации в печати, в которых внимание авторов, к сожалению, сосредоточено в основном на материальных проблемах воспитания сирот. Это, несомненно, очень важно, но не исчерпывает всей глубины вопроса. Очевидность этого приводит наших современников всё чаще к пониманию того, что без благодатной помощи Церкви преодоление названных кризисов невозможно. Со своей стороны, Церковь также приходит на помощь всем страждущим и, в первую очередь, детям. С каждым годом всё большее число приходских общин и монастырей откликается на боль детей-сирот. Первейшей помощью таким детям становится обеспечение им возможности участия в таинствах Церкви - Крещении, Миропомазании, Евхаристии, а также возможность их православного воспитания. Создание приютов и детских домов, окормляемых церковными общинами или монастырями, также являются весомым вкладом Церкви в дело заботы о детях-сиротах.

Степень теоретической разработанности. Судя по классическим историко-педагогическим изысканиям С.И. Гессена, М.И. Демкова, П.Ф. Каптерева, Л.Н. Толстого, К.Д. Ушинского, в «досоветской педагогике» именно следование Евангельским заповедям рассматривалось как гарантия воспитания. Не случайно в конце XIX века, когда ситуация в России своей неопределенностью была во многом похожа на нынешнюю, в религиозно-педагогической теории и практике К.П. Победоносцева и С.А. Рачинского воспитание прямо связывалось со следованием православному канону.

Современные исследователи подчеркивают непреходящее значение и особую актуальность задачи раскрытия педагогического потенциала православия (Е.П. Белозерцев, В.А. Беляева, Е.И. Исаев, В.И. Косик, Н.Д. Никаноров, Т.И. Петракова, В.А. Сластенин, В.И. Слободчиков).

Исследованием опыта православной святоотеческой педагогики сегодня занимаются о. А. Иванов, прот. Г. Каледа, о. А. Кураев, Л.В. Сурова, В.Ю. Троицкий.

Противоречие: между теоретической разработанностью проблемы исследования и недостаточностью практических подходов по её реализации.

В связи с возрождением церковно-попечительской деятельности о сиротах становится актуальной проблема исследования православного воспитания детей-сирот на современном этапе и в истории.

Объект исследования: православное воспитание.

Предмет исследования: православное воспитание детей-сирот.

Тема исследования: «Православное воспитание детей-сирот: история и современность».

Цель исследования: изучить теоретическо-практические основы православного воспитания детей-сирот в контексте истории и на современном этапе развития педагогической практики.

Гипотеза исследования: изучение процесса православного воспитания детей-сирот в истории и современности будет успешно осуществляться, если:

- дать общее представление о православном воспитании;

- проанализировать исторический и современный опыт реализации православного воспитания.

Задачи исследования:

1. изучить процесс православного воспитания;

2. изучить особенности поведения и духовно-нравственного развития детей-сирот;

3. исследовать исторический опыт православного воспитания детей-сирот с древнейших времен до современности;

4. проанализировать опыт православного воспитания детей-сирот в современных детских домах, православных приютах.

Методы исследования:

- теоретические: изучение и анализ православной, психолого-педагогической и методической литературы по проблеме исследования;

- практические: метод обобщения православного педагогического опыта.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка используемой литературы в количестве сорока источников.

Глава 1. Теоретические основы изучения православного воспитания детей-сирот

1.1. Общее представление о православном воспитании

Самое важное время в жизни человека есть время воспитания, ибо этим временем часто решается судьба человека не только на всю настоящую жизнь, но и на всю вечность. Поэтому всякий здравомыслящий и понимающий важность своей обязанности воспитатель должен подумать, как поступить при воспитании вверенных ему детей, если не хочет и их сделать несчастными на всю жизнь, и себя виновным перед ними и перед Богом [15, стр. 7].

Изучением процесса воспитания занимались представители многих педагогических направлений. Обратимся сначала к толкованию этого понятия в светской педагогике.

Воспитание – процесс целенаправленного формирования личности. Это специально организованное, управляемое и контролируемое взаимодействие (сотрудничество) воспитателей и воспитанников, направленное на достижение заданной цели.

Цель воспитания – это то, к чему стремиться воспитание, будущее, на достижение которого направляются его усилия. Целям подчиняются содержание, организация, формы и методы воспитания, поэтому проблема целей воспитания относится к числу наиболее важных в педагогике.

Совершенный, всесторонне и гармонически развитый человек – наивысшая цель воспитания в светской педагогике. Главная цель отечественной школы – способствовать умственному, нравственному, эмоциональному, трудовому и физическому развитию школьника, создавать предпосылки для приобщения к общечеловеческим ценностям, обеспечивать условия для самореализации, раскрытия потенциальных возможностей, творческих способностей, достижения успеха [26, стр. 384-398].

Однако с точки зрения православного воспитания, чтобы оно соответствовало своей цели и приводило возрастающих детей к достижению главного своего назначения, оно необходимо должно совершаться в духе христианского благочестия, должно быть всецело проникнуто животворным дыханием Божественного учения. Мы вводим детей в гибельные заблуждения, если не приводим их ко Христу, нашему Спасителю.

Воспитание без духа благочестия никогда не будет в полной мере содействовать и земному благосостоянию. Без истинного благочестия нет ни истинной любви к себе и ближним, ни постоянной верности властям и Отечеству, ни настоящего стремления к общей пользе. Без Христа невозможна также и истинная нравственность. В человеке существует два душевных направления: одно из них устремляется к добру, другое – ко злу. Последнее даже сильнее, так как ум человека от рождения склонен к делам тьмы, которой он подпал вследствие греха Адамова. Только Христос своим учением может обуздать людские страсти, воодушевлять человека к доброму и благородному и вместе с тем давать силы идти путем добродетели. В христианском нравственном законе предписываются возвышеннейшие добродетели – смирение, справедливость и самоотвержение. Кто строит свою жизнь по этому нравственному закону, тот имеет истинную нравственность, даже если у него нет возможности развить свое сердце и ум [27, стр. 128].

Еще святитель Феофан Затворник Вышенский писал: «Почему не соблюдается целесообразный порядок воспитания – причина этому или в неведении такого порядка, или в небрежении о нем. Воспитание, оставленное без внимания самому себе, по необходимости принимает направления превратные, ложные и вредные, сначала в домашнем быту, а потом во время обучения. Но и там, где воспитание совершается не без внимания и подчиняется известным правилам, оно оказывается нередко бесплодным и уклоняющимся от цели, по причине ложных идеалов и начал, на которых построивается порядок его. Не то имеется в виду, не то поставляется главным, что должно; именно не Богоугождение, не спасение души, а совсем другое, - или усовершенствование сил только естественных, или приспособление к должностям, или годность к жизни в свете и проч. Но когда не чисто и ложно начало, по необходимости и утверждающееся на нем не может вести к добру» [29, стр.62].

Православное воспитание – взращивание человека, учитывающее все три сферы бытия его личности. Определяемое как вос-помоществование в питании всех составляющих сторон личности, воспитание предполагает воздействие на телесную, душевную и духовную сферу бытия человека [28, стр. 9]

Воспитание есть приведение человека к тому, чем он должен быть согласно своему предназначению.

Человек сотворен по образу Божию, и его назначение состоит в том, чтобы в продолжении настоящей жизни искал он всегда большего уподобления Богу через подражание Его Божественным совершенствам, а в будущей – навеки соединился с Ним, как Источником жизни и блаженства. Эту цель всегда должно иметь в виду при воспитании. Сообразно с ней должно возбуждать и направлять детские способности, а ростки зла, как начальные следствия нашего отпадения от Бога, всеми мерами подавлять и постепенно уничтожать.

Поэтому в широком смысле к воспитанию относится все то, посредством чего или пробуждаются еще дремлющие способности, или направляются согласно с целью уже возбужденные силы, а прежде принявшие ошибочное направление – исправляются. Сюда относятся различные обстоятельства жизни, скорби и горести и вообще вся жизнь человека.

Но в узком смысле под воспитанием мы понимаем намеренное влияние на образование способностей и облагораживание души воспитанника, чтобы он достиг такого нравственного состояния, когда можно без постороннего руководства совершенствоваться в соответствии со своим временным и вечным назначением.

Отсюда видно, что:

а) воспитание состоит не в сообщении новых способностей, но только в возбуждении уже заложенных и руководстве ими. Впрочем, воспитатель не должен терять надежду, если у того или иного воспитанника не хватает некоторых способностей, нужных для достижения предполагаемых целей воспитания. Искусство, постоянное терпение в труде и особенно святая любовь (1 Кор. 13: 4-8) могут многое сделать;

б) так как вся человеческая природа повреждена и находится под знаком греха, то воспитание состоит не только в возбуждении духа человеческого, но и во врачевстве духовных болезней. Каждый воспитатель может приложить к себе повеление, данное пророку: Смотри, Я поставил тебя, чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать (Иер. 1:10);

в) хотя и важно предостерегать воспитанника от погрешностей, но необходимо и образовывать его, постепенно все более и более совершенствуя его способности в продолжение всего воспитания;

г) воспитание не состоит в сообщении одних только познаний или в одном обучении приличному внешнему поведению; напротив, особенный долг воспитатели – так возбуждать и направлять внутренние силы воспитанника, чтобы он постепенно укреплялся во всех отношениях и после этого сам мог продолжать свое дальнейшее образование, которое в этой жизни никогда не должно прекращаться [1, стр. 13-18].

Воспитание определяется как процесс воцерковления личности. Протоиерей Евгений Шестун понимает воцерковление шире религиозного воспитания. Воцерковить – значит освятить светом веры весь круг понятий и практической жизни человека, положить в основу жизни не цель развития личности, а цель спасения человеческой души. Спасение не отрицает развития, но лишает его стихийной самоценности. Вне спасения развитие понимается как самореализация, которая, как правило, разжигает страсти и питает гордость человеческую. В рамках спасения развитие реализуется в формах служения и жертвенности.

Воцерковить – научить не только жить по-христиански, но и мыслить по-христиански, то есть обращаться за руководством прежде всего к учению Церкви, а не только к науке. Воцерковить – это значит преодолеть разлад между мыслью и чувством, плотью и духом, знанием и верой; обрести полноту бытия в мире материальном и мире духовном; не исправлять и формировать, а освящать и преображать личность в Духе Истины и Любви [32, стр. 30-31].

В православном воспитании признается необходимость каждого человека и неисповедимость путей Господних, но это не означает, что неизвестны окончательные цели воспитания. Конечная цель воспитания – спасение личности, спасение души человеческой.

Формулируя так путь педагогического вмешательства в жизнь ребенка, православное воспитание тем самым ставит себе в сущности две задачи. Прежде всего - подготовить дитя к вечной жизни, к жизни в вечности, в Боге и с Богом, чтобы земные дни не пропали даром, и чтобы смерть не была духовной катастрофой. Нужно человека спасти в земные дни от падений и развить в нем то, что не утеряется в вечности. В этом одна сторона воспитания, и потому в развитии внутреннего человека – главный путь воспитательной работы.

