Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Политология->Реферат
Работа над первым Уголовным кодексом началась в 1789-м и закончилась его принятием в 1791 г. Составление Кодекса сопровождалось обсуждением в собрании...полностью>>
Политология->Шпаргалка
Основные вопросы и проблемы, изучаемые политологией. Центральная тема науки - политическая власть: ее сущность, принципы, формы, основания (источники)...полностью>>
Политология->Шпаргалка
1. Политические идеи Платона. Основные этапы развития идей (3 этапа). Лекция: 1) Период – сократический. Изложил социально-политическое устройство. Об...полностью>>
Политология->Шпаргалка
В середине XIX в. в США, во Франции возникли новые кафедры, факультеты политической науки, в начале XX в. – первые ассоциации.В 1949г.-происходит окон...полностью>>

Главная > Лекция >Политология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Отмеченные особенности «континента-океана» заставляют искать истоки его жизнеспособности не в Киевской Руси, ставшей лишь колыбе­лью будущего руководящего народа Евразии, и даже не в северо-восточ­ной Руси: «Впервые евразийский культурный мир предстал как целое в империи Чингис-хана... Монголы формулировали историческую задачу Евразии, положив начало ее политическому единству и основам ее политического строя». Преемницей монгольского государства и стала Мос­ковская Русь. Российская же империя почти закончила государственное объединение Евразийского материка и, «отстояв его от посягательств Ев­ропы, создала сильные политические традиции».

Однако само существо русско-евразийской идеи оставалось неосоз­нанным внутри правящего слоя, который подвергся сильной европеи­зации. Европейский элемент вызвал в евразийском мышлении значитель­ные сдвиги: национальная идея Москвы как наследницы Византии и опло­та христианства в борьбе с азиатским язычеством и западной еретиче­ской культурой «утратила свой религиозный смысл и была заменена позитивно-политической идеей империи и империализма; культурная за­дача стала формулироваться обедненно и чисто эмпирически — как рост государственной территории и государственной мощи» (Н.С. Трубецкой)..

. Этот процесс совпал с быстрым продвижением России на Восток и переходом ее в лагерь своего вчерашнего врага — Европы, в ходе борьбы с утратившим религиозный пафос исламом. «Прошлая разграничитель­ная линия между русской и азиатско-языческой культурами... исчезла: безболезненно и как-то незаметно границы русского государства почти совпали с границами монгольской империи».

По мысли евразийцев, замирение России с Европой и последовавшая вслед за этим еще большая европеизация вызвали явное помутнение национального самосознания, что повело к размыванию ощущения запад­ной границы. Правящие круги стали считать Россию частью Европы, и на смену старой идеологии Москвы пришла созданная по европейскому образцу «неоклассическая и романтическая генеалогия русской культу­ры», основы которой выводились из славянской традиции. Однако по-прежнему пространство, очерченное пределами Евразии, рассматрива­лось изнутри как отграниченное и от славянства, и от Европы. А извне оно определялось как Азия, хотя и отличная от действительной Азии, в частности, Китая и Индии.

Самодостаточность. Заимствование чужой культуры в конечном ито­ге оборачивается деформацией собственной. Чтобы избежать этого, необ­ходимо руководствоваться в жизни стремлением к самопознанию: только оно укажет человеку или народу его настоящее место в мире. Лишь вполне самобытная национальная культура есть подлинная и отвечает этическим, эстетическим и утилитарным требованиям, которые к ней предъявляются. Стремление к общечеловеческой культуре, с этой точки зрения, оказывается несостоятельным: при пестром многообразии нацио­нальных характеров и психологических типов такая общечеловеческая культура свелась бы либо к удовлетворению чисто материальных потреб­ностей при полном игнорировании духовных, либо навязала бы всем народам формы жизни, выработанные из национального характера какой-нибудь одной «этнографической особи».

В качестве внутреннего барьера, защиты культуры от инородного воздействия выступает ее установка на невосприимчивость чуждых и деформирующих влияний. Механизмы самосохранения запрограммиро­ваны в ней самой: осознав угрозу, она мобилизует весь центростреми­тельный потенциал для сбережения своей цельности и единства. Ее пространственное местоположение замыкается на понятии «граница». Вычерчивание такой границы становится процессом углубления самосоз­нания данной культуры, выявления ее специфики и уникальности.

Европа — враг. Европейской концепции дуэли Запада и Востока евразийство противопоставило модель: «периферия — центр в их динами­ческом взаимодействии». История показывает, что в культурах Запада и Востока много общего. Однако евразийская культура может раскрыться только на собственных путях в «особом мире» — разворачиваясь из Сред­ней Азии в направлении приморских областей Старого Света.

