Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Биография
(Нар. 1929 p.) Юрій Мушкетик — визнаний майстер сучасної української прози. За три десятиліття літературної праці ним опубліковано більше десяти роман...полностью>>
Литература и русский язык->Биография
(1838-1918) письменник, перекладач Іван Семенович Левицький (літературний псевдонім — Нечуй) народився 25 листопада 1838 року в Стеблеві, в сім’ї сіль...полностью>>
Литература и русский язык->Биография
(1905—1987) Літературні псевдоніми — В. Данильчук і В. Перебендя, псевдоніми, якими письменник користувався в публіцистиці 1930—40-х років,— Іван Влод...полностью>>
Литература и русский язык->Биография
(1722-1794) просвітитель-гуманіст, філософ, поет, перекладач Народився 3 грудня 1722 року в селі Чорнухах на Полтавщині в сім’ї малоземельного козака....полностью>>

Главная > Рассказ >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

древней фабрики, затем по Телеграфной, уже звенящей, ноющей,

дудящей звуками настраиваемых инструментов, -- и дальше -- по

немощеному шепчущему переулку, мимо сквера, где, со скамейки,

двое мужчин, в партикулярном платье, с бородками, поднялись,

увидя коляску, и, сильно жестикулируя, стали показывать на нее

друг другу, -- страшно возбужденные, с квадратными плечами, и

вот побежали, усиленно и угловато поднимая ноги, туда же, куда

и все. За сквером, белая, толстая статуя была расколота надвое,

-- газеты писали, что молнией.

-- Сейчас проедем мимо твоего дома, -- очень тихо сказал

м-сье Пьер.

Роман завертелся на козлах и, обратившись назад, к

Цинциннату, крикнул:

-- Сейчас проедем мимо вашего дома, -- и сразу отвернулся

опять, подпрыгивая, как мальчик, от удовольствия.

Цинциннат не хотел смотреть, но все же посмотрел.

Марфинька, сидя в ветвях бесплодной яблони, махала платочком, а

в соседнем саду, среди подсолнухов и мальв, махало рукавом

пугало в продавленном цилиндре. Стена дома, особенно там, где

прежде играла лиственная тень, странно облупилась, а часть

крыши... Проехали.

-- Ты все-таки какой-то бессердечный, -- сказал м-сье

Пьер, вздохнув, -- и нетерпеливо ткнул тростью в спину вознице,

который привстал и бешеными ударами бича добился чуда: кляча

пустилась галопом.

Теперь ехали по бульвару. Волнение в городе все росло.

Разноцветные фасады домов, колыхаясь и хлопая, поспешно

украшались приветственными плакатами. Один домишко был особенно

наряден: там дверь быстро отворилась, вышел юноша, вся семья

провожала его, -- он нынче как раз достиг присутственного

возраста, мать смеялась сквозь слезы, бабка совала сверток ему

в мешок, младший брат подавал ему посох. На старинных каменных

мостиках (некогда столь спасительных для пеших, а теперь

употребляемых только зеваками да начальниками улиц) уже

теснились фотографы. М-сье Пьер приподнимал шляпу. Франты на

блестящих "часиках" обгоняли коляску и заглядывали в нее. Из

кофейни выбежал некто в красных шароварах с ведром конфетти,

но, промахнувшись, обдал цветной метелью разбежавшегося с того

тротуара, в скобку остриженного молодца с хлеб-солью на блюде.

От статуи капитана Сонного оставались только ноги до

бедер, окруженные розами, -- очевидно, ее тоже хватила гроза.

Где-то впереди духовой оркестр нажаривал марш "Голубчик". Через

все небо подвигались толчками белые облака, -- по-моему, они

повторяются, по-моему, их только три типа, по-моему, все это

сетчато и с подозрительной прозеленью...

-- Но, но, пожалуйста, без глупостей, -- сказал м-сье

Пьер. -- Не сметь падать в обморок. Это недостойно мужчины.

Вот и приехали. Публики было еще сравнительно немного, но

беспрерывно длился ее приток. В центре квадратной площади, --

нет, именно не в самом центре, именно это и было отвратительно,

-- возвышался червленый помост эшафота. Поодаль скромно стояли

старые казенные дороги с электрическим двигателем. Смешанный

отряд телеграфистов и пожарных поддерживал порядок. Духовой

оркестр, по-видимому, играл вовсю, страстно размахался

одноногий инвалид дирижер, но теперь не слышно было ни одного

звука.