Не менее важной является и вторая сторона – это подготовка к этой жизни, так как эта жизнь дает не только возможность приобрести вечную жизнь, но дает возможность и потерять ее. Как будет пройдена эта жизнь – так она отзовется и в вечной жизни, мы живем так, что эта жизнь является только ступенью в вечность. Именно поэтому необходима свобода от мелочей жизни, от всего несущественного – важно «не угасить духа». Мы зачастую так подавлены текущей жизнью, что, даже видя правду, не можем ей овладеть.

Если при воспитании обращаем внимание только на подготовку к вечной жизни, то возможно, что многое индивидуальное, «таланты», дары останутся в ребенке нераскрытыми – настолько все внимание уйдет в одну сторону. Если есть то, с чем можно идти из этой жизни в вечную, то, конечно, главное сделано; однако пройти сквозь эту жизнь вне связывания ее с вечностью нельзя.

Очень часто бывает обратное, вопросы этой жизни ставятся на первый план. Но, конечно, не только в принципе, иерархически, но и для педагогической работы важнее задача подготовки к вечной жизни. Ударение на подготовке к земной жизни должно быть на втором месте. Гипноз жизни настолько силен, что дети особенно легко перемещают наоборот практическую и духовную задачи и ставят на первый план вопросы практические. Если они и знают о вечной жизни, то мысль об этой задаче является как бы чем-то дополнительным, добавочным. Это чрезвычайно пагубное настроение. Задача воспитания должна быть поставлена так, чтобы первенствующей в ней была устремленность к небу, а не к земле. Человек тем и отличен от других живых созданий, что он не только принадлежит земле, но и подымается над ней, живет иным миром (это устремление к небу тоже может быть извращаемо – например, в искусственном погружении в один лишь мир прекрасного, в развитии одной лишь эстетической стороны в духовной жизни).

Таким образом, обе задачи (воспитание в вечной и земной жизни) должны быть правильно сочетаемы и должны образовывать единую, целостную задачу воспитания.

Формулируя так задачу воспитания, необходимо дополнить ее тем, что путь воспитания есть подготовка к свободе во Христе. Свобода есть дар Христа, и благовестие свободы, принесенное миру Христом, распространяется по всему миру. Однако овладеть даром христианской свободы очень трудно, ведь свобода – это самое ценное и самое основное в нас. Православие среди других исповеданий в наибольшей мере сохранило благовестие свободы в Церкви и через Церковь, тогда как протестантство уклонилось в сторону в понимании свободы как индивидуализма.

Что же значит воспитание к свободе?

Дар свободы связан с образом Божиим, пребывающим в человеке. Свобода в натуральном порядке дана каждому, но она не имеет самого ценного, что есть в свободе – внутренней связи ее с добром, с правдой – наша свобода есть свобода и к добру, и к злу.

Понятия добра и зла в светской педагогике носят относительный характер. В православной педагогике они абсолютны: зло нельзя оправдать и нельзя его эстетизировать.

Православное воспитание состоит в усвоении дара свободы. Если должны быть ступени на этом пути (ибо было бы насмешкой над ребенком четырех лет предоставить ему ту же степень свободы, что и в четырнадцать лет), то все же они должны развивать сознание свободы, чувство ответственности и умение владеть своей свободой. Повороты во внутреннем усвоении свободы для ребенка происходят только тогда, когда он чувствует и видит в жизни равенство себя и всех окружающих пред лицом Бога. Поэтому воспитание к свободе дается через христианскую жизнь, а не через одно усвоение идей о свободе. Очень часто мы в детях наблюдаем такое раздвоение между миром идей и целостной жизнью. Для них отвлеченные правила, идеи, не воплощенные в жизни, не подкрепленные и не реализованные ею, остаются только абстрактными правилами. Отсюда видно, что воспитание к свободе не должно идти по линии близорукого интеллектуализма, но должно быть связано с жизненным опытом ребенка.

В христианстве подлинным субъектом свободы является не отдельный человек, но только Церковь как целостный организм. Мы только тогда свободны по-христиански, когда прислушиваемся к Церкви и живем в ней. Путь стояния перед Богом – это есть путь воспитания в себе внутреннего человека.

Третьим существенным пунктом в системе православного воспитания является учет в педагогической практике принципа иерархического строения человека. Человек построен иерархически в соотношении его сил и свойств, но Богом установленная иерархия была нарушена грехопадением, и развитие человека есть лишь восстановление нормальной иерархии сил. Норма, заложенная в нас, ныне предстает как задача и путь, и роль воспитания заключается в том, чтобы подвести дитя к внутренней жизни, к работе над собой, к овладению даром свободы.

Этот путь бесконечен, именно поэтому воспитание не может дать ничего законченного – оно лишь открывает путь и учит идти им. Главное – это невозможность утешиться данным; безостановочное движение по пути к совершенству, а все остальное, требуемое для жизни, придет постепенно [14, стр. 40-43].

Иисус Христос, Бог и вместе совершеннейший человек, стоит во главе всего созданного Им нового христианского времени. Он даровал и вечный идеал воспитания: каждый христианин должен, с учетом врожденных способностей, стараться уподобиться Христу, то есть победить в себе своекорыстную природу и образовать из себя свободную личность, стоящую в сознательных и разумных отношениях к Богу, людям и природе. Это требование Христос осуществил в своей жизни и утвердил примером как истинный Учитель и Воспитатель. Он открыл миру, что Бог есть Дух, которому и поклоняться необходимо духом и истиною, возвестил истину, что Бог живет в человеке по мере подчинения и согласования его воли с волею Бога. В учении и делах Совершеннейшего Учителя заключаются все вечные основы педагогики, которые нам следует, развивая, применять на практике.

Христос признает всю важность телесно-духовного воспитания детей, однако воспитание духа в Его глазах выше и важнее развития тела и приобретения земных сокровищ, ибо «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16:26). «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:19-21). «Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все (земное – авт.) приложится вам» (Мф. 6:33). «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14:17).

На этих основаниях установил Христос вечно истинное понятие о воспитании. Воспитание человека по духу Евангелия есть его возвышение из низменности и чувственности к Божественному совершенству. Воспитание должно выработать в человеке не только внешнее доброе поведение, не только внешние добрые формы жизни, но должно делать человека новым творением Божиим, должно выработать такие внутренние основы жизни, чтобы доброе поведение воспитываемого было служением Богу в духе и истине и проникало в сокровенные изгибы душевной жизни, вытекало из радостной преданности своему Господу, чтобы отношения человека к Богу были истинно сыновними [32, стр. 53-55].

Эффективность воспитания в значительной мере связана с тем, насколько полно и последовательно реализуются принципы воспитательной работы в каждой акции и организованном мероприятии [23, стр. 251-258].

Рассмотрим основные принципы православного воспитания.

1. В своих рассуждениях мы основываемся на том, что человек создан по образу Божию, то есть самая сущность человека, внутреннее ядро его личности несет в себе начало, исходящее от Бога. Человеческая личность существует не сама по себе, не в силу своей самодостаточности, поскольку не имеет в себе источника бытия, но существует благодаря своей онтологической причастности ко Христу. Христос является метафизическим основанием каждой человеческой личности в ее реальной конкретности и в беспредельности открывающегося для нее бытия. Сын Божий в Своем Воплощении и Воскресении явил самую глубокую и фундаментальную основу сущности человека, которого Он воссоздал для вечной жизни и для приобщения к идеальной полноте бытия. Именно во Христе впервые раскрылась и ожила неповрежденная богоподобная человеческая личность. Искупление Им человеческих грехов открыло людям путь к святости, путь к обожению. Подлинная личность открывается в личной встрече человека со Христом. Православное воспитание есть приведение ко Христу и Его Церкви, к постоянному питанию от тех благодатных даров, которые есть в Церкви. В православном воспитании происходит освящение образом Христовым всей человеческой жизни.

Личность проявляет, раскрывает и осуществляет себя в сложной духовно-телесной природе человека. Бытие человека есть единая и неделимая жизнь природы и личности. Понимание бытия человека как единой и неделимой жизни природы и личности позволяет формулировать задачу воспитания ребенка как раскрытие его личности, но не в линиях так называемого гармонического развития естества, а в линиях его внутренней иерархичности. В человеке не только все личностно, но и личность живет всем – оттого нельзя развитие личности оторвать от физической, психической, социальной ее жизни, но, учитывая, что личность есть прежде всего явление духовного мира, необходимо воздерживаться от преувеличения роли различных внешних детерминант в ее становлении. Нужно помнить иерархическую взаимосвязанность всех сторон личности, их инструментальное значение в развитии основного начала личности – духовной жизни.

2. Без воцерковления, без глубокого вхождения в литургическую жизнь не может быть настоящего православного воспитания и образования. Вне Церкви, вне Евхаристии непостижима полнота Божественной благодати. С педагогической точки зрения наиболее важным является не только индивидуальное приобщение к благодатным силам Церкви, но и создание церковной среды, церковного быта, благодатное преображение социальной жизни, нашего единства в Церкви и через Церковь как начала благодатной соборности. Наша социальная и семейная жизнь получает свое освящение и раскрытие лишь в Церкви и через Церковь.

Церковь через таинство брака преображает естественное сближение мужчины и женщины, а с ними и их детей в «малую Церковь». Родители, давая жизнь детям, обязаны по первейшему своему долгу воспитывать детей. Они призваны создавать в семье атмосферу, проникнутую любовью и благоговением к Богу и людям, благоприятствовать целостному личностному и социальному воспитанию детей. Семья, являясь первой школой христианских добродетелей, может воссоздать свое благодатное служение через восстановление приходской жизни. Приходская община по сути является большой семьей, участие в ее жизни способствует воцерковлению и укреплению «малой Церкви», как мы вслед за апостолом называем семью.

Тот же процесс воцерковления должен преображать и школу в «малую Церковь», то есть сообщать естественной социальной стихии ту силу, которая преображает случайную группу детей в школьную семью и тем самым ведет к восхождению к церковному началу. Школа только тогда и может раскрыть все те духовные возможности, которые скрыты в объединении детей, если она действительно станет единой семьей и укрепит это преображение через связь школьной жизни с жизнью Церкви. Значение церковной среды как первостепенного фактора в духовном созревании детей состоит в присущей ей соборности. Детская душа духовно живет тем богатством, какое дано в образе Божием, но она духовно развивается не в изоляции от других детей, а через организацию воцерковленной школы.

3. Цель православного воспитания есть помощь детям в освобождении их от власти греха, через благодатное восполнение, находимое в Церкви. Это помощь в раскрытии образа Божия в себе, раскрытии пути к вечной жизни, приобщение к ней уже в земной жизни. Православная педагогика немыслима без пробуждения глубоко заложенного в человеке чувства греха. Современная светская школа и общество истребляют в ребенке, в юноше, в девушке, во взрослом человеке сознание греха, само представление о добре и зле. Чувство греха притупляется и у многих людей, считающих себя православными. Вот почему так необходимо с детства воспитывать способность к противлению злу, и не только внешнему, а особенно внутреннему, гнездящемуся в нашем «я».

