Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Психология->Реферат
Во всем мире растет число детей, нуждающихся в помощи со стороны медиков, психологов, педагогов и социальных работников Полный анализ причин неблагопр...полностью>>
Психология->Дипломная работа
Социальные работники и психологи работают в беспокойной обстановке, требующей устойчивого внимания и напряжения, единственным постоянством которой явл...полностью>>
Психология->Контрольная работа
Необходимость кем-то быть, играть определенные роли, является неотъемлемой частью человеческого бытия Без этого не может функционировать общественный ...полностью>>
Психология->Курсовая работа
Актуальність роботи Сьогодні росте зацікавленість психологічної науки до вивчення системи підготовки та створення умов, шляхів формування особистості,...полностью>>

Главная > Контрольная работа >Психология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

в) давление на экзаменатора (на его выбор выступающих).

Кроме того, в экспериментальных ситуациях, то есть в условиях межгруппового соревнования, гораздо чаще по сравнению с контрольной ситуацией употреблялись местоимения “мы” и“они”, что само по себе является показателем идентификации с группой.

По всем трем параметрам межгруппового восприятия данные двух первых ситуаций значительно отличались от контрольной. Особенно показательно это было при объяснении причин победы или поражения своей и чужой групп: успех своей группы объясняли, как правило, внутригрупповым фактором, а неудачи – факторами внешними (случайными), успех и неудачи чужой группы объясняли строго противоположным образом. В эксперименте было установлено, что присутствует феномен внутригруппового фаворитизма. Из этого можно сделать вывод о том, что межгрупповое восприятие зависит от характера совместной групповой деятельности; в ситуациях соревнования обе экспериментальные группы выбрали стратегию внутригруппового фаворитизма, то есть их восприятие другой группы оказалось неадекватным. В определенном смысле результаты подтвердили данные Шерифа.

Второй серией экспериментов нужно было ответить на вопрос о том, при всяких ли условиях межгрупповой деятельности будет избранна такая стратегия во взаимодействии. В первой серии экспериментов совместная межгрупповая деятельность была организованна по принципу“игры с нулевой суммой” (одна группа полностью вы игрывала, другая - полностью проигрывала); кроме того, внешние критерии оценки достижений групп носили амбивалентный характер (не были достаточно ясными для участников, поскольку каждому не сообщался балл его успешности и давалась лишь общая неаргументированная оценка деятельности группы).

Во второй серии экспериментов условия меж групповой совместной деятельности были существенно изменены. В этот раз эксперимент проводился в пионерском лагере, где отрядам два раза задавались ситуации соревнований с различной организацией: в первом случае в середине лагерной смены дети участвовали в спортивном соревновании, во втором случае в конце лагерной смены совместно трудились, оказывая помощь соседнему совхозу. Параллельно с осуществлением двух этапов эксперимента вожатые отрядов по просьбе экспериментатора проводил и определенную повседневную работу с детьми: перед спортивными соревнованиями всячески подчеркивали состязательные моменты, а перед работой в совхозе этот акцент был снят. В результате проведенных экспериментов было выявлено, что в условиях спортивного соревнования наблюдался резкий роствнутри группового фаворитизма, а на этапе совместной деятельности в совхозе, напротив, его резкое уменьшение.

  1. При интерпретации этих результатов было принято во внимание следующее: тип межгруппового соревнования на обоих этапах второй серии отличался от типа межгруппового соревнования в первой серии — здесь не имела места модель “игры с нулевой суммой”, поскольку не было однозначной победы или обозначенного поражения (отряды просто ранжировались по степени успеха); кроме того, на каждом этапе критерии оценки были очевидными и наглядными;

  2. Два этапа второй серии также различались между собой: на втором этапе межгрупповая деятельность (труд в совхозе) приобрела самостоятельную и социально-значимую ценность, не ограничивающуюся узкогрупповыми целями в межгрупповом соревновании.

Отсюда можно заключить, что важнейшим фактором, который привел к снижению уровня внутригруппового фаворитизма и тем самым неадекватности межгруппового восприятия ,явилась сама по себе ситуация межгруппового взаимодействия, принципиально новая по своей значимости деятельность, с отчетливо выраженным содержанием и стоящая над узкогрупповыми целями.

При сравнении данных второй серии с данными первой серии можно заключить, что негативная роль такой формы межгруппового взаимодействия, которое организованно по принципу “игра с нулевой суммой” (что приводит к неадекватности межгруппового восприятия), может быть компенсирована иным характером совместной деятельности. Средством такой компенсации является более общие (“над групповые”) цели, ценности совместной социально значимой деятельности. При этом имеет значение и такой факт, как накапливаемый группами опыт совместной жизнедеятельности.