М-сье Пьер, подняв жирные плечики, грациозно вышел из

коляски и тотчас повернулся, желая помочь Цинциннату, но

Цинциннат вышел с другой стороны. В толпе зашикали.

Родриг и Роман соскочили с козел; все трое затеснили

Цинцинната.

До эшафота было шагов двадцать, и, чтобы никто его не

коснулся, Цинциннат принужден был побежать. В толпе залаяла

собака. Достигнув ярко-красных ступеней, Цинциннат остановился.

М-сье Пьер взял его под локоть.

-- Сам, -- сказал Цинциннат.

Он взошел на помост, где, собственно, и находилась плаха,

то есть покатая, гладкая дубовая колода, таких размеров, что на

ней можно было свободно улечься, раскинув руки. М-сье Пьер

поднялся тоже. Публика загудела.

Пока хлопотали с ведрами и насыпали опилок, Цинциннат, не

зная, что делать, прислонился к деревянным перилам, но,

почувствовав, что они так и ходят мелкой дрожью, а что какие-то

люди снизу потрагивают с любопытством его щиколотки, он отошел

и, немножко задыхаясь, облизываясь, как-то неловко сложив на

груди руки, точно складывал их так впервые, принялся глядеть по

сторонам. Что-то случилось с освещением, -- с солнцем было

неблагополучно, и часть неба тряслась. Площадь была обсажена

тополями, негибкими, валкими, -- один из них очень медленно...

Но вот опять прошел в толпе гул: Родриг и Роман,

спотыкаясь, пихая друг друга, пыхтя и кряхтя, неуклюже взнесли

по ступеням и бухнули на доски тяжелый футляр. М-сье Пьер

скинул куртку и оказался в нательной фуфайке без рукавов.

Бирюзовая женщина была изображена на его белом бицепсе, а в

одном из первых рядов толпы, теснившейся, несмотря на уговоры

пожарных, у самого эшафота, стояла эта женщина во плоти и ее

две сестры, а также старичок с удочкой, и загорелая цветочница,

и юноша с посохом, и один из шурьев Цинцинната, и библиотекарь,

читающий газету, и здоровяк инженер Никита Лукич, -- и еще

Цинциннат заметил человека, которого каждое утро, бывало,

встречал по пути в школьный сад, но не знал его имени. За этими

первыми рядами следовали ряды похуже в смысле отчетливости глаз

и ртов, за ними -- слои очень смутных и в своей смутности

одинаковых лиц, а там -- отдаленнейшие уже были вовсе дурно

намалеваны на заднем фоне площади. Вот повалился еще один

тополь.

Вдруг оркестр смолк, -- или, вернее: теперь, когда он

смолк, вдруг почувствовалось, что до сих пор он все время

играл. Один из музыкантов, полный, мирный, разъяв свой

инструмент, вытряхивал из его блестящих суставов слюну. За

оркестром зеленела вялая аллегорическая даль: портик, скалы,

мыльный каскад.

На помост, ловко и энергично (так что Цинциннат невольно

отшатнулся), вскочил заместитель управляющего городом и,

небрежно поставив одну, высоко поднятую ногу на плаху (был

мастер непринужденного красноречия), громко объявил:

-- Горожане! Маленькое замечание. За последнее время на

наших улицах наблюдается стремление некоторых лиц молодого

поколения шагать так скоро, что нам, старикам, приходится

сторониться и попадать в лужи. Я еще хочу сказать, что

послезавтра на углу Первого бульвара и Бригадирной открывается

выставка мебели, и я весьма надеюсь, что всех вас увижу там.

Напоминаю также, что сегодня вечером идет с громадным успехом

злободневности опера-фарс "Сократись, Сократик" (*23). Меня еще

просят вам сообщить, что на Киферский Склад доставлен большой

выбор дамских кушаков и предложение может не повториться.

Теперь уступаю место другим исполнителям и надеюсь, горожане,

что вы все в добром здравии и ни в чем не нуждаетесь.

