Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Социология->Реферат
Сорокин П.А. - один из выдающихся социологов ХХ века и один из основателей американской социологии, эмигрировавший в 20-х годах из СССР в США. Америка...полностью>>
Социология->Реферат
Организация скаутов не устраивала существующую в те времена власть по политическим убеждениям. Нужна была своя, пролетерская. Так появилась пионерская...полностью>>
Социология->Реферат
Социальная политика и социальная работа как средство ее реализации базируются на конституционно-правовых установлениях и гарантиях, провозглашенных в ...полностью>>
Социология->Реферат
Менталитет является предметом рассмотрения нескольких гуманитарных наук, каждая из которых вносит свою черту в определение данного понятия. Современны...полностью>>

Главная > Контрольная работа >Социология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Негосударственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Омский юридический институт»

Кафедра теории и истории государства и права

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине «Социология»

Тема 2.

История становления науки об обществе

Выполнила:Марусова Елена Юрьевна

студентка 3- го курса з/о 318 гр.

№ з/к

Проверила: к.ф.н., доцент, доцент к.т и и.г.п. Тюменцева Г.И.

Омск 2010 г

Содержание:

введение ……………………………………………………………………...3

  1. Предпосылки возникновения социологии как науки……………………..4

2.      О. Конт – основоположник позитивной социологии……………………...7

2.1.Закон интеллектуальной эволюции

2.2. Иерархия наук

2.3.Социология как "социальная физика"

3.      Эволюционистская социология Г. Спенсера………………………………16

3.1. Сущность эволюции по Спенсеру

3.2. Органическая аналогия

3.3. Факторы социальных процессов

Заключение…………………………………………………………………26

Литература………………………………………………………………….27

Введение

Расширить и углубить представление о социологии как о науке помогает изучение истории ее становления и развития. Естественно возникает вопрос: когда и при каких условиях она возникает, что послужило побудительным толчком для формирования новой науки об обществе? Ответ на этот вопрос не совсем простой, поскольку определенные представления об обществе развивались в течение многих столетий. Развитие учения об общественной жизни мы находим уже в античной философии IV века до нашей эры в работах Платона, Аристотеля и др. Еще активнее эта проблема разрабатывается в Новое время в работах Макиавелли, Руссо, Гоббса и др. Можно ли считать, что тогда уже существовала социология как самостоятельная наука? Вероятно, нет. Здесь более уместно говорить о социальной философии как предшественнице социологии.

Для ответа на вопрос о времени появления социологии мы должны опираться на критерии, выдвигаемые науковедением. А оно утверждает, что для решения этого вопроса, прежде всего, необходимо иметь в виду, с какого времени социология в качестве отдельной социальной науки начала признаваться научным обществом.

  1. Предпосылки возникновения социологии как науки

Рассмотрение предыстории и анализ объективных предпосылок возникновения социологии показывают, что социология как самостоятельная наука сложилась, в первую очередь, в результате конкретизации проблематики традиционной социальной философии. На всех этапах истории человечество пыталось осмыслить общество, выразить свое отношение к нему. Отдельные элементы определенной системы социальных воззрений сформировались в странах Древнего Востока: Египте, Индии, Китае [2].

Они дошли до современности в виде законов, моральных и религиозных поучений, различных записей и представляют собой документы, в которых описывается существующее общество, некоторые отношения и институты, характерные для него. В этих источниках даются конкретные рекомендации и наставления относительно того, как людям следует себя вести, как выполнять определенные виды деятельности.

Однако впервые систематизированное осмысление общества началось в античной Греции. Относительно высокий уровень экономического развития, политическая свобода и демократическая атмосфера, а также социальные контакты вне трудовых отношений позволили свободным людям этой страны не только активно участвовать в общественной жизни, но и изучать ее.

После Аристотеля греческая социальная философия развивалась в русле нескольких школ: эпикурейской, кинической и стоической. Несмотря на различия, существовавшие между представителями этих школ, они характеризовались общей тенденцией - анализ общества был ими перенесен с проблематики государства (понимаемого, прежде всего, через полис или как полис) на проблематику личности и ее жизни в более широком общественном контексте, чем государство. Этот контекст они называли космополисом.

В отличие от греческой философии и социальной мысли, которые и по сей день представляют собой фундаментальный и прочный вклад в человеческую мысль вообще, римская цивилизация не оставила после себя никаких значительных следов в этом отношении. Римляне лишь опирались на идеи общества, возникшие в античной Греции, но сами их не развивали. Их больше интересовали проблемы организации и правового устройства своего государства. В период Средневековья доминантной формой мышления была религия, поэтому общественная мысль была ориентирована на познание иррациональных законов, а не на объективное осознание социальной действительности.

Развитие социальной мысли в Новое время сопровождалось большими надеждами на то, что после многовекового застоя наступит период экономического и духовного расцвета, свободы общества и личности[10].

Ядро концепции просветителей составляет убеждение в решающей роли знаний и, особенно, познания «естественного порядка» для исправления социальных отношений. «Естественный порядок» познаваем человеческим разумом и соответствует подлинным, неиспорченным желаниям человека; социальные отношения должны быть приведены в гармоничное соответствие с законами окружения и человеческой природы.

Таким образом, важнейшим истоком социологии явились социально-философские идеи об обществе, о его взаимоотношениях с государством, о социальных трансформациях и прогрессе.

На рубеже XVIII-XIX вв. в европейской социальной мысли возникает реакция против социального номинализма и индивидуализма просветителей; одновременно против господствовавшего ранее представления об обществе как искусственном порождении интеллекта и воли человека. Различие между «естественным», сформировавшемся без участия человеческой или божественной воли, и «искусственным» начинает ощущаться все более явственно. Вместе с тем начинает восприниматься различие между обществом и государством: их уже не только не отождествляют, но и противопоставляют друг другу.

С начала XIX в. понятие общества получает свое дальнейшее развитие не только в теоретических системах, но и в социальной практике, а прилагательное «общественный» («социальный») становится необычайно популярным. Активно формируются многообразные течения и школы так называемого «социального движения», которые в «обществе» видели ту «естественную силу», которая способна вновь объединить людей, т. е. осуществить то, что раньше обеспечивали традиционные религиозные верования, церковь и монархическая власть. Действительно, с точки зрения создания собственной теории, социологическая наука формировалась довольно медленно. Однако окончательный «импульс» для своего развития она получила в результате «тройной» - политической, промышленной и социальной революции, которая произошла в Западной Европе в конце XVIII в.

Наиболее сильно «взбудоражила» западное общество Французская буржуазная революция 1789 г., «перевернувшая» устоявшиеся ценности. Политическое равенство граждан стало законом, который излагался в «Декларации прав человека и гражданина», но который не привел, вопреки ожиданиям, к более справедливому общественному устройству. Наоборот, он лишь подтвердил природное неравенство между людьми, а также то, что выдвижение на первый план общественного интереса служит своеобразным алиби для выражения эгоистических амбиций.

В XVII в. в Европе сформировался новый эталон научности, основу которого составила ориентация на создание и развитие «естественной» науки. «Естественное» при этом понималось в трех смыслах: как свободное от всего сверхъестественного, как рациональное, основанное на чистом разуме или, как тогда выражались, естественном свете; наконец, как возможно более согласованное с новейшими успехами тогда же и возникшего механического естествознания.

Общенаучным методологическим эталоном стала физика, особенно такой ее раздел, как механика. Следует иметь в виду, что в XVI-XVIII вв. термин «физика» имел гораздо более широкое значение, чем впоследствии. Им обозначали изучение всех природных объектов. Практически в том же значении, что и физика, использовался и термин «физиология», также применявшийся ко всей науке в целом. Таким образом, «физика» и «физиология» представляли собой определенный, «естественный» способ видения всего мира, включая мир человека и общества.

Принципы механического естествознания, тесно связанного с математикой и техникой, во многом были разработаны и применены в трудах великих ученых —творцов научной революции.

Важной особенностью этого естественнонаучного мировоззрения, отличавшей его, в частности, от прежней натурфилософии, была переориентация с онтологической проблематики на методологическую, или, еще шире, эпистемологическую. Наука этого времени уже исследует не только и не столько бытие «само по себе», сколько его соотношение с познанием, пути и средства его познания, фактора достоверности и истинности знания.

К перечисленным особенностям развития науки со второй половины XVIII в. следует добавить и стремление рассматривать исследуемые явления исторически как стадии развития, причем развития главным образом прогрессивного. Так, идея прогрессивного развития к началу XIX в. становится важной общенаучной идеей.

Идеи о прогрессивном историческом развитии мира обусловили становление и последующее развитие целой группы соответствующих методов: историко-генетического, сравнительно-исторического, метода «сопутствующих изменений» и т. д.

