Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Религия и мифология->Реферат
ИСЛАМ («предание себя бог», покорность») – одна из мировых религий – сыграл значительную роль в истории человеческой цивилизации и продолжает оказыват...полностью>>
Религия и мифология->Реферат
Многие поколения исследователей и философов пытались понять, что же такое религия, предлагая разные варианты ответа Самый простой из них определяет ре...полностью>>
Религия и мифология->Реферат
Этот реферат создаёт прецедент, согласно которому авторство Четвёртого Евангелия (Евангелия от Иоанна) в Новом Завете следовало бы отнести Марии Магда...полностью>>
Религия и мифология->Курсовая работа
«Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф 13,43) В комментарии на эти слова Господа Иисуса Христа, характеризующие состояние прав...полностью>>

Главная > Реферат >Религия и мифология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Размещено на http://www.

Министерство образования и науки Российской Федерации

Реферат

на тему:

«ЗАКОН ПАРТИЦИПАЦИИ (СОПРИЧАСТИЯ)»

Выполнила:

студентка 3 курса группы 2

(отделение культурологии)

Яковлева Екатерина Владимировна

Ростов-на-Дону

2010 год

Оглавление

Введение

  1. Взгляд на первобытность извне и изнутри

  2. Ассоциации и мистика

  3. Партиципация

  4. Представления и верования о душе

  5. Кри и Кра

  6. Тотемы

Заключение.

Введение

Данная нашему рассмотрению глава взята из книги Леви-Брюля «Сверхъестественное в первобытном мышлении».

В этом исследовании автор хотел показать, как коллективные представления первобытных людей, их мышление отличаются от наших своим мистическим по существу характером.

Он пишет, что сочетание представлений в сознании первобытного человека происходит по-иному, чем у нас. И следует ли отсюда сделать вывод, что эти представления подчиняются иной логике, чем наша? – задаётся вопросом Леви-Брюль. Такое утверждение было бы преувеличенным, подобная гипотеза выходила бы за пределы того, что можно утверждать на основании фактов. Ничто не доказывает, что сочетания коллективных представлений должны зависеть только от законов, имеющих логический характер. Кроме того, пишет он, сама идея логики иной, чем логика нашего разума, была бы для нас только чисто отрицательным и пустым понятием.

Автор напоминает, что наше мышление и первобытное отличны одно от другого. Различие это становится тем ощутимее, чем глубже проникает сравнительное исследование, чем дальше позволяют накопляющиеся факты его продвинуть.

Глава I.

первобытное мышление сверхъестественное партиципация

Здесь мы рассмотрим те случаи, когда наблюдатели сами долго жили с первобытными людьми, пытались проникнуть в их образ мышления и чувствования.

Идет ли речь о североамериканцах (Ф.-Г. Кэшинг, майор Поуэлл), о неграх французского Конго (мисс Кингсли), о новозеландских маори (Бест) или о каком-нибудь другом «первобытном обществе», мы неизменно слышим, что никогда «цивилизованный» не может похвастать тем, что он смог усвоить ход мыслей первобытного человека или даже обнаружить путь этого первобытного мышления. «Мышление маори, — говорит, например, Бест, — имеет сильно выраженную мистическую природу... Мы слышим разговоры о некоторых странных теориях, касающихся маорийских верований и майорийского мышления. В действительности же мы не понимаем ни тех, ни другого, а что еще хуже, мы никогда не поймем их. Мы никогда не узнаем внутренней сущности туземного мышления, ибо для этого нам потребовалось бы вернуться вспять на много веков... к тому времени, когда у нас самих было сознание первобытного человека. Давным-давно уже захлопнулись ворота, выводящие на эту таинственную дорогу».

Кэшинг приобрел что-то вроде умственной натурализации среди зуньи. Не удовлетворяясь пребыванием среди них и ведением их образа жизни, он добился посвящения и усыновления со стороны их религиозных вождей, а также принятия его в тайные общества: в священных церемониях зуньи он, подобно жрецам, имел свою собственную роль, которую старательно выполнял. Однако как раз немногие труды, опубликованные Кэшингом, рождают в нас ощущение такой формы психической деятельности, к которой наше сознание никогда не в состоянии будет точно примениться. Наши умственные навыки слишком далеки от навыков зуньи. Наш язык (без которого мы себе ничего не представляем и не мыслим) предполагает наличие таких категорий, которые не совпадают с их категориями. Наконец, что имеет особенное значение, окружающая социальная действительность, функциями которой являются коллективные представления и до известной степени даже язык, слишком отличается у зуньи от той социальной среды, в которой живем мы.