С начала XX века взаимодействие евразийской и европейской куль­тур перемещается из области техники, государственного строительства и политической жизни в сферу миросозерцания. А это круто меняет дело, Запад предстает здесь уже в иной ипостаси. И посему «мы должны при­выкнуть к мысли, что романо-германский мир со своей культурой — наш злейший враг»,— формулирует позицию евразийцев Трубецкой.

Европейские понятия «эволюционной лестницы» и прогресса, приме­няемые к истории общества,— понятия глубоко эгоцентрические. В романо-германском мышлении исторический процесс предстает как единая ли­ния. «Не пучком лучей и не связкой параллелей, а лишь одной-единственной линейной направленностью судьбы человечества, как единого цело­го», представляется временное развитие культуры этому мышлению. Культуры, сменяя друг друга в ходе исторического движения, по очереди выходят на каком-то отрезке вперед, и последняя по времени начинает осознавать себя призванной вечно сохранять главенствующую роль. На положение таковой и претендует романо-германская культура, полагая, что разгадка «мировой тайны» ею уже найдена.

Душа культуры. Согласно евразийской концепции, культуре нельзя научиться или просто заимствовать ее — продолжателем культурной традиции является только тот, кто качественно ее обновляет и превращает в свою собственность, в неотъемлемый духовный элемент личного бытия, как бы воссоздает ее заново. Она в каждом человеке как бы возрождается вновь и делает таким образом шаг, прыжок из прошлого в настоящее, а из него в будущее. История вся состоит из прыжков, там, где подобный про­цесс прерывается, культура умирает и остается один косный, бездушный быт.

Выстраивая схему культурно-исторического (линейного) развития, европейское мышление исходит из молчаливой предпосылки о том, что прошлое упирается в настоящее, как в тупик. «И если в конце концов нам начинает казаться, что жизнью управляет железный закон рокового предопределения, то только потому, что из этой предпосылки мы и исхо­дим». Весь расчет здесь строится на том, что реален лишь быт, но не живая культура, не ее душа.

Именно о духе, душе всегда пеклась евразийская мысль, пытаясь отыскать выход за пределы современной ей европейской цивилизации. Евразийское мировосприятие строилось на признании вполне реального существования общественно-культурных циклов зарождения, расцвета и упадка. При таком подходе культура наделяется всеми признаками лич­ности, что достигается через ее индивидуализацию и совокупность выпол­няемых ею общественных ролей. Так называемая «симфоническая лич­ность» культуры составляется из комплекса иерархически организован­ных личностей (класс, сословие, семья, индивид), сосуществующих одно­временно, но генетически связанных с предшествующими им прошлыми поколениями. В качестве такого сложного организма культура пережива­ет определенные стадии своего развития, но не в рамках непрерывного эволюционного ряда, а в кругу законченного (закрытого) культурного цикла.

Вера есть духовный символ, который окрашивает культуру рели­гиозно. Евразийцы убеждены, что рождение всякой национальной куль­туры происходит на почве религиозной: она появляется на свет, сопро­вождаемая мифом о своем рождении. Мифом евразийской культуры ста­ло православие. Оно характеризуется стремлением к всеединству, что позволяет ему синтезировать различные идеологические течения — как входящие в рамки данной культуры, так и пребывающие за ее пределами. В этой связи язычество можно рассматривать как «потенциальное право­славие», причем в процессе христианизации русское и среднеазиатское язычество создают формы православия, более близкие и родственные евразийской православной традиции, чем европейское христианство.

Мессианизм. Восток отличает от Запада «горение веры», и культура, пронизанная идеей православия, или, как говорят евразийцы, «идеей-правительницей», формирует под ее воздействием весь строй духовной жизни, создает в себе государственность особого, идеократического типа. Идеократичность требует жертвенности. Но эта жертвенность осуще­ствляется не во имя не слишком конкретного понятия «народ» или чересчур отвлеченного — «человек»: она — во имя срединного понятия «особый мир», под которым мыслится «Россия-Евразия».

Любая идея, претендующая на действительное влияние, дает начало мифу и обычно именно в этой своей мифологической оболочке она пред­стает настоящей силой. Говорить об истинности или ложности идей бес­смысленно, ибо всякая идея соответствует какому-нибудь внутреннему переживанию и в этом смысле является реальностью. Задача историка — обнаружить это переживание за обволакивающим идею мифом. С учетом сказанного, культура Евразии ориентирована на «организацию хаоса» и постепенное распространение организованного (истинного) начала на всю сферу Вселенной. И здесь она противостоит романо-германской культуре, ориентированной на непримиримый конфликт истинного и лож­ного.

