Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

История->Реферат
Шведский король Густав III, стремившийся вернуть Швеции утраченные ею в XVIII в. территории, заключив союз с Турцией, летом 1788 г. напал на Россию, с...полностью>>
История->Реферат
Пока Испания была отвлечена военными действиями в Италии во время войны за Польское наследство возобновились испано-португальские столкновения из-за м...полностью>>
История->Реферат
К осени 1941 г. военное положение Советского Союза было крайне тяжелым. Немецкие войска глубоко вторглись на территорию СССР, захватили Прибалтику, Б...полностью>>
История->Реферат
Испано-португальская война 1761—1763 годов являлась одним из театров военных действий Семилетней войны. Крупных сражений в ходе этой кампании не проис...полностью>>

Главная > Реферат >История

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Введение

Взятие Батурина (укр. Здобуття Батурина) — эпизод русско-шведской войны (1700—1721), в ходе которого войска Петра I захватили и разрушили 2 ноября 1708 года столицу гетмана Мазепы — город Батурин. В исторической литературе эти события получили название «Разорение Батурина» (в современных изданиях иногда используется также термин «Резня в Батурине»[7])[5].

Официальное название событий в Батурине на Украине, установленное Кабинетом Министров Украины: «Батуринская трагедия» (укр. «Батуринська трагедія»)[8]

1. Предшествующие события

В результате Переяславской рады (1654), последовавшей за ней русско-польской войны 1654—1667 и Андрусовского перемирия (1667), территории, лежащие восточнее Днепра (левобережная Украина) отошли к России, а лежащие западнее (правобережная Украина) — к Польше. Условия перемирия были подтверждены мирным договором 1686.

В 1687 году правителем (гетманом) левобережной Украины, стал Иван Мазепа.

В начальный период своего правления Мазепа хранил верность России, однако во время русско-шведской войны (1700—1721) вступил в тайный сговор со шведским королём Карлом XII и королём Польши Станиславом Лещинским[9].

2. Взятие Батурина

Мазепа обещал Карлу зимовку в Батурине, служившем резиденцией гетмана[10]. Там было в достатке припасов, артиллерии, имелся хорошо подготовленный и преданный Мазепе гарнизон, которым руководил полковник Дмитрий Чечель. Этим планам помешали войска под водительством князя Меншикова, по указанию Петра I взявшие город и все припасы в нём.

В то же время современный исследователь гетманства Мазепы Татьяна Таирова-Яковлева в своей книге «Мазепа» приводит иную версию событий, основанную на архивах гетмана Мазепы. Она пишет, что «Карл повернул в Украину, отказавшись от своего плана похода на Смоленск и Москву не по доброй воле. Кругом горели хлеба, сёла и деревни. Нигде невозможно было достать продовольствие, начались массовые заболевания дизентерией, не хватало фуража и пороха, артиллерия лишилась лучших тягловых саксонских лошадей. В довершение всего под местечком Добрым М. М. Голицину удалось разгромить батальон генерала К. Г. Рооса. Именно эти обстоятельства и заставили Карла повернуть на истекающую „мёдом и молоком“ Украину». Далее Таирова-Яковлева пишет, что "узнав об этом, украинский гетман произнёс свою знаменитую фразу «Дьявол его сюда несёт!».

Эти версии трудно согласуются друг с другом, если принять во внимание, что по данным, подтверждённым той же Таировой-Яковлевой, Мазепа вёл переговоры с Карлом задолго до поворота шведских войск на Украину. В этом он признался своим приближённым 17 сентября 1707 года, то есть более, чем за год до событий в Батурине. Карлу он обещал одно (мог обещать и зимовку), Петру — другое, а чего хотел 69-летний гетман — знал только он сам.

2.1. Исторические версии событий в Батурине

По сведениям некоторых историков, Меншиков узнал о том, что Мазепа ушёл к шведам, уже после того, как пришёл в Батурин и его туда не пустили верные Мазепе сердюки. Примерно с неделю Меншиков вёл переговоры с восставшими и далее, ввиду близкого подхода шведских войск, 2 числа решил штурмовать город. Вопреки ожиданиям, город удалось взять без большого боя, за два часа. В тот же день русские войска в спешном порядке ушли, взяв с собой пушки. Чтобы не досталось врагу, были подожжены деревянные стены крепости и продовольственные склады. Сердюки, защищавшие крепость, в большинстве своём были убиты.

