Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Биография
Новая китайская поэзия, рожденная литературной революцией и «движением 4мая» 1919г., совершила поистине чудесный скачок в иное качественное состояние,...полностью>>
Литература и русский язык->Контрольная работа
На сегодняшний день в мире существует более 130 миллионов компьютеров и более 80 % из них объединены в различные информационные сети от малых локальны...полностью>>
Литература и русский язык->Рассказ
Максим Горький вступил в литературу в период духовного кризиса, который поразил российское общество на рубеже веков. Мечты о гармонии между человеком ...полностью>>
Литература и русский язык->Реферат
Николай Гоголь родился 20 марта (1 апреля) 1809года в местечке Большие Сорочинцы на границе Полтавского и Миргородского уездов (Полтавская губерния). ...полностью>>

Главная > Дипломная работа >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Пушкин пытался заставить писать Белкина и не по каким-то чужим рассказам. Недописанная “История села Горюхина” извлечена пушкинистами из рукописи. Что ж, сохранившийся кусочек занимателен, как занимателен и сохранившийся план “Истории”. И все же учитывать ее как белкинский текст, подобно многим исследователям, мы не будем: незавершенные произведения, на наш взгляд, открывают много возможностей для волюнтаристского толкования. Что и понятно: недорисованная художником картина будит воображение, которое направлено не на постижение смысла вещи (как его постигнуть, если вещь незакончена?), а на придумывание смысла, какой художник, быть может, в эту работу и не вложил бы.

Вот, к примеру, пассаж по поводу сохранившегося плана “Истории”:

“Слово “бунт”, находящееся в конце плана, возможно, вызвано рассказами о пугачевском восстании. Болдино находится на границе района, где происходили события пугачевского восстания. В июле 1774 г. в Болдине и соседних деревнях происходило восстание крестьян. В самом Болдине крестьяне пытались повесить приказчика, но подошедшие команды усмирили крестьян, а зачинщики были посланы в Арзамас и жестоко высечены. По-видимому, преданиями об этих событиях Пушкин и хотел воспользоваться в своем рассказе”[14].

Характерны эти “возможно”, “по-видимому” в приведенном комментарии Б. Томашевского. Утверждать наверняка он не берется: для этого нет никаких оснований. И тем не менее сеет зерна в читательских душах для прорастания в них образа вечно противостоящего царю Пушкина, словно не замечая, что дошедшая до нас рукопись не позволяет идентифицировать белкинское село Горюхино с пушкинским Болдиным.

Что поделать, скажут мне, такое тогда было время, что крупнейшим ученым приходилось подстраиваться под вкусы властей! И я с этим соглашусь, но обращаю внимание читателей все же не на это, а на то, что даже выдающиеся, великие ученые не в силах вынести истину из незавершенной работы. Поневоле им приходиться подо что-то подстраиваться - в угоду ли властям в тиранические эпохи или собственного хотения во времена демократические. Любая попытка домыслить нечто за художника непродуктивна: она связана с произволом исследователя.

Итак, оставшуюся в пушкинских бумагах “Историю села Горюхина” мы привлекать в нашу работу не будем. Обойдемся тем, что напечатал поэт при жизни.

А согласно опубликованному Пушкиным тексту, все повести Белкин написал со слов своих собеседников (“слышано мною от...”). Приглядимся к тому, как он их именует. Трое из них - подполковник, титулярный советник, девица помечены, как и положено нынче, тремя буквами, за которыми стоят имя, отчество, фамилия. Но приказчик - лишь двумя: Б. В. А это значит, что и в пушкинское время еще не исчез без следа старинный обычай называть “подлых”, то есть незнатных людей без отчества или, говоря на языке науки, без патронима на -вич, что этому обычаю следует поэт. В старину таких людей записывали как-нибудь вроде “Иван, Петров сын”, “Наталья, Васильева дочь”. Позже слова “сын” или “дочь” нередко при записи опускались, отчего патроним звучал как фамилия, но ею не был. Известно, что только в начале XVI века богатейшие купцы Строгановы за щедрое вливание в казну первыми получили от царя Василия Шуйского исключительно до этого княжескую или боярскую привилегию: именоваться с-вичем. За следующие два века расширилось, конечно, количество купеческих родов, получивших такую почесть, возникло дворянство, уравненное с князьями и боярами в правах на отчество, но низкородных, как правило, патронимами не удостаивали. Впрочем, это уже зависело от отношения к иным из них представителей, так сказать, образованного общества. Вспомним, что для пушкинской Татьяны ее няня - Филатьевна[15], тогда как ключница Онегина (и его дяди), которая вряд ли младше няни, - Анисья. А уж в последней трети XVIII века крепостной дядька для Петруши Гринева из “Капитанской дочки” - Савельич, но для Андрея Петровича, отца Петруши, - нет, что и удостоверяет Савельич, подписывая свое письмо к старому барину: “Верный холоп ваш Архип Савельев”.