Таким образом, к началу XIX в. бесчисленные хаотичные данные познания были упорядочены, выделены и приведены в причинную связь; знание стало наукой, и науки приблизились к своему завершению, т. е, сомкнулись, с одной стороны, с философией, с другой - с практикой, что также послужило источником развития позитивного подхода к анализу социальных явлений.

Результатом социально-политических перемен, развития промышленности, а также слияния науки с практикой стала и социальная эволюция.

В Западной Европе были установлены новые социальные отношения — отношения собственности. Их развитие обусловило разделение труда и классовую дифференциацию (появилась быстро растущая и довольно сильная буржуазия, а вместе с ней - пролетариат), что, в свою очередь, дало толчок развитию экономической науки.

Поскольку большинство из экономистов рассматривали рыночные отношения, так же как и само общество, в позитивном свете, то их основной задачей стала не критика существующего общественного строя, а просто сбор «социальных» данных. Их главной целью было снабдить правящие круги фактическим материалом, который был необходим, чтобы понять, как функционирует общество и пытаться эффективно управлять им. Это и предопределило широкое распространение социально-статистических и социально-экономических обследований, составивших, в дальнейшем, основу для развития социологической науки.

Существенное влияние на становление социологической науки оказали взгляды социалистов-утопистов конца XVIII - начала XIX в., которые пытались не только теоретически осмыслить и критиковать современное им общество, но и наметить пути его коренного преобразования [11].

Таким образом, быстрое развитие капитализма и нарастающая динамика социальных конфликтов настоятельно потребовали не только социально-философского, но и «позитивно-политического» объяснения социальных феноменов.

 

2.Огюст Конт - основатель социологии

Огюст Конт (August Comt) родился в 1798 году в городе Монпелье в семье чиновника. Учился в городском лицее, а затем - в Политехнической школе. Завершив в 1816 г. учебу, он начинает зарабатывать на жизнь, давая уроки математики. Отметим этот факт как достаточно важный для научного мировоззрения Конта, ибо и в дальнейшем он будет трудиться в качестве преподавателя (точнее частного репетитора прежде всего точных (или "естественных") учебных дисциплин - математического анализа, механики, геометрии, астрономии, владея ими на достаточно профессиональном уровне. Однако главной страстью и основным предметом его научных изысканий довольно рано становится социальная философия. Может быть, не последнюю роль и на формирование мировоззрения Конта, и на содержание некоторых его идей оказал знаменитый Анри Сен-Симон, ближайшим сотрудником и личным секретарем которого он пробыл в течение семи лет. Во всяком случае Ф.Энгельс считал, что именно у Сен-Симона он заимствовал большинство своих блестящих идей. Сен-Симон был, по мнению многих, гениальным и довольно эксцентричным французским мыслителем, который пытался создать нечто вроде "секулярной церкви". Сами сенсимонисты, его ученики и последователи, расценивали себя как разновидность организации, в которой действуют священнические порядки и которая будет стражем новой веры в прогресс и рациональность во имя всего человечества. Среди других несколько причудливых штрихов окружения Сен-Симона была униформа, которую они носили - жакет с пуговицами вдоль спины, который никто не мог ни надеть ни снять без помощи других. Идея здесь состояла в том, чтобы продемонстрировать, что человеческие существа зависимы друг от друга. Позднее Конт рассорился с Сен-Симоном, и каждый из них обвинял другого, приписывая ему кражу своих идей.

Сам Конт настойчиво отрицал, что Сен-Симон был его учителем. У него были для этого основания. Сен-Симон придерживался, в сущности, несколько иного направления в общественной науке, во многом делая акцент на значении экономического фактора. Потому Сен-Симона в этом смысле можно считать скорее предшественником Маркса, нежели Конта[6].

В 1824 г. О.Конт опубликовал одну из первых работ, где концепция науки об обществе названа им "социальной физикой". Пройдет еще 14 лет, прежде чем в четвертом томе Cours de philosophie positive (1838) будет впервые публично использован термин социология. Он трактует здесь социологию как синтетическую науку, которая пытается интегрировать политические, экономические и социальные явления. А к концу жизни у Конта вызреет мысль о расширении созданной им научной системы до уровня универсального средства преодоления кризиса современного мира. Он мечтает создать социолатрию - нечто вроде нового религиозного культа - но не Бога, а Человечества как единого великого существа. Целый ряд идей Конта в чем-то предвосхищали созданные позднее теории Тейяр де Шардена, В. Вернадского, Н. Федорова.

2.1.Закон интеллектуальной эволюции

В самом начале своей брошюры "Дух позитивной философии", изданной в Санкт-Петербурге в 1910 г., Конт пишет:

" Все наши умозрения, как индивидуальные, так и родовые, должны неизбежно пройти последовательно через три различные теоретические стадии, которые могут быть здесь достаточно определены обыкновенными наименованиями - теологическая, метафизическая и научная" .

При этом первая стадия рассматривается как "чисто предварительная"; вторая представляет собой "только видоизменение разрушительного характера, имеющего лишь временное назначение - привести к третьей"; что касается третьей, то именно на ней, "единственно вполне нормальной стадии, строй человеческого мышления является в полном смысле окончательным".

Подчеркнем, что Конт здесь претендует на открытие универсального теоретического закона двойной эволюции. "Двойной" прежде всего в том смысле, что эта эволюция относится одновременно и к социальному, и к интеллектуальному развитию общества. Но также двойной и в том смысле, что такого рода эволюцию претерпевает и процесс развития отдельно взятого индивида (онтогенез), и человечества в целом или отдельных коллективностей (филогенез). Попытаемся поближе присмотреться к характеристикам каждой из этих стадий.

На теологической (или фиктивной) стадии человеческий ум пытается объяснить окружающие его явления - и природные, и социальные - воздействием сверхъестественных сил. Однако при этом, особенно на ранних этапах данной стадии, ум человека парадоксальным образом "объясняет явления, признавая в них существа или силы, сравнимые с самим человеком". Главная особенность этой стадии, считает Конт, состоит в том, что человеческий разум, будучи еще не в состоянии разрешить даже простейшие научные проблемы, "жадно и почти исключительно ищет начала всех вещей, стремится найти либо начальные, либо конечные причины различных поражающих его явлений и основной способ их возникновения - словом, стремится к абсолютному знанию".

Далее наступает метафизическая (или абстрактная) стадия. Она вытесняет сверхъестественные факторы в объяснении законов окружающего мира - природы и общества - сущностями или олицетворенными абстракциями. Что такое сущности? Они, по Конту, имеют несколько двусмысленный характер. Ибо в каждой из этих метафизических сущностей, присущих конкретным телам (и в то же время не смешивающихся, не сливающихся с этими телами), ум человека может - по желанию или в зависимости от того, находится ли он ближе к теологическому либо позитивному состоянию - видеть либо действительную "эманацию сверхъестественной силы", либо отвлеченное наименование рассматриваемого явления. Другими словами, здесь человек "взывает к абстрактным сущностям, таким как природа".

Это, скорее, некое переходное состояние познания, потому что по природе своей данный метод носит прежде всего критический характер. Он, главным образом, отвергает, разрушает представления, сложившиеся на предшествующей стадии, не предлагая ничего конкретного взамен. Таким образом, задача этой стадии - главным образом, критическая и подготавливающая наступление третьей. Это метафизическое состояние, говорит Конт, нужно в конечном счете рассматривать как своего рода хроническую болезнь, естественно присущую нашей мысли (как индивидуальной, так и коллективной) на переломе между младенчеством и возмужалостью.

Наконец, по завершении метафизической стадии интеллект индивида (или коллективности) вступает в положительную или реальную, или позитивнуюстадию. Свое название она берет от базовой парадигмы, на которую О.Конт последовательно опирается в своем научном творчестве: positive в переводе с французского означает "положительный". Логика и суть этого метода научного познания, коротко говоря, состоит в том, чтобы применить к изучению социальных явлений приемы и методы, разработанные и зарекомендовавшие себя в точных (или естественных) науках.

Конт при этом исходит из того, что всякое предложение, которое недоступно точному превращению в достаточно ясное и простое объяснение частного или общего явления, не может представлять реального и понятного смысла. Мы не можем устанавливать законы развития природы и общества, утверждает Конт. Мы можем действительно постичь лишь различные взаимосвязи явлений и фактов, никогда не будучи в состоянии до конца проникнуть в подлинные причины их возникновения. Поэтому дело ученого - наблюдать, регистрировать и систематизировать факты и на основе этой систематизации выявлять определенные закономерности. Хотя вообще Конт и его последователи-позитивисты убеждены в том, что такие законы существуют, причем они универсальны как для природы, так и для общества. Стало быть, основной переворот, характеризующий состояние возмужалости нашего ума (повторяем - и в индивидуальном, и в коллективном смысле), заключается в повсеместной замене недоступных определению причин простым исследованием постоянных отношений и связей между существующими явлениями.