Обсуждение разорения Батурина чрезвычайно политизировано с 1708 года по сию пору. Практически невозможно найти политически нейтральный авторитетный источник. Историография Российской империи представляет это разорение как вынужденную меру, ввиду приближающейся армии шведов. Мазепа же и его сторонники представляли его как ужасающую резню, полное уничтожение населения.

У Костомарова читаем:

30 октября приехал в Погребки Меншиков, и тогда состоялся военный совет, положивший взять Батурин и, в случае сопротивления, истребить его как главный притон силы, неприязненной царю Малороссии… В 6 часов другого утра Меншиков сделал приступ и приказал истреблять в замке всех без различия, не исключая и младенцев, но оставлять в живых начальников, для предания их казни. Всё имущество батуринцев отдавалось заранее солдатам, только орудия должны были сделаться казённым достоянием. В продолжение двух часов всё было окончено: гетманский дворец, службы и дворы старшин — всё было превращено в пепел. Всё живое было истреблено… Впрочем, многие успели уйти заранее и остаться целыми. Это видно из того, что впоследствии возвращались в Батурин многие обыватели на свои места… Общие свидетельства единогласно говорят, что над жителями Батурина совершено было самое варварское истребление. Сам Меншиков не писал о том к царю, предоставляя сообщить ему обо всем изустно[11][12].

У Бантыш-Каменского:

Ноября 3 взошёл он [Меншиков] на городской вал со шпагою в руке и предал острию меча всех тамошних жителей, не исключая младенцев. Кенигсек умер от полученных им ран; Чечель взят в плен, малая часть гарнизона спаслась бегством; прекрасный, по польскому обычаю украшенный, дворец Мазепы, тридцать мельниц, хлебные магазины, изготовленные для неприятеля, были тогда обращены в пепел; все оставленное им в Батурине имущество и сорок пушек, кроме мортир, достались победителям[13].

У Николая Маркевича:

Сердюки были частью вырезаны, частью связаны в одну толпу веревками. Мстя за вчерашнее, Меньшиков поручил палачам казнить их разнообразными казнями; войско, везде и всегда готовое к грабежу, разсеялось по домам обывательским, и, не разбирая невинных от виновных, истребило мирных граждан, не пощадило ни жен, ни детей. "Самая обыкновенная смерть была живых четвертовать, колесовать и на кол сажать; а дальше выдуманы были новые роды мучений, самое воображение в ужас приводящие. Так объясняется наш летописец [автор «Истории Русов»]; кончилось тем, что весь город, все публичные здания, храмы, присудственные места, архивы, арсеналы, магазины были зажжены со всех сторон; тела избиенных были брошены по площадям и по улицам; спеша отступлением, Меньшиков покинул их для псов и для птиц,— «и не бе погребаяй». Обремененный безчисленными богатствами, сокровищами народными и городскими, взяв в Батурине триста пятнадцать пушек, Полководец выступил из развалин. Везде на пути он обращал селы в пустыни и «Малороссия долго курилась после пожиравшего ее пламени». Петр не мог ускромить свои войска; он даже не знал о происходящем[14].

У Ригельмана:

…Царь учинил военный совет, на котором положено, чтоб князю Меньшикову с частию войска идти доставать Батурин. Но напред бы послать в оный к сдаче их уговаривать, а в противном случае всех изменников не щадить, кроме старшин, для учинения им публично правильного наказания, с чем Меньшиков и отправился[…] В утренний же наступивший день, то есть, 2 числа ноября, князь Меньшиков сделал на город приступ, и оный коль скоро нашёл от изменников себе жестокое супротивление, и что они столь ожесточились, то повелел тотчас штурмовать, с тем, чтоб не щадить ни одного человека, кроме начальников их и двух полковников сердюцких, буде можно, яко главных в крепости оной бунтовщиков и изменников, представить к нему для доставления государю, к учинению им достойной казни, а прочее всё, исключая орудия, предать в добычу солдатам, что в самое короткое время и исполнено: город одержан, люди все мечу преданы, как в крепости, так и в предместье, без остатку, не щадя ниже младенцев, не только старых[15].