Евразийская концепция констатировала наличие в «потенциальном православном мире» тяготения к русскому православию как к особому центру. Православие признает себя культурой, претендующей на часть истины, один из ее аспектов, но не отрицает претензий на нее других культур, интерпретация истины которыми рассматривается как особые выражения православной идеологии. Православие не замкнуто в себе и в своем развитии призывает «к свободному саморазвитию других».

Церковь и государство. Православие обладает способностью легко «прирастать» к той или иной политической форме посредством веры в возможность и необходимость преображения бытия через его христиани­зацию. Оно не считает государство единственной реальной силой, верует в собственную силу и потому принципиально благожелательно ко всем разновидностям политической организации общества, расценивая лю­бую из них как преходящую, а не раз и навсегда данную и неустранимую модель.

Взаимопроникновение церкви и государства затрудняет разграни­чение сфер их культурного творчества. Евразийство стремится вырабо­тать принцип такого разграничения: направление деятельности церкви — свободная истина, соборное единство, освоение и раскрытие соборного предания; государства — единство нецерковного мира, отъединенного в известной мере от церкви и разъединенного в самом себе. Государство черпает основы своей идеологии в церкви, пребывает в органической свя­зи с нею, но конкретизирует и осуществляет эти идеи в собственной, мир­ской сфере. Оно неизбежно ошибается и грешит, поскольку функциониру­ет в мире греха. Его внутренняя разъединенность ярче всего проявляется в разделении людей на правящих и управляемых, в отчуждении личности от общества, в использовании силы и принуждения.

«Государство Правды». К своему идеалу Русь шла не путем рацио­нального сознания, а через религиозно-положительный опыт. Главная идея справедливого государства, «государства Правды», которое она по­стоянно стремилась создать,— подчинение государственности ценностям, имеющим непреходящее значение. Из этого проистекает важный вывод: «государство Правды» оказывается не конечным идеалом, установленным в результате социальных преобразований, а только этапом на пути до­стижения истины. В истории России под наслоениями многообразных взглядов и теорий всегда проглядывало желание соблюсти эту изна­чальную истину, обуздать стихию человеческой воли, добиться самопод­чинения человека религиозно-государственной правде.

В евразийской трактовке перед «государством Правды» всегда стояли три задачи: блюсти православие, «возвращать правду на землю» и про­тивостоять абсолютизации материального начала в жизни народа. Самой важной была обязанность «возвращать правду на землю». И если «го­сударство Правды» вообще сопоставимо с правовым государством Запада, то исключительно в первом может иметь место «подвиг власти», существо которого не исчерпывается лишь правовой стороной. «Государ­ство Правды и правовое государство — два различных миросозерцания: для первого характерен религиозный пафос, для второго — материальные устремления, в первом правят герои, во втором — серые, средние люди».

«Идея-правительница». Чтобы обезвредить ложные и абстрактные идеологии и вместе с тем не лишиться одушевляющего пафоса, культура должна выработать свою, органически связанную с конкретной жизнью. Такая идеология может проистекать только из некой абсолютной, стерж­невой идеи и, «заземляясь», конкретизируясь, становится элементом жизни, которую она осмысливает, преобразует и творит.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Курс лекций по Политологии (1)

    Реферат >> Политология
    ... политических действий и позволило превратить политологию в академическую науку. Политология – это наука о политических отношениях ... самостоятельного исследования. С 1857 г. начинается чтение курса лекций по политической теории в Колумбийском колледже (позже ...
  2. Курс лекций по Политологии (2)

    Лекция >> Политология
    ПОЛИТОЛОГИЯ Общий курс Ра з д е л 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ НАУКИ О ПОЛИТИКЕ 1 .ПРЕДМЕТ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ ПОЛИТОЛОГИИ История ... феодального общества деятельность политической системы , по существу , ограничивалась функционированием государственных институтов ...
  3. Курс лекций по Политологии (3)

    Реферат >> Политология
    ... франкфуртской школы в философии и политологии (Г. Маркузе, Т. Адорно, Ю. Хабермас и др.). По их мнению, противоположные ... собой не предопределенный и теоретически выдержанный курс развития общества, а результат взаимодействия многих ...
  4. Курс лекций по политологии (5)

    Закон >> Политология
    Политология Курс лекций Автор: старший преподаватель Белогурова Т.А. Политология как наука Политическая наука занимает ... и функциональность. Автономность – самостоятельность политических организаций по отношению к социальным группам и другим организациям ...
  5. Политология краткий курс лекций

    Реферат >> Политология
    ... комплекта по «Политологии» в соответствии с государственным образовательным стандартом. Краткий курс лекций по политологии предназначен ... деятельность своих подчиненных. Краткий курс лекций по политологии предназначен для студентов факультета управления ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.00118088722229