Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Краткое содержание
Автор: Гоголь Николай.К старому козацкому полковнику Тарасу Бульбе приезжают после выпуска из Киевской академии два его сына — Остап и Андрий. Два дюж...полностью>>
Литература и русский язык->Краткое содержание
Автор: Квітка-Основ'яненко Григорій.(Повість) І Сумний і невеселий сидів собі на лавці у новій світлиці конотопський пан сотник Микита Уласович Забрьо...полностью>>
Литература и русский язык->Краткое содержание
Автор: Гомер.Мифы большинства народов — это мифы прежде всего о богах. Мифы Древней Греции — исключение: в большей и лучшей части их рассказывается не...полностью>>
Литература и русский язык->Рассказ
У Бориса Павловича была живая, чрезвычайно подвижная физиономия. С первого взгляда он казался моложе своих лет: большой белый лоб блистал свежестью, г...полностью>>

Главная > Реферат >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Признание это сделано в годы, когда Пушкин преодолел романти­ческое мышление в его основах (слова «безыменные страданья» в этом смысле весьма выразительны), когда содержание его творчества неизмеримо расширилось, включив в себя реалистическое изображе­ние многих социальных типов; та пора, когда идеалом поэта была «гордая дева» романтических поэм (4, 49), теперь казалось ушедшей в прошлое. На самом же деле не все чувства той поры «прошли». Изменения не коснулись самого дорогого — возвы­шенных идеалов свободы, поэзии, творчест­ва, — стремлений, по-прежнему дорогих, но принявших иную фор­му, иное, более глубокое и более близкое к действительности, к народной жизни содержание. Смирились «высокопарные мечтанья», а не мечтанья вообще. Высокая поэзия открылась поэту не только в гордой природе юга (прелесть ее Пушкина всегда захватывала — достаточно напомнить о его романтических стихотворениях 1830 г. «Кавказ», «Обвал», «Монастырь на Казбеке»), а прежде всего в жизни родины, в русской природе, в народной России.

Творческая эволюция Пушкина от романтизма к «поэзии действи­тельности» нередко рассматривалась и оценивалась в критике не только его времени, но и позднейшей как отказ от мятежного героя во имя героя, чуждого всяким романтическим мечтаниям, во имя «смиренного» человека; она трактовалась нередко и как отказ от воз­вышенно-романтических образов во имя «пестрого сора» «фламанд­ской школы», как замена очарований пылкой юности «трезвой» житейской опытностью, которая предпочитает поэзии «смирен­ную прозу». Кстати, даже смысл поэмы «Цыганы» долгое время сводили к минимуму утверждению смиренного взгляда на мир старо­го цыгана и «развенчанию» сильной личности — Алеко! В подтвер­ждение такого взгляда приводились и такие собственные признания Пушкина:

Какие б чувства ни таились

Тогда во мне — теперь их нет:

Они прошли иль изменились...

Мир вам, тревоги прошлых лет!

В ту пору мне казались нужны

Пустыни, волн края жемчужны,

И моря шум, и груды скал,

И гордой девы идеал,

И безыменные страданья...

Другие дни, другие сны;

Смирились вы, моей весны

Высокопарные мечтанья...

В представлении Пушкина-реалиста эмоциональный мир человека — это неисчер­паемый, неоднозначный мир высочайшей сложности, — и таким он и раскрывался в пушкинском творчестве. По старым рецептам этот мир нельзя было понять, здесь бесполезны привычные каноны. По этим канонам раньше все казалось ясным, точно были определены правила поведения людей, характеры хороших и плохих личностей, предзаданность решений. В орбите Пушкина оказались ситуа­ции непредсказуемые, характеры странные, противоречащие обычным представлениям.

Читатели и критики старого толка никак не могли примириться с этими новыми пушкинскими принципами. При старых взглядах на мир и на искусство никак нельзя было понять, что многое в жизни не решается путем простого выбора между «да» и «нет». Никак нельзя было понять, кто такой Онегин, «неподражательная странность» его характера ставила в тупик: непонятно, осуждает ли его Пушкин или защищает, никак он не укладывался в привычную схему. Привычным, нормальным был образ Ольги, но странной была Татьяна, — ведь сам поэт писал, что она окружающим людям, даже родным, казалась «дикой». Странен поступок Сильвио — он отказался от выношенной годами мести, да и непонятно, за что, собственно, он мстил. Загадочен Герман из «Пиковой Дамы» — кто этот человек с профилем Наполеона и душой Мефистофеля? И совсем уже казалось возмути­тельным, что Пугачев, который в официозных кругах, в дворянской среде считался извергом, оказался у Пушкина героем с человеческими чертами и даже обаянием.

Новым в пушкинском изображении человека было много­образие состояний его внутреннего мира, изменчивость психики, эмоций. Значение его творчества в этом смысле выходило далеко за пределы собственно литературы; его творчество способствовало формированию нового мировоззрения, оно — благодаря покоряющей силе образ­ного, художественного познания жизни—достигало эффекта воздействия, недоступного науке, хотя по своим выводам и способам познания пересекалось с ее достижениями, а некоторыми сторонами опережало ее. В липе Пушкина искусство слова сделало и то, что было еще не под силу науке — понимание истори­ческого движения, познание психологии людей, их внутреннего мира.