Для православия во все времена важнейшим основанием, устоем истинной жизни было ее построение по требованиям христианского совершенства. Для православных людей святые, подвижники были образцами жизни по Богу. От понимания жизни как подвига проистекает нравственный аскетизм православия, великая духовная дисциплина. Молитва, пост, почти монашеский строй настоящей православной жизни предполагают восхождение от силы в силу. Однако никогда православная жизнь не была мрачной и угрюмой. В православном миропонимании всегда преобладало живое разумение того, что вечная жизнь уже явлена, уже незримо присутствует в земной жизни. Отсюда удивительная радость, переполняющая человека.

В наше время духу мира, духу ограниченного материалистического мировоззрения, распущенности, алчности и стремлению к обогащению мы должны противопоставить высоту нравственного аскетизма православия как основоположение нашего образования и воспитания. Завтрашний день не только России, но и всего мира немыслим без возвращения людей к идеалам духовного трезвения и самоограничения. Общество потребления, к которому многие стремятся, - очередной миф, как и многие другие социальные мифы.

Но даже самая строгая аскетическая жизнь может превратиться в фанатизм, если нет любви, если нет следования Христовым заповедям. Их сущность кратко изложил Сам Господь, сказав: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всю душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:37-40). Детей надо учить делам любви, следует приучать их думать и заботиться о других.

4. Понятие «родной край» является одновременно и мистическим, и родовым (родным). Мистическим оно становится через стояние на земле Храма как живого и конкретного соединения Божественного и человеческого. Храм – это место воссоединения горнего и дольнего. Родовым оно является через мистику земли, ибо от этой земли были взяты наши предки. Здесь их могилы и дома. Здесь нынче и мы сами. Из земли вышли и в землю возвратимся телом.

Патриотизм – это прежде всего осознание русской земли как своей, это осознание ответственным себя за эту землю, за ее благосостояние, это осознание себя в диалоге с живой историей земли. Это, наконец, и осознание себя в ряду поколений, способность простить (не осудить) ошибки отцов и дедов и стремление искупить их своей жизнью. Последнее можно назвать выпрямлением пути рода (семьи) и народа в целом.

Можно говорить и о формировании ответственности за прямое наследование хозяйствования на земле, когда не примитивное и греховное любопытство, не дерзостное стремление вырвать у природы ее тайны, а естественное желание жить и творить в гармоническом равновесии с природой управляют человеческой активностью.

Истинный патриотизм не базируется на ненависти к другим народам, он не носит агрессивного характера. Это сила, которая в Церкви именуется добролюбезной [32, стр.544-548].

5. Недаром преподобный Серафим Саровский учил: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Именно это, именно проблема спасения является целью православного воспитания. Конечно, реальные педагоги от святости далеки, но существует принцип: воспитывать становление становлением. Живой поиск живого человека, того, кто пребывает рядом с тобой, которому ты не безразличен, который является твоим другом, который понимает тебя, может быть, лучше, чем ты сам, радуется всем твоим успехам и скорбит о твоих падениях, не может не воспитывать. Такое отношение к воспитуемому, безусловно, является подвигом, но если педагог не готов на такой подвиг, то лучше ему не браться за воспитание, а заняться чем-нибудь другим. Вспомним апостола Иакова, который призывал: «Братия мои! Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению. Ибо все мы много согрешаем» (Иак. 3:1-2) [28, стр.13-14].

Владимир Даль в своих произведениях дает такой пример воспитания собственным становлением: «В доброй крестьянской семье и дети удатны бывают, и самое бестолковое воспитание идет впрок. Знаете ли, отчего это? Оттого, что господствующим влиянием на детей бывает любовь и благодушие, а преобладающим примером – мир и кротость. Вот в чем заключается вся тайна воспитания. Все, что за сим будет упущено или искажено, большей частью исправляется само собой исподволь, когда бывший ребенок начинает входить в года и, постепенно мужая, наживает свой разум. Поэтому мы и видим постоянно, что хорошие и дурные крестьяне родом ведутся, как хохлатые курицы двором, и, назвав крестьянскую семью, всегда можно сказать о ней, какова она вообще, а редко придется делать резкие изъятия из некоторых ее членов» [11, стр. 37-38].

Учитывая все вышесказанное, можно сделать следующие выводы.

Православное воспитание понимается как взращивание человека, учитывающее все три сферы бытия его личности: телесную, душевную и духовную. Цель воспитания всегда одна независимо от времени и общества, которое существует – это спасение души человеческой. Идеалом воспитания является Иисус Христос, Бог и совершеннейший Человек. Принципами православного воспитания являются:

  1. Воспитание в соответствии с православным взглядом на человека как на образ и подобие Божие.

  2. Воспитание в единстве в Церкви и через Церковь как начало благодатной соборности.

  3. Построение жизни воспитанников по требованиям христианского совершенства.

  4. Освоение воспитанниками наследия родного края.

  5. Воспитание становления становлением.

1.2. Особенности поведения и духовно-нравственного развития детей-сирот

Говоря об особенностях развития детей-сирот, следует сказать, что эта группа детей - довольно специфический и неоднородный контингент.

В соответствии со ст.1 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24.07.1998 г. ребенок – лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия) [34, стр.1].

Дети-сироты – это лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель.

Социальные сироты или дети, оставшиеся без попечения родителей – это лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; уклонением родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке [35, стр. 1]. Эта категория детей делится условно на несколько групп:

  • дети, брошенные в первые месяцы жизни и прошедшие через воспитание в условиях дома ребенка (дети, оставшиеся без родителей с рождения до 3-4 лет);

  • дети, поступившие в детский дом, в результате лишения их родителей родительских прав или по иным причинам, т.е. дети, имеющие чаще всего негативный опыт жизни в семье;

  • беспризорный дети – это специфические дети, имеющие опыт жизни «на улице». Согласно ст. 1 ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.1999 г. безнадзорный – несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц. Беспризорный – в соответствии с той же ст. – безнадзорный, не имеющий места жительства и (или) места пребывания [33, стр.1].

Современная ситуация свидетельствует о том, что детей-сирот в нашей стране всего 10% от общего количества детей, оставшихся без родительского попечения. Несмотря на все трудности, сопровождающие их сиротское воспитание, в психоэмоциональном плане они находятся в несколько более выгодном положении, зная, что их родители умерли, и, осознавая, что их никто не бросал, просто так сложились обстоятельства. К тому же у многих детей-сирот есть родственники, которые навещают их в детских домах, устанавливают попечительство над ними или берут на воспитание в свою семью, проявляя заботу о них. Чаще всего первые, наиболее важные годы жизни эти дети проводят с матерью, а значит, на них меньше сказываются последствия ранней разлуки с ней.

Анализ развития детей – социальных сирот, которые составляют абсолютное большинство воспитанников детских домов (около 90%) свидетельствует о том, что неприятие ребенка родителями приводит к тяжелым последствиям в развитии маленькой личности.

Постоянное пребывание ребёнка вне семьи (даже в очень хорошем детском доме или интернате) оказывает на процесс его развития такое воздействие, которое многие специалисты склонны рассматривать в качестве некоторого рода инвалидности. Атмосфера семейного окружения ребёнка (в данном рассмотрении не имеет значения - родная это семья или нет) определяет качественно иной тип развития растущей личности. Так, многолетние исследования развития детей из интернатного учреждения и особенностей их поведения, проведённые А. М. Прихожан и Н. Н. Толстых, позволили им сделать заключение о наличии психологической специфики сиротства, которую авторы интерпретируют не как простое отставание в психическом развитии, а как качественно иной характер развития ребёнка. У воспитанника интернатного заведения становление психики имеет качественно другие закономерности, нежели у ребёнка, воспитывающегося в семейном кругу. Человеку, далёкому от реалий интернатного жизнеустройства, даже в голову не придёт мысль о том, что в учреждении господствует, как правило, один запах (или, в лучшем случае, несколько, но большинство из них всё-таки запахи "казённого дома" - хлорки, лекарств, пищи, приготовленной на большое количество людей). Отсутствие домашних запахов, которые в семьях бывают сезонными, праздничными, будничными, ситуативными и регулярными - только один небольшой аспект, характеризующий глобальную инаковость атмосферы детского дома или интерната. Поэтому специалистами употребляется понятие "обеднённой среды обитания" детей, находящихся вне семейного попечения. Обеднённая среда обитания - это также всего лишь один из компонентов, влияющих на формирование личностных качеств у ребёнка, живущего в детском доме. Современные психология и педагогика имеют достаточно целостную картину, описывающую особенности психического развития ребёнка, вырастающего вне семьи - его эмоций, мышления, речи, особенностей поведения и взаимоотношений со сверстниками и взрослыми [38, стр.9].

Особую группу детей, оставшихся без попечения родителей, составляют беспризорные. Еще в начале 1920-х г.г., когда в стране было очень много беспризорный малолетних преступников, бытовало мнение среди радикально настроенных педагогов и психологов, что беспризорные – это психопаты, «морально дефективные», поскольку обладают комплексом антигуманных особенностей. Однако дальнейшая практика жизни опровергает такой взгляд и убеждает в следующем: беспризорные – это жертвы социальных условий, процент дефективных среди них немногим больше, чем у обычных детей. Их коренное отличие от «семейных» детей в том, что они познали жизнь, умеют приспосабливаться к ней, самостоятельны, рассчитывают на свой собственный ум и силу, решительны, смелы, деловиты. Эти свойства личности выработаны жизнью на улице, базаре, вокзале и т.д.

Различают два типа беспризорных: «уличник» и «из семьи». Первые стремятся к самостоятельности, к подчинению детской среды своему авторитету, уверены в своих силах, имеют практический опыт жизни на улице, знакомы с притонами, ресторанами, азартными играми, сильно подражают взрослым, но недоверчивы к ним, отрицательно относятся к власти. Второму типу, беспризорным «из семьи», характерны нелюдимость и некоторая дикость, пассивность, боязнь практической жизни вне семьи, подчиненность влиянию других, более сильных сверстников-беспризорников. Чаще всего они попрошайничают, собирают бутылки, совершают мелкие кражи, добывая пропитание себе и бомжам-родителям. У таких детей появляется целый букет болезней: язва желудка, педикулез, чесотка, туберкулез и многие другие.

Несмотря на своеобразие каждой из названных групп, у всех детей-сирот есть много общего. Им свойственны специфические признаки личностного развития, которые отличают их от всех остальных.

У многих воспитанников детских домов стоит диагноз: задержка психического развития. Но даже те дети, которых психологи, врачи, дефектологи, педагоги относят к понятию «норма» имеют ряд особенностей.

Детям-сиротам свойственны процессы общего отставания в психическом развитии, которые охватывают интеллектуальную, волевую, эмоциональную сферу жизнедеятельности [31, стр. 25-30].

Взаимоотношения со взрослыми, которые в каждом возрасте детства по-своему обуславливают становление важнейших регуляторов мировосприятия, поведения и общения ребёнка, в интернатном заведении являются институциональными (обусловленными регламентом жизнедеятельности учреждения), тогда как в семье характер отношений ребёнка и взрослого является личностно-родственным. Это обстоятельство способствует деформированности жизненно важных для любого человека качеств психики, таких как, например, любознательности, познавательной активности, избирательности в отношениях со сверстниками и теми, кто младше или старше, лицами своего и противоположного пола и многих других.