Конт утверждает, что эти три состояния - каждое из которых является господствующим в свое время - пронизывают все стороны общественной жизни и образуют основу социальной организации. Так, теологическое состояние умов приводит к созданию военно-авторитарного режима. "Нетрудно понять, - говорит он, - что военный порядок не может быть установлен без теологического освящения. Без него необходимая подчиненность будет недостаточно полна и недостаточно внушительна". Своей максимальной полноты и логического завершения теологическая стадия достигает при феодально-католическом режиме[2].

По мере развития индивидуального и социального интеллекта пробуждается критицизм, подрывающий религиозные убеждения, которые образовывали "жизненный нерв" старого социального порядка. Разложение веры и связанный с этим упадок социальной ответственности достигает своего апогея в период революционных кризисов, которые, кстати, Конт считает совершенно необходимыми (точнее - неизбежными) для развития общества. Так наступает метафизическая эпоха, для которой характерно господство разрушительных воззрений. Наследием революционной эпохи становится "анархия умов". С ней-то и призван покончить "позитивный синтез" научного знания.

Общее направление исторической эволюции (Конт, разумеется, принимал во внимание лишь историю ведущих европейских народов, которые он именовал "элитой человечества") определяется неуклонным нарастанием элементов нового "промышленного и мирного общества". Наиболее характерная черта современной эпохи, считает Конт, - преобладающее влияние промышленности на все общественные процессы. И если наиболее важной для общества, находящегося на метафизической стадии, является фигура юриста, то в индустриальном (как он именует общество, достигшее позитивной стадии), на первый план выдвигаются ученые и промышленники.

Следует отметить, что идея интеллектуальной эволюции, по сути, не вышла за пределы чисто контовской социологии и фактически не получила сколько-нибудь серьезного развития в социологической мысли последующего периода. Очень немногие после Конта воспринимали эти стадии всерьез. Тем не менее, общее представление о том, что существует более или менее неизбежная прогрессия ступеней в развитии человеческого общества - это идея, которая оказалась гораздо более продолжительной и жизнеспособной.

 

2.2. Иерархия наук

Рассмотренный в предыдущем параграфе закон трех состояний интеллекта в научной системе Конта достаточно строго сочетается с произведенной им классификацией наук. В этой классификации он размещает научные дисциплины на определенной шкале - в соответствии с природой изучаемых ими явлений или в соответствии с их "общностью", либо "важностью". Такой "порядок распределения разных наук раскрывает нам порядок становления позитивного разума в разных областях".

В самом деле, говорит Конт, вряд ли возможно рациональным образом изучать статические или динамические явления, происходящие в обществе, не ознакомившись вначале с общей средой, в которой они совершаются, и с тем, как устроен "изнутри" их специфический деятель. Ведь человек - это прежде всего биологический организм, состоящий из какого-то вещества. Отсюда - необходимое деление науки о природе на две отрасли - органическую и неорганическую. С какой из них нужно начинать изучение природы? Разумеется, со второй, явления которой более просты и более независимы в силу их наивысшей общности. Описываемые ею закономерности так или иначе относятся к существованию Вселенной в целом и с необходимостью оказывают влияние на существование живых тел (состоящих в конечном счете из неорганических веществ).

Итак, каков же, согласно Конту, порядок размещения наук в этой иерархии, своеобразной "пирамиде"? В основании ее лежит наиболее общая и применимая ко всем областям знаний математика. Затем следует наука о Вселенной - астрономия. На их базе строится и развивается физика. Еще более сложная наука о строении мира и его закономерностях - химия. Познав основы четырех названных дисциплин, можно понять и сконструировать закономерности еще более сложной науки - биологии. И, наконец, венчает эту пирамиду социология. Принцип построения иерархии очевиден. Чем проще материя, тем легче ее познавать, размышляя о ней позитивным образом. Каждая последующая наука опирается на предыдущую и использует накопленные в ней знания. Каждая последующая наука является очередной ступенькой в познании окружающего нас мира.

  "Закон о трех состояниях человеческого разума", изложенный выше, достаточно успешно сочетается с предлагаемой Контом классификацией наук, доказывая, что методы познания и мышления, с успехом зарекомендовавшие себя в математике, астрономии, физике, химии и биологии, должны быть не менее успешно применимы и в области познания закономерностей, по которым развивается человеческое общество, включая и политику, и приведут в конечном счете к созданию позитивной науки социологии.

Идея иерархии наук также оказалась не самой долговечной. Впоследствии предпринималось не так уж много попыток популяризировать идею, что именно социология должна быть королевой наук. Можно вспомнить, например, что в начале века небольшая группа преподавателей Броуновского университета в Провиденсе, Род-Айленд, представили на рассмотрение президенту этого учебного заведения меморандум, в котором предлагалось, чтобы весь университет в целом признал главенство факультета социологии. Нет нужды говорить, что этот меморандум не был воспринят с энтузиазмом. Хотя и сегодня можно найти индивидов, которые каким-то образом ожидают от социологии как науки авторитетных ответов на все вопросы, которые беспокоят общество.

 

2.3.Социология как "социальная физика"

Огромное значение придавал Конт прогрессу разума и не отделимому от него социальному прогрессу вообще. Именно неотвратимый прогресс ума, индивидуального и коллективного интеллекта и являет собою главный аспект, суть истории человечества. Однако прогресс никак не может совершаться в условиях анархии, политической и социальной нестабильности.

Вот какова была общая логика размышлений Конта по этому поводу. Что составляет основные и необходимые условия, которые должны служить основанием стабильной политической системы цивилизованного мира? Порядок и прогресс. Их Конт считает основными социологическими понятиями.

Он утверждает: "Реальные понятия " порядок" и " прогресс" в социальной физике должны быть столь же неразрывны и нераздельны, как понятия " организация" и " жизнь" в биологии". Однако Конт все же разъединяет эти понятия и делает их двумя особыми предметами двух различных отделов социологии. Изучению прогресса посвящена "Социальная динамика" Конта, изучению порядка - его "Социальная статика". Эти две характеристики социальной жизни тесно связаны между собою. Никакой подлинный порядок не может быть установлен и не может удержаться сколько-нибудь долго, если он не согласуется с прогрессом. Но и социальный прогресс, в свою очередь, не сможет сделать ни одного серьезного шага, если этот шаг не ведет к упрочению порядка. Правильным решением любой политической задачи является такое, где эти два момента выступают как неразрывные стороны одного принципа. При этом порядок не следует рассматривать как инерцию, неподвижность - он с необходимостью полагает наличие прогресса в качестве одного из своих элементов. Однако и прогресс - это никоим образом не сумбурное беспорядочное движение, он предполагает наличие порядка в качестве жизненно важного условия своего осуществления. Таким образом, общество представляется Конту как организм, в котором непрестанное движение соединено с прочностью формы и обеспечивается ею.

Мы уже говорили о позитивном методе, предложенном Контом для научного изучения общественных явлений и упоминали, что первоначально он так и назвал свою концепцию - "социальная физика". Хотя многие исследователи отмечают, что сама идея "социальной физики" восходит к XVIII веку, а в начале XIX-го ее активно пропагандировал Сен-Симон, до Конта никто из ученых не пытался развернуть ее с такой полнотой, как это сделал он.

Вспомним, что в физике (да и в других естественных науках) методы исследования материальных тел отчетливо подразделяются на два больших раздела. Один из них занят тем, что изучает тело в неподвижном состоянии, описывая его строение, а также внутренние и внешние (с другими телами) связи и взаимодействия. Другой описывает тело в процессе его движения - как в пространстве, так и во времени. Речь идет не только о том, что в физике называется статикой и динамикой; в биологических, например, науках достаточно отчетливо отделяют анатомию и морфологию от физиологии. В социологии, как считает Конт, этот принцип разделения может показать различия между условиями существования и закономерностями непрерывного движения. Такой научный дуализм вполне соответствует представлению о двойном явлении порядка и прогресса. Ясно, что статическое исследование общественного организма должно совпасть с позитивной теорией порядка, а изучение развития коллективной жизни общества должно дать положительную теорию общественного прогресса. Отсюда две главные категории социологии Огюста Конта: социальная статика и социальная динамика.

Социальная статика. Контова социальная статика, по замечанию Р. Арона, "может быть логично разложена на две части: "предварительное исследование структуры природы человека... и собственно исследование структуры общества". Понятие статики означает такой подход к изучению социальных явлений, при котором особое внимание уделяется исследованию устойчивых социальных структур и той роли, какую они играют в сохранении общества как единого целого. В социальной статике рассматривается типология социальных структур, закономерности их взаимодействия, а также социальных институтов, их функционального соответствия и т.п [2].