22. психология и общество

Конечно, психология психологии – рознь. На сломе XIX и XX вв. рождающаяся культура Серебряного века не принимала старую психологию. Наступившая новая эпоха привлекла к решению практических жизненных задач таких гигантов отечественной науки как В.М.Бехтерев, И.П.Павлов, А.А.Ухтомский, Г.И.Челпанов, Г.Г.Шпет и более молодых – Л.С.Выготского, М.М.Бахтина, С.Н.Рубинштейна, В.А.Вагнера, П.П.Блонского, Н.А.Бернштейна, С.В.Кравкова, И.Н.Шпильрейна – всех не перечесть. Их идеями мы питаемся до сих пор. Все они действовали не только спонтанно, а откликаясь на запросы общества. Их внимание было направлено на поведение, деятельность, сознание, личность, волю, аффекты. Под их руководством и влиянием создавались целые отрасли или психологические службы: психотехника, эргономика, социальная психология, педология, медицинская психология, психология искусства, интенсивно изучалась детская одарённость. Развивался и психоанализ. Начал открываться и раскрываться «человек психологический», требовавший всё новой и новой практики, которая примерно в то же время возникала и совершенствовалась на пространствах европейской цивилизации. Не оценивая научной обоснованности и эффективности этой практики (в новом деле всякое бывает), скажем, что она столкнулась с действительной сложностью человека. Послереволюционная эпоха стала приобретать «характер», чему способствовала идущая снизу бурная общественная активность, порождавшая многообразные формы самоорганизации и самодеятельности (от комитетов бедноты до театров и академий). Разумеется, не сразу, не вдруг, а постепенно эпоха становилась чересчур «характерной», что затронуло и науку, прежде всего гуманитарную. В 1925 г. был запрещён психоанализ и изучение бессознательного, а в год «Великого перелома» страна потеряла сознание, оно стало вторичным, второсортным, определялось даже не бытием, а бытом. Запрещались целые отрасли и научные направления. Всё это походило на привычную советскую практику проведения партийных собраний: «открытое собрание закрывается, закрытое – открывается». Власть решила отказаться от сложности человека, последовать старому цыганскому рецепту: «легче новых сделать».

Оставим в стороне старых и новоявленных идеологов, которых М.К. Мамардашвили называл «торговцами смыслом жизни» и обратимся к тем, кто действительно нуждается в знаниях о человеке, например, о человеке работающем, или о человеке экономическом. Они также стараются упростить задачу. Их волнует «человеческий фактор», а с недавних пор – «человеческий капитал». Со стороны психологов было бы нечестно упрощать ответы на подобные практические запросы. Как известно, человек создан не для удобства психологической теории, эксперимента и практики. Для того, чтобы «человеческий фактор» был созидательным, а не разрушительным, а «человеческий капитал» не лежал мёртвым грузом, а приносил прибыль, в человека нужно инвестировать. И здесь мы неминуемо сталкиваемся с подлинной сложностью человека, к которой у нашей социальной (понимаемой в широком смысле слова) науки и практики нет привычки. В отличие от нас, в развитых странах Запада психология давно воткана в социальную жизнь. Психологические службы работают в образовании, медицине (не только в психиатрии), в армии, судах, тюрьмах, политике, промышленности. Два психолога (Г. Саймон и Д. Канеман) получили Нобелевские премии по экономике. Соответственно, имеются различные психологические ассоциации и общества. Психологи, помимо образования и учёных степеней, систематически проходят сертификацию и регулярно подтверждают свои сертификаты. Государства доверяют проведение сертификации и лицензирования деятельности психологов соответствующим профессиональным ассоциациям.

Психологию больше, чем другие науки, характеризует принцип: «всё в одном, одно во всём». В ней целостность описания явления – это одновременно идеал и цель, но также и путь, следуя которому только и можно получить заслуживающие внимания и доверия результаты. Например, слово, обозначающее какое-либо душевное явление: любовь, гнев и т.п. отображает или, по крайней мере, может отобразить его во всей полноте. И всякое новое понятие, относящееся к душевной жизни, отображает некоторую полноту. Но ведь всякое переживание у человека происходит из одного центра, центра переживаний, чувств, желаний, всякое порождено им. Безнадёжность, любовь, страх, горе, внимание, образ, фантазия, рассудок – до бесконечности, всё едино в едином. Не только всякое душевное переживание есть переживание Я, но и во всяком переживании последнее заключено целиком – возьмём самое «маленькое» раздражение человека, и в нём весь человек. Ничего аналогичного в телах мы не найдём. Здесь принципиальное отличие душевного от телесного. Каждый психический процесс отображает в себе все другие. Эти давние размышления Г.Г. Шпете (близкие по времени размышлениям А. Блока) приведены, чтобы показать необходимость и обязательность рассмотрения, например, чувств в контексте жизни, деятельности, сознания, личности человека. Собственно, подобный контекстный подход используют практические психологи, когда они, феномены, усматриваемые посредством чувственной и интеллектуальной интуиции, осмысливают в отношении к целому, пусть до поры и не полному, и не вполне понятому. Такую работу можно считать реальными шагами на пути восстановления в правах гражданства души в психологии.

