Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Биография
Новая китайская поэзия, рожденная литературной революцией и «движением 4мая» 1919г., совершила поистине чудесный скачок в иное качественное состояние,...полностью>>
Литература и русский язык->Контрольная работа
На сегодняшний день в мире существует более 130 миллионов компьютеров и более 80 % из них объединены в различные информационные сети от малых локальны...полностью>>
Литература и русский язык->Рассказ
Максим Горький вступил в литературу в период духовного кризиса, который поразил российское общество на рубеже веков. Мечты о гармонии между человеком ...полностью>>
Литература и русский язык->Реферат
Николай Гоголь родился 20 марта (1 апреля) 1809года в местечке Большие Сорочинцы на границе Полтавского и Миргородского уездов (Полтавская губерния). ...полностью>>

Главная > Дипломная работа >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Своеобразие повествования в «Повестях Белкина» А. С. Пушкина

Одной из примечательных и важных особенностей «Повестей Белкина» является их скрытый автобиографизм. Как и в других произведениях Пушкина в них не могла не отразиться не только его личность, но и его судьба. Нельзя не обратить внимание на то, что во всех повестях грустных и веселых, фантастических и реальных, одинаково благополучные финалы. В этом пушкинском постоянстве нельзя не увидеть не только проявление глубоко писательского, но и личного стремления. В них он подсказывает судьбе как найти и спасти счастье, справедливость. В его повестях утоляется потребность высокого и чистого нравственного чувства. Открытость этого чувства, некоторая даже наивность, чистота и простота создают атмосферу умиротворенности, достижения желаемого, чуда, победы добра. Критик В. С. Узин в статье «О повестях Белкина» из комментария читателя пишет, что «…пять повестей – интимнейшая исповедь поэта…». Именно в 1830 году он решается на женитьбу с Н. Н. Гончаровой. «Его отношения к Гончаровым, отношения последних к нему, необходимость полного разрыва с прошлым, тревога за будущее – вдруг вырастают в проблему, выходящую далеко за пределы его личных, временных задач. Вся история его столкновений с семьей Гончаровых, его раздумья о своей судьбе выкристаллизовываются в форме пяти повестей, рассказываемых грустным, одиноким Белкиным». Сюжет «Метели», «Станционного смотрителя» и «Барышни-крестьянки» держится на «банальной теме с конфликтом воли родительской с желанием детей». Этот вопрос волновал и Пушкина в его житейской ситуации. Тот же биографизм присутствует и в повестях «Выстрел» и «Гробовщик». В них утверждает В. Узин «отразилось раздумье поэта о жизни и ее ценности». Такой же фикцией, как Белкин, являются и рассказчики, сообщившие свои были Белкину. Введение всех этих персонажей было на наш взгляд простой маскировкой Пушкина. «Мнимые собеседники Белкина, мнимый передатчик повестей – ненарадовский помещик, наконец, скрывавшийся под инициалами «издатель А. П.» - такова была смешная «упаковка», в которой пять болдинских повестей были донесены до читателя. Этот прием литературной маскировки был широко распространен в литературе той поры. Непосредственной же причиной маскировки объявляется «боязнь» Пушкина, что «Булгарин заругает». Ссылка на «боязнь» Пушкина несостоятельна – Пушкин не был так наивен, чтобы полагать будто его обозначение издателя повестей инициалами А. П. не будет разгадано. И действительно, ни для кого не было секретом, что автором повестей был Пушкин. Пушкин ведет свои повести свободно, от себя, вовсе не гримируясь ни под Белкина, ни под других повествователей, упомянутых им. Правильно утверждает Н. Берковский, что «простодушному Ивану Петровичу не под силу было бы сочинить ни одну из повестей, подписанных его именем». Пушкин в повестях дает простор всей своей искушенности, ни по уму, ни по вкусу, ни по мастерству повести Пушкина не идут ни на какие-либо уступки Ивану Петровичу Белкину, приставленному к ним в качестве автора». В то же время Пушкин ясно и категорически предлагал как условие понимания «Повестей» исходить именно из того, что они не написаны им, а записаны Белкиным, что Белкин не выдумал историй, а рассказал те были, которые сообщили ему другие люди. Все это для Пушкина принципиально важно. Но воля автора не стала законом для исследователей. Белкин не укладывался в схемы истолкования повестей с позиций «усложнения» и «пародирования», потому он оказывается ненужным. Другие критики утверждали, что «Повести Белкина» потому веха в творческом и идейном развитии Пушкина, что он «умолил себя, как когда-то Гирея, Алеко – до образа Ивана Петровича Белкина. Он также, как Белкин, боится мятежного Сильвио. При таком толковании Белкин побеждает Пушкина – в нем начинают торжествовать «краткое начало истинного русского типа».