Сама суть этого термина, по Конту, означает исследование ограниченной во времени совокупности сосуществующих и взаимосвязанных социальных явлений. Здесь не рассматриваются такие явления, которые образуют какую-то временную последовательность; все, что подлежит изучению, сосуществует одновременно, в данный момент. Именно такой подход, считает Конт, может обеспечить изучение тех связей, что лежат в основе стабильного порядка, организации. Таким образом, главный для социальной статики вопрос: какова природа социальной связи?

С точки зрения социальной статики общие условия социальной жизни могут быть рассмотрены в различных аспектах: личность и ее место в структуре коллективностей и общества в целом; семья как ячейка, из множества которых состоит общество; роль разделения труда, цементирующего общество воедино и т.п.

Говоря о личности, о человеке, Конт особое внимание уделяет соотношению умственных и эмоциональных способностей и их влиянии на нравственность как особый способ "общественной привязанности". Конечно, человек - существо разумное. Однако, помимо этого, он еще и чувствителен и деятелен. При этом побуждение к деятельности, по Конту, исходит прежде всего из сердца (в значении "чувство"). "Человек никогда не движим разумом, то есть абстрактная мысль у него никогда не выступает детерминантой деятельности". Причем, мотивация деятельности всегда - и даже по мере интеллектуальной эволюции - будет определяться чувствами. Что же касается разума, то он никогда не станет более чем органом управления или контроля. Однако это не означает умаления значения интеллекта. "Разум не является и не может быть силой именно потому, что он в определенном отношении есть нечто более возвышенное". Цель же социального прогресса состоит в том, чтобы люди во все большей степени руководствовались в своих поступках не эгоистическими интересами, а бескорыстными альтруистическими чувствами. Кроме того, необходимо, чтобы как орган контроля человеческой деятельности разум мог все более полно выполнять свои функции, помогая открывать законы, по которым развивается объективная реальность.

Конт считает единицей, из которых состоит общество, не индивида, не личность. В самом деле, говорит он, научный подход требует, чтобы каждая система состояла из себе подобных элементов. Поэтому подлинная элементарная единица общества - это семья, состоящая по меньшей мере из двух человек. Что касается социологической теории семейства, то она может быть приведена к исследованию двоякого рода отношений: во-первых подчиненности (субординации - ибо порядок обязательно должен включать ее в себя) пола, во-вторых - подчиненности возраста. Одна из этих подчиненностей устанавливает семейство, другая поддерживает его. Равенства полов не может быть в принципе - уже потому, что неравенство их задано самой биологией. В подчиненности женского пола мужскому нет ничего унизительного, задача ее состоит в стабилизации, установлении порядка. Два общих признака отделяют человечность от животности - ум и привязанность. Ум доказывает необходимое и неизменное преобладание мужского пола, а привязанность определяет необходимую умеряющую функцию, выпадающую на долю женщины.

Точно так же определяется и другой момент семейных связей: отношения родителей и детей. "Нет ничего прекраснее счастливого повиновения, - утверждает Конт, - которое установив семейство, составляет затем необходимый тип всякого общественного устройства". Так что семейная жизнь, будучи идеалом разумной власти и повиновения, - это не только школа общественной жизни, не только действительный и базовый элемент общества, но и во всех отношениях первый естественный тип его основного устройства.

Огромное значение уделяется в социальной статике проблеме разделения труда. Конт вполне признает, что общественное разделение труда есть, вместе с тем, и разделение людей и их интересов. Он даже объявляет общественное разделение труда истинною причиною социального неравенства. И вместе с тем, Конт утверждает, что то же самое разделение труда создает и общественную солидарность; порождает сознание общих интересов среди обособившихся членов одного и того же общества, распавшегося под влиянием общественного разделения труда на ряд обособившихся общественных групп, неравных друг другу в самых различных отношениях.

Разделение труда, по Конту, есть настоящая основа всякой общественной организации. Общественная организация, по Конту, есть не что иное, как опять-таки то же разделение труда, которое породило всю существующую общественную иерархию. Эта общественная иерархия и есть, по Конту, основа всякого социального порядка, вытекающего из разделения труда. Общественная организация есть своего рода организм социальный, коллективный, есть известная система социальных функций, то есть известное соотношение обособившихся отраслей разделенного труда. И отношение членов одного и того же общества есть не что иное, как соотношение их занятий, которые Конт называет отдельными общественными функциями. Смотря на людей исключительно с точки зрения разделения труда и выполнения ими тех или иных функций коллективного организма, Конт объявляет всех членов любого человеческого общества общественно-должностными лицами, настоящими общественными чиновниками (veritable fonctionnaires publiques). Каждое частное лицо есть лишь орудие определенной общественной функции. Стоя на этой органической точке зрения, Конт отрицает и свободу личности и не признает за гражданином никакого другого права, кроме права выполнять свою обязанность, определенную опять-таки разделением труда. Конт особенно выставлял навид, что его новая философия заменяет "определение прав определением обязанностей".

Разделение труда, по Конту, есть основа нравственности, вытекающей из понимания дела, обусловленного опять-таки разделением труда между членами одного и того же общественного организма. В какой-то степени и сама основанная Контом социологическая религия человечества есть лишь орудие принуждения людей беспрекословно покоряться участи, уготованной им разделением труда, которое создало и современную общественную иерархию, и правительство, охраняющее всеми силами "социальную субординацию". Социальная субординация, по Конту, необходима для правильной жизни социального организма, все устройство которого покоится на определенной системе разделения труда. Вследствие этого правительство, т.е. особая группа людей, выполняющая особую функцию управления всей нацией, естественным образом прорастает на вершине социальной пирамиды.

В то же время разделение труда составляет главное основание общественной солидарности и непрерывно воспроизводит все возрастающее усложнение общественного организма, который в конечном счете охватывает, вбирает в себя весь человеческий род.

Итак социальная статика, будучи важнейшим разделом социологической системы Конта, предполагает "с одной стороны, анатомический анализ структуры общества на конкретный момент, а с другой - анализ элемента или элементов, определяющих консенсус, т.е. превращающих совокупность индивидов или семейств в коллектив, делающих из множества институтов единство".

Социальная динамика. Это понятие означает у Конта такой подход к социальным явлениям, при котором основное внимание акцентируется на изучении процесса изменения этих явлений с течением времени, обусловленности этого процесса, его направленности и последствий, к которым он приводит. Что можно отнести к кругу проблем, изучаемых Контом в его социальной динамике? Это, прежде всего, факторы, влияющие на изменение социальных структур. Кроме того, Конта интересуют закономерности приспособления индивида к существующей системе общественных отношений (в частности, то, что в современной социологии именуется социализацией и институционализацией) и самого общества - к новым объективным условиям.

Конт в своей социальной динамике выступает явным представителем исторического направления в социологии. Недаром он построил большую часть своего труда на выявлении философско-исторического закона трех состояний. Недаром исторический метод Конт считал главнейшим методом социологии. Это в чем-то роднит его с К.Марксом и в какой-то степени делает предшественником марксова материалистического понимания истории. И Конт, и Маркс до известной степени жили одним стремлением - выяснить сущность исторического процесса, хотя и понимали его с совершенно различных точек зрения. К.Тахтарев считает, что в своей "Социальной динамике" Конт является, скорее, философом истории, чем социологом, и провозглашает господство в социологии чисто исторического метода.№

Динамика у Конта служит прежде всего описанием последовательных этапов, через которые проходит в своем развитии общество. А поскольку все прошлое образует определенное единство, то социальная динамика - это не та история, которую пишут историки, коллекционирующие факты, даты и имена исторических деятелей. Задача социальной динамики состоит в том, чтобы произвести обзор последовательных и необходимых состояний человеческого разума в онтогенезе и филогенезе.

Будучи достаточно последовательным проповедником своего позитивистского метода, Конт говорит и о законе инерции, и о законе сложения различных частных движений в одно общее, совершающееся по равнодействующей. Говорит он и о законе равенства действия и противодействия, и о законе равнодействия - как о социальных законах.

Какова же, по Конту, "конечная цель" развивающегося во времени движения общества, к какому состоянию оно идет? В определенной степени ответ на этот вопрос дает "закон интеллектуальной эволюции": такой конечной целью является утверждение позитивного мышления - как человечества в целом, так и отдельных его представителей. Социально-политической формой, в наибольшей мере соответствующей такому мышлению, является индустриальное общество. Решающее значение в этом обществе имеют, по мнению Конта, такие его особенности:

  • промышленность в нем базируется на проникновении науки во все ее отрасли, на научной организации труда;

  • благодаря повсеместному применению науки, человечество в колоссальной степени приумножает свои возможности и раскрывает заложенный в нем потенциал;

  • развитие индустрии неизбежно ведет к концентрации рабочей силы на фабриках и других крупных предприятиях, отсюда - быстрый рост городов как промышленных центров, что является неизбежным результатом концентрации капиталов и средств производства в относительно немногих руках (что неизбежно и соответствует основной тенденции, наблюдаемой в истории человечества).