Вот почему характеристика пушкинского Евгения из “Медного Всадника”:

Прозванья нам его не нужно,

Хотя в минувши времена

Оно, быть может, и блистало

И под пером Карамзина

В родных преданьях прозвучало;

Но ныне светом и молвой

Оно забыто, -

невероятно содержательна в своей выразительности. Повесть не интригует, отказываясь называть “прозванье” (фамилию) героя - потомка славного древнего рода. Бесфамильный, он выступает в ней уравненный с людьми самыми незнатными, ничтожными по тому месту, которое они занимают в обществе!

А девица К. И. Т., судя по ее называнию, не из крепостных людей Белкина, как можно было бы подумать, читая в письме ненарадовского помещика о женолюбии своего соседа, “великой склонности” к ней. Такая склонность, оказывается, не означала, что Белкин превратил свое поместье в гарем с крепостными наложницами. И вообще есть ли логика в наблюдении соседа над покойным своим приятелем: тот имел великую склонность к женскому полу, “но стыдливость была в нем истинно девическая”? Стыд ведь не уживается с развратом. Так, может, словом “великая” человек старой формации назвал благосклонность молодого приятеля к незамужней (sic!) барышне, которую постоянно видел в белкинском доме и при появлении которой Белкин, как, наверное, казалось его соседу, должен был конфузиться? Что эта девица всерьез нравилась молодому барину или что ему с ней было интересно, соседу, очевидно, и в голову не могло прийти. Да и у нас нет прямых доказательств, которые подтверждали бы наличие дружеской или любовной связи Белкина и девицы. Но косвенные, как я уже говорил, имеются. Судя по французским словечкам и даже репликам, которых у Белкина больше всего в повестях, рассказанных девицей, она была почитательницей французских авторов. Так не рисовал ли автор дружеского шаржа на К. И. Т., отзываясь о героине “Метели”: “Марья Гавриловна была воспитана на французских романах, и, следственно, была влюблена”? И если не воспроизводил стилистики рассказа впечатлительной девицы, то писал с прицелом на ее литературные пристрастия, передавая реакцию той же героини повести на любовное объяснение героя: “Марья Гавриловна вспомнила первое письмо St.-Preux”. Ведь роман Ж. -Ж. Руссо “Юлия, или Новая Элоиза” был в то время очень популярен, особенно у провинциальных барышень.

Но вернемся к белкинскому рассказчику - приказчику Б. В. Благодаря ему написана повесть “Гробовщик” о простолюдине, сюжет которой менее всего похож на измышленный простолюдином. Несколько лет тому назад М. Елифёрова выступила с весьма содержательной статьей, в которой предположила, что “Гробовщик” отчасти пародирует шекспировскую трагедию “Макбет”[16]. Разумеется, приказчик Б. В. и слыхом не слыхал об этой трагедии Шекспира. О том, что на русском рынке переводов Шекспира не было, свидетельствовал в 1827 году известный издатель и историк М. Погодин: “Не стыд ли литературе русской, что у нас до сих пор нет ни одной его трагедии, переведенной с подлинника?”[17] Правда, в 1828 году “Макбета” перевел В. Кюхельбекер и сумел из ссылки переслать перевод родным. Но кто его тогда мог прочитать, коль скоро он не был напечатан?

