Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Философия->Реферат
Для современных общественных систем актуальным является поиск общественной патриотической идеи. Старая система социалистического общества разрушена, к...полностью>>
Философия->Задача
Представления ряда отечественных философов о "русской школе" являют собой составную часть "русской идеи". Так, В. Ш. Сабиров понимает "русскую идею" к...полностью>>
Философия->Контрольная работа
Жизнь и деятельность людей в повседневности связана с удовлетворением не общезначимых потребностей, реализуемых в политике, а удовлетворением самых ра...полностью>>
Философия->Реферат
Духовность человека - это богатство мыслей, сила чувств и убеждений. Во все более полной мере оно становится достоянием передового человека. У него пр...полностью>>

Главная > Реферат >Философия

Сохрани ссылку в одной из сетей:

27


Московский Педагогический Государственный Университет

Реферат по философии науки

На тему:

Античные теории «Фюсей» и «Тесей»

Выполнил: Проконичев Г.И.

МПГУ, кафедра лексики английского языка

Проверила: Манерко Л.А., д.ф.к., профессор

Москва 2007

Содержание:

Введение…………………………………………………………………………..3

Имя в древнегреческой философии…………………………………………..4

Вопросы происхождения языка у Гераклита и Парменида………………………………………………………...…………......11

Язык в атомистической философии Демокрита…………………………...16

Диалог Платона «Кратил»………………………………………………….…19

Заключение……………………………………………………………...…...….26

Список использованной литературы………………………………………..27

Введение

Языкознание как самостоятельная дисциплина, осознавшая свой объект и свой метод, свое место в системе смежных наук, — дитя XIX столетия. Прежде чем соединиться в самостоятельную отрасль знания, разрозненные языковые исследования входили в программу многообъемлющей и малодифференцированной дисциплины, объеди­нявшей все доступные тому времени языковедческие и литературо­ведческие проблемы с собиранием и классификацией антикварно-исторических материалов. Дисциплина эта восходила к античности: ее исконное название «грамматика» уступило место термину «филология», поскольку старинное наименование еще в древности прочно укрепилось за «технической» частью дисциплины - описа­нием языковых форм, и в этом суженном значении перешло в средневековую Европу. Формальная грамматика, описательная или нормативная, эмпирическая или спекулятивно-рационалистическая, в этом последнем случае ориентированная на логику, была предше­ственницей научного языкознания XIX в. и оставила в нем много­численные следы; ее методы и подходы и поныне сохраняют известную силу в так называемой «школьной грамматике». В построении этой формальной грамматики значительное место занимают унаследован­ные от древности принципы античной грамматической теории, среди которых значительное место занимают взгляды философов на вопрос происхождения языка и имени и отношение имени к называемой им вещи.

Греческая философия заменила собою мифологическую картину мира в период становления рабовладельческого общества. За перево­ротами эпохи VII— VI вв., когда сложились основы античной обще­ственно-экономической формации, последовал переворот в мировоз­зрении. Конкретная символика, мифологического мышления усту­пила место тяге к образованию абстрактных понятий, но и самые яти понятия и — в особенности — те соотношения, в которых эти понятия между собою мыслились, во многом продолжали опираться на привычные представления мифологии. Мифологическая картина мира в античном обществе никогда не была изжита до конца. И язы­ковая проблематика античной философии тесно связана с тем местом, которое занимал язык в мифологической системе мышления.

«Сказанное отнюдь не следует понимать так, что у греков обяза­тельно должны были циркулировать «мифы» (в смысле повествова­ний о богах и героях), имевшие своим содержанием какие-либо язы­ковые вопросы. Такие сказания хорошо известны из библейской ми­фологии: Адам, первый человек, дающий наименования всем живым существам, или вавилонское столпотворение. Греческая мифология таких мифов не знает; во всяком случае, до нас не дошло никаких следов подобных представлений. Место языка в мифологической кар­тине мира определяется не наличием тех или иных повествований о языке, а той ролью, которая приписывается языку в системе мышле­ния, создававшей мифы.»[3]

