Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Биография
(Нар. 1929 p.) Юрій Мушкетик — визнаний майстер сучасної української прози. За три десятиліття літературної праці ним опубліковано більше десяти роман...полностью>>
Литература и русский язык->Биография
(1838-1918) письменник, перекладач Іван Семенович Левицький (літературний псевдонім — Нечуй) народився 25 листопада 1838 року в Стеблеві, в сім’ї сіль...полностью>>
Литература и русский язык->Биография
(1905—1987) Літературні псевдоніми — В. Данильчук і В. Перебендя, псевдоніми, якими письменник користувався в публіцистиці 1930—40-х років,— Іван Влод...полностью>>
Литература и русский язык->Биография
(1722-1794) просвітитель-гуманіст, філософ, поет, перекладач Народився 3 грудня 1722 року в селі Чорнухах на Полтавщині в сім’ї малоземельного козака....полностью>>

Главная > Рассказ >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

снимках, изображающих его в кроткой юности.

Цинциннат родился от безвестного прохожего и детство

провел в большом общежитии за Стропью (только уже на третьем

десятке он познакомился мимоходом со щебечущей, щупленькой, еще

такой молодой на вид Цецилией Ц., зачавшей его ночью на Прудах,

когда была совсем девочкой). С ранних лет, чудом смекнув

опасность, Цинциннат бдительно изощрялся в том, чтобы скрыть

некоторую свою особость. Чужих лучей не пропуская, а потому, в

состоянии покоя, производя диковинное впечатление одинокого

темного препятствия в этом мире прозрачных друг для дружки душ,

он научился все-таки притворяться сквозистым, для чего прибегал

к сложной системе как бы оптических обманов, но стоило на

мгновение забыться, не совсем так внимательно следить за собой,

за поворотами хитро освещенных плоскостей души, как сразу

поднималась тревога. В разгаре общих игр сверстники вдруг от

него отпадали, словно почуя, что ясность его взгляда да

голубизна висков -- лукавый отвод и что в действительности

Цинциннат непроницаем. Случалось, учитель среди наступившего

молчания, в досадливом недоумении, собрав и наморщив все запасы

кожи около глаз, долго глядел на него и наконец спрашивал:

-- Да что с тобой, Цинциннат?

Тогда Цинциннат брал себя в руки и, прижав к груди,

относил в безопасное место.

С течением времени безопасных мест становилось все меньше,

всюду проникало ласковое солнце публичных забот, и было так

устроено окошечко в двери, что не существовало во всей камере

ни одной точки, которую наблюдатель за дверью не мог бы

взглядом проткнуть. Поэтому Цинциннат не сгреб пестрых газет в

ком, не швырнул, -- как сделал его призрак (призрак,

сопровождающий каждого из нас -- и тебя, и меня, и вот его, --

делающий то, чего в данное мгновение хотелось бы сделать, а

нельзя...). Цинциннат спокойненько отложил газеты и допил

шоколад. Коричневая пленка, покрывавшая шоколадную гладь,

превратилась на губе в сморщенную дрянь. Затем Цинциннат надел

черный халат, слишком для него длинный, черные туфли с

помпонами, черную ермолку, -- и заходил по камере, как ходил

каждое утро, с первого дня заключения.

Детство на загородных газонах. Играли в мяч, в свинью, в

карамору, в чехарду, в малину, в тычь... Он был легок и ловок,

но с ним не любили играть. Зимою городские скаты гладко

затягивались снегом, и как же славно было мчаться вниз на

"стеклянных" сабуровских санках... Как быстро наступала ночь,

когда с катанья возвращались домой... Какие звезды, -- какая

мысль и грусть наверху, -- а внизу ничего не знают. В морозном

металлическом мраке желтым и красным светом горели съедобные

окна; женщины в лисьих шубках поверх шелковых платьев

перебегали через улицу из дома в дом; электрические вагонетки,

возбуждая на миг сияющую вьюгу, проносились по запорошенным

рельсам.