Очень любопытно откомментировала М. Елифёрова письмо А. Тургенева Жуковскому 1802 года. А. Тургенев пересказывал приятелю “Макбета” в переводе Шиллера, и М. Елифёрова точно и тонко подметила, что пересказ лишен философских построений, какими шекспировская пьеса стала обрастать позже. Тургенев представляет “Макбета” как пьесу ужасов, или, говоря по-нынешнему, адаптирует ее к “ужастику”, который всегда пользуется рыночным спросом. Содержание именно этого “ужастика”, разумеется, не могло бы дойти до приказчика Б. В. (к 1831 году, когда появились “Повести Белкина”, “Макбет” на русской сцене еще не ставился), но в том, что он мог начитаться и наслушаться других “ужастиков”, сомневаться не приходится.

Относился ли он к ним с той иронией, какая сквозит в “Гробовщике”, или всерьез, мы не знаем. Да и не надо нам этого знать. Главное, что они были ему интересны, раз он пересказал барину один из “ужастиков”, связанных со сновидением.

Конечно, говоря о пародии на “Макбета”, М. Елифёрова приказчика в виду не имеет. Она исходит из законов литературы, согласно которым Пушкин как автор “Повестей Белкина” вполне был волен отнестись к шекспировскому “Макбету” как к частице своей культурной реальности. И потому мог пародировать пьесу, воспроизводить ее ситуации по-своему, аллюзиями на них заставляя читателя припоминать, так сказать, первоисточник, оценивать, насколько и зачем он переосмыслен.

Кстати, очень правдоподобно, что Пушкин оценил сюжет, рассказанный Белкину подполковником И. Д. П., и с точки зрения того, что Сильвио в “Выстреле” медлит с возмездием и этим напоминает шекспировского Гамлета в его отношениях с королем - убийцей его отца. Вспоминал ли об этой шекспировской трагедии подполковник, рассказавший о Сильвио, который подчинил всю свою жизнь сладкому мигу держать под дулом пистолета того, кто наконец-то обрел смысл в собственном существовании и потому его ценит? Может, и вспоминал. Ведь “Гамлета” переложил на русский еще А. Сумароков. И если его перевод, как и более поздний - С. Висковатова, сильно расходился с подлинником и являлся, скорее, переделкой по иным мотивам шекспировской трагедии, то в 1828 году был напечатан перевод М. Вронченко, который сразу же восторженно оценили знатоки Шекспира. Да и кто знает, быть может, подполковник читал “Гамлета” в подлиннике. Или во французском переводе, как Пушкин. Ведь кроме повестей, рассказанных девицей К. И. Т., только в “Выстреле” мы обнаружим следы владения французским. А, может, подполковник видел постановку “Гамлета” на театральной сцене.

Но опять же: миссия подполковника у Пушкина не писать повесть, а побудить к этому Белкина. Предположение М. Елифёровой о том, что “Выстрел” пародирует “Гамлета”, основано исключительно и только на пушкинском тексте. И на безусловно известном Пушкину переложении шекспировской трагедии С. Висковатовым, которое и впрямь являет собой злую пародию на “Гамлета”. Падающая в обморок Офелия, бросившаяся в финальной сцене у Висковатова между сошедшимися в смертельном поединке Клавдием и Гамлетом, действительно напоминает лежащую в обмороке графиню Б*** в концовке “Выстрела”. И все же, соглашаясь с М. Елифёровой относительно пародирования висковатовского Шекспира, скажу, что переклички пушкинской повести с настоящим шекспировским “Гамлетом” лишены комикования. О чем писал, в частности, русский мыслитель А. Ванновский (1874-1967), который служил в Первую мировую на Дальнем Востоке и осел в Японии, где до самой своей смерти преподавал в университете. Ванновский сравнивал “Выстрел” с “Гамлетом” и пришел к выводу, что эти произведения родственны не по какому-то боковому, второстепенному, а по главному, основному для каждого из них мотиву:

“И, заставив своего героя мстить прощением за обиду, Пушкин, сам того не подозревая, вплотную подошел к величайшей тайне превращения человеческого духа, к тайне происхождения заповеди о любви к врагам из заповеди “око за око”, к тайне духовной эволюции Христа от иудейства к христианству, замаскированной Шекспиром в его “Гамлете””[18].