Перечисление отличий семейного воспитания от воспитания в детском доме может занять не один книжный том. Данные особенности подробно изучены российскими психологами и педагогами. Общая тенденция описания психологических характеристик воспитанника интернатного заведения такова: эмоциональный фон его развития чрезвычайно беден, что препятствует формированию жизненно важных личностных качеств ребёнка, которые формируются при непосредственной активной самостоятельной деятельности самого ребёнка. Воспитанники интернатных заведений вынуждены приспосабливаться к требованиям окружающей среды, тогда как семейные дети активно реагируют на окружающую их обстановку, творчески осваивая её (безотносительно к тому - благоприятна она для их возрастания или не очень). Иной опыт жизни и воспитания ребёнка в интернатном заведении приводит к недоразвитию эмоционально-волевой сферы, в подтверждение чему можно приводить долгий перечень примеров. Так, И.А.Залысина сравнивала потребность в сопереживании у старших дошкольников, воспитывающихся в семье и вне семьи. Старшие дошкольники, воспитанники детского дома, практически не способны к сопереживанию к окружающим людям. Причём, им чуждо как реактивное сопереживание, появляющееся в ответ на чувства других людей, так и инициативное сопереживание - стремление ребёнка разделить своё переживание с другими людьми, привлечь их к сопереживанию к нему, ребёнку. Семейные дети в экспериментальном исследовании И.А.Залысиной не только искали сочувствия у взрослого и сверстника, но и сами активно откликались на переживания как партнёров, так и персонажей сказок. Потребность в сопереживании развивается на протяжении всего детства, достигая в старшем возрасте наиболее развитой формы. Для того, чтобы она могла достичь удовлетворения, необходимо такое взаимодействие ребёнка и взрослого, которое даёт ребёнку возможность высказаться, раскрыться перед другим человеком.

Дети из детского дома не могут высказать своих оценок. Если даже они у них и есть, то ребёнок не стремится согласовать своё отношение к происходящему с отношением взрослого, он только соотносит их. Воспитанник детдома в исследованиях И.А.Залысиной весьма робко искал отклик на свои переживания, его усилия были направлены в основном на привлечение доброго внимания взрослого. Становление потребности в сопереживании начинается в младенчестве и невозможно без развитой эмоциональной сферы.

Деформации подвергается и сфера общения детей, воспитывающихся вне семьи, со взрослыми. Ее характеризует особая напряжённость потребности ребёнка в этом общении. А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых пишут: "На фоне ярко выраженного стремления к потребности к общению со взрослым и одновременно - повышенной зависимости от взрослого, особенно обращает на себя внимание агрессивность в отношении воспитанников интерната к взрослым". Угнетение потребности в общении в сочетании с неумением взять на себя ответственность за решение конфликта обуславливает у ребёнка, воспитывающегося в интернатном заведении, "потребительское" отношение к взрослым, тенденцию ждать и даже требовать решения своих проблем от окружающих. Воспитанники интерната менее успешны в решении конфликтов в общении со взрослыми и со сверстниками. Агрессивность, стремление обвинить окружающих, неумение и нежелание признать свою вину, т.е. по существу доминирование защитных форм поведения в конфликтных ситуациях - этот далеко не полный перечень особенностей поведения детей, воспитывающихся вне семьи, делает их неспособными к продуктивному решению конфликтов. Названные особенности порождают "защитные образования" у сирот - вместо творческого мышления ребёнок стремится использовать известные ему схемы, вместо становления произвольности поведения - ориентация на внешний контроль, вместо стремления самому справиться с трудной ситуацией - тенденция к аффективному реагированию, обиде, перекладыванию ответственности на других [38, стр.9-11].

Недоразвитость чувственно-эмоциональной сферы, как правило, негативно сказывается и на духовно-нравственном развитии ребёнка.

Под «духовностью» мы понимаем состояние человеческого самосознания, которое находит свое выражение в мыслях, словах и действиях. Она определяет степень овладения людьми различными видами духовной культуры: философией, искусством, религией и т.д. Духовность также тесно связана с национальной идеей процветания и защиты своего Отечества.

Если судить о понятии «нравственность» по «Словарю русского языка С.И. Ожегова», то она представляет собой внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек; этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами.

Исходя из приведенных положений, можно заключить, что духовно-нравственное воспитание – организованная и целенаправленная деятельность, направленная на формирование высших нравственных ценностей, а также качеств патриота и защитника Родины [40, стр. 1-2].

У детей-сирот слабо развиты нравственные чувства – совести, долга, веры, ответственности, гражданственности, патриотизма; нравственный облик – терпения, милосердия, кротости, незлобивости; нравственная позиция – способность к различению добра и зла, проявления к самоотверженной любви, готовность к преодолению жизненных испытаний; нравственное поведение – готовность служения людям и Отечеству, проявление духовной рассудительности, послушания и доброй воли [18, стр. 7-8].

Нарушение духовно-нравственного развития детей-сирот приводит впоследствии к тому, что они практически не способны к установлению крепких личностных связей, которые позволяют человеку создавать семью. У них разрушены представления о браке и семье: супружеские отношения не являются выражением жертвенной любви и духовного единства, утрачиваются представления о необходимости пожизненной верности супругов и нерасторжимости брака, воспитание детей воспринимается как тяжкое и нежелательное бремя.

У детей-сирот фактически полностью разрушена иерархия семейных взаимоотношений, утрачен традиционный уклад семейной жизни, нарушены родовые и семейные связи между поколениями. Традиционные отношения послушания, почитания, уважения старших вытеснены и заменены активным противостоянием авторитету взрослых, игнорированием мнения педагогов.

Духовно-нравственная неразвитость детей-сирот приводит к отсутствию четких представлений о пороке и добродетели, что толкает их на путь алкоголизма, наркомании и криминала.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что уровень духовно-нравственного воспитания детей-сирот остается на достаточно низком уровне и требует особенного внимания. Духовно-нравственное воспитание этих детей необходимо осуществлять на основе православной культуры во всех формах ее проявления (религиозной, идеологической, научной, художественной, бытовой). Это давало и дает ребенку возможность иного, более полного и объемного восприятия мира, своего места в нем.

Православно-христианские принципы любви, гармонии и красоты в устроении мира, человека и общества обладают неоценимыми образовательными и воспитательными возможностями. Именно на их основе возможно преодоление духовно-нравственного кризиса детей-сирот.

Глава 2. Практические основы изучения православного воспитания детей-сирот

2.1. История православного воспитания детей-сирот в России до настоящего времени

Идеи помощи, поддержки и защиты нуждающихся, в том числе и детей-сирот, на территории проживания западных и восточных славян, как и повсеместно в мире, начали зарождаться в древнейший период. Инстинкт самосохранения, изначально присущий общественному человеку, подсказывал ему, что выжить можно только вместе, в условиях взаимопомощи и взаимоподдержки. Именно на этих началах существовали и развивались родовые и соседские общины наших предков, племена кривичей, дреговичей, радимичей и т.д. [10, стр. 298].

Воспитание в первобытных родовых общинах носило общественный характер. Все дети без исключения воспитывались в духе взаимопомощи, подчинения личных интересов интересам общины. Община выступала как совокупный защитник и воспитатель ребенка. В славянском языке глаголы «родить», «вскармливать», «воспитывать», «растить» произошли от одного корня. На каждом члене общины лежала обязанность заботиться о детях, руководить их поведением. Основные педагогические функции выполняли ближайшие родственники и наиболее опытные сородичи. Мальчиков обучали охоте, учили изготовлению оружия и орудий труда, девочек – собирательству, ведению хозяйства, уходу за детьми. Этот процесс в первобытном обществе осуществлялся путем включения детей в конкретные виды деятельности.

Зарождение имущественного и социального неравенства, связанного с разложением первобытно-общинного строя и формированием раннеклассового общества, появление семьи приводит к превращению воспитания из всеобщего, равного, контролируемого общиной в семейно-сословное. В VI-IX вв. у восточных славян уже вполне сформировались четыре социальных слоя – общинники, земледельцы, ремесленники, племенная знать и языческое жречество. И важно понять, что воспитание представителей каждой общественной группы имело свои специфические черты.

К судьбам сирот народ оставался небезучастным. Сложившиеся пословицы отражают существенный элемент народной педагогической культуры – заботу или раздумья о детях, оставленных родителями, подкидышах:

Чужая ласка – сироте великий день.

Только и родни, что лапти одни.

С миру по нитке, а бедному сироте сорочка.

В сиротстве жить – слезы лить.

Зайцу да воробышу, а третьему – приемышу нет на свете хуже.

Жить сиротам – что гороху на дороге: кто мимо идет, тот и урвет.

Сложившаяся еще в период матриархата традиция заботиться всей родовой общиной о ребенке в классовом обществе трансформировалась в виде попечительства над домами убогих детей при скудельницах. Скудельница – общая могила, куда свозили зимой замерзших, утонувших, умерших во время эпидемий для последующего захоронения весной. При скудельницах сооружали сторожки (божедомки). В случаях необходимости в эти помещения свозили брошенных матерями малюток. Скудельницами подбирали старцев и старух, которые могли выполнять обязанности сторожа и воспитателя.

Содержались сироты в этих домах за счет подаяния населения окрестных городов и сел. Детям приносили продукты питания, одежду, игрушки. Тогда, по-видимому, и возникла пословица: «С миру по нитке, а бедному сиротке сорочка».

При всей своей примитивности дома убогих детей являлись выражением народной заботы о сиротах, проявлением человеческого долга перед детьми. В домах скудельники смотрели за физическим развитием сирот. С помощью сказок, пословиц передавали им нравственные правила человеческого общежития: осознание долга и уважением старости, великодушие к людям престарелого возраста, нельзя делать того, что осуждают старшие, не делать того, что они не велят, нельзя бездельничать, когда старшие трудятся и пр. Коллективные отношения сглаживали остроту детских характеров [3, стр. 8-16].

Доклассовое общество не знало сиротства, поскольку ребенок считался сыном или дочерью всего рода. Иные условия сложились, когда детей начали воспитывать отец и мать. Со смертью отца и матери появлялись проблемы сиротства и наследования собственности. В этой связи возникло опекунство, порядок которого изложен в Русской Правде.

В Киевской Руси воспитание детей-сирот было либо частным делом князя, как наиболее богатого человека, либо возлагалось на Церковь, которая уже по своему предназначению и наличию у нее значительных материальных ресурсов должна была этим заниматься.

В этот период появилось систематическое обучение детей-сирот, что тесно связано с Крещением Руси. Великий Князь Ярослав учредил в Новгороде училище для сирот, где обучались на его средства до 300 юношей. Сестра Владимира Мономаха Анна Всеволодовна основала в Киеве училище для девиц, которых не только содержала за свой счет, но и учила читать, писать, а также ремеслам. Важной стороной в обучении и воспитании сирот становилось приобщение их к православию [3, стр. 26-27].