У Петра Симоновского:

По измѣнѣ Мазепы согласники его, уповая на помощь Шведскую, кои стояли тогда вмѣстѣ съ Мазепою въ Ромнахъ, въ городѣ Батуринѣ заперлись было, гдѣ, между протчими, были: Сердюцкій Полковникъ, Чечель, да Генеральной артилеріи Асаулъ, Нѣмчинъ, Фридрикъ Кенигсекъ, коихъ Князь Менщиковъ осадилъ тотчасъ, городъ взялъ и оные, какъ измѣнники, казнены смертію. При взятіи онаго города много невинныхъ людей, не токмо совершеннаго возраста, но и самыхъ малолѣтнихъ, погибло, а притомъ и церквы Божіи самими единовѣрными, по ярости войска, не были ощажены и оставлены впустѣ[16].

У Александра Лазаревского:

Современникъ свидЂтельствуетъ, что Мазепа защиту Батурина противъ русскихъ войскъ поручилъ тремъ лицамъ: сердюцкому полковнику Дмитрію Чечелю, начальнику батуринской артиллеріи Фридриху Кенигсену и батуринскому сотнику Дмитрію Нестеренку. Ровно черезъ недѣлю послѣ ухода Мазепы изъ Батурина, къ послѣднему подступило русское войско, предводимое Меншиковымъ; перваго ноября у Меншикова съ батуринцами шли переговоры: онъ требовалъ добровольной сдачи города, а послѣдніе отказывали; въ ночь на второе ноября Меншиковъ вступилъ въ Батуринъ, благодаря одному изъ старшинъ прилуцкаго полка Ивану Носу, который указалъ мѣсто, чрезъ которое безпрепятственно можно было проникнуть въ крѣпость. Такимъ образомъ Батуринъ былъ взятъ безъ всякихъ усилій; но за отказъ въ добровольной сдачѣ, городъ былъ сожжёнъ и разорёнъ, а жители его разбѣжались, при чёмъ нѣкоторые изъ нихъ взяты были «въ полонъ на Москву». Защитники Батурина тоже бѣжали, но были пойманы и казнены[17].

У французского историка Жана-Бенуа Шерера:

Отступничество Мазепы поломало все намерения царя. Был созван военный совет и, чтобы как можно быстрее предотвратить пагубные последствия этого события, был отдан приказ Меншикову, который ещё не успел отдохнуть после боя при Лезно [Лесной], взять важный город Батурин. Мазепа, узнав об этом плане, делал все возможное и невозможное, чтоб убедить шведского короля опередить Меншикова и защитить Батурин, город, хорошо обеспеченный военным снаряжением и провизией, всем, что необходимо для успешной борьбы. Но король, развлекаясь захватом незначительных городков, оставил Меншикову время для осуществления его намерений. Меншиков ворвался в Батурин и жестоко расправился со всеми, кого успел схватить. Многие были повешены, и между ними прусский шляхтич Кенигсек, командир гетманской артиллерии. Других распяли на досках, бросили на волю волн, и они погибли в Днепре. Повесили чучело Мазепы. Вся артиллерия, которая насчитывала более сотни пушек, попала в руки русских.[…]Эта успешная операция была безоговорочно одобрена царем. Он был так доволен, что даже хотел отдать город Батурин самому Меншикову и его потомкам как потомственному гетману[18].
[…]
…В конце года, когда Мазепа открыто перешёл к шведскому королю Карлу XII, царь уже не мог сомневаться в измене гетмана и приказал Меншикову отправиться с большим отрядом на Батурин. В этом укрепленном городе хранились все продовольственные запасы, которые Мазепа собрал для шведского короля. Русский генерал понимал, как важно быстро захватить этот город, избежав продолжительной осады по всем правилам. Итак, он замыслил смелый штурм, который увенчался большим успехом: город был взят и отдан на разграбление. То, что солдаты не могли взять с собой, стало добычей огня, который сожрал даже часть города. Фортификации были уничтожены до основания, а жители города погибли, подверженные самой жестокой пытке: одних посадил на кол, других повесили или четвертовали. Были придуманы и новые муки, одна мысль о которых наводит ужас. Недоверие и упрямство Карла XII многое значили в потере этого важного города: вместо того, чтоб поспешить ему на помощь, как требовал Мазепа, король развлекался зимой в Ромнах, а в начале следующего года был только в Гадяче[19].