Да и “Гробовщик” написан совсем не для того, чтобы пародировать “Макбета”. Такая творческая задача могла решаться автором только попутно. Для понимания смысла этой пушкинской повести Белкина куда интересней указание в ней самого Пушкина: “Просвещенный читатель ведает, что Шекспир и Вальтер Скотт оба представили своих гробокопателей людьми веселыми и шутливыми, дабы сей противоположностию сильнее поразить наше воображение. Из уважения к истине мы не можем следовать их примеру и принуждены признаться, что нрав нашего гробовщика совершенно соответствовал мрачному его ремеслу”. “Но оппозиция эта в том и состоит, - комментирует пушкинский текст С. Бочаров, - что как раз снимается традиционная для темы гробовщика оппозиция (“сия противоположность”)”[19]. “У Шекспира, - продолжает исследователь, - могильщик сам - субъект философского юмора, который содержит в себе его тема; пушкинский гробовщик совсем не остроумен. Но тем более остроумен рассказ о нем и повествователь, ведущий рассказ...”[20] С. Бочаров, разумеется, далеко не единственный исследователь, который обратил внимание на пушкинское сравнение гробокопателей Шекспира и Вальтер Скотта с белкинским гробовщиком. Но толкование этого сравнения - из тех точных ориентиров, которые дали возможность ученому прийти к весьма содержательному, на мой взгляд, выводу: “Повесть не разрешается в ничто: что-то неявно произошло в жизни ее героя. Но эта неясность случившегося, неявность происходящего для героя повести и как бы для самой повести вместе с ним составляет главное в “Гробовщике” и самую соль его (как бы неявного тоже) смысла”[21].

* * *



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Слово о полку Игореве . Основные образы. Идея патриотизма

    Реферат >> Литература и русский язык
    ... Н. Муравьев, а непревзойденным мастером — И. И. Дмитриев. ... героиня Пушкина, конечно, шире проблемы верности ... автобиографичен. Это признание взрослого человека в ... раз меняется рассказчик; нарушена ... крестьян у Гоголя находятся и добрые слова и теплая ...
  2. Шпаргалка по Русской литературе

    Шпаргалка >> Литература и русский язык
    ... воспоминания возникают в сознании рассказчика и создают иллюзию действия ... и серьезные рассуждения о проблемах медицины и здравоохранения, ... Петра, как Пушкин, Гоголь, Достоевский. ... как признанный мастер слова. В. Маяковский называл его "Лобачевским слова", а ...
  3. Уроки Мастера. Конспекты по театральной педагогике

    Книга >> Педагогика
    ... А. С. Пушкина. И было ... нра­вились постановки "Женитьбы" Гоголя и мольеровского " ... , замечатель­ный рассказчик, тонкий ценитель ... слова А. Д. Попова: "...Полезно искать какие-то технологические проблемы ... В. М. Шукшина, признанного мас­тера интриги, есть рассказы, ...
  4. Теория текста

    Реферат >> Иностранный язык
    ... , Пушкин, Дарвин, Кромвель, Ом, Гоголь и ... голоса и голоса рассказчика находим в произведениях ... поселиться, получить признание, распространиться»: « ... В. Распутина и других мастеров слова активно впитывают в себя народное ... решаемая проблема, – это проблема «автор ...
  5. Ответы на экзаменационные вопросы по литературе 11 класс 2006г.

    Шпаргалка >> Литература и русский язык
    ... стро­ки своими проблемами. «Слово» написано в ... повести автор меняет рассказчи­ков. В «Бэле» ... : Пушкин, Гоголь, Некрасов. В творчестве А. С. Пушкина звучат ... историю Мастера и Маргариты. Поведение Мастера и ... Шолохова получил международное признание, а автор ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0011880397796631