Акад. М. П. Алексеев, автор исследования «Пушкин и наука его времени», заключает, что Пушкин «зорко разглядел все великие вопросы своего времени... Он верил в науку, считая ее одним из важ­нейших двигателей культуры, но он был так же далек от односторонних увлечений в науке, как и от односторонних упреков, по ее адресу: она предстояла перед ним как единое мощное орудие, оказы­вающее существенную помощь творческому восприятию действи­тельности». При этом художник постигает истину другими средствами, чем ученый. В художественном творчестве должна быть не только истина жизни, истина характеров и обстоятельств, но также «истина чувств» — то, что может быть выражено только на языке поэзии и что наука бессильна исчерпать описаниями. «Гармония, лирическое движение, истина чувств», — так говорил Пушкин о достоинствах поэтического твор­чества (12, 83). В творческом мышлении Пушкина было нечто та­кое, что оплодотворяло не только литературное развитие, но и про­гресс всех сфер культуры. Он умел видеть не только еще незаметное для простого глаза, но и обыденное, примель­кавшееся раскрывалось в иных, неожиданных ракурсах. Среди черновых набросков Пушкина остался изумительный по своей философской глубине набросок о творческом познании — теперь, в век научно-технической революции, слова его становятся крылатыми:

О сколько нам открытий чудных

Готовит просвещенья дух

И Опыт, (сын) ошибок трудных,

И Гений, (парадоксов) прут,

(И Случай, бог изобретатель)

В этом наброске воплощены представления Пушкина о важнейших чертах творческого познания, предвосхитившие современные трак­товки элементов и факторов процесса открытий. В особенности интересно упоминание о парадоксе, позволяющем смело, во­преки твердо установившимся мнениям, так называемому «здравому смыслу» увидеть нечто совершенно неожиданное в привычных вещах. Любопытный факт: консерваторы, метафизики, критикуя раскован­ность мышления, разрыв с обыденным сознанием, с так называемым «здравым смыслом», ругали Пушкина почти в таких же выражениях, как и крупнейшего ученого этого же времени Лобачевского, автора неэвклидовой геометрии.

В основе художественной системы Пушкина — представление об эмоциональном мире и человеке, которое было революционизирующим по отношению не только к консервативной идеологии, но и к воззре­ниям просветителей. Их великое учение о природном равенстве людей, их утверждение о могуществе Разума вопреки религиозным предрассудкам оборачивалось на деле утопическими мечтами о воз­можности победы сил добра над силами зла при условии, если человек будет следовать велениям здравого рассудка, умозрительно сконструированным нормам поведения, пригодным для всех обстоя­тельств. Поэтому и картина духовного мира представала как борьба различных страстей, а основной проблемной ситуацией оказывались препятствия к преодолению этих страстей на пути обретения социальной гармонии. Такой взгляд на мир (преодоление которого началось у Пушкина ещё в романтический период) скрадывал всю сложность бытия, обусловленность исторического развития много­образием обстоятельств и бесчисленных факторов. Общество пред­ставало как конгломерат индивидуальностей, каждая из которых движется хотя и по собственному, но предопределенному пути. Пуш­кинские же взгляды на мир, сложившиеся в результате творческой эволюции, были объединены идеей непрерывности развития. Для Пушкина становилось очевиднее, что результат борьбы противоположных сил зависит не от «страстей», а от хода истории, в которой, в отличие от просветительского ее понимания, решающим оказывается «мнение народное», положение и судьба народа. Это не означало понимания законов общественного разви­тия. Но на основе новой идеологии возникала обусловленная общими тенденциями движения истории и внутренними закономерностями искусства задача преобразования литературы, но­вого понимания ее целей и принципов. Изобра­жение человека должно было приобрести всю полноту индивидуа­лизации и вместе с тем социальной и психологической типизирован­ности. Обнаруживалось, что поведение человека не только необъясни­мо по старым рационалистическим рецептам, но вообще часто оказывается запутанным, неопределенным, противоречащим всякой логике, и в этом тоже было для искусства одно из открытий.

Созревший в сознании Пушкина новый взгляд на проблему «человек и мир» был неотъемлем от поисков новых путей познания, и прежде всего познания художественного, которое неизмеримо опережало все, что можно было выразить понятиями и силлогизмами. Мыслитель и поэт нерасторжимо соединялись в осо­бом качестве пушкинской гениальности. Разрушение старого понима­ния жизни и устаревшего понимания задач творчества было единым процессом. «Истина» уже не казалась незыблемой, подчиненной выверенным нормам, объясненной и готовой для воплощения в образе, — она могла быть добыта лишь в процессе «исследова­ния». Именно в этом смысл слов Пушкина «исследование истины» в его статье о народной драме (11, 181). В пушкинском словоупотреб­лении нужно различать истину как соответствие факта описанию, истину как верность «подробностей» (12, 63) от истины, которая является результатом творческого проникновения в изображае­мые «предметы». Истина — результат и логики, и поэти­ческого воображения, но не искажающего действительности.