Впервые с подлинно научных позиций эту проблему решал В. Виноградов. Он отвергал позиции тех ученых, которые вступали в спор с Пушкиным, формулируя свою позицию следующим образом: «… стиль и композицию «Повестей Белкина» необходимо изучать и понимать так, как они есть, то есть с образами издателя, Белкина и рассказчиков». Ценность исследования В. Виноградова в том и состоит, что, доверяя Пушкину, исходя из созданной Пушкиным структуры повестей и их стиля, он впервые смог определить функцию и форму проявления в повестях «издателя», Белкина и рассказчиков, а также показать, как в сложном их взаимоотношении складывается образ «автора», определяется его позиция.

О ПОВЕСТЯХ

Геннадий Красухин

Соавторы Белкина

версия для печати (71115)

« ‹ – › »

История русской литературы

Геннадий КРАСУХИН

Соавторы Белкина

Раз один - то, значит, тут же и другой! Помянут меня, - сейчас же помянут и тебя!

Михаил Булгаков. “Мастер и Маргарита”

Большая редкость - писать о “Повестях Белкина” и пройти мимо известнейшей пушкинской цитаты. Вот и я начну именно с нее. Из письма Плетневу 9 декабря 1830 года:

“Написал я прозой 5 повестей, от которых Баратынский ржет и бьется - и которые напечатаем также Anonyme. Под моим именем нельзя будет, ибо Булгарин заругает”[1].

“Также” - потому что Anonyme Пушкин собирался издать еще и “Домик в Коломне”, который, как и “Повести Белкина”, написал в знаменитую Болдинскую осень 1830 года, а я привел цитату из письма, где поэт сообщает приятелю, что он привез из Болдина и как, по его мнению, этими новыми вещами следует распорядиться.

Почему Пушкин собирался печатать анонимно “Домик в Коломне”? Потому, возможно, что мысленно объединял эту стихотворную повесть с прозаическими “Повестями Белкина”, для которых не зря выбрал эпиграф из “Недоросля” - реплику Простаковой и вторящего сестре Скотинина: ““То, мой батюшка, он еще сызмала к историям охотник”. - “Митрофан по мне””. Понятно, что в контексте белкинских повестей эта реплика полностью лишена того смысла, каким была наполнена в комедии Фонвизина. Ибо нет, конечно, ничего иронического или сатирического в простом утверждении, что человеку сызмала свойственно любопытство до житейских историй, житейских анекдотов. А “Домик в Коломне” в своей сюжетной основе такой же анекдот, как любая из прозаических вещей Белкина.

И все же печатать “Домик в Коломне” Anonyme Пушкин не стал. Он опубликовал его за своей подписью в 1833 году в сборнике “Новоселье”, поступившем в книжный магазин А. Смирдина 19 февраля, аккурат к знаменательной для этого прославленного книготорговца дате. “Новоселье” анонсировалось как “собрание статей в стихах и прозе, доставленных ему (Смирдину. - Г. К.) известнейшими литераторами нашими, по случаю переезда его в прошлом году, 19-го февраля, на новую квартиру...”[2].