Голосок: "Аркадий Ильич, посмотрите на Цинцинната..."

Он не сердился на доносчиков, но те умножались и, мужая,

становились страшны. В сущности, темный для них, как будто был

вырезан из кубической сажени ночи, непроницаемый Цинциннат

поворачивался туда-сюда, ловя лучи, с панической поспешностью

стараясь так стать, чтобы казаться светопроводным. Окружающие

понимали друг друга с полуслова, -- ибо не было у них таких

слов, которые бы кончались как-нибудь неожиданно, на ижицу, что

ли, обращаясь в пращу или птицу, с удивительными последствиями.

В пыльном маленьком музее, на Втором Бульваре, куда его водили

в детстве и куда он сам потом водил питомцев, были собраны

редкие, прекрасные вещи, -- но каждая была для всех горожан,

кроме него, так же ограничена и прозрачна, как и они сами друг

для друга. То, что не названо, -- не существует. К сожалению,

все было названо.

"Бытие безымянное, существенность беспредметная..." --

прочел Цинциннат на стене там, где дверь, отпахиваясь,

прикрывала стену.

"Вечные именинники, мне вас --" -- написано было в другом

месте.

Левее, почерком стремительным и чистым, без единой лишней

линии: "Обратите внимание, что когда они с вами говорят --" --

дальше, увы, было стерто.

Рядом -- корявыми детскими буквами: "Писателей буду

штрафовать" -- и подпись: директор тюрьмы.

Еще можно было разобрать одну ветхую и загадочную строку:

"Смерьте до смерти, -- потом будет поздно".

-- Меня во всяком случае смерили, -- сказал Цинциннат,

тронувшись опять в путь и на ходу легонько постукивая

костяшками руки по стенам. -- Как мне, однако, не хочется

умирать! Душа зарылась в подушку. Ох, не хочется! Холодно будет

вылезать из теплого тела. Не хочется, погодите, дайте еще

подремать.

Двенадцать, тринадцать, четырнадцать. Пятнадцать лет было

Цинциннату, когда он начал работать в мастерской игрушек, куда

был определен по причине малого роста. По вечерам же упивался

старинными книгами под ленивый, пленительный плеск мелкой

волны, в плавучей библиотеке имени д-ра Синеокова, утонувшего

как раз в том месте городской речки. Бормотание цепей, плеск,

оранжевые абажурчики на галерейке, плеск, липкая от луны

водяная гладь, -- и вдали, в черной паутине высокого моста,

пробегающие огоньки. Но потом ценные волюмы начали портиться от

сырости, так что в конце концов пришлось реку осушить, отведя

воду в Стропь посредством специально прорытого канала.

Работая в мастерской, он долго бился над затейливыми

пустяками, занимался изготовлением мягких кукол для школьниц,

-- тут был и маленький волосатый Пушкин в бекеше, и похожий на

крысу Гоголь в цветистом жилете, и старичок Толстой,

толстоносенький, в зипуне, и множество других, например:

застегнутый на все пуговки Добролюбов в очках без стекол.

Искусственно пристрастясь к этому мифическому девятнадцатому

веку, Цинциннат уже готов был совсем углубиться в туманы

древности и в них найти подложный приют, но другое отвлекло его

внимание.

Там-то, на той маленькой фабрике, работала Марфинька, --

полуоткрыв влажные губы, целилась ниткой в игольное ушко:

"Здравствуй, Цинциннатик!" -- и вот начались те упоительные

блуждания в очень, очень просторных (так что даже случалось --

холмы в отдалении были дымчаты от блаженства своего отдаления)

