Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Философия->Лекция
В данной теме следует уяснить, почему в ваше время возрос ин­терес к проблеме ценностей, раскрыть содержание понятий "ценность", "ценностное отношение...полностью>>
Философия->Реферат
Витоки соціологічної думки в Україні сягають у сиву давнину, беручи свій початок у княжій добі (ІХ – ХІІІ ст.), і тісно пов’язані з буттям українськог...полностью>>
Философия->Реферат
1.1 Главным достижением философии Демокрита считается развитие им учения Левкиппа об «атоме» — неделимой частице вещества, обладающей истинным бытием,...полностью>>
Философия->Доклад
После эпохи Возрождения наступает бурный расцвет науки и центром её становится Англия. Философия Возрождения была своеобразной переходной ступенью к ф...полностью>>

Главная > Реферат >Философия

Сохрани ссылку в одной из сетей:

КРИТИКА ЧИСТОГО РАЗУМА. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Разрабатываются ли знания, которыми оперирует разум, на верном пути науки или нет, можно легко установить по резуль­татам. Если эта разработка после тщательной подготовки и оснащения оказывается в тупике, как только дело доходит до цели, или для достижения этой цели вынуждена не раз воз­вращаться назад и пролагать новые пути и если невозможно добиться единодушия различных исследователей в вопросе о том, как осуществить общую цель,— то после всего этого можно с уверенностью сказать, что подобное изучение ни в коей мере не вступило еще на верный путь науки, а действует лишь ощупью. Поэтому было бы заслугой перед разумом найти по возможности такой путь, если даже при этом пришлось бы отбросить как нечто бесполезное кое-что из того, что содер­жалось в необдуманно поставленной раньше цели.

Что логика уже с древнейших времен пошла этим верным путем, видно из того, что со времени Аристотеля ей не прихо­дилось делать ни шага назад, если не считать улучшением устранение некоторых ненужных тонкостей и более ясное изло­жение, относящиеся скорее к изящности, нежели к достовер­ности, науки. Примечательно в ней также и то, что она до сих пор не могла сделать ни шага вперед и, судя по всему, она кажется наукой вполне законченной и завершенной. В самом деле, некоторые новейшие исследователи предполагали расши­рить логику тем, что включали в нее то психологические раз­делы о различных познавательных способностях (воображении, остроумии), то метафизические разделы о происхождении по­знания или о различных видах достоверности в зависимости от объекта (идеализм, скептицизм и т. д.), то антропологические разделы о предрассудках (о причинах их возникновения и сред­ствах против них). Однако такие попытки объясняются незна­нием истинной природы этой науки. Смешение границ раз­личных наук ведет не к расширению этих наук, а к искажению их. Границы же логики совершенно точно определяются тем, что она есть наука, обстоятельно излагающая и строго до­казывающая одни только формальные правила всякого мышления (безразлично, априорное оно или эмпирическое, безразлично, каковы его происхождение и предмет и встречает ли оно случайные или естественные препятствия в нашей душе).

14

Своими успехами логика обязана определенности своих гра­ниц, благодаря которой она вправе и даже должна отвлечься от всех объектов познания и различий между ними; следовательно, в ней рассудок имеет дело только с самим собой и со своей формой. Конечно, значительно труднее было разуму проклады­вать верный путь науки, коль скоро он имеет дело не только с самим собой, но и с объектами. Именно поэтому логика как пропедевтика3 составляет как бы только преддверие науки, и когда речь идет о знаниях, то логика, правда, предполагается для суждения о них, но для их приобретения следует обращать­ся собственно к наукам об объектах.

Поскольку в этих науках должен быть разум, то кое-что в них должно быть познано a priori, и поэтому познание разу­мом может относиться к своему предмету двояко, а именно: либо просто определять этот предмет и его понятие (которое должно быть дано другим путем), либо сделать его дейст­вительным. Первое означает теоретическое, а второе — прак­тическое познание разумом. И в той и в другой сфере следует предварительно изложить, как бы ни был велик или мал объем, раздел чистого знания, т, е. тот раздел, в котором разум определяет свой предмет целиком a priori, и не смешивать с этим то, что получается из других источников. Плохо то хозяйство, в котором деньги расходуются безотчетно, так что впоследствии, когда хозяйство окажется в состоянии застоя, уже не будет возможности определить, какая часть доходов может покрыть расходы и какую часть расходов следует со­кратить.

Математика и физика—это две теоретические области по­знания разумом, которые должны определять свои объекты a priori, первая совершенно чисто, а вторая чисто по крайней мере отчасти, а далее—также по данным иных, чем разум, источников познания.