Отметим, что Конт во многом предвосхитил здесь выработанную современной социологической теорией концепцию индустриального общества, которая среди других критериев индустриального развития почти дословно повторяет и те, что были выработаны Контом.

Р. Арон отмечает такой интересный момент: концепция индустриального общества Конта связана с положением о том, что войны становятся анахронизмом, поскольку прежде они были необходимы, чтобы принудить к упорядоченному труду тех, кто ленив от природы. Теперь же, с наступлением индустриального общества, жизнь его будет все более определяться трудовыми ценностями; не стало военного класса, значит, все это устраняет причины военных конфликтов. Как мы знаем из дальнейшей истории, действительность, увы, опрокинула все эти оптимистические прогнозы.

Мнения последующих поколений социологов о Конте весьма противоречивы, но мы смотрим на О.Конта как на основателя социологии не только потому, что он изобрел и ввел в научный оборот сам термин социология. Он заложил практически все краеугольные камни в фундамент этой науки и, выражаясь языком того же Милля, повторяем, что в современной социологии не так уж много областей, которые бы не были так или иначе обозначены в социологии Конта.

3. Эволюционистская социология

Герберта Спенсера

Биографические вехи. Родившись в 1820 году в небольшом английском городке Дерби в семье школьного учителя, Герберт Спенсер из-за слабого здоровья не мог регулярно посещать школу и в значительной мере добывал себе знания самостоятельно (чем впоследствии немало гордился). А вообще он получил в целом традиционное для своих сверстников и земляков инженерно-ремесленное образование: изучал весьма поверхностно гуманитарные науки и более углублённо - математику и механику. Как и Огюст Конт, он, пожалуй, гораздо больше заимствовал из естествознания, нежели из философских и психологических книг. Те, кто знаком с основными идеями Конта, поймут, что такое сочетание интересов должно было подготовить благодатную почву для восприятия Спенсером идей позитивной философии, с которыми 19-летний Герберт ознакомился в изложении Г. Льюиса и Дж. Ст. Милля. Хотя, как он сам скажет позднее, к этому времени у него уже начинают складываться собственные идеи, связанные с устройством общества и его развитием. Он действительно признавал общую концепцию Конта и с глубоким уважением относился к ее автору, но это не значит, что он слепо принимал все контовские идеи, не видя собственного направления дальнейших исследований. "Какова цель, провозглашенная Контом? - напишет он позднее в своей Автобиографии. - Дать связный отчет о прогрессе человеческих понятий. Какова моя цель? Дать связный отчет о прогрессе внешнего мира".

Интерес Спенсера к проблемам социальной эволюции возник в период работы его инженером-путейцем на строительстве железной дороги Лондон-Бирмингем. Изучая окаменелости, обнаруженные при прокладке железнодорожного полотна, он начал проявлять интерес к тому, как вообще развивается и в чем проявляет себя в этом мире развитие от простых форм жизни к более сложным. Возникал настоятельный вопрос: если палеонтологи по одной лишь косточке ископаемого животного могут восстановить весь его внешний облик, то нельзя ли проделать то же самое в отношении исчезнувших обществ, если мы располагаем информацией о каких-то реликтовых обычаях и социальных нормах, сохранившихся в рудиментарном виде в современном обществе или где-то среди примитивных племен дикарей? Хотя в таком подходе просматривается влияние не столько Ч. Дарвина, сколько Ф. Ламарка, и, видимо, не случайно И.Кон считает Спенсера скорее ламаркианцем, нежели дарвинистом.

После четырех лет работы на железной дороге Спенсер переходит к профессиональной журналистской работе, активно сотрудничает с прессой. А в 1853 году, получив после смерти дяди приличное наследство, он покидает службу и начинает жизнь независимого исследователя и публициста.

Немаловажное влияние оказала на него приобретавшая все большее влияние в английской и во всей европейской научной мысли эволюционная теория Чарльза Дарвина. Он горячо приветствовал и высоко отзывался о вышедшей в 1858 г. книге Ч.Дарвина "Происхождение видов путем естественного отбора". Хотя, по мнению современного социолога Дж. Тёрнера, "скорее не Спенсера следует, согласно укоренившимся стереотипам, считать социальным дарвинистом, а, наоборот, Дарвина - биологическим спенсерианцем". Во всяком случае сам Ч. Дарвин признавал серьезное влияние, которое оказали на него работы Спенсера.

И не только Дарвин. В последней четверти XIX века и в начале XX-го труды и идеи Спенсера увлеченно обсуждались в университетских аудиториях и модных "интеллектуальных" салонах, редакциях журналов и в респектабельных клубах. Дискуссии о Спенсере ведут герои двух самых серьезных произведений Джека Лондона "Морской волк" и "Мартин Иден".

Вслед за Спенсером и ряд других авторов предпринимают попытки более или менее систематическим образом применить дарвинистские идеи к изучению социальной жизни. В самой Англии известный в то время экономист и социолог У. Беджгот пытается распространить эти принципы на исторические процессы. То же самое проделывает немецкий лингвист Август Шлейхер. Во Франции обоснованием и пропагандой этих взглядов активно занимается писательница Клеманс Руайе. В США, где авторитет Спенсера был чрезвычайно высок, у него появляется целый ряд последователей - Л. Уорд, Ф. Гиддингс. Под сильным влиянием Спенсера находился в начале своего творческого пути один из основоположников американской социологии Уильям Самнер.

Следует отметить, что в Советской России, а затем и в СССР, Герберт Спенсер оказался фактически под своеобразным запретом. Его имя попало в список контрреволюционных, идеологически вредных авторов, составленный Наркомпросом и подписанный Н.К. Крупской. Изданные в дореволюционной России труды Спенсера попали в спецхраны библиотек. При советской власти - вплоть до конца 80-х гг. - не было издано ни одной работы Спенсера.

3.1. Сущность эволюции по Спенсеру

Спенсер был не первым, кто сосредоточил свое внимание на проблемах социальной эволюции. Эволюционистские воззрения вообще занимали, можно сказать, одно из центральных мест в изучении общества в девятнадцатом веке. Некоторые комментаторы вообще склонны были рассматривать любое изменение в качестве эволюционного, однако основные социологические школы подчеркивали упорядоченную и направленную природу эволюционного социального изменения. Так, А. Сен-Симон начал с идеи, общепринятой в консерватизме конца XYIII - начала XIX века, об обществе как о некоем органическом равновесии, стабильность которого устанавливается, в частности, тем фактом, что индивиды и социальные классы для своего выживания зависят друг от друга и от того, насколько успешным окажется удержание их единства. Позднее он дополнил эту мысль эволюционной идеей социального развития как последовательного продвижения органических сообществ, представляющего восходящие уровни прогресса. Каждое общество соответствует своему времени, но позднее неизбежно вытесняется более высокими формами развития. В качестве фактора, определяющего и детерминирующего эволюцию, он рассматривал рост знания.

Эти его идеи с конкретизацией по отдельным моментам стадий были позднее развиты в эволюционной схеме О. Конта. Конт в своей концепции интеллектуальной эволюции связывал процессы развития человеческого знания, культуры и социума: все общества в ходе своего развития проходят через три стадии - примитивную (теологическую), промежуточную (метафизическую) и научную (позитивную), каждая из которых соответствует различным уровням человеческого знания, расположенным вдоль аналогичного континуума теологических, метафизических и позитивных аргументаций. Все человечество в целом, равно как и отдельные социальные общности и индивиды, неминуемо проходят через эти три стадии по мере своего развития; при этом предполагается как нелинейность движения, так и его неуклонно прогрессивный характер. Кроме того, Конт рассматривал общество как организм, как целостность, составляемую взаимозависимыми частями, которые находятся в равновесии друг с другом и создают интегрированное целое. Он рассматривал эволюцию как рост функциональной специализации структур и последовательное улучшение адаптации различных частей общества друг к другу.

Г. Спенсер в своей теории также отображал нелинейную концепцию эволюционных стадий. Шкалой, при помощи которой он намеревался измерять прогресс, была степень сложности общества. Общей тенденцией развития человеческих обществ, по Спенсеру, было движение от простых неразделенных целостностей к сложным гетерогенным образованиям, где части целого становились все более специализированными, оставаясь в то же время интегрированными.