Тамариных Садах, где в три ручья плачут без причины ивы, и

тремя каскадами, с небольшой радугой над каждым, ручьи

свергаются в озеро, по которому плывет лебедь рука об руку со

своим отражением. Ровные поляны, рододендрон, дубовые рощи,

веселые садовники в зеленых сапогах, день-деньской играющие в

прятки; какой-нибудь грот, какая-нибудь идиллическая скамейка,

на которой три шутника оставили три аккуратных кучки (уловка --

подделка из коричневой крашеной жести), -- какой-нибудь

олененок, выскочивший в аллею и тут же у вас на глазах

превратившийся в дрожащие пятна солнца, -- вот они были каковы,

эти сады! Там, там -- лепет Марфиньки, ее ноги в белых чулках и

бархатных туфельках, холодная грудь и розовые поцелуи со вкусом

лесной земляники. Вот бы увидеть отсюда -- хотя бы древесные

макушки, хотя бы гряду отдаленных холмов...

Цинциннат подвязал потуже халат. Цинциннат сдвинул и

потянул, пятясь, кричащий от злости стол: как неохотно, с

какими содроганиями он ехал по каменному полу, его содрогания

передавались пальцам Цинцинната, небу Цинцинната, отступавшего

к окну (то есть к той стене, где высоко, высоко была за

решеткой пологая впадина окна). Упала громкая ложечка,

затанцевала чашка, покатился карандаш, заскользила книга по

книге. Цинциннат поднял брыкающийся стул на стол. Сам наконец

влез. Но, конечно, ничего не было видно, -- только жаркое небо

в тонко зачесанных сединах, оставшихся от облаков, не вынесших

синевы. Цинциннат едва мог дотянуться до решетки, за которой

покато поднимался туннель окошка с другой решеткой в конце и

световым повторением ее на облупившейся стенке каменной пади.

Там, сбоку, тем же чистым презрительным почерком, как одна из

полустертых фраз, читанных давеча, было написано: "Ничего не

видать, я пробовал тоже".

Цинциннат стоял на цыпочках, держась маленькими, совсем

белыми от напряжения руками за черные железные прутья, и

половина его лица была в солнечную решетку, и левый ус

золотился, и в зеркальных зрачках было по крохотной золотой

клетке, а внизу, сзади, из слишком больших туфель

приподнимались пятки.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Анализ романа Приглашение на казнь ВВ Набокова

    Контрольная работа >> Литература и русский язык
    ... - необыкновенная оригинальность его произведения «Приглашение на казнь», которое оказало на меня настолько сильное воздействие ... конфликта с действительностью. Для персонажей произведения «Приглашение на казнь» Набокова выдуманный мир оказывается более ...
  2. Ответы на вопросы по истории России

    Шпаргалка >> История
    ... под 862 г. рассказывается о приглашении новгородцами и кривичами на княжение варягов-норманнов. «Земля ... Приходите княжить и владеть нами». На приглашение откликнулись три брата — Рюрик, ... обвинила его в измене и настояла на казни. Летом 1634 г. был заключен ...
  3. Литература в революционные годы. Советская метрополия и эмиграция

    Реферат >> Литература и русский язык
    ... — не нуждается в ключах и кровле. Приглашение на казнь «Сообразно с законом, Цинциннату Ц. объявили ... город. Прослышав о казни, начинает собираться публика. На площади возвышается червленый помост ... отменил смертную казнь в мирное время, заменив её на 25 лет ...
  4. Ответы на экзаменационные вопросы по литературе 11 класс 2006г.

    Шпаргалка >> Литература и русский язык
    ... типов" фамусовской Москвы. Каждая семья, приглашенная в дом к Фамусову, включает в себя ... представлена в таких ситуациях, как момент приглашения Чацкого в дом к Тугоуховским, а также ... сон, будто он не послал на казнь бродячего философа и целителя, будто ...
  5. Типология детских образов в творчестве В Набокова

    Курсовая работа >> Литература и русский язык
    ... (1932), «Отчаяние» (1934), «Приглашение на казнь» (1938), «Дар» (1937–1938). ... , чреватого гибелью героя (Приглашение на казнь), продолжено в английском романе ... в свет в такой последовательности: «Приглашение на казнь» (Invitation to a Beheading, 1959), ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0017518997192383