С самых ранних времен, до которых простирается история человеческого разума, математика пошла верным путем науки у достойных удивления древних греков. Однако не следует думать, что математика так же легко нашла или, вернее, со­здала себе этот царский путь, как логика, в которой разум имеет дело только с самим собой; наоборот, я полагаю, что она долго действовала ощупью (особенно у древних египтян), и пе­ремена, равносильная революции, произошла в математике бла­годаря чьей-то счастливой догадке, после чего уже нельзя было не видеть необходимого направления, а верный путь науки был проложен и предначертан на все времена и в бесконечную даль. Для нас не сохранилась история этой революции в способе мышления, гораздо более важной, чем открытие пути вокруг

15

знаменитого мыса, не сохранилось также имя счастливца, произ­ведшего эту революцию. Однако легенда, переданная нам Диоге­ном Лаэртским, сообщающим имя мнимого изобретателя ничтожных, по общему мнению даже не требующих доказа­тельства, элементов геометрических демонстраций, показывает, что воспоминание о переменах, вызванных первыми признаками открытия этого нового пути, казалось чрезвычайно важным в глазах математиков я потому оставило неизгладимый след в их сознании. Но свет открылся тому, кто впервые доказал теорему о равнобедренном треугольнике (безразлично, был ли это Фалес или кто-то другой); он понял, что его задача состоит не в исследовании того, что он усматривал в фигуре или в одном лишь ее понятии, как бы прочитывая в ней ее свойства, а в том, чтобы создать фигуру посредством того, что он сам a priori, сообразно понятиям мысленно вложил в нее и показал (путем построения). Он понял, что иметь о чем-то верное априорное знание он может лишь в том случае, если приписывает вещи только то, что необходимо следует из вложенного в нее им самим сообразно его понятию.

Естествознание гораздо позднее попало на столбовую дорогу науки. Только полтора столетия тому назад предложение проница­тельного Бэкона Веруламского было отчасти причиной открытия [этого пути], а отчасти толчком, подвинувшим естествознание вперед, так как следы его уже были найдены; это также можно объяснить только быстро совершившейся революцией в способе мышления. Я буду иметь здесь в виду естествознание только постольку, поскольку оно основывается на эмпирических принципах. .

Ясность для всех естествоиспытателей возникла тогда, когда Галилей стал скатывать с наклонной плоскости шары с им самим избранной тяжестью, когда Торричелли заставил воздух поддерживать вес, который, как он заранее предвидел, был равен весу известного ему столба воды, или когда Шталь* в еще более позднее время превращал металлы в известь и из­весть обратно в металлы, что-то выделяя из них и вновь присо­единяя к ним. Естествоиспытатели поняли, что разум видит только то, что сам создает по собственному плану, что он с принципами своих суждений должен идти впереди, согласно постоянным законам, и заставлять природу отвечать на его вопросы, а не тащиться у нее словно на поводу, так как в про­тивном случае наблюдения, произведенные случайно, без зара­нее составленного плана, не будут связаны необходимым зако­ном, между тем как разум ищет такой закон и нуждается в нем.

16

Разум должен подходить к природе, с одной стороны, со сво­ими принципами, лишь сообразно с которыми согласующиеся между собой явления и могут иметь силу законов, и, с другой стороны, с экспериментами, придуманными сообразно этим принципам для того, чтобы черпать из природы знания, но не как школьник, которому учитель подсказывает все, что он хочет, а как судья, заставляющий свидетеля отвечать на предлагаемые им вопросы. Поэтому даже физика обязана столь благоприятной для нее революцией в способе своего мышления исключительно лишь [счастливой] догадке — сообразно с тем, что сам разум вкладывает в природу, искать (а не придумывать) в ней то, чему он должен научиться у нее и чего он сам по себе не познал бы. Тем самым естествознание впервые вступило на: верный путь науки после того, как оно в течение многих веков двигалось ощупью.

Метафизика, совершенно изолированное спекулятивное познание разум

ом, которая целиком возвышается над знанием из опыта, а именно познание посредством одних лишь понятий (но без применения их к созерцанию; как в математике), и в которой разум, следовательно, должен быть только своим собственным учеником,— до сих пор не пользовалась еще благосклонностью судьбы и не сумела еще вступить на верный путь науки, несмот­ря на то, что она древнее всех других наук и сохранилась бы, если даже все остальные [науки] были бы повержены всеистребляющим варварством. В метафизике разум постоянно оказыва­ется в состоянии застоя, даже когда он пытается a priori усмот­реть (как он считает себя вправе) законы, которые подтвержда­ются самым обыденным опытом, метафизике приходится бесчисленное множество раз возвращаться назад, так как ока­зывается, что [избранный прежде] путь не ведет туда, куда мы хотели. Что касается единодушия во взглядах сторонников метафизики, то она еще настолько далека от него, что скорее напоминает арену, как будто приспособленную только для упражнений в борьбе, арену, на которой ни один боец еще никогда не завоевал себе места и не мог обеспечить себе своей победой прочное пристанище. Нет поэтому сомнения в том, что метафизика до сих пор действовала только ощупью и, что хуже всего, оперировала одними только понятиями.

В чем причина того, что здесь до сих пор не могли найти верный путь науки? Может быть, его невозможно найти? Но тогда почему же природа наделила наш разум неустанным стремлением искать такой путь как одно из важнейших дел разума? Более того, как мало у нас причин доверять разуму, если он не только покидает нас в важнейшей сфере нашей любознательности, но и заманивает нас ложными обещаниями, чтобы в конце концов обмануть нас! Или если до сих пор разум только ошибался, то какие показания дают нам при возобнов­лении исследования основание надеяться, что мы окажемся счастливее своих предшественников?

Я полагал бы, что пример математики и естествознания, которые благодаря быстро совершившейся в них революции стали тем, что они есть в настоящее время, достаточно замеча­телен, чтобы поразмыслить над сущностью той перемены в спо­собе мышления, которая оказалась для них столь благоприят­ной, и чтобы по крайней мере попытаться подражать им, по­скольку это позволяет сходство их с метафизикой как основанных на разуме знаний. До сих пор считали, что всякие наши знания должны сообразоваться с предметами. При этом, однако, кончались неудачей все попытки через понятия что-то априорно установить относительно предметов, что расширяло бы наше знание о них. Поэтому следовало бы попытаться выяснить, не разрешим ли мы задачи метафизики более успеш­но, если будем исходить из предположения, что предметы долж­ны сообразоваться с нашим познанием,— а это лучше со­гласуется с требованием возможности априорного знания о них, которое должно установить нечто о предметах раньше, чем они нам даны. Здесь повторяется то же, что с первоначальной мыслью Коперника: когда оказалось, что гипотеза о вращении всех звезд вокруг наблюдателя недостаточно хорошо объясняет движения небесных тел, то он попытался установить, не достиг­нет ли он большего успеха, если предположить, что движется наблюдатель, а звезды находятся в состоянии покоя. Подобную же попытку можно предпринять в метафизике, когда речь идет о созерцании предметов. Если бы созерцания должны были согласоваться со свойствами предметов, то мне не понятно, каким образом можно было бы знать что-либо a priori об этих свойствах; наоборот, если предметы (как объекты чувств) со­гласуются с нашей способностью к созерцанию, то я вполне представляю себе возможность априорного знания. Но я не могу остановиться на этих созерцаниях, и для того, чтобы они сделались знанием, я должен их как представления отнести к чему-нибудь как к предмету, который я должен определить посредством этих созерцаний. Отсюда следует, что я могу допустить одно из двух: либо понятия, посредством которых я осуществляю это определение, также сообразуются с предме­том, и тогда я вновь впадаю в прежнее затруднение относитель­но того, каким образом я могу что-то узнать a priori о пред­мете; либо же допустить, что предметы, или, что то же самое, опыт, единственно в котором их (как данные предметы) и мож­но познать, сообразуются с этими понятиями. В этом послед-



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. И. Кант Критика чистого разума

    Реферат >> Философия
    И. Кант Критика чистого разума ВВЕДЕНИЕ I. О различии между чистым и эмпирическим познанием Без сомнения, всякое ... критикой чистого разума Из всего сказанного вытекает идея особой науки, которую можно назвать критикой чистого разума. Разум ...
  2. Критика чистого разума” и сфера свободы для веры. К вопросу о восприятии Канта ранним иенским кантианством

    Статья >> Философия
    ... как это стало с "Критикой чистого разума" Канта. Эти противоположности могут быть ... пугаются, когда им показывают "Критику чистого разума" Канта. Эта книга есть меч ... то тем не менее г-н Кант в "Критике чистого разума" недавно совершенно ясно показал, ...
  3. Кант, Иммануил

    Реферат >> История
    ... , 743 с (Философское наследие, Т. 17) Иммануил Кант. Критика чистого разума. — М., 1994, 574 с (Философское наследие, Т. 118 ... этике. — М.: Республика, 2000. — 431 с. Иммануил Кант. Критика чистого разума / Пер. с нем. Н. Лосского сверен и отредактирован ...
  4. Кант основоположник немецкой классической философии

    Реферат >> Философия
    ... ряду пережитков феодализма. Главная работа Канта «Критика чистого разума», появившаяся в 1781 году и посвященная ... используемой литературы: И.Кант. Критика чистого разума. В.С.Соловье. Сочинения, том 2 (о Канте). А.В.Гулыги. К вечному миру И.Канта, - Москва, ...
  5. Этика Канта. Критика практического ума

    Реферат >> Философия
    ... И. Канта Заключение Список литературы Введение «Критика практического разума» - вторая после "Критики чистого разума" работа Канта, в ... . В книге "Критика чистого разума" Кант стремится опровергнуть все чисто рациональные доказательства существования ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.002007007598877