Главный вопрос отношения психология и общества - это вопрос о месте и роли этой науки в жизни. С точки зрения самих психологов, он решается в контексте внешних проблем науки как явных противоречий между наличным и необходимым состоянием знаний, вовлечённых в человеческую практику. Это знания о субъективной реальности, о её природе и проявлениях, существенных при взятых условиях.

Актуальность определения места и роли психологии является постоянной. Об этом свидетельствуют заблуждения, бытующие и на уровне повседневного здравого смысла, и в СМИ, и даже среди остепенённых специалистов-психологов. От психологии как науки в лице её представителей ожидают лечения, обучения, всевозможных тренингов, обеспечения рекламных кампаний, в том числе предвыборных, обеспечения организационных мероприятий в работе с персоналом, ведения всевозможных переговоров (в том числе дипломатических), предупреждения и разрешения конфликтов... И т.д., и т.д.

Появлению заблуждений и рождению на их основе мифов способствует и то, что некоторые представители науки, а также люди, называющие себя таковыми, берутся за решение любых практических задач в любой сфере жизни или даже только декларируют и рекламируют свои намерения их решить. Массы людей, не причастных к науке, по-своему воспринимают и интерпретируют сообщения с научным и околонаучным (пара научным) содержанием. Некоторые люди ожидают от науки и от её представителей проявлений глобального всемогущества.

С другой стороны, есть люди, которые, наоборот, не считают науку реальным делом, в отличие, к примеру, от торговли или мошенничества различного рода, которые в обиходе чаще всего называются «бизнесом».

Таким образом, естественные общенаучные проблемы, проблемы дефицита наличного знания, на практике приобретают различные формы, вплоть до экзотических, за счёт сопутствующих и привходящих обстоятельств, о которых говорил ещё Фр. Бэкон. Однако главная роль психологии в жизни - это её роль как ориентира в мире субъективной реальности. Её можно сравнить с ролью компаса на корабле, которая явно отличается и от роли двигателя, и от роли руля, обеспечивающих физическое перемещение корабля по водной поверхности.

Как и любая другая информация, определённые психологические знания распространяются так широко, что их «количество переходит в качество» и «идеи овладевают массами». При этом они «становятся материальной силой», то есть перестают быть идеями. Поэтому освобождается место для новых ориентиров. А психологические знания широко используются на практике. В наиболее продвинутых случаях на основе этих знаний разрабатываются различные технологии во всех мыслимых сферах деятельности. Такое продвижение идей весьма расширяет возможности и для собственно научного поиска. Когда в обществе осознаётся, что научные разработки находят практическое применение, можно сказать, что у работников науки развязываются руки. Именно таков, на мой взгляд, общий механизм взаимо развития науки и общества.

В обиходе слово «психология» чаще всего используется как синоним слов «психика», «душа», «внутренний мир». Иногда значение его сужается ещё больше - до познания человека человеком. Точнее - до «психического отражения человека человеком». В «психическом отражении человека человеком» едины и собственно познание (когнитивный аспект отражения), и аффект с обеих его сторон - с пассивной стороны (эмотивной) и с активной стороны (конативной), и рефлексия (в оптимальном случае).



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Психология и педагогика (10)

    Шпаргалка >> Психология
    ... и соответствует программе курса «Психология и педагогика» в рамках Федерального об­разовательного стандарта ... М.-Воронеж, 1996. Психология и педагогика. — М., 1998. Психология и педагогика. — М., 1996. Реан А.А. Психология познания педагогом личности ...
  2. Психология и педагогика (7)

    Учебное пособие >> Психология
    А.В.Чулкова ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА Лекции СОДЕРЖАНИЕ 1. ПСИХИЧЕСКОЕ ОТРАЖЕНИЕ 1.1. Психология как наука 1.1.1. Этапы развития науки о ...
  3. Психология и педагогика (6)

    Шпаргалка >> Психология
    ... модуль 1. Предмет, задачи и методы педагогической психологии и педагогики. Педагогика — в дословном переводе «пайдагогос» — означает ... Питер, 2004. Психология и педагогика. / Под ред. А.А.Радугина. – М.: Центр, 1999. Психология и педагогика: Учебное пособие. ...
  4. Психология и педагогика (11)

    Реферат >> Педагогика
    ВВЕДЕНИЕ Психология и педагогика переплетаются между собой. Психология тесно связана с обучением и воспитанием ребенка. ... . Список использованных источников 1.Психология и педагогика: Учеб. пособие. – М., 1998. 2.Розум С.И. Психология: Учеб. пособие. – СПб ...
  5. Психология и педагогика (4)

    Контрольная работа >> Психология
    ... университет Кафедра социологии и психологии управления Контрольная робота по предмету: “Психология и педагогика ” Преподаватель: Выполнил ... технологии осуществления педагогического процесса основоположник педагогики сформулировал принципы, которые и сейчас ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0019149780273438