В то же время, по мнению историка Александра Оглоблина, книга Шерера, вышедшая в 1788 г. в Париже, инспирирована Г. А. Полетикой и членами его кружка, содержит искажения исторических фактов. По мнению историка Оглоблина, Полетика не только снабдил Шерера материалами, но и впоследствии, через своих заграничных агентов, предоставлял ему новые сведения.[20]

Современный исследователь Сергей Павленко дает такое описание: «Расправившись с казаками и сердюками, стрельцы, драгуны с ненавистью набросились на беззащитных и безоружных стариков, женщин и детей — рубили головы, кололи груди. Мольба о пощаде не помогала»[3].

Что было в действительности? Все источники сходятся в том, что разорение было, крепость сгорела, город был разорён и разграблен, многие защитники убиты. Никто не берётся отрицать наличие жертв среди мирного населения. Вопрос в их масштабах. Точных данных нет, но, по некоторым сведениям, уцелевшие жители Батурина в немалом количестве после боёв, пожаров и грабежей в страхе разбежались или были изгнаны из города. Так, уже 22 декабря 1708 года избранный вместо Мазепы новый гетман Иван Скоропадский выдал батуринскому атаману Данилу Харевскому универсал, разрешавший жителям Батурина вновь селиться на старых местах (то есть — было кому селиться, но без разрешения селиться не могли).

Следует отметить, что количество населения Батурина в 1708 году доподлинно установить невозможно. Сохранились лишь данные переписи 1654 и 1666 годов; в первом случае насчитали 360 казацких и 275 мещанских (всего 635) дворов, во втором — 365 мещанских (казацкие дворы не учитывались), причем указано, что в них проживает «детей и братви и племянников шестьсот семдесят девять человек» (тут следует ещё заметить, что в 1655 году, то есть в перерыве между переписями, случился пожар, уничтоживший почти весь город). Значительно способствовали увеличению населения перенесение Демьяном Многогрешным в Батурин гетманской резиденции, которое произошло в 1669 году (по Сергею Павленко, гетманская канцелярия и администрация прибавили Батурину как минимум 200—300 дворов), и три крупные ярмарки, ежегодно проводимые в городе. Пользуясь этими и некоторыми другими данными, выше упомянутый Павленко на основании математических расчётов делает вывод, что Батурин на начало XVIII века имел до 1000—1100 дворов[4]. Историк Игорь Сытый пишет, что в среднем по Гетманщине в одном дворе проживало 1,1 — 2,6 семей. По подсчётам историка Венедикта Мякотина, в одном дворе в те времена насчитывалось в среднем 7-8 человек[21].

В уже процитированном «Историческом очерке Батурина» (1892) Лазаревского представлена опись 1723 года, включающая 630 дворов прежних и новых батуринских жителей и опись города 1726 года, по которой «всѣхъ около 560 дворовъ», по выражению Лазаревского. Расхождение исследователь объясняет тем, что в опись 1723 года были включены жители близлежащих сел, не относящихся к Батурину[17]. Проанализировав эти описи, Сергей Павленко пришёл к выводу, что в 1726 году в Батурине проживало 411 уцелевших после 1708 года семей. Для 1723 года он приводит цифру не в 630, а в 647 дворов[4]. Опись 1723 года гласит: «А по вышеобявленным ревизским книгам в том городе Батурине і в селах і в хуторах и около мелниц сколко во дворе людей торговых и ремесленных и пашенных и казаков и тамошние ль прежние жители іли отколь пришлые поселились давноль и по какому указу и сколко імеетца мелниц имянно ненаписано». Дополнительные трудности для исследователей представляет тот факт, что архивы Батурина горели дважды — в пожарах ноября 1708 и апреля 1723 годов. Оригинал ревизии 1723 года не сохранился. Её данные приведены в документе Малороссийской коллегии, составленном 24.12.1725 на основе ревизских книг Нежинского полка[21]. Опись, сделанная 2 января 1726 года, восполняет этот пробел: в ней содержится поимённый перечень лиц, которые содержат свои дворы в Батурине, с указанием на то, местные они или приезжие. Опись гласит, что прежние батуринские жители расселились по слободам Подзамковой, Горбановской, Гончаровской, а некоторые поселились и в самом Батурине — в домах, уцелевших от разорения. Всего в Батурине и близлежащих сёлах, согласно этой описи, насчитывается 526 дворов. 82 из них принадлежат мельникам села Матеевка, расположенного на другом берегу Сейма. 8 дворов числятся незаселёнными; ещё 8 — «дворы приездные владелческие», где проживали разные люди с разрешения хозяев. Относительно 17 лиц есть указания на то, что они приезжие. Таким образом, в 1726 году в Батурине насчитывалось 411 дворов прежних жителей[22].