До Пушкина слова «вечность» и «истина» казались логически не­расторжимыми. Теперь не то лаже в разговорном обиходе: «разумный толк» то это толк «без пошлых тем, без вечных истин» (6, 75), Тем более «вечные истины» оказались несовместимыми с новым искусством. Чтобы раскрыть «истину чувств», нужен был новый подход, «испытание» (т. е. анализ), пути которого для худож­ника не являются заранее предопределенными, как их предлагали старые поэтики.

Кардинальные изменения, которые происходили тогда в научном познании мира, были свойственны также и мышлению Пушкина. Он раздвинул границы художественного познания. Он мыслил в масштабах не только своей страны — «от финских хладных скал до пламенной Колхиды» (3, 270), но и в масштабах мировой истории, он сумел воспроизвести черты нацио­нального колорита различных народов, Пушкин окончательно подорвал удушающий творчество классицистический принцип «трех единств». Он открыл возможности практически неограниченной хронологии и пространственных перемещений, поэтические способы «останавливать» время, «растягивать» время, способы микроанали­за быстротекущих переживаний, прихотливого сочетания временных пластов и временных планов. Мышление Пушкина по своему уровню далеко опережало свою эпоху, оно предсказывало совершенно новые принципы искусства, в том числе освоенные лишь в наше время, как это показал С. М. Эйзенштейн, анализируя поэмы «Полтава» и «Медный Всадник».

Своеобразие художественной системы Пушкина отразилось и в рассуждениях его о самом процессе творчества. Поэт характеризует этот процесс как единство воображения, «видений» и «стройной мысли».

Пушкин в этих воззрениях на природу творческого процесса как гармонического сочетания вдохновения и аналитической способности мышления намного опередил свое время. Здесь, по суще­ству, раскрывается творческий процесс художника, состоящий в пере­работке впечатлений внешнего мира, их обобщении и объяснении. «Объяснение», т. е. аналитический, контролируемый «соображением понятий» подход к изображаемому, является, следовательно, одним из условий творческого процесса.

К теме творческого процесса Пушкин обращался часто. По сути, образом самоанализа этого процесса является стихотворение «Осень», воспроизведенный в нем начальный этап создания худо­жественного произведения. Пробуждение творческого вдохновения начинается с мимолетных, еще не осознанных представлений («как во сне»), потом они обретают определенность, позволяющую передать возникшие переживания «рифмами», «рассказами», «виденьем».

В художественном мышлении Пушкина важнейшими стимулами процессов творческой деятельности являются импульсы объективной действительности. Способом рас­крытия сущности изображаемого становится взаимное проникнове­ние идеи и образа. Пушкин в ходе создания произведения ставит героя в определенные жизненные положения, направляя свои поиски к максимально точному выяснению реакций героя на все, что входило в сферу его внимания. Таким путем осуществляется типизация характера героя и условий проявления характера, воспроизведение его внутреннего мира, образа его мыслей и эмоциональной сферы.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Проблема эмоций в трудах отечественных и зарубежных психологов

    Курсовая работа >> Психология
    ... ПУШКИНА ЗАПОЛЯРНЫЙ ФИЛИАЛ факультет психологии и педагогики КУРСОВАЯ РАБОТА Тема: Проблема эмоций ... людьми, обучением, творчеством, трудовой деятельностью, ... тему эмоций, как необходимую составляющую изучения ... к деятельности (ведущие, не ведущие) и т.д. ...
  2. Философия как наука, история философии

    Книга >> Философия
    ... творчества? 2.В чем заключается трагедия творчества? 3.Опишите два смысла творчества. Созерцание как исток творчества ... эмоции, память, воля, фантазия (воображение), мышление. Первые пять составляющих ... дубровы... А. С. Пушкин Вопросы: 1.Расскажите о ... ведущих ...
  3. Формализм как школа (2)

    Сочинение >> Иностранный язык
    ... Г. А. Гуковского "Пушкин и проблемы реалистического стиля" ... и вообще всякие эмоции всегда в той ... для поздней поры творчества Бахтина лабораторные разработки ... себя историю литературы как составляющую). Ю. М. Лотман ... в нем Кристевой как ведущего теоретика, а также ...
  4. Преподавание и воспитание в высшей школе: Методология, цели и содержание, творчество

    Книга >> Педагогика
    ... культура от Пушкина до Солженицына ... ее духовной составляющей, т.е. как опыт, как нечто, несущее ... оперирует эмоциями, а не инстинктами. Положительные эмоции, связанные ... ведущих ученых СССР к научной молодежи ([20], с. 5). Творчество нельзя рассматривать как ...
  5. Социология как наука об обществе (3)

    Самостоятельная работа >> Социология
    ... произведений А.С. Пушкина в формировании духовного ... отношений, составляющее важ­нейшую сферу ... формы художественного творчества. Учитывая внутреннюю ... При разводе как ведущие указываются три ... жизни, проявляющееся снача­ла в эмоциях и суждениях, а затем ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0067770481109619