В царствование Ивана Грозного призрение детей-сирот уже входило в круг задач государственных органов управления - приказов. В частности, сиротскими домами ведал церковный патриарший приказ.

Оказывалась помощь бедным и сиротам во времена правления Бориса Годунова (1598-1605), Василия Шуйского (1606-1610), Алексея Михайловича (1646-1676), особенно в периоды народных бедствий и в неурожайные годы.

При Алексее Михайловиче дальнейшее развитие получила идея постепенного сосредоточения призрения в руках гражданской власти. Так, в Соборном Уложении устанавливаются определенные правовые отношения детей, "рожденных от наложниц", к детям, "рожденным в законе", причем права незаконных были поставлены ниже, чем права законных детей.

В середине XVII века были созданы приказы общественного призрения, ведавшие делами "сирых и убогих", а также сирот. Патриарх Никон получил от царя право принимать от них прошения и делать по ним представления царю [38, стр.2].

В 1682 году в царствование Федора Алексеевича был подготовлен проект указа, по которому из общего числа нищих выделялись безродные нищие дети. Здесь же впервые (в письменных источниках) ставился вопрос об открытии специальных домов, где они должны были обучаться грамоте и ремеслам, наукам, которые «зело во всех случаях нужны и потребны». Именно этот проект (о безродных нищих детях) завершает эпоху зарождения идеи церковно-государственного призрения, он рассматривается современными специалистами как наивысшее проявление данной эпохи, когда на место чувства «нищелюбия», основывающегося на мысли о спасении души, выдвигается идея о необходимости за счет благотворительности по отношению к детям обеспечить одновременно и потребности государства в грамотных и обученных различным ремеслам и наукам людях [3, стр. 26].

Сравнивая историю церковно-государственного попечения о детях в различных государствах, можно отметить существенную разницу в практиковавшихся способах воспитания "незаконных" детей-сирот. Европейские страны с развитой католической традицией, такие как Италия, Испания, Португалия, Франция, Бельгия и Австрия создали у себя более или менее широко развитую систему воспитательных заведений для детей, оставленных родителями. В то же время протестантские страны - Англия, Германия, Швейцария - отказались от централизованного способа воспитания детей, находя для общества безнравственным существование приютов для незаконнорожденных детей: такими приютами родители отстраняются от своего естественного долга. В протестантских странах немногочисленные городские, общественные или благотворительные учреждения ограничивались воспитанием детей умерших родителей, или тех детей, родители которых находятся в тюрьмах, больницах и т.п. Что же касается незаконнорожденных, то воспитание их возлагалось на мать и отца, в случае же их бедности на родителей матери или отца ребёнка. Городские и общественные учреждения брали на себя заботу о незаконнорожденном ребёнке только на время розысков (законным порядком) отца, если мать по бедности своей действительно не может воспитывать ребёнка у себя. Такая система воспитания обходилась казне значительно дешевле создания воспитательных домов.

Возникает парадокс: государственная и общественная материальная поддержка рождённого вне брака ребёнка при отсутствии денежных пособий на ребёнка, родившегося в браке, словно обесценивает значение семейного союза и косвенно поощряет незаконное рождение детей. Отчасти этими соображениями объясняется тенденция создания системы воспитательных домов в католических странах и России. Учитывая конечную цель любого воспитательного воздействия - достижение спасения души воспитанника - российская система воспитания детей-сирот строилась на иных, нежели в протестантских странах основаниях. Помещение незаконнорожденного ребёнка в приют было во всех отношениях приемлемо для церковного и общественного сознания.

Первые учреждения для сирот в России были основаны по личной инициативе и за собственный счёт Новгородским митрополитом Иовом в 1707 году. Приют, созданный в Холмовской Успенской обители недалеко от Новгорода при непосредственном участии митрополита Иова и названный "сиропитательницей", был первым из учреждённых вскорости ещё девяти. Всего в этих десяти "сиропитательницах" воспитывалось около 3000 детей. Митрополит Иов руководствовался идеей итальянского архиепископа Датея, который в 787 году устроил в Милане воспитательный дом для незаконнорожденных детей. Архиепископ Датей, возмущённый частыми случаями бросания самими матерями своих незаконных детей в канавы, в навозные кучи, в реки и т.п., купил дом вблизи церкви. Он обратился к согражданам "ради спасения души" с тем, чтобы купленный им дом служил впредь убежищем для незаконных детей. Для таких детей нанимались кормилицы, впоследствии детей обучали ремеслу. По достижении ими определенного возраста они могли свободно оставить приют и жить в месте, которое они сами выберут [16, стр. 149]. Подобным образом были организованы и сиропитательницы митрополита Иова, чья инициатива послужила основанием в 1715 году указа Петра Первого об устройстве при церквах "сиропитательных гошпиталий", в которых практиковался тайный приём подкидышей. Содержались "гошпиталии" на городские доходы и частные пожертвования. Являясь церковным заведением, приют был руководим надзирательницей, в обязанности которой входили уход и присмотр за воспитанием детей. По мере подрастания дети отдавались в услужение или в учение какому-либо ремеслу.

"Сиропитательные гошпиталии", учреждённые по личной инициативе Петра Первого, после его смерти стали закрываться одна за другой. До 1763 года не встречается никакого указания на существование в России каких-либо филантропических учреждений для детей-сирот [38, стр. 2-3].

Следующий этап в становлении церковно-общественного воспитания детей-сирот в России связан с именами Екатерины II и Ивана Ивановича Бецкого, государственного деятеля того времени, предложившего сформировать первое поколение «новых отцов и матерей, способное воспитать подобных». Для этого с 1763 года была основана система закрытых учебных заведений под руководством не иностранных, а русских наставников. В созданные с этой целью воспитательные дома в Москве, в затем в Петербурге принимали подкидышей и детей, рожденных вне брака, а также «законных детей, оставляемых родителями по бедности» [19, стр.62].

Сиропитательницы были открыты также в Нежине, Оренбурге, Новгороде, Белозерске, Нижнем Новгороде, Чебоксарах, Коломне, Осташкове, Олонце, Воронеже, Казани, Архангельске, Нарве, Пензе, Тобольске, Вытегре, Ярославле, Екатеринбурге, Киеве. Дело государственного воспитания грудных младенцев шло плохо и в самой Москве, и в филиалах Воспитательного дома. Так, из принятых в первые четыре года существования Московского Воспитательного дома 3147 детей умерло более 82%. В некоторые годы процент детской смертности был ещё выше и доходил до 98%, например в 1767 году из 1089 принесённых детей в живых остались только 16. В Архангельской из 417 принятых детей до годовалого возраста умерло 377, в Белозёрске в 1768 году был принят 21 ребёнок, из них умерло 19, в Енисейске из 37 принятых детей за 1767-68 годы умерло 34 ребёнка. Несмотря на подробную регламентацию деятельности в Воспитательном доме кормилиц и лекарей, предпринятую Бецким, смертность детей не уменьшалась. Бецкому пришлось отказаться от основной своей задачи - воспитывать всех детей под строго регулированным надзором. И по примеру заграничных воспитательных домов он прибег к раздаче детей на воспитание в деревенские семьи. Сначала детей отдавали до 9 месячного возраста, потом до пятилетнего и даже до семилетнего возраста, после чего дети возвращались, согласно плану, обратно в Воспитательный Дом. План воспитания детей содержал подробные инструкции касательно питания, физического развития и обучения детей.

С семи лет мальчики воспитывались отдельно от девочек, в этом возрасте до 11-ти лет дети посещали ежедневно по одному часу школу, где обучались молитвам "Отче Наш", "Верую" и двум молитвам специальным для питомцев, обучались читать, писать и начальной арифметике. В остальное время дети занимались работами и рукоделием. После 14-ти лет питомцев отдавали в обучение ремёслам, для чего были приглашены мастера "трезвого поведения", за ними следили, чтобы хорошо обращались с питомцами. По окончании ученья питомцы могли оставаться в мастерских на правах мастеров, причём отдавалось преимущество тем из них, кто женится на питомке; такой новобрачной паре выдавалось полное обзаведение для их семейной жизни. Способные из питомцев отправлялись в Императорскую Академию Художеств в Петербург.

Практика же воспитания шла вразрез с теорией, создаваемой Бецким и его единомышленниками. "Генеральный план Воспитательного Дома…" не оправдывал тех колоссальных затрат, как материальных, так и интеллектуальных, которые были вложены в его реализацию. Поэтому в 1775 году все воспитательные дома и приюты для осиротелых детей, кроме Московского и Петербургского, были переданы в ведение "Приказов общественного призрения". Приказы, являясь учреждениями для управления губерний, должны были заботиться и о безродных детях. После смерти И.И.Бецкого в 1795 году императрица Мария Феодоровна приняла в своё ведение оба столичных Воспитательных Дома. Сделавшая очень много для развития милосердия и благотворительноси в России, Мария Федоровна смогла трезво оценить эффективность государственного призрения детей.

Идея выращивания особого сословия, обязанного государству своим воспитанием, трансформировалась в конечном итоге, после смерти императрицы Марии Феодоровны в 1828 году, в признание государством его ненужности. В таких безродных ничем не обеспеченных гражданах правительство признаёт чуждый государственному строю пролетариат [38, стр. 3-6].

Поэтому в начале XIX в. Распространились патронат и воспитание детей-сирот в городских и крестьянских семьях. Создаются приюты, которые содержали частные лица, попечительские советы или различные благотворительные общества, занимающиеся социальными проблемами детей.

К этому же времени относится создание в Петербурге по инициативе фабриканта-горнозаводчика П. Демидова первого детского приюта дневного содержания, в котором дети находились тогда, когда их матери уходили на работу. Позднее в таких приютах дети не только питались, но и обучались счету и письму, занимались в ремесленных классах и хоровых кружках.

В середине XIX в. существовала целая сеть приютов, которые содержались за счет частных лиц. Самыми известными были: приют. П.Г. Ольденбургского в Петербурге (открыт в 1846г.), приют для девочек в Петрозаводске (1847г.), приют в Москве (Сокольники), работавший на пожертвования Бахрушиных. При последнем существовала школа и мастерские для занятий ремеслами.

Во второй половине XIX в. появляются приюты для больных детей и детей с физическими недостатками, ясли, детские площадки для физических упражнений и игр и др. В 80-х годах XIX в. в поле зрения общественности и государства попадает новая категория детей – дети ссыльнокаторжных. Для них были учреждены учебно-воспитательные приюты на Сахалине, в Забайкалье и других регионах. Возникает Попечительское общество о семьях ссыльнокаторжных, в ведение которого перешли все приюты для детей данной категории.

Таким образом, к началу XX в. система воспитания детей-сирот включала в себя несколько основных институтов: государство (в лице его ведомств), церковь, общественные благотворительные учреждения и индивидуальных благотворителей. К этому времени в России сложились три основные категории детских учреждений, занимавшихся воспитанием детей-сирот:

  1. воспитательные дома, детские приюты и колонии, профессиональные школы и мастерские, общежития для учащихся, ясли, лечебные детские заведения, заведения для содержания психически и физически нездоровых детей;

  2. дневные приюты, ночлежные дома, заведения для бесплатного пропитания детей;

  3. заведения, дающие помощь деньгами и вещами вне учреждений [13, стр. 104-106].