Г. Спенсер подходит к проблеме раскрытия сущности эволюции, рассматривая ее как восходящее движение, как переход от простого к сложному и прежде всего противопоставляя эволюцию процессу разложения, распада, и делает это весьма обстоятельно. Первым делом, будучи последовательным позитивистом, он указывает на наличие закономерностей, единых для всех форм материи - от косной, неживой до социальной. Общая же суть перемен, происходящих с материей во всех ее разновидностях и формах, заключается, по Спенсеру, в следующем.

Различные материальные тела могут существовать в двух противоречивых процессах - интеграция (то есть объединение, слияние) и движение; при этом необходимо учитывать, что: (1) потеря (точнее, связывание) движения ведет к интеграции; (2) в свою очередь, при распаде единого тела - дезинтеграции - входившие ранее в состав его и теперь разъединяющиеся материальные частицы вновь приходят в движение. Именно эти два процесса, находящихся в антагонизме друг с другом, и образуют то, что Спенсер называет (1) эволюция и (2) разложение. Разложение (или рассеяние) подразумевает высвобождение движения и дезинтеграцию материи. Эволюция же, напротив, представляет собою процесс объединения, интеграции материи и связывание движения.

Эти процессы эволюции и дезинтеграции Спенсер в своих "Основных началах" иллюстрирует многочисленными примерами процессов перехода самых разнообразных форм материи из однородного (гомогенного) состояния в неоднородное (гетерогенное).

Так, эволюция Вселенной состояла в переходе космической пыли от сильно рассеянного состояния, подобного хаотичному броуновскому движению, к сгусткам материи - звездам и планетам. Эволюция отдельных планет, подобных Земле, совершалась в ходе остывания раскаленного газового шара вначале до гомогенной расплавленной массы, из которой в дальнейшем выделялись твердые (земная кора), жидкие (гидросфера) и газообразные (атмосфера) части.

Растение совершает свою эволюцию благодаря тому, что оно впитывает в себя и связывает в своем теле множество различных элементов, находящихся в окружающей его среде в виде солевых растворов, газов, а также энергетические потоки солнечного света.

Эволюция и рост животного организма также происходит в процессе поглощения, переработки и вторичной концентрации различных элементов, входящих в состав окружающих его растений и животных.

Огромное множество аналогичных процессов можно обнаружить и в ходе эволюции социальных организмов. Спенсер приводит целый ряд примеров интеграции меньших человеческих общностей в большие. Малые крестьянские хозяйства объединяются в большие феодальные владения; эти владения сливаются в провинции, провинции - в королевства, королевства - в огромные империи... И всякий раз это сопровождается усложнением (и одновременно - упрочением) социальных связей, появлением новых органов управления, усложнением их функций. Процесс эволюции можно проследить и на примере развития таких нематериальных систем, как языки, когда простые членораздельные звуки сливаются в слова, усложняются и совершенствуются правила устной и письменной речи, и одновременно вся эта усложняющаяся система превращается во все более слитное, неразделимое целостное образование. То же самое относится к орудиям труда, прогресс которых совершается в процессе перехода от примитивных и небольших по размерам инструментов ко все более сложным, совершенным и крупным машинам.

В то же время, будучи изменением простого в сложное, а также однородного в неоднородное, эволюция представляет собою, кроме того, еще и процесс перехода из неопределенного состояния в определенное. Так, переход планеты из ее первобытного состояния в нынешнее осуществлялся через целый ряд промежуточных этапов, в ходе которых становились все определеннее (в буквальном смысле этого слова - приобретая пределы) и климат планеты в различных ее частях, и очертания материков и водоемов, и границы различных слоев атмосферы. Бродячее племя дикарей, неустойчивое ни по месту своего пребывания, ни по внутреннему устройству, ни по характеру взаимоотношений членов этого племени друг к другу, по мере социальной эволюции, приобретает определенный ареал своего обитания, внутреннюю социальную структуру с достаточно разветвленным разделением труда, с конкретным родом занятий, переходящим в семье от предков к потомкам (да и само появление семьи связано с установлением определенных, единых для всей достаточно обширной общности людей норм родственных взаимосвязей, с очерчиванием круга прав и обязанностей одних членов семьи по отношению к другим).

В ходе эволюции совершается перераспределение движения. Частицы вещества, входившие в состав расплавленной массы планеты, находились в беспорядочном, хаотичном движении. По мере остывания этой массы образовывалась тонкая (но постепенно утолщавшаяся) твердая кора. Движения отдельных ее частей - поднятия и опускания, растяжения и сжатия - становились все более упорядоченными, приобретали ритмично-колебательный характер. То же самое совершалось и с жидкой и газообразной оболочками Земли.

Сходные процессы протекают и в живых организмах. Усиление интеграции, разнородности и определенности влечет за собой перераспределение связанного движения (речь идет не только о простейших механических, но и о более сложных формах движения - как любого изменения в пространстве и времени), т.е. энергии и ресурсов, и в конечном счете и составляет то, что именуется развитием функций.

Важнейшим проявлением усиления разнородности выступает дифференциация частей единого целого и выполняемых ими в этих рамках функций. Это достаточно сложное, неоднозначно понимаемое в разных контекстах понятие. В онтогенезе (т.е. в процессе развития индивидуального организма) под этим понимают превращение отдельных первоначально одинаковых, не отличающихся друг от друга, клеток зародыша в объединения специализированных клеток тканей и организма, выполняющие принципиально отличные друг от друга функции. А в филогенезе (процессе исторического развития целого рода организмов) этим словом обозначают расчленение единой большой группы (рода) организмов на множество подгрупп, различающихся по своим функциям (виды) - процесс, называемый видообразованием. Спенсер ввел в социальную теорию понятие социальной дифференциации, применив его для описания универсального для всей общественной эволюции процесса возникновения специализированных институтов и разделения труда [8].

По мере развития общества, считал Спенсер, комплексы социальных деятельностей, выполнявшихся прежде одним социальным институтом, распределяются между другими - вновь возникшими или прежде существовавшими институтами. Дифференциация представляет собою возрастающую специализацию различных частей общества, создавая тем самым внутри общества все большую гетерогенность. Например, было время, когда семья обладала вначале и репродуктивными, и экономическими, и образовательными, и отчасти политическими функциями. Однако по мере развития обществ комплексы различных социальных деятельностей, выполнявшихся прежде одним социальным институтом - семьей, становятся разделенными между другими институтами. Во всяком случае в современных обществах специализированные институты работы и образования определенно развиваются вне семьи.

Эволюция есть интеграция вещества, которая сопровождается рассеянием движения, в течение которой вещество переходит из состояния неопределённой, бессвязной разнородности в состояние определённой связной разнородности, а сохранённое веществом движение претерпевает аналогичное превращение.

В то же время следует отметить, что, обращаясь к социальной эволюции, Спенсер не согласен с идеей непрерывного и единообразного линейного развития. В соответствии с такой идеей различные дикие и цивилизованные народы должны были бы размещаться на противоположных ступенях одной общей исторической шкалы. Он же считает, что "истина заключается скорее в том, что социальные типы, подобно типам индивидуальных организмов, не образуют известного ряда, но распределяются только на расходящиеся и разветвляющиеся группы".

3.2. Органическая аналогия

Появившись на свет, молодая наука социология - особенно в ее позитивистском варианте - вынуждена была идти по пути заимствования своих методов из других научных дисциплин. Во времена Спенсера такого рода альтернатива выглядела следующим образом: механика или биология? Многие социальные философы соблазнялись параллелями с классической ньютоновской механикой. Отталкиваясь от основных положений позитивизма, они настойчиво утверждали, что в обществе должны действовать те же самые силы, что и в физической (неживой) природе, а значит - и соответствующие им законы: тяготения мелкого к более крупному, маятниковые колебания и т.п. Другие же, напротив, обратили свои взгляды на живую природу, считая, что законы по которым она существует и развивается, значительно ближе к социальному порядку. Этот второй подход и получил название органической аналогии.

Вообще органическая аналогия как метод анализа имеет в социальных науках давние традиции, восходящие еще к Платону. Суть любого умозаключения, совершаемого по аналогии (от греч. analogн a - соответствие, сходство) состоит в том, что знание, полученное из рассмотрения какого-либо объекта, переносится на другой объект, менее изученный, но сходный с первым по своим существенным свойствам, качествам. Такого рода умозаключения являются, вообще говоря, одним из главных источников научных гипотез. В частности, исследователи давно подметили множество сходных черт у человеческих общностей с живыми организмами и пытались использовать это сходство.

Можно считать, что органическая аналогия в социальных науках некоторым образом противостоит школам механистической аналогии: первая из них склонна относиться к обществу так же, как к природному явлению, которое существует и развивается независимо от человеческих желаний, намерений и планов; вторая же стремится рассматривать общество как продукт творения человеческого разума. Органическую аналогию нередко ассоциируют с консервативным мышлением, поскольку ее подходы предполагают, что социальные процессы нельзя изменить с помощью волевого вмешательства в них (а в каком-то смысле поступать так даже небезопасно). Механистическая же аналогия у многих ассоциируется с "социальной инженерией": устройство и принцип действия любого механизма можно изучить, понять и усовершенствовать с помощью преднамеренных (т.е. заранее спланированных людьми) изменений в этом устройстве.