Среди мифологических аспектов языка должны быть особо отме­чены два момента. Во-первых, язык как целое сравнительно редко. привлекает к себе внимание; центр тяжести мифологической трактовки языка лежит на отдельном слове, точнее — на имена. Имя вещи мыслится неразрывно связанным с самой вещью, ее неотъемлемой частью (термин «свойство» в салу своей абстрактности был бы здесь неуместен). Каждая вещь — единый целостный комплекс, живой носитель конкретных отношений, от которого не абстрагируются отдельные элементы, в том числе имя. Имя не существует вне вещи, и совершая какие-либо операции над именем, мы воздействуем на вещь, подчиняя ее нашей воле. Отсюда сила заговоров, заклинаний, отсюда стремление «первобытного» человека «засекретить» имена тех предме­тов, которые он считает нужным обезопасить от враждебного воздей­ствия, тенденция к созданию тайных языков. На принципе взаимо­замещаемости имени и вещи покоится вся словесная магия. Наряду с убеждением в том, что обыденные слова родного языка в основном являются «настоящими» именами вещи, некоторые имена выделяются как особо значительные. На греческой почве мы встречаемся с пред­ставлением о группе имен, специально свойственных языку богов, в отличие от наименований, которые употребляют, говоря о тех же предметах, люди. Такие указания неоднократно попадаются в древ­нейших памятниках греческой литературы (гомеровские поэмы, Ферекид). С другой стороны, особенно на более поздних этапах мифо­творчества, в эпоху создания развернутых мифологических систем, имя, осмысленное в его языковой связи с другими именами, становится орудием осмысления самой вещи в её реальных связях. Толкование имени – этимология - первое проявление рефлексии над языком в истории греческой мысли. В гомеровском эпосе часто подчёркивается различными приемами это осмысление имен действующих персонажей, а у Гесиода и ранних греческих мыслителей этимологизирование получает уже характер сознательного метода интерпретации имен. Во-вторых — и это специфично для всей мифологической картины мира — всякий процесс мыслится по аналогии трудовых процессов. Вещь, вошедшая в социально обусловленную сферу объектов мышле­ния, представляется имеющейся в наличии потому, что некто в неко­торое время эту вещь «сделал» или «нашел» (на ранних стадиях перво­бытного общества люди чаще «находят» вещи в готовом виде, чем «делают» их). Для всякой мифологии характерны сказания о «происхо­ждении» той или иной вещи, о «героях-изобретателях». Имеющиеся в языке «имена» также нуждаются в изобретателе. И хотя греческая мифология не приписывает ни одному из своих персонажей подобных функций, .самое представление об установителе имен, «ономатотете», засвидетельствовано философами. Древнепифагорейское изре­чение гласит «что мудрее всего? число, а на втором месте тот, кто положил вещам имена»; не раз ссылается на это представление и Платон. Целесообразно привести одно место из диалога Платона «Филеб», в котором опи­сывается создание письменного языка:

«Некий бог или божественный человек — в Египте говорят, что это был некто Тевт, — впервые усмотрел, что в неопределенном многообра­зии звуков голоса гласные составляют не единство, а множество, и дру­гие буквы, причастные не к голосу, но к некоему звучанию, в свою очередь, имеются в некоем числе; он отделил и третий вид букв, те, которые мы теперь называем безгласными. После этого он произвел раз­деление безгласных беззвучных, пока не дошел до каждой буквы в от дельности; таким же образом он поступил с гласными и средними, и наконец, получив их число, наименовал каждую в отдельности и все вместе стойхейон. Увидев же, что никто из нас не мог бы научиться даже одной из них самой по себе, независимо от всех остальных, он, вновь исчислив связующее их отношение и найдя его единым и неким образом, приводящим все буквы к единству, назначил и единое искусство, которое нарек грамматическим» [6]

Это цитата показывает характерную особен­ность диалогов Платона. Перед нами описание работы фонолога, фонолог разбирает «стихии» звучащей речи, двигаясь по иерар­хии от классов звуков к элементам этих классов. Затем составляет алфавит звуков, давая каждому из этих звуков название: словес­ное или в виде буквенного символа. Далее звуки, составляющие алфавит, сводятся в систему, где каждый с каждым связан прямо или опосредованно. Такая система и есть описание языка на фо­нологическом уровне. Таким образом, текст, содержащий мифо­логические образы, точно фиксирует принцип лингвистической систематики. С точки зрения описания фонологической процеду­ры текст абсолютно достоверен.

Вместе с тем с точки зрения реальной истории событий, при­ведших к образованию письменности и работе фонологов, текст, по сути дела, есть миф, т.е. полная недостоверность. Известно, что греческий алфавит, как и всякий (или почти всякий) алфа­вит Средиземноморья, развивается из египетской иероглифики. Деление речи на «стихии», по крайней мере в этом ареале культу­ры, происходит только через посредство совершенствования идео­графической письменности, путем разделения идеограмм на де­терминативы и фонетические знаки. Причем многие фонетиче­ские знаки могут передавать более чем один звук (одну «стихию»). Лишь путем переноса принципов письма с египетского на другие языки появляется система собственно фонетических знаков — букв алфавита. Таким образом, картина реальной истории искажена.