С той же ловкостью скользнув промеж перекладин перил, он

спрыгнул с помоста под одобрительный гул. М-сье Пьер, уже

надевший белый фартук (из-под которого странно выглядывали

голенища сапог), тщательно вытирал руки полотенцем, спокойно и

благожелательно поглядывая по сторонам. Как только заместитель

управляющего кончил, он бросил полотенце ассистентам и шагнул к

Цинциннату.

(Закачались и замерли черные квадратные морды фотографов.)

-- Никакого волнения, никаких капризов, пожалуйста, --

проговорил м-сье Пьер. -- Прежде всего нам нужно снять

рубашечку.

-- Сам, -- сказал Цинциннат.

-- Вот так. Примите рубашечку. Теперь я покажу, как нужно

лечь.

М-сье Пьер пал на плаху. В публике прошел гул.

-- Понятно? -- спросил м-сье Пьер, вскочив и оправляя

фартук (сзади разошлось, Родриг помог завязать). -- Хорошо-с.

Приступим. Свет немножко яркий... Если бы можно... Вот так,

спасибо. Еще, может быть, капельку... Превосходно! Теперь я

попрошу тебя лечь.

-- Сам, сам, -- сказал Цинциннат и ничком лег, как ему

показывали, но тотчас закрыл руками затылок.

-- Вот глупыш, -- сказал сверху м-сье Пьер, -- как же я

так могу... (да, давайте. Потом сразу ведро). И вообще --

почему такое сжатие мускулов, не нужно никакого напряжения.

Совсем свободно. Руки, пожалуйста, убери... (давайте). Совсем

свободно и считай вслух.

-- До десяти, -- сказал Цинциннат.

-- Не понимаю, дружок? -- как бы переспросил м-сье Пьер и

тихо добавил, уже начиная стонать: -- отступите, господа,

маленько.

-- До десяти, -- повторил Цинциннат, раскинув руки.

-- Я еще ничего не делаю, -- произнес м-сье Пьер с

посторонним сиплым усилием, и уже побежала тень по доскам,

когда громко и твердо Цинциннат стал считать: один Цинциннат

считал, а другой Цинциннат уже перестал слушать удалявшийся

звон ненужного счета -- и с неиспытанной дотоле ясностью,

сперва даже болезненной по внезапности своего наплыва, но потом

преисполнившей веселием все его естество, -- подумал: зачем я

тут? отчего так лежу? -- и задав себе этот простой вопрос, он

отвечал тем, что привстал и осмотрелся.

Кругом было странное замешательство. Сквозь поясницу еще

вращавшегося палача начали просвечивать перила. Скрюченный на

ступеньке, блевал бледный библиотекарь. Зрители были совсем,

совсем прозрачны, и уже никуда не годились, и все подавались

куда-то, шарахаясь, -- только задние нарисованные ряды

оставались на месте. Цинциннат медленно спустился с помоста и

пошел по зыбкому сору. Его догнал во много раз уменьшившийся

Роман, он же Родриг:

-- Что вы делаете! -- хрипел он, прыгая. -- Нельзя,

нельзя! Это нечестно по отношению к нему, ко всем... Вернитесь,

ложитесь, -- ведь вы лежали, все было готово, все было кончено!

Цинциннат его отстранил, и тот, уныло крикнув, отбежал,

уже думая только о собственном спасении.

Мало что оставалось от площади. Помост давно рухнул в

облаке красноватой пыли. Последней промчалась в черной шали

женщина, неся на руках маленького палача, как личинку.

Свалившиеся деревья лежали плашмя, без всякого рельефа, а еще

оставшиеся стоять, тоже плоские, с боковой тенью по стволу для

иллюзии круглоты, едва держались ветвями за рвущиеся сетки

неба. Все расползалось. Все падало. Винтовой вихрь забирал и

крутил пыль, тряпки, крашенные щепки, мелкие обломки

позлащенного гипса, картонные кирпичи, афиши; летела сухая

мгла; и Цинциннат пошел среди пыли и падших вещей, и

трепетавших полотен, направляясь в ту сторону, где, судя по

голосам, стояли существа, подобные ему.

Комментарии

Роман Набокова "Приглашение на казнь" печатался в

"Современных записках" (1935--1936, N 58--60), а затем в

издательстве "Дом книги" (Париж, 1938). Английский перевод,

сделанный Дмитрием Набоковым (сыном писателя) и Владимиром

Набоковым, увидел свет в 1959 году (Нью-Йорк).