Первая мировая война резко обострила проблему воспитания детей-сирот, усилила необходимость помощи детям матерей-солдаток. Под руководством городских попечительств действовали детские приюты, сады, ясли, начальные училища и ремесленные классы и т.д., в которых воспитывались дети из нуждавшихся семей военнослужащих.

В целом система детского воспитания базировалась в основном на частной благотворительности, но действовала под контролем государства. К недостаткам данной системы следует отнести дублирование и нескоординированность действий общественных, государственных и частных заведений и учреждений. Отсюда неравномерность распределения средств между отдельными видами воспитания.

Именно поэтому многие предлагали реформировать довольно громоздкую социальную систему. Намечалось несколько путей решения данной проблемы: создание общего координирующего всю эту деятельность органа, радикальная реформа с целью передачи всей системы социального обеспечения детей государству, передача системы в руки земского и городского общественного самоуправления [3, стр. 137-138].

До 1917 года в России существовало 583 приюта, в которых находилось 29.650 детей. Гражданская война и последующие годы разрухи не могли не сказаться на росте количества детей, нуждающихся в государственном попечении. Незаконнорожденные дети, от воспитания которых отказывались родители, в изменившейся ситуации уже не являлись большинством в составе призреваемых. Молодое советское государство в лице своих руководителей заявляло о намерениях создания особого типа государственного (являющегося по форме общественным) воспитания детей в противовес семейному и религиозному воспитанию. Реформатор образования первых послереволюционных лет П.Н.Лепешинский так определял стратегию воспитания - "ни семья, ни отдельные лица или группы лиц не могут поставить и выполнить колоссальную задачу воспитания так рационально, как всё общество, всё государство". 12 декабря 1917 года народным комиссаром ведомства государственного призрения было принято постановление "Об упразднении совета детских приютов ведомства учреждений императрицы Марии". Отныне для детей сирот раннего возраста предназначались дома младенцев, а для детей дошкольного и школьного возраста детские дома. В подобного рода учреждениях виделся новый тип общественного государственного воспитания детей, которому предстояло воплотить в жизнь основную идею коммунистического воспитания вообще всех детей за счёт государства. Декретом об охране здоровья матери и ребёнка, подписанным В.И.Лениным 31 января 1918 года, материнство признавалось социальной функцией женщины, что подрывало не только семейные устои, но и духовную и психологическую основу материнства. Декларируемое новой властью планомерное разрушение традиционной семьи приводило к заявлениям типа того, что сделал большевик Бадаев: "Так или иначе мы заставим матерей согласиться на национализацию детей". Несколько иначе думал А.В.Луначарский. Говоря в 1918 году об идеалах социального воспитания, он утверждал, что "приходится думать не о том, как отнять детей у тех, которые стремятся воспитать их в семье, а как устроить тех, кто оказался за бортом семьи. Тем более что этого будет, чем дальше, тем больше". Уже к январю 1919 года количество детей, находящихся на попечении государства, увеличилось более чем в два раза по сравнению с дореволюционным числом питомцев приютов, и в дальнейшем этот рост продолжался:

- до 1917 года – 583 приюта и в них 29 650 детей;

- в январе 1919 года – 1 279 детских домов и 75 300 воспитанников;

- в июле 1919 года – 1 734 детских дома и 124 627 воспитанников.

Семейное воспитание признавалось государством явлением временным, на смену которому должно прийти ни с чем не сравнимое воспитание общественное или социальное. Поэтому помещение ребёнка в любое социальное учреждение являлось более приоритетным, чем поиск для него семьи, готовой взять на себя обязанности по его воспитанию. Детские дома, учреждённые к тому времени, не были в состоянии поместить всех детей, лишённых родительской опеки. Поэтому в 1922-23 годах Комиссия по улучшению жизни детей стала прикреплять детские учреждения к учреждениям советским, к профсоюзным организациям, войсковым частям, промышленным, торговым предприятиям и т. д. Бездумное экспериментирование, быстрая смена методов деятельности, связанных с охраной прав детей, ещё более усугубляли проблему роста детской беспризорности. Так, в начале 20-х годов, когда дети, ушедшие из голодающих районов, стали возвращаться на родину, началась государственная реэвакуация несовершеннолетних, обернувшаяся трагедией для тех детей, кто попал в новую семью и привык к ней. Например, после того, как десятки детей из голодающих областей были переданы в семьи Чехословакии, возникла проблема с их возвращением на родину, потому что "почти все они забыли русскую речь". Поэтому большинство приёмных семей просило разрешить им усыновить этих детей, но советское правительство не давало на это согласия. К числу весомых ударов по семейным устоям воспитания стоит отнести и знаменитый "Закон о колосках". 7 августа 1932 года было принято Постановление ВЦИК и СНК СССР "Об охране имущества государственных предприятий и кооперации и укрепления общественной (социалистической) собственности". Согласно данному закону лица, покушавшиеся на общественную собственность, рассматривались как враги народа. Они подлежали расстрелу. А к этой собственности относился и урожай на полях. В первую очередь, от введения закона пострадали голодающие семьи и дети. Массовые политические репрессии также негативно отразились на поддержании семейных связей осиротевших детей с их родственниками. Дети так называемых "врагов народа" автоматически попадали в категорию изгоев. Все попытки родственников взять осиротевшего ребёнка в свою семью сознательно пресекались. Единственным местом дальнейшего воспитания несовершеннолетнего ребёнка "врага народа" был детский дом, причём родных братьев и сестёр почти всегда разделяли. У детей репрессированных граждан в свидетельстве о рождении графы "мать" и "отец" оставались пустыми. Накануне Великой Отечественной войны в РСФСР было 1.700 детдомов, в которых воспитывалось 187.000 детей [38, стр. 6-7].

Война 1941-1945г.г. поставила страну перед угрозой массовой детской беспризорности и безнадзорности. На устройство детей в тыловых районах, на охрану их здоровья, организацию питания, создание условий для обучения в школах затрачивались огромные средства, повсеместно создавались детские дома, интернаты. Осенью 1943 года только в России действовали 700 интернатов.

Важную роль в мобилизации государственных органов и сил общественности на борьбу с безнадзорностью сыграло Постановление СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», принятое в январе 1942 года. Постановлением правительства в августе 1943 года для детей воинов Красной Армии и партизан Великой Отечественной войны, а также для детей совпартработников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецких оккупантов, были открыты 9 суворовских военных училищ на 500 человек каждое, 23 специальных ремесленных училища на 400 человек каждое, специальные детские дома на 16 300 мест и дома ребенка на 1 750 мест, 29 детских приемников-распределителей на 2 000 человек.

В стране росла сеть детских домов. В 1944 году вних воспитывалось уже более 500 000 детей. Постановлением СНК СССР от 20 сентября 1945 года приводилось в систему создание детских домов при промышленных предприятиях. Они создавались для детей-сирот, родители которых работали на данном предприятии и погибли в годы Второй мировой войны, а также для детей из многодетных семей, нуждающихся в материальной помощи.

К концу 1945 года для детей погибших фронтовиков было открыто 120 детских домов, в которых воспитывалось 17 000 детей. Широкое распространение получило в послевоенный период создание детских домов при колхозах, промышленных предприятиях, за счет профсоюзов. В 1950г. в стране было 6 543 детских дома, где жили 635 900 человек.

В 1956 году по решению правительства для детей-сирот, детей одиноких матерей, инвалидов войны и труда, пенсионеров стали создаваться школы-интернаты. В течение 1959-1965г.г. существовавшие детские дома были преобразованы в школы-интернаты.

В 1950-е годы в стране начали открываться детские дома для талантливых детей-сирот, куда отбирали наиболее одаренных ребят. В таких «специальных» детских домах они находились до окончания музыкальных, художественных и других училищ [3, стр. 181-229].

Приведённые факты из советского периода истории воспитания детей могут быть объяснены следующим образом. Социальный эксперимент, проводимый Советским государством, имел одной из основных своих задач разрушение не только религиозных, но и семейных основ воспитания. Последствия такого разрушения воспитательных функций социальной структуры общества не могли не сказаться на развитии демографической ситуации в государстве. Стремительный рост числа брошенных детей в России в настоящее время имеет под собой многолетнюю историю искусственного отчуждения ребёнка от семьи.

    1. Православное воспитание детей-сирот в современности

Ратифицировав в 1990 году Конвенцию о правах ребёнка, Россия признала право ребёнка на воспитание в семье приоритетным. Тем не менее, число детей, лишённых родительского попечения, продолжает увеличиваться. В 1992 году в России насчитывалось 426 тысяч таких детей, к началу 1997 года их количество составило 572.400, в 1998г. - 620.000, в 2000г. - 639.900. В 2005 году уже называется цифра 780.000. Несмотря на то, что рождаемость в России стремительно снижается, количество детей, не имеющих нормального для их развития семейного окружения, с каждым годом растет. В проведённом И.Б. Назаровой исследовании "Дети-сироты: характеристика проблемы последних лет" приводятся такие цифры: с 1990 по 1998 год численность детей в возрасте до 14-ти лет в Российской Федерации сократилась на 5 миллионов, а доля детей и подростков, выявленных как социальных сирот, в составе детского населения увеличивалась. Так, в 1990 году выявлено 49.105 социальных сирот до 14 лет, а в 1998 выявлено уже 110.930 таких детей. Утверждая, что государство несёт ответственность за систему воспитания сирот, автор цитируемого исследования отмечает, что государству одному не решить все проблемы в этой сфере. Изменившаяся социально-политическая структура российского общества выявила новые силы (в первую очередь, религиозные и общественные организации), которые готовы взять или уже взяли на себя значительную часть забот по содержанию детей, и увеличить свое влияние на воспитание и обучение, выбор форм устройства детей, а также на контроль и управление. Назарова И.Б. пишет: "Можно сказать, что в последние годы в России появились признаки перехода от государственно-общественного устройства детей к государственно-общественно-церковному" [20, стр. 204-212].

Основными законодательно закрепленными формами устройства детей-сирот в современной России таковы: семейные формы устройства - усыновление, опека, попечительство, приемные семьи; учреждения государственного воспитания – дома ребенка, детские дома, школы-интернаты. Кроме того, каждый субъект Российской Федерации может использовать альтернативные формы устройства детей-сирот: патронатные семьи, семейный детский дом, семейные воспитательные группы, кадетские школы-интернаты, православные приюты.