Если даже допустить, что фигура ономатотета не восходит к глубокой древности и создана умозрением ранних философов, то ход мысли, приведший к созданию этого образа, все же остается типично мифологическим. Представления об акте установления имени и о неразрывной связи имени с вещью отнюдь не являются взаимо­исключающими друг друга: ономатотет либо «находит» в вещи ее имя, либо в акте наименования присваивает вещи нечто, становящееся ей отныне присущим; ибо, только получив имя, вещь приобретает пол­ную реальность. Так и в Библии: бог Ягвэ подводит к Адаму каждое животное, и чем Адам его назовет, это и есть его имя,

Поскольку имя непосредственно принадлежит вещи, для архаиче­ского мышления нет надобности относить имена к какой-либо сфере, отличной от сферы бытия вещей. Язык как целое есть лишь совокуп­ность имен, которая может быть противопоставлена совокупности имен чужого языка, но не заключает в себе ничего специфически-языкового, несвойственного самим вещам, и не рождает никаких проблем, кроме вопроса об отношении отдельных имен к отдельным предметам, «правильности» наименования. Различие в именах есть различие вещей, сходство и близость вещей обнаруживаются в сход­стве и близости этимологически сопоставляемых имен, как они были установлены ономатотетом, одним или многими. Таков итог размыш­лений над языком ко времени разложения мифологического миросозерцания и то идейное наследие, которое греческая философия полу­чила в вопросах языка от предшествующих стадий истории мысли.

В древнейших литературных памятниках на греческом языке наблюдаются попытки осмыслить значение некоторых слов, преиму­щественно имен собственных, путем сопоставления их с другими словами, близкими по звучанию.

Осмысление имени путем выявления его связей с другими словами служило средством, с помощью которого пытались рас­крыть природу обозначаемого предмета. Современная этимоло­гия - это наука о происхождении и истории слов. Этимологизиро­вание древних ставило перед собой совершенно иные задачи - оно стремилось посредством анализа слов прийти к познанию реального мира. В основе такого этимологизирования лежало представление о внутренней, естественной связи между словом и обозначаемым предметом — представление, восходящее в своих истоках к архаическому, мифологическому мышлению, для ко­торого «имя нераздельно связано с вещью, является носителем его свойств, магическим заместителем». Разумеется, сознательное толкование имен стало возможным лишь тогда, когда это мифо­логическое представление было в известной мере рационализи­ровано, но полностью оно не изжило себя еще на протяжении многих веков.

Следует отметить, что многие явления языка были предметом изучения, но языковые изыскания носили разрознен­ный характер, они не были объединены и систематизированы в пределах одной научной дисциплины. При этом все наблюдения производились только на материале греческого языка. Отсутствие интереса к чужеземным языкам едва ли можно объяснить, как это часто делается, презрением к «варварам». Следует принять во внимание, что греческая культура ив развивалась, как это часто бывало в других странах, под доминирующим влиянием чужеземной культуры. Потребности перевода на греческий язык письменных памятников с другого языка не возникало, нужды общения с иностранцами в сфере военной, дипломатической или торговой удовлетворялись людьми, не получившими специальной подготовки и знавшими несколько языков лишь в силу обстоя­тельств своей жизни. До понимания необходимости изучения чужеземных языков с чисто исследовательской целью научная мысль античности еще не доросла. Древним грекам не только в V в. до н. э., но и гораздо позднее представлялось, что языки отличаются один от другого лишь своей внешней звуковой формой, а по своему внутреннему строению они вполне тождественны между собой, поскольку они точно воспроизводят строение мышления и строение реального мира, одинаковое для всех людей.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Теории происхождения языка. Язык и письменность

    Реферат >> Культура и искусство
    ... . 2.2.2. Гипотезы нового времени. Гипотезы в духе античной теории «Фюсей». Ономатопоэтическая (греч. «создающая имена»), или ... , как результат звукоподражания. Гипотезы в духе античной теории «тесей». Гипотеза общественного (социального) договора ...
  2. Теории происхождения языка

    Реферат >> Иностранный язык
    ... из какого материала. В античном языкознании этот вопрос формулировался следующим ... установлению» (теория «тесей») или «по природе вещей» (теория «фюсей»)? Если ... человека породило новые теории: Эволюционная теория. Представители этой теории (немецкие ученые В. ...
  3. Гипотезы о происхождении языка

    Реферат >> Иностранный язык
    ... нового времени Гипотезы в духе античной теории "Фюсей" Ономатопоэтическая (греч. "создающая ... результат звукоподражания. Гипотезы в духе античной теории "тесей". Гипотеза общественного ( ... этой гипотезе видно влияние античной теории тесей, согласно которой люди ...
  4. Курс лекций по общему языкознанию

    Лекция >> Иностранный язык
    ... языкознания. Языкознание в древней Индии. Античное языкознание: а) философский период; ... лагеря. Одни были сторонниками теории фюсей (physei) и утверждали, что ... Метода. — К., 1994. 302 2. Научная литература Античные теории языка и стиля. — М. — Л., 1936. ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0020058155059814