В литературных кругах русской эмиграции эта книга была

признана как значительное произведение, которому "надлежит

занять место среди шедевров мировой литературы" (Шаховская З. В

поисках Набокова. С. 152). Было отмечено новаторство Набокова:

оно связывалось прежде всего с использованием приемов

поэтического письма а прозе, с изобретением новых слов и

неожиданным употреблением архаичных и редких. Набокова

сравнивали с Э.-Т.-А. Гофманом, Салтыковым-Щедриным и, что

главное, с Гоголем как автором "Мертвых душ". В статье "О

Сирине" (1937) В. Ходасевич писал, что "Приглашение на казнь"

"есть не что иное, как цепь арабесок, узоров, образов,

подчиненных не идейному, я лишь стилистическому единству (что,

впрочем, и составляет одну из "идей" произведения)" (Октябрь.

1988. N 6. С. 197). Справедливым представляется суждение З.

Шаховской, отметившей, что роман "имеет множество

интерпретаций, может быть разрезан на разных уровнях"

(Шаховская З. В поисках Набокова. С. 152).

Название романа скорее всего восходит к стихотворению

Шарля Бодлера (1821--1867) "Приглашение к путешествию" (1855).

Набоков любил и много переводил этого поэта. В романе

любопытным образом сочетается внешняя, бутафорски-оперная

специфика всех персонажей (кроме Цинцинната и бабочки),

реквизита, декораций с его тайной структурой, представляющей

парафраз жизни Иисуса Христа. Будучи мальчиком, Цинциннат пошел

по воздуху, как по земле. Отец его неизвестен; может быть, он

"загулявший ремесленник, плотник", как Иосиф (см. также

стихотворение Набокова "В пещере", 1925: "Иосиф, плотник

бородатый, сжимал, как смуглые тиски, ладони, знавшие когда-то

плоть необструганной доски"). Палачи предлагают Цинциннату

"царства", "а он дуется" -- напоминание об отказе Иисуса от

предложенных ему дьяволом всех царств мира. Ужин в пригородном

доме заместителя управляющего городом в финале -- травестия

Тайной вечери. Завершение романа одновременно напоминает о

смерти и воскресении Иисуса и -- о том, как оканчиваются первые

приключения Алисы в Стране Чудес.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Анализ романа Приглашение на казнь ВВ Набокова

    Контрольная работа >> Литература и русский язык
    ... - необыкновенная оригинальность его произведения «Приглашение на казнь», которое оказало на меня настолько сильное воздействие ... конфликта с действительностью. Для персонажей произведения «Приглашение на казнь» Набокова выдуманный мир оказывается более ...
  2. Ответы на вопросы по истории России

    Шпаргалка >> История
    ... под 862 г. рассказывается о приглашении новгородцами и кривичами на княжение варягов-норманнов. «Земля ... Приходите княжить и владеть нами». На приглашение откликнулись три брата — Рюрик, ... обвинила его в измене и настояла на казни. Летом 1634 г. был заключен ...
  3. Литература в революционные годы. Советская метрополия и эмиграция

    Реферат >> Литература и русский язык
    ... — не нуждается в ключах и кровле. Приглашение на казнь «Сообразно с законом, Цинциннату Ц. объявили ... город. Прослышав о казни, начинает собираться публика. На площади возвышается червленый помост ... отменил смертную казнь в мирное время, заменив её на 25 лет ...
  4. Ответы на экзаменационные вопросы по литературе 11 класс 2006г.

    Шпаргалка >> Литература и русский язык
    ... типов" фамусовской Москвы. Каждая семья, приглашенная в дом к Фамусову, включает в себя ... представлена в таких ситуациях, как момент приглашения Чацкого в дом к Тугоуховским, а также ... сон, будто он не послал на казнь бродячего философа и целителя, будто ...
  5. Типология детских образов в творчестве В Набокова

    Курсовая работа >> Литература и русский язык
    ... (1932), «Отчаяние» (1934), «Приглашение на казнь» (1938), «Дар» (1937–1938). ... , чреватого гибелью героя (Приглашение на казнь), продолжено в английском романе ... в свет в такой последовательности: «Приглашение на казнь» (Invitation to a Beheading, 1959), ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0015690326690674