В последние годы всё чаще при православных общинах и монастырях стали появляться приюты и детские дома. Разницу между попечением в приюте и в детском доме составляет то, что, по законодательству РФ, в приюте ребёнок может пребывать до выяснения обстоятельств его дальнейшего попечения, не более 6 месяцев. В последствии он должен быть помещен в детский дом или должна быть определена иная форма попечения о нем. Детальная проработка специальной законодательной базы в отношении церковного попечения о детях-сиротах мыслится многими специалистами как важное средство борьбы с современной беспризорностью детей в России. Так, в своём докладе на XIII Международных Рождественских чтениях министр образования Фурсенко А.С. отметил, что в социально-педагогической сфере очень хорошо зарекомендовали себя детские дома и приюты при храмах и монастырях. Многие общины и монастыри взяли под своё попечительство детей, родившихся от алкоголиков и наркоманов и брошенных своими родителями. В создаваемой для таких детей системе воспитания есть много ценного, и, в первую очередь, - атмосфера искренней заинтересованности попечителей в том, чтобы дети вырастали не только достойными гражданам России, но и воспитывались в православии верными чадами Церкви. Это обстоятельство, несомненно, позитивно отражается на деле воспитания современных сирот [38, стр. 8-9].

Проанализировав опыт работы с детьми-сиротами в различных учреждениях, хотелось бы остановиться на некоторых из них. Выбор данных учреждений неслучаен, он объясняется разными формами взаимодействия государства и Церкви по воспитанию детей-сирот.

Специальный (коррекционный) детский дом г. Сызрани – это государственное образовательное учреждение для детей-сирот, находящееся на полном государственном обеспечении. Осенью 2002 года директор детского дома обратилась к духовенству Вознесенского мужского монастыря с просьбой о постоянной помощи в воспитании его подопечных. Священнослужители монастыря решили удовлетворить прошение и открыть в стенах детдома молельную комнату, а также организовать занятия по предмету "Основы Православной культуры". Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий благословил это Богоугодное дело. В настоящее время занятия «Основы православной культуры» ведет катехизатор монастыря М. Курганов [39, стр. 1-2].

Достоинством данной формы работы является то, что целью этих уроков кроме изучения истории и культуры своей страны, которая неразрывно связана с Русской Православной Церковью, является духовно-нравственное воспитание детей, научение их основным христианским добродетелям – доброте, терпению, послушанию и любви, оказание духовной помощи воспитанникам, с тем, чтобы в дальнейшем дети могли создать полноценные семьи и не повторить ошибок своих родителей.

Московский православный детский дом для мальчиков «Павлин» при московском храме святителя Митрофана Воронежского. Детский дом «Павлин» – реабилитационное учреждение, предназначенное для детей-сирот и детей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Он создан по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия в 1999 году при московском храме святителя Митрофана Воронежского, построенного в конце XIX века при детском приюте великой княгини Елисаветы Феодоровны. Елисаветинский приют был учрежден в 1893 году Московским Советом детских приютов и существовал за счет благотворительной помощи меценатов. При советской власти приют и храм были закрыты. После возобновления богослужений в храме Святителя Митрофана Воронежского в 1990г. была возрождена и его традиция: прихожане храма начали работу по оказанию помощи детям-сиротам. В настоящее время эта работа является одной из важнейших в приходе.

«Павлин» - негосударственный детский дом, он существует только на деньги спонсоров и на средства, которые выделяет учредитель «Павлина» – храм святителя Митрофана Воронежского.

В детском доме в настоящее время живет 18 мальчиков от 8 до 17 лет из Москвы, Московской, Ленинградской, Владимирской областей, из Латвии, и даже из Хакасии и Башкирии. Они регулярно посещают храм, исповедуются и причащаются, соблюдают посты.

Достоинств у воспитательной концепции данного детского дома много. «Педагогически запущенные» дети обучаются индивидуально в самом детском доме с нанятыми преподавателями. Педагоги помогают подросткам догнать своих сверстников и начать учиться в школе.

С 18-ю сиротами в «Павлине» работает больше тридцати сотрудников, благодаря этому у педагогов и воспитателей появляется возможность наладить более тесный контакт с детьми и уделить внимание каждому. В «Павлине» нельзя смотреть телевизор и играть в компьютерные игры – считается, что это препятствует гармоничному развитию детей. Подростки ограничены в видеоинформации, но это компенсируется чтением классической литературы. В «Павлине» пытаются сделать так, чтобы у ребенка оставалось как можно меньше свободного времени.

Приоритетное направление православного детского дома – это музыка. Больше половины детей учатся в музыкальной школе, находящейся неподалеку от «Павлина». Ребята создали свой ансамбль, они играют на саксофоне, ксилофоне, аккордеоне, фортепиано. Помимо игры на музыкальных инструментах, воспитанники поют в хоре, занимаются рисованием, хореографией, играют в театральном кружке. Большое внимание уделяется спорту: еженедельно дети плавают в бассейне, учатся верховой езде на конно-спортивной базе, находящейся неподалеку, занимаются самбо, играют в футбол, хоккей, ездят на лыжах, катаются на коньках.

Каждое лето старшие ребята ходят в байдарочные походы в Карелию, где учатся вести себя в экстремальных условиях и мужественно преодолевать трудности. В осенние каникулы воспитанники обычно ездят в паломнические поездки – они посетили Воронеж и Курск, Задонск и Костомарово, путешествовали по Украине – были в Киево-Печерской Лавре, Киеве, Чернигове и Харькове, а также в Санкт-Петербурге.
В столярной мастерской старшие воспитанники учатся делать мебель – стеллажи для библиотеки, а младшие – строгают себе деревянное оружие: мечи и щиты. У ребят есть и ежедневные послушания – они моют полы, посуду, сами себе стирают одежду, убирают территорию и.т.д. Детский дом тесно связан с Зосимовой пустынью и с военной православной дивизией, находящейся неподалеку. Воспитанники из «Павлина» с удовольствием трудятся на послушании при монастыре и общаются с воинами из дивизии.
По достижении 18 лет дети выпускаются из детского дома и государство по закону должно выделить ребенку-сироте квартиру. Воспитатели, педагоги и другие сотрудники детского дома делают все возможное для того, чтобы ребята смогли продолжить обучение и получить хорошее образование. Один воспитанник уже поступил в Свято-Димитриевское медицинское училище, двое других собираются поступать в военно-музыкальное училище [36, стр. 1-4].
Среди минусов хотелось бы отметить, что поскольку детский дом «Павлин» является негосударственным и существует только на деньги спонсоров, то денег на выплату и увеличение зарплаты сотрудникам «Павлина» не хватает. Средняя зарплата сотрудников составляет всего 6-8 тысяч рублей. Из-за низкой зарплаты детскому дому не хватает квалифицированных воспитателей и педагогов.

Ковалевский Православный детский дом Нерехтского района Костромской области. Детский дом возглавляет протоиерей Андрей Воронин. Первоначальной (до организации детского дома) его инициативой было обращение к жителям города Нерехты с предложением брать на воспитание в семьи детей-сирот. Взявшим в семью приёмных детей гарантировалась медико-психолого-педагогическая помощь в воспитании ребёнка и решении возникающих в его процессе проблем. Желающих не оказалось. Так возникла идея создания православного детского дома.

Достоинством данного учреждения является то, что здесь действует уникальная воспитательная концепция. Она включает в себя организацию семейно-воспитательных разновозрастных групп мальчиков (в детском доме живут только мальчики, девочки, "приписанные" к детскому дому воспитываются в патронатных семьях). У каждой такой "семьи" есть собственная квартира со всеми атрибутами современного семейного жилища - кухней, ванной и туалетом, комнатами на двух-трёх человек, домашними цветами и питомцами. Кроме того, у каждой семьи есть свой огород, плоды которого потребляются не только летом, но и заготавливаются впрок детьми, совместно с воспитателями. Детский дом имеет высококлассно оборудованный спортивный зал, компьютерный класс, домовую церковь и большой зал с настоящим камином, в котором собираются на праздники все воспитанники и сотрудники детского дома и всегда многочисленные гости. Вместе с тем, неотъемлемой частью жизни этого детского дома являются экстремальные горные, водные, зимние походы воспитанников при участии опытных специалистов - спелеологов, альпинистов и под непосредственным руководством о. Андрея, выпускника географического факультета МГУ. Наблюдения и результаты исследования рисуночных тестов детей до и после похода, а также интервьюирование детей в условиях, приближённых к экстремальным в двух совместных походах позволяют сделать следующее заключение. Погружение детдомовского ребёнка в экстремальные условия сохранной природной среды является мощным фактором, специфически корректирующим искажения его эмоционально-волевого развития, свойственные интернатному стилю воспитания [38, стр. 11-12].

К минусам можно отнести то, что компенсация отсутствия семейного воспитания ребёнка требует колоссальных финансовых затрат (несопоставимых с теми, которыми субсидируются семьи с приёмными детьми - опекаемыми или патронируемыми).

Так, проанализировав опыт деятельности разных учреждений для детей-сирот, можно сделать вывод, что характер проблем, которые приходится решать по мере церковной организации воспитания сирот, является весьма типичным для любых видов интернатных детских учреждений. Организационные, материальные и юридические проблемы решаются более эффективно, чем возникающие комплексные психолого-педагогические трудности. Существенной особенностью психолого-педагогических проблем является отсроченность проявления искажений в воспитании. Результаты неправильного устроения воспитательного процесса в полной мере сказываются с вхождением ребёнка в подростковый возраст и юношество. В этой связи прилежное поведение детдомовских детей в присутствии посторонних людей, их послушание взрослым, участие в общественных мероприятиях (например, концертах) и прочие атрибуты благополучного детства, не являются для специалистов показателями успешного протекания воспитательного процесса таких детей. Критериями оценки эффективности попечения о сиротах являются принципиально иные показатели.

Заключение

Постоянное увеличение числа детей-сирот стимулирует поиск новых форм устройства детей, совершенствование имеющихся возможностей общества и государства в воспитании и содержании детей. Анализ исследований, посвященных изучению проблем воспитания детей-сирот, свидетельствует о том, насколько многопланова и сложна эта проблема в современных условиях. С сожалением приходится констатировать, что сиротство – явление не новое для России, однако особо угрожающие масштабы сиротство приобрело в наши дни. Вот почему принципиально важно осуществлять деятельность, направленную на преодоление сложившейся ситуации и решение проблем социально-правовой защиты детей. Именно поэтому проведенное исследование, посвященное данной проблеме, полностью подтвердило свою актуальность.

В результате исследования православного воспитания детей-сирот в истории и на современном этапе можно сделать следующие выводы:

1. Православное воспитание представляет собой взращивание человека, учитывающее все три сферы бытия его личности. Определяемое как вос-помоществование в питании всех составляющих сторон личности, воспитание предполагает воздействие на телесную, душевную и духовную сферу бытия человека. Православное воспитание ставит себе две задачи: подготовить ребенка к вечной жизни, к жизни в вечности, в Боге и с Богом, чтобы земные дни не пропали даром, и чтобы смерть не была духовной катастрофой; и подготовка к земной жизни, так как эта жизнь дает не только возможность приобрести вечную жизнь, но дает возможность и потерять ее.