Что же касается сердюков, то Афанасий Шафонский в своём труде «Черниговского наместничества топографское описание с кратким географическим и историческим описанием Малой России» пишет, что по взятии и разорении Батурина они были истреблены[23]. Впрочем, сердюк Корней Семененко, которого допрашивали 11 декабря 1708 года в Посольской походной канцелярии, показал: «По приказу де изменника Мазепы велено их сердюцким четырем полкам, а именно: Покотилову, Денисову, Максимову и Чечелеву, у которого наказным сотником Герасим (в тех де четырех полках сердюков, чает он, что и трехсот человек не будет), стоять в Гадячю с шведами»[4]. О том, что части сердюков удалось вырваться из Батурина, писал в своем дневнике и сопровождавший Карла XII шведский дипломат Йосиас Цедергельм, как передает историк Александр Оглоблин[24].

Разорение Батурина обрекло войско шведов на тяжёлые осенне-зимние переходы и значительно его ослабило. По свидетельству уже упоминавшегося Жан-Бенуа Шерера, этот удар стал роковым источником несчастий для шведского короля. Он утверждает, что голод и холод терзали армию, и только за одну страшную зимнюю ночь мороз убил более трёх тысяч солдат[18]. По всей видимости, следует отнестись к последнему числу как к очередному проявлению традиционной французской эмоциональности в описании исторических событий. Тем не менее, понадеявшись на обещанную Мазепой широкую поддержку и удобную зимовку, Карл XII совершил фатальную ошибку, стоившую ему армии. Некоторые исследователи полагают, что и исход Полтавской битвы был во многом предрешён наличием бо́льшего количества пушек у русских войск. Артиллерия и боеприпасы из Батурина не достались Карлу, и в сражении он мог использовать только 4 трёхфунтовые пушки для подачи сигналов. Со стороны Петра в битве в боевом порядке находилось 68 полковых орудий, в том числе 13 конных[25].

Помимо собственно военного, взятие Батурина оказало значительное моральное влияние на позицию местного населения относительно войны. Так, Александр Оглоблин передает следующую запись шведского участника похода 1708—1709 гг. полковника графа Илленштиерны: «Мучения, которые здесь [в Батурине] были устроены, навели такой террор на целую страну, что не только большая часть страны, а в том числе и те, которые из расположения у шведам решились было на восстание, остались в своих домах, но и преимущественная часть войска, пришедшего к шведам с Мазепой, перешла к врагу, а это вызвало у нас крупные недостачи и препятствия во всех наших позднейших акциях»[26].

8 декабря 1708 года новый гетман Иван Скоропадский издал универсал, где признавал, что при штурме замка было убито значительное количество находившихся в нём, но добавлял: «Однако же, що о жёнах и детях, о гвалтованю панен и о ином, що написано во изменничьем универсале, то самая есть неправда… Не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободно в домы, по Указу Царского Пресветлого Величества, от князя, Его Милости, Меншикова, отпущены»[27].

Многие дошедшие до нас летописи упоминают батуринские события. Так, Лизогубовская летопись гласит[28]:



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Скоропадский, Иван Ильич

    Реферат >> История
    ... , которым он был очень доволен. Взятие Батурина (2 ноября) несколько сгладило тяжелое впечатление ... отдать землю, которую гетман хотел взять себе. Протасьев в униженных письмах оправдывался ...
  2. Евреи в украинском казачестве

    Реферат >> История
    ... сторону