Разумеется, расчетливому торговцу Смирдину, затевавшему альманах, каким стало “Новоселье”, важно было получить для него пушкинское имя. Но думаю, что отказался Пушкин от идеи анонимно печатать “Домик в Коломне” еще и потому, что сокрытие авторства здесь было бы секретом Полишинеля. Публика могла легко опознать в ироническом стихе новой поэмы и ее новеллической интриге автора “Графа Нулина”, напечатанного сперва у Дельвига в “Северных цветах”, а затем изданного Пушкиным вместе с поэмой Баратынского “Бал” совместной отдельной книжкой.

А сообщение о том, что он написал в Болдине и прозу, помечено Пушкиным в письме Плетневу как “весьма секретное” и усилено сноской “для тебя единого”. Не убежден, что здесь прав В. Вацуро, поверивший в абсолютную серьезность пушкинского тона: поэт-де требует от приятеля “совершенной секретности”, “таких мер предосторожностей он обычно не принимал...”[3]. О какой исключительной секретности, о каких особых мерах предосторожности можно вести речь, если в том же письме поэт сообщает, что уже прочитал свою прозу Баратынскому? Разумеется, Пушкин шутлив с приятелем. Рассчитывал ли Пушкин на неопознанность, поскольку, как пишет В. Вацуро, “впервые выступал как прозаик”[4]? Поначалу, возможно. Но, отказавшись через год от идеи издать “5 повестей” анонимно, приписав их авторство некоему умершему Белкину, поэт весьма красноречиво наставляет того же Плетнева: “Смирдину шепнуть мое имя, с тем, чтоб он перешепнул покупателям” (14, 209).

Естественно, что он захвачен не тщеславием, а легко объяснимым желанием продать как можно больше экземпляров “Повестей покойного Ивана Петровича Белкина”, коль скоро вышел с ними на рынок.

Можно не сомневаться в том, что заинтересованный в продаже пушкинской книги Смирдин “перешепнул” имя известнейшего автора покупателям. Та же булгаринская “Северная пчела” не дает в этом сомневаться, саркастически озвучив “перешепот”: “Автор скрывает свое подлинное имя под вымышленным прозванием, и просит приятелей своих объявлять на каждой почтовой станции, а Журналистам позволяет догадываться, и в догадках произносить свое настоящее имя”[5].

С другой стороны, Булгарин умело пользуется ситуацией, которая требует не раскрывать “настоящего имени” сочинителя, охотно принимает правила игры. 16 декабря “Северная пчела” писала о “вымышленном прозвании”, а уже через день некий Ф. Б. в статье “Петербургские заметки”, опубликованной в той же “Северной пчеле”, весьма презрительно отзывается о белкинских повестях: “несколько анекдотцев”. Как раз воспользовавшись полной неизвестностью автора, Ф. Б., в котором читатели, разумеется, опознавали соредактора газеты Ф. Булгарина, не слишком с этими повестями церемонится. По его мнению, в них “нет главного - вымысла”, нет “основной идеи”[6].

Ну, относительно “нескольких анекдотцев” Булгарин мог бы и поубавить пренебрежительной насмешливости. Да, как я уже здесь говорил и как это подчеркнуто эпиграфом ко всем пяти “Повестям Белкина”, они, если угодно, - пять анекдотов (“шесть”, - писала “Северная пчела”, присовокупив к пяти “белкинским” один “небелкинский” анекдот - “От издателя”. Удивительно, что иные пушкинисты стали называть этот анекдот шестой повестью). Пионером такого жанра в русской литературе, как утверждал Г. Гуковский[7], выступил писатель второй половины XVIII века М. Чулков со своими “Пересмешником, или Словенскими сказками” и “Пригожей поварихой, или Похождением развратной женщины”. Жанр этот в пушкинское время не был еще основательно прописан в литературе. Белинский вовсе не хвалил “Пиковой Дамы”, когда определял ее специфику: “Собственно, это не повесть, а анекдот: для повести содержание “Пиковой Дамы” слишком исключительно и случайно”[8]. Но уж кто-кто, а Булгарин, не собиравшийся сдавать свои позиции на книжном рынке, сам работал в жанре “анекдотца”. Похоже, что его отзыв продиктован желанием оттеснить соперника, принизить значение его товара. А что товар предложен ходовой, свидетельствуют охотные публикации подобного жанра тем же Булгариным, Гречем, Сенковским. Издатели знали, что занимательность житейских историй пользовалась на рынке нешуточным спросом.