Как можно догадаться, Г. Спенсер был последовательным сторонником первого из подходов - органической аналогии. Вообще это неизбежно следовало из его позитивистских позиций. Позитивизм, как мы не раз говорили, исходит из того, что окружающие нас явления - как в неживой, так и в живой и в социальной природе - подчиняются каким-то объективным, независимым от воли и сознания людей законам. Людям не дано вмешиваться в действие этих законов, изменять или переделывать их. Правда, следует отметить, что вовсе это не означает фатального бессилия людей перед действием законов. Наблюдая за природными социальными явлениями, регистрируя и анализируя их последовательности и взаимосвязи, они могут шаг за шагом открывать и понимать закономерности, а значит, в конечном счете постепенно постигать смысл и механизмы действия этих законов. Такое понимание позволяет во все большей степени приспосабливать свои поступки и всю жизнь к действию этих законов, то есть вести себя более осмысленно и целенаправленно.

О том, что он рассматривает общество как особую разновидность организма, Спенсер заявляет недвусмысленно и вполне определенно: "Мы имеем право смотреть на общество как на особую сущность; ибо хотя оно и складывается из дискретных единиц, тем не менее, постоянное сохранение в течение целых поколений и даже веков известного общего сходства в пределах занимаемой каждым обществом местности указывает на определенную конкретность составляемого ими агрегата".

Вряд ли вызовет сомнения, к какому же классу - органическому или неорганическому - следует отнести этот агрегат: конечно же к органическому. Одна из глав "Оснований социологии" так и называется: "Общество есть организм". В чем же выражается эта аналогия - то есть подобие, сходство - социальных и общественных организмов? Таких схожих черт можно обнаружить достаточно много. К главным из них относятся следующие.

1) Точно так же, как и биологический организм, общество увеличивается в своих размерах, растет (с неорганическими агрегатами такого не происходит).

2) По мере роста и биологического, и социального организмов изменяется и усложняется их внутреннее строение.

3) И в биологическом, и в социальном организмах усложнение структуры влечет за собой все углубляющуюся дифференциацию функций различных их органов.

4) Одновременно, в ходе эволюции второго и третьего процессов, развивается и усиливается взаимодействие и взаимное влияние всех составляющих структуру органов.

5) И в обществе, и в биологическом организме, когда жизнь целого расстраивается, отдельные части могут какое-то время продолжать собственное независимое существование. В то же время, пока не произошло никакой катастрофы, сокращающей жизнь агрегата, жизнь целого бывает гораздо продолжительнее жизни отдельных составляющих его единиц.

Таким образом, мы видим, что жизнь целого организма - и биологического, и социального - вообщем-то совершенно непохожа на жизнь составляющих его единиц, хотя и зависит от них и образуется ими. Так или иначе, сходство между биологическими и социальными организмами настолько убедительно, что не заметить его невозможно.

Так, по мере роста животного организма, различные его части становятся все более непохожи между собою, а их взаимосвязи становятся все сложнее. Одновременно с прогрессивной дифференциацией строения наблюдается и прогрессирующая дифференциация их функций. Скажем, пищеварительная система разрастается в отличные друг от друга подсистемы, каждая из которых выполняет свои, свойственные только ей функции. То же самое справедливо и в отношении общества. Возникающий в нем господствующий класс не только становится отличным от других классов и слоев, но и берет на себя функции контроля за их действиями. Постепенно этот класс распадается на подклассы, каждый из которых обладает различными уровнями контроля и к тому же над различными сферами социальной жизнедеятельности.

В то же время аналогия эта неполная. Спенсер указывает, что отождествлять биологические и социальные организмы никоим образом нельзя. Начать с того, что совокупность отдельных частей биологического организма образуют конкретное (от лат. concretus, букв. - сгущенный, уплотненный, сросшийся), в то время как составные единицы социального организма - общества - дискретны (от лат. discretus - разделенный, прерывистый): органы, входящие в состав организма, тесно связаны между собою неразрывной связью, находясь в постоянном соприкосновении друг с другом; а живые единицы, составляющие общество, пространственно разделены, свободны, не соприкасаются друг с другом, могут покинуть эту общность, объединившись с индивидами другой общности и войти в ее состав.

Сама связь между составными частями носит в биологическом организме чисто физический характер. В обществе же отдельные его единицы связаны между собою иначе, чаще всего отнюдь не с помощью простого физического контакта, а посредством интеллектуальных и эмоциональных проводников взаимодействия. Эти проводники, а также результаты взаимодействия Спенсер называет надорганическими (superorganic) продуктами. Важнейшим из них является речь, язык, при помощи которого устанавливается та взаимозависимость элементов и частей общества, которая и обеспечивает его организацию.

Спенсер выдвигает и еще одно различие между двумя этими родами организмов. В первом из них - биологическом (точнее животном), сознание (или нечто эквивалентное ему) сконцентрировано в одной, сравнительно небольшой части целого агрегата. В социальном же сознание распределено по всему агрегату, все его единицы обладают приблизительно одинаковой или схожей способностью ощущать как счастье, так и несчастье[16].

3.3. Факторы социальных процессов

Следуя той же органической аналогии, мы можем утверждать, что подобно тому, как живые организмы берут свое начало из крохотных зародышей, общества тоже зарождаются из таких объединений людей, размеры которых совершенно ничтожны в сравнении с людскими массами, в которые они постепенно разрастаются.

Что же такое общество по Спенсеру? Он дает на это такой ответ: общество есть некая сущность (entity), достаточно самостоятельная, ибо, хотя оно и слагается из отдельных (discrete) единиц, однако достаточно длительное и постоянное - в течение целых поколений и даже веков - совместное проживание приводит к известному сходству в группировке этих единиц в рамках одной и той же местности, занимаемой данной общностью, и указывает на определенную конкретность составляемого ими агрегата.

И еще одно замечание. Те агрегаты - довольно сложные по своему внутреннему строению и по уровню дифференциации, - которые образуются общественными насекомыми (пчелы, термиты, муравьи) и которые вроде бы по многим внешним признакам схожи с социальными агрегатами, нельзя приравнивать к обществу. Ибо они не представляют собою соединений самостоятельных индивидов, независимых друг от друга в смысле родства. Все они являются объединениями детей одной матери. Муравьи или пчелы не могут покинуть свой муравейник или улей и присоединиться к другому - там их ждет немедленная смерть. Точно так же они не могут образовывать небольшие группы и жить в одиночку. В этом смысле пчелиный рой, муравейник или термитник можно рассматривать, скорее, как единый целостный организм, отдельные части которого более или менее пространственно разделены.

Каковы же основные факторы тех процессов, которые протекают в обществе? Спенсер выделяет среди них первичные и вторичные. В свою очередь, первичные факторы он подразделяет на внешние и внутренние. К внешним факторам относятся такие, как климат, характер рельефа поверхности земли, ее флора и фауна. К внутренним - интеллектуальные и эмоциональные качества социальных единиц - индивидов, составляющих общество. Вторичные, или производные, - это те, что вызываются самим процессом социальной эволюции, однако в дальнейшем начинают оказывать на нее влияние - к примеру, последствия вырубания лесов, обильного орошения или, напротив, осушения почвы, различные перемены в растительном и животном мире, которые вызываются целенаправленной (но не всегда рациональной) деятельностью человека[13].

К одному из наиболее важных факторов социального развития Спенсер относит рост общества, который выступает одновременно и причиной, и следствием социальной эволюции. В самом деле, разделение труда просто не может быть достаточно глубоким при малых размерах общества, где насчитывается лишь небольшое число индивидов, которые могут принять на себя лишь ограниченное число функций. По мере того, как человеческие общности увеличиваются в размерах, они начинают оказывать все более сильное влияние одна на другую - либо путем военных столкновений, либо посредством усиления торговых и промышленных отношений. Постепенно все более влиятельными причинами дальнейших социальных изменений становятся постоянно накапливающиеся и постоянно усложняющиеся надорганические продукты - как вещественные, так и чисто духовные.

Как осуществляется рост обществ? Он идет за счет двух процессов, совершающихся то вместе, то порознь: (1) за счет простого размножения членов общества, которое ведет к увеличению их числа - внутренний фактор роста, либо (2) путем объединения различных, первоначально самостоятельных, групп в большие. Второй процесс, по мнению Спенсера, предпочтительнее (точнее, более распространен), поскольку первобытная общественная группа никогда не достигает сколько-нибудь значительных размеров путем простого размножения. Как правило, образование более обширных сообществ совершается путем соединения мелких группировок в более крупные (иногда добровольно, но чаще - принудительно, насильственно), и от этого процесс эволюции, как правило, выигрывает.