2. В действующей системе воспитания детей-сирот духовно-нравственные обучающие и воспитательные функции оказались сведенными к минимуму. Следствием этого стало то, что совокупность ценностных установок, присущих сознанию детей-сирот во многом деструктивна и разрушительна с точки зрения развития личности, семьи и государства. У детей-сирот слабо развиты нравственные чувства – совести, долга, веры, ответственности, гражданственности, патриотизма; нравственный облик – терпения, милосердия, кротости, незлобивости; нравственная позиция – способность к различению добра и зла, проявления к самоотверженной любви, готовность к преодолению жизненных испытаний; нравственное поведение – готовность служения людям и Отечеству, проявление духовной рассудительности, послушания и доброй воли. В связи с этим задача духовно-нравственного воспитания детей-сирот имеет чрезвычайную значимость, и ее необходимо решать с помощью основ православной культуры, поскольку православно-христианские принципы обладают неоценимыми образовательными и воспитательными возможностями. Именно на их основе возможно преодоление духовно-нравственного кризиса детей-сирот.

3. Историю православно воспитания детей-сирот можно разделить на следующие этапы:

- в первобытный родовых общинах воспитание носило общественный характер, и поскольку ребенок считался сыном или дочерью всего рода, доклассовое общество не знало сиротства;

- X в. – первая половина XVIII в. – воспитание детей-сирот в этот период осуществляли князья, церковь, территориальная и этническая община. Социальная педагогика этого периода включала семейное, религиозное и одновременно народное воспитание. В конце этого периода зарождаются идеи церковно-государственного воспитания.

- середина XVIII в. – начало XX в. – воспитание детей-сирот осуществляется несколькими основными институтами: государством (в лице его ведомств), церковью, общественными благотворительными учреждениями и индивидуальными благотворителями. Система воспитания сирот базировалась, в основном, на частной благотворительности, но действовала под контролем государства.

- советский период – начало XX в. – 1990-е г.г. – общественно-государственное воспитание детей-сирот с созданием системы домов ребенка, детских домов, школ-интернатов.

4. Анализ опыта деятельности различных учреждений с разными формами взаимодействия государства и Церкви по воспитанию детей-сирот позволил сделать вывод о том, что то, что абсолютно естественным образом даёт ребёнку любая нормальная семья, детский дом может привить только в специально созданной исключительно благоприятной атмосфере. Такого рода организация предполагает совместную скоординированную работу коррекционных психологов, дефектологов, психиатров, социальных педагогов и многих других специалистов. Выявленные особенности развития детей в интернатных заведениях минимизируют способности воспитанников к созданию собственной семьи. Трагедия нынешней демографической ситуации в России состоит ещё и в том, что человек, лишённый опыта семейной жизни, практически не способен воспитывать собственных детей. Порочный круг воспроизводства сирот можно разорвать только созданием для ребёнка атмосферы семейного окружения. Роль Церкви в укреплении семейных связей в современной российской действительности несомненна.

Гипотеза полностью подтвердилась.

Перспективой исследования будет являться разработка и реализация программы по взаимодействию в воспитании детей-сирот Екатеринбургского детского дома №7 и священнослужителей Храма-памятника на Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших.

Список используемой литературы

1. Архиепископ Евсевий (Орлинский). Энциклопедия воспитания маленького христианина [Текст] / Архиепископ Евсевий (Орлинский). – М. : Приход храма Святаго Духа сошествия, 2007. - 368 с.

2. Басов Н.Ф. История социальной педагогики [Текст] : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Н.Ф. Басов, В.М. Басова, А.Н. Кравченко. – М. : Издательский центр «Академия», 2005. – 256 с.

3. Басов Н.Ф. История социальной работы [Текст] : практикум / Н.Ф. Басов. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2008. – 340 с.

4. Берсенева Т.А. Уроки добротолюбия [Текст] : учеб. пособие / Т.А. Берсенева, священник Алексий Мороз. – Спб. : «Сатисъ», 2007. – 220 с.

5. Библия [Текст] / Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – М. : Российское Библейское общество, 2007. – 1330 с.

6. Варывдин В.А. Управление системой социальной защиты детства [Текст] : уч. пособие / В.А. Варывдин, И.П. Клемантович. – М. : Инфра-М, 2004. – 223 с.

7. В духе целомудрия и чистоты [Текст] / сост. «Центр Благо». – М. : Издательство Московской Патриархии, «Центр Благо», 1998. – 64 с.

8. Во всей красе блистающего солнца. Преподобный Амвросий Оптинский о христианском воспитании детей [Текст] / сост. З. Афанасьева. – М. : Издательство Сестричества во имя святителя Игнатия Ставропольского, 2007. – 64 с.

9. Возрастные особенности психического развития детей [Текст] : сб. науч. тр. / отв. ред. И.В. Дубровина, М.И. Лисина. – М. : Просвещение, 1982. – 198 с.

10. Григорьев А.Д. История социальной работы : в 2 ч. ч.1 (до начала ХХ в.) [Текст] : учеб. пособие для студ. высш. учеб. Заведений / А.Д. Григорьев. – Минск : ТетраСистемс, 2006. - 464 с.

11. Даль В.И. Хмель, сон и явь [Текст] / В.И. Даль. – СПб : Сатисъ Держава, 2007. – 254 с.

12. Дети-сироты: консультирование и диагностика развития [Текст] / под ред. Е.А. Стребелевой. – М. : Инфра-М, 1998. – 159 с.

13. Егошина В.Н. Из истории призрения и социального обеспечения детей в России [Текст] / В.Н. Егошина, Н.В. Елфимова. – М. : Союз, 1993. – 363 с.

14. Зеньковский В.В., Протопресвитер. Педагогика [Текст] / В.В. Зеньковский, Протопресвитер. – М. : Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт, 1996. - 154 с.

15. Как правильно воспитать православного ребенка [Текст] / цензор: ректор Вифанской семинарии, архимандрит Филофей. - М. : Православный приход Храма Казанской иконы Божией Матери в Ясенево, 2002. - 124 с.

16. Кононова Т.Б. Очерки истории благотворительности [Текст] : учеб. пособие / Т.Б. Кононова. – М. : Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2005. – 340 с.

17. Лишенные родительского попечительства [Текст] : хрестоматия : учеб. пособие для студ. пед. ун-тов и ин-тов / ред.-сост. В.С. Мухина. – М. : Просвещение, 1991. - 223 с.

18. Левчук Д.Г. Духовно-нравственное воспитание детей и молодежи России: комплексное решение проблемы [Текст] / Д.Г. Левчук, О.М. Потаповская. – М. : Планета 2000, 2008. – 38 с.

19. Лыткин В.А. История социальной работы в России [Текст] : учеб. пособие / В.А. Лыткин. – Калуга, 1997. – 285 с.

20. Назарова И.Б. Дети-сироты: характеристика проблемы последних лет [Текст] / И.Б. Назарова // Россия: 10 лет реформ. Социально-демографическая ситуация / под ред. Н.М. Римашевской. – М. : РИЦ ИСЭПН, 2002. – 309с.

21. Основы социальной работы [Текст] : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / под ред. Н.Ф. Басова. – М. : Издательский центр «Академия», 2004. - 288 с.

22. Основы социальной работы [Текст] : учебник / отв. ред. П.Д. Павленок. – М. : Инфра-М, 1999. - 368 с.

23. Педагогика [Текст] : учеб. пособие / под ред. П.И. Пидкасистого. – М. : Высшее образование, 2008. - 430 с.

24. Пестов Н.Е. Путь к совершенной радости, воспитание детей [Текст] / Н.Е. Пестов. – Клин. : Фонд «Христианская жизнь», 2003. – 173 с.

25. Прихожан А.М. Дети без семьи [Текст] / А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых. – М. : Педагогика, 1990. – 256 с.

26. Подласый И.П. Педагогика [Текст] : учебник / И.П. Подласый. – М. : Высшее образование, 2008. С. 384-398.

27. Поучения Иринея, Епископа Екатеринбургского и Ирбитского [Текст] / вступ. протоиерея А. Маляревского. - СПб, 2005. - 540 с.

28. Склярова Т.В., Янушкявичене О.Л. Возрастная педагогика и психология [Текст] : учеб. пособие для студ. пед. вузов / Т.В. Склярова, О.Л. Янушкявичене. – М. : Издательский дом «Покров», 2004. - 144 с.

29. Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению [Текст] / святитель Феофан Затворник. - М. : 1899. - 432 с.

30. Чурсина Э.А. Православное воспитание как духовная традиция отечественной педагогики [Текст] : автореф. дис. канд. пед. наук / Э.А. Чурсина. – Елец : [б. и.], 2001. - 18 с.

31. Шахманова А.Ш. Воспитание детей-сирот дошкольного возраста [Текст] : учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / под ред. С.А. Козловой. – М. : Издательский центр «Академия», 2005. – 192 с.

32. Шестун Евгений, протоиерей. Православная педагогика [Текст] : учеб. пособие. – 2-е изд., испр. и доп. / протоиерей Е. Шестун. – М. : Православная педагогика, 2001. - 560 с.

33. ФЗ РФ № 120-ФЗ от 24.06.1999г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

34. ФЗ РФ № 124-ФЗ от 24.07.1998г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

35. ФЗ РФ № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

36. www.cirota.ru/papers/?id=132 Владимирова М. «Воспитать по-православному».

37. www.cirota.ru/papers/?id=2 «Православие в системе воспитания».

38. www.rondtb.msk.ru/info/ru/orphans_ru.htm Склярова Т.В. «Проблемы церковного попечения о детях-сиротах».

39. www.samara.orthodoxy.ru/Smi/Npg/042_6.html Акифьева Т., Курганов М. «Православное воспитание детей-сирот».

40. http://oodvrs.ru/article/art.php?id_article=328 Ширшов В.Д. «Духовно-нравственное воспитание молодежи»



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Социально-педагогическая поддержка детей-сирот

    Курсовая работа >> Социология
    ... обучения и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без ... детей-сирот на современном этапе. Объект исследования – дети-сироты. Предмет исследования - социально-педагогическая поддержка детей-сирот в истории ... благотворительной деятельности православной церкви. ...
  2. Профилактики наркотической зависимости среди детей-сирот как направление в социальной работе

    Закон >> Социология
    ... детей-сирот, воспитывающихся вне семьи, создание условий для воспитания детей-сирот ... родителей, минимальна. История детских деревень в ... Детский дом располагает современным столярно-мебельным производством ... обогащение воспитанников православных детских домов, ...
  3. Социально-педагогическая поддержка детей-сирот в истории России

    Курсовая работа >> Социология
    ... обучения и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без ... детей-сирот в истории России. Рассмотреть осуществление социально-педагогической поддержки детей-сирот на современном этапе. Объект исследования – дети-сироты ... деятельности православной церкви. ...
  4. Формы устройства детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей организационно тех

    Задача >> Социология
    ... сиротами становились «незаконно прижитые дети». Православная церковь относилась нетерпимо к внебрачным связям и детям ... с «государственным» воспитанием, у детей-сирот образуются некоторые ... деревни -SOS (история и современность, благотворительность) //Смена ...
  5. Изучение природы родного района в процессе воспитания детей в условиях детского дома

    Дипломная работа >> Педагогика
    ... для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Психолого-педагогические проблемы обучения и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0017681121826172