Как раз публичное раскрытие пушкинского авторства заставило Булгарина быть более сдержанным в своей ругани. В 1834 году “Повести Белкина” вместе с “Двумя главами из исторического романа” (неоконченного, названного исследователями “Арапом Петра Великого”) и “Пиковой Дамой” вышли отдельной книгой под названием “Повести, изданные Александром Пушкиным”, и “Северная пчела” по отношению к “белкинским” повестям сменила тон: “Ни в одной из Повестей Белкина нет идеи. Читаешь - мило, гладко, плавно: прочитаешь - все забыто, в памяти нет ничего, кроме приключений. Повести Белкина читаются легко, ибо они не заставляют думать”[9].

Тоже, разумеется, изречено не медоточивыми устами. И все же в этом уксусном растворе: “прочитаешь - все забыто”, “не заставляют думать” плавают и сладкие кусочки, немаловажные для рыночной торговли: “мило, гладко, плавно”, “читаются легко”.

Это о каком-нибудь никому не известном покойном Белкине можно было высокомерно отозваться, что он не владеет профессией, что в его повестях “нет главного - вымысла”. Пушкина отчитывать за непрофессионализм было бы нелепо. Не понимать этого Булгарин не мог. “Заругался” по-другому. Осторожней.

Но остался при своем: “Нет идеи”. А “идея” у Булгарина наполнена совсем не тем смыслом, что у Белинского, заключившего много позже: “Это что-то вроде повестей Карамзина, с тою только разницею, что повести Карамзина имели для своего времени великое значение, а повести Белкина были ниже своего времени”[10]. Не о метафизическом понятии толкует здесь Булгарин, но о том значении слова “идея”, как оно дано, например, в Словаре В. Даля, - “мысль, выдумка, изобретение, вымысел”.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Слово о полку Игореве . Основные образы. Идея патриотизма

    Реферат >> Литература и русский язык
    ... Н. Муравьев, а непревзойденным мастером — И. И. Дмитриев. ... героиня Пушкина, конечно, шире проблемы верности ... автобиографичен. Это признание взрослого человека в ... раз меняется рассказчик; нарушена ... крестьян у Гоголя находятся и добрые слова и теплая ...
  2. Шпаргалка по Русской литературе

    Шпаргалка >> Литература и русский язык
    ... воспоминания возникают в сознании рассказчика и создают иллюзию действия ... и серьезные рассуждения о проблемах медицины и здравоохранения, ... Петра, как Пушкин, Гоголь, Достоевский. ... как признанный мастер слова. В. Маяковский называл его "Лобачевским слова", а ...
  3. Уроки Мастера. Конспекты по театральной педагогике

    Книга >> Педагогика
    ... А. С. Пушкина. И было ... нра­вились постановки "Женитьбы" Гоголя и мольеровского " ... , замечатель­ный рассказчик, тонкий ценитель ... слова А. Д. Попова: "...Полезно искать какие-то технологические проблемы ... В. М. Шукшина, признанного мас­тера интриги, есть рассказы, ...
  4. Теория текста

    Реферат >> Иностранный язык
    ... , Пушкин, Дарвин, Кромвель, Ом, Гоголь и ... голоса и голоса рассказчика находим в произведениях ... поселиться, получить признание, распространиться»: « ... В. Распутина и других мастеров слова активно впитывают в себя народное ... решаемая проблема, – это проблема «автор ...
  5. Ответы на экзаменационные вопросы по литературе 11 класс 2006г.

    Шпаргалка >> Литература и русский язык
    ... стро­ки своими проблемами. «Слово» написано в ... повести автор меняет рассказчи­ков. В «Бэле» ... : Пушкин, Гоголь, Некрасов. В творчестве А. С. Пушкина звучат ... историю Мастера и Маргариты. Поведение Мастера и ... Шолохова получил международное признание, а автор ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0019381046295166