Чем отличается одно общество от другого? В конечном счете, люди объединяются в социальные структуры для достижения каких-то общих целей - те, что и становятся целями самого общества. И одним из отличий одного общества от другого и становится тот факт, является ли сотрудничество людей в достижении этих общих целей добровольным или принудительным. Такого рода различие, по Спенсеру, определяет противоположность двух типов общества - "военного" и "промышленного". Как известно, схожее противопоставление отмечал и Конт. Однако, если Конт считает, что военное общество - это пройденный этап, более низкий уровень социальной эволюции в сравнении с промышленным, то, по мнению Спенсера, дело обстоит сложнее, и при определенном стечении обстоятельств такой тип общества может возникать вновь и вновь. Само противопоставление "военной" организации общества "промышленной" возникает не столько вследствие интегральных характеристик того или иного общества, а нередко зависит от особенностей развития его отдельных (хотя и достаточно крупных) частей и отражает довольно сложные социальные тенденции. К тому же не всякое общество можно отнести к военному типу, основываясь лишь на данных об агрессивных намерениях его правящих кругов. "При военном типе общества, - говорит Спенсер, - армия есть мобилизованный народ, а народ - отдыхающая армия; поэтому здесь армия и народ имеют одинаковое строение".

Социальный организм, как считает Спенсер, состоит из трех основных систем органов (институтов): регулятивной (управленческой), производственной (поддерживающей) и распределительной (пути сообщения, транспорт, торговля и т.п.). При анализе регулятивной системы он сосредоточивает внимание на механизмах социального контроля; правда, при этом он рассматривает одно лишь политическое управление. В конечном счете весь социальный контроль, по его мнению, держится на страхе. В то время как политический контроль и власть государства коренится в страхе перед живыми, в страхе перед мертвыми коренится религиозный контроль - власть церкви. Оба этих социальных института возникли и постепенно развились из простейших зародышевых форм, которые существовали еще в первобытном обществе. Что касается повседневного, обыденного поведения людей, то социальный контроль за ними осуществляется "церемониальными институтами", которые даже старше, чем церковь или государство, и выполняют свои функции нередко даже эффективнее, нежели они.

Одна из основных особенностей системы философско-этических взглядов Спенсера состоит в том, что он был последовательным сторонником идеи свободы индивида как самостоятельной ценности. Он был твердо убежден, что общество существует для индивидов, а не наоборот. Условием успешного развития общества он считал утверждение принципа равной свободы индивидов, которая ограничена лишь возможностями обеспечения свободы для других индивидов, равного влияния всех членов общества и социальных слоев на принятие политических решений, а также свободной конкуренции[13].

В силу таких убеждений Спенсер считал неприемлемым социализм, поскольку этот строй, по его мнению, в любой своей форме подразумевал рабство. Что является характерной чертой раба? То, что он работает не по собственной воле, а по принуждению. При этом не имеет принципиального значения, кто его господин - другой человек или государство. Если он должен отдавать обществу весь свой труд, а получать из общего достояния лишь ту часть, которую назначит ему общество, то он - раб общества. Спенсер отрицал социализм как с позиций справедливости, так и с чисто утилитарных соображений - его полезности, считая, что установление социалистических порядков поведет к установлению самой жесткой формы военного деспотизма. "Мое отрицание социализма, - утверждал он, - основывается на убеждении, что он остановит развитие высокоразвитого государства и повернет вспять развитие менее развитого. Ничто, кроме медленного совершенствования человеческой природы посредством организации социальной жизни, не может произвести благоприятной перемены".

Драматизм ситуации заключался в том, что Спенсер, предвидя плачевные последствия социализма и считая его величайшим несчастьем для человечества, был в то же время убежден, что возникновение социализма неизбежно - именно такой виделась ему тенденция развития современных обществ. Спенсер дожил до 1903 года и имел возможность воочию убедиться, как укреплялось могущество общественных движений, упорно толкавших западные общества на путь социализма.

Принципиальной чертой социологии Спенсера была попытка сочетать индивидуализм с органической моделью эволюции социальных систем. Испытывая влияние биологических теорий естественного отбора, Спенсер использовал, по сути, две отдельные версии трактовки социальной эволюции. В первой он утверждал, что социальные системы, подобно организмам, адаптируются к своему окружению с помощью процесса внутренней дифференциации и интеграции. Согласно второй, эволюционный прогресс идет от простой однородности "воинственного" общества к сложной гетерогенности индустриального общества.

Политическая доктрина, которую Спенсер извлек из своей социологии, состояла в том, что социальное планирование, централизованное установление социального благосостояния и государственное вмешательство в общественные процессы служат препятствием социальной эволюции и прогрессу, который гарантирует личную свободу в индустриальном обществе.

Что же нового, кроме введения термина "эволюция" в его современном значении в широкий научный оборот, сделал Герберт Спенсер для формирования общенаучной социологической парадигмы? Во-первых, Спенсер применил эволюционный подход к анализу общественных явлений. Во-вторых, о чём часто забывают, Спенсер показал применимость идеи эволюции не только к животно-растительному миру и обществу, но и к неорганической природе - эта идея получила солидное развитие в геологии. Наконец, в-третьих, основываясь на эволюционном методе, Спенсер существенно пересмотрел устоявшиеся в Европе ещё с нового времени представления о критериях прогресса, создав оригинальную концепцию прогресса-эволюции, сыгравшую видную роль в становлении не только социологии, но и системного анализа.

Заключение

На протяжении всей истории социологии одой из важнейших ее проблем была проблема: что представляет собой общество? Социология всех времен и народов пыталась ответить на вопросы: как возможно существование общества? Каковы механизмы социальной интеллигенции, обеспечивающей социальный порядок, вопреки огромному многообразию интересов индивидов и социальных групп? Рассмотрение этой проблемы и являлось нашей задачей в этой теме.

литература

  1. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1990.

  2. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993.

  3. Берн Э. Игры, в которые играют люди. М., 1988.

  4. Большой толковый социологический словарь (Collins). М., 1999. Т. 1, 2.

  5. Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология в вопросах и ответах. М., 1999.

  6. Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность. М.; Ростов н/Д, 1999.

  7. Громов И., Мацкевич А., Семенов В. Западная социология. СПб., 1997.

  8. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М., 1990.

  9. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995.

  10. Кравченко С.А., Мнацаканян М.О., Покровский Н.Е. Социология: парадигмы и темы. Изд. 2-е. М., 1998.

  11. Кравченко А.И. Социология: Хрестоматия. Екатеринбург, 1998.

  12. Маркович Д. Общая социология. М., 1998.

  13. Сорокин П.А. Система социологии. Сыктывкар, 1991. Т. 1, 2.

  14. Щепаньский Я. Элементарные понятия социологии. М., 1969.

  15. Энциклопедический социологический словарь/Общ. ред. академика Г.В. Осипова. М., 1995.

  16. Ядов В.А. Размышления о предмете социологии//Социологические исследования. 1990. № 2.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Становление социологии как науки об обществе. Структура и уровни социологических знаний

    Реферат >> Социология
    ... Содержание 2 Введение 3 I.Становление социологии как науки об обществе 4 I.1.История становления и развития социологии 4 II ... и уровни социологического знания. Становление социологии как науки об обществе История становления и развития социологии Существуют ...
  2. Социология как наука об обществе (3)

    Самостоятельная работа >> Социология
    ... учреждений); • церковные учреждения (прослежена история становления церкви от идей первобытных людей ... и теоре­тическое значение, способствует развитию наук об обществе. Социология, юридические и политические науки, экономические и этические теории ...
  3. Социология как наука об обществе (2)

    Реферат >> Социология
    ... – наука об обществе. Социология (от лат.societas – общество и греч.logos – слово, понятие учение) – наука о законах становления ... социологии с историей наиболее тесна и взаимонеобходима. И история и социология имеют объектом изучения общество. История, как и ...
  4. Социология как наука об обществе (4)

    Реферат >> Социология
    Тема: Социология как наука об обществе. №2 Вопрос: Любое взаимодействие ... социальными группами. Тема: Основные этапы становления и развития социологии. №2 Вопрос: ... в историю нашего народа, и распространение её связано также в низкой культурой общества. С ...
  5. История становления и развития социологии (3)

    Реферат >> Социология
    ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ План ... и самостоятельную науку об обществе. Первый шаг в создании новой науки об обществе сделал О.Конт ... процессов, детерминирующих становление, развитие и функционирование общества. Основных социальных процесса ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0034120082855225