Очень часто наблюдатели имели возможность собрать такие рассуждения или, точнее говоря, такие сочетания представлений, которые казались им странными и необъяснимыми. Автор приводит некоторые из них. «В Пандане засуха была однажды приписана специально тому обстоятельству, что миссионеры во время богослужения надевали особый головной убор. Туземцы говорили, что это мешает падению дождя: они принялись громко кричать и требовать, чтобы миссионеры оставили страну... Миссионеры показали, туземным вождям свой сад и обратили их внимание на то, что их собственные насаждения погибают от недостатка воды: можно ли думать, что миссионеры хотят погубить свой собственный урожай? Ничто, однако, не могло убедить туземцев, волнение которых не улеглось до тех пор, пока не полили обильные дожди».

Блестящий резиновый плащ, странная шляпа, кресло-качалка, какой-нибудь невиданный инструмент способны вызвать у туземцев худшие подозрения. Все прибрежное население может взволноваться при виде парусника с новыми снастями или парохода, у которого больше труб, чем у других судов; Если приключится какая-нибудь беда, то причину ее видят в необычайном явлении.

Глава II

В Танне (Новые Гебриды) кажется почти невозможным определить, как идеи туземцев ассоциируются между собой. Например, один из них, проходя по дороге, видит, как на него с дерева падает змея: пусть он назавтра или на следующей неделе узнает, что сын его умер в Квинсленде, и уж он обязательно свяжет эти два факта. Однажды ночью на землю выползла черепаха и отложила в песок свои яйца. Она была поймана как раз в этот момент. Никогда на памяти туземцев не случалось ничего подобного, поэтому они сейчас же сделали заключение, что христианство явилось причиной того, что черепаха снесла яйца на берегу. Туземцы сочли поэтому нужным отдать черепаху миссионеру, который принес сюда новую религию».

Такие же ассоциации мы находим и в Северной Америке. «Однажды вечером, когда мы беседовали о животных страны, я, желая показать туземцам, что у нас, во Франции, водятся зайцы и кролики, при помощи теней моих пальцев изобразил против света на стене фигуры этих животных. По чистой случайности туземцы назавтра наловили рыбы больше обыкновенного: они решили, что причиной богатого улова были именно те фигурки, которые я им показывал. В простоте своей туземцы принялись упрашивать меня, чтобы я каждый вечер взял на себя труд делать то же самое и научил их этому. Я отказался, не желая подать повод такому суеверию и поддаться их безумию».

Общепринятое объяснение всех этих фактов автор сводит к следующему: здесь налицо неправильное применение первобытными людьми закона причинности, они смешивают предшествующее обстоятельство с причиной. Это просто частный случай весьма распространенной ошибки в рассуждении, которой присвоено название софизма Post hoc, ergo propter hoc («После этого, — значит, вследствие этого»). Первобытные люди, мол, не имеют даже и понятия о том, что подобное рассуждение ошибочно. Последовательность представлений в их сознании является для них достаточной гарантией того, что предметы связаны между собой и в действительности: говоря точнее, первобытные люди даже не помышляют о том, что эта связь нуждается в какой-нибудь гарантии, в проверке.

Однако во всём этом заключается нечто большее, нечто иное, чем наивное и неправильное применение принципа причинности.

Вот один интересный пример: «я-луо не ассоциируют дневного света с сиянием солнца: они рассматривают их как две совершенно самостоятельные вещи и спрашивают, что делается с дневным светом ночью». Добрицгоффер рисует абипонов не способными уловить иногда самую непосредственную последовательность явлений, даже такую, которая бросается в глаза. Так, например, «казалось бы, что тяжелой раны от удара копьем вполне достаточно, чтобы объяснить смерть раненого. Тем не менее, если раненый умирает, абипоны в своем безумии доходят до того, чтобы верить, будто не оружие убило раненого, а злодейское искусство какого-нибудь колдуна... они убеждены, что колдун умрет в свою очередь в наказание за убийство их родственника, если только сейчас же после смерти покойника вырвать у него язык и сердце, зажарить их на огне и отдать на съедение собакам. Хотя уже много сердец и языков было съедено собаками и никто ни разу не видел, чтобы непосредственно после этого умер какой-нибудь колдун, абипоны тем не менее свято сохраняют привязанность к обычаю своих предков и продолжают вырывать язык и сердце у детей и взрослых обоего пола, как только они испускают дух».

Есть один элемент, который всегда налицо в этих отношениях, пишет автор.

Все они в разной форме и степени предполагают наличие партиципации (сопричастности) между существами или предметами, ассоциированными коллективным представлением. Вот почему Леви-Брюль называет законом партиципации характерный принцип первобытного мышления, который управляет ассоциацией и связями представлений в первобытном сознании.

Глава III

Автор так же говорит о противоположности в первобытном сознании.

Например, «трумаи (племя северной Бразилии) говорят, что они — водяные животные. Бороро (соседнее племя) хвастают, что они — красные арара (попугаи)». Но это вовсе не значит, что только после смерти бороро превращаются в арара или что арара являются превращенными в бороро и поэтому достойны соответствующего обращения. Нет, дело обстоит совершенно иначе. Это не имя, которое они себе дают, это также не провозглашение своего родства с арара, нет. Бороро настаивают, что между ними и арара присутствует тождество по существу. Фон ден-Штейнен полагает непостижимым, как они могут считать себя одновременно человеческими существами и птицами с красным оперением. Однако для мышления, подчиненного закону партиципации, в этом нет никакой трудности. Все общества и союзы тотемического характера обладают коллективными представлениями подобного рода, предполагающими подобное тождество между членами тотемической группы и их тотемом.

Все это зависит от партиципации, которая представляется первобытным человеком в самых разнообразных формах: в форме соприкосновения, переноса, симпатии, действия на расстоянии и т. д. В огромном числе обществ низшего типа изобилие дичи, рыбы или плодов, правильная смена времен года, периодичность дождей — все связывается с выполнением известных церемоний определенными людьми или с присутствием и здоровьем какой-нибудь священной особы, которая обладает специальной мистической благодатью. Индеец на охоте или на войне удачлив или неудачлив в зависимости от того, воздерживается или не воздерживается его жена, оставшаяся на стоянке, от той или иной пищи, от тех или иных поступков. Подобного рода коллективные представления можно приводить бесконечно. То, что мы называем естественной причинной зависимостью между событиями и явлениями, либо вовсе не улавливается первобытным сознанием, либо имеет для него минимальное значение. Первое место в нем, а часто и все сознание, занимают различные виды мистической партиципации.

Первобытное мышление, если рассматривать его с точки зрения содержания представлений, должно быть названо мистическим, оно должно быть названо пра-логическим, если рассматривать его с точки зрения ассоциаций, настаивает Леви-Брюль. Под термином «пра-логический» отнюдь не следует разуметь, что первобытное мышление представляет собою какую-то стадию, предшествующую во времени появлению логического мышления. Называя его пра-логическим, Леви-Брюль только хочет сказать, что оно не стремится, прежде всего, подобно нашему мышлению, избегать противоречия. Оно в первую очередь подчинено закону партиципации.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Французская социологическая школа (1)

    Контрольная работа >> Социология
    ... к такому мышлению Леви-Брюль вывел закон партиципации (сопричастия): для первобытного человека предмет может ... , имеет особую логику. Оно подчиняется закону партиципации, т. е. сопричастия; считается, что все предметы, сходные ...
  2. Основы религиоведения (2)

    Реферат >> Религия и мифология
    ... логических отношений (включений и исключений), подчинено закону партиципации (сопричастия). Оно не "антилогично" и не "алогично" ... , иррациональное и рациональное, за- кон противоречия и закон партиципации сосуществуют. Но если в пер- вобытном ...
  3. Психологический словарь

    Книга >> Психология
    ... к противоречиям, непроницаемость для опыта, подчиненность закону «партиципации» (сопричастия) и др. По Л.-Б., логическое и ... или мышление, нечувствительное к противоречиям, подчиняющееся закону партиципации — сопричастности). В настоящее время фр. ...
  4. Первобытное мышление

    Реферат >> Биология
    ... связей природных объектов, феноменологических проявлений законов природы, а с определенного, ... характер. Основой его служил закон партиципации (сопричастия), в соответствии с которым ... , а на упомянутом принципе партиципации. С мифологическим типом интеллекта ...
  5. Коллективные представления и изучение первобытного менталитета в работах Люсьена Лви-Брюля

    Реферат >> Культура и искусство
    ... логических отношений, а подчиняется закону партиципации (сопричастия), наделяющему предметы и явления ... Однако для мышления, подчиненного "закону партиципации", в этом нет никакой ... размышления недоступны. Специфические законы дологического мышления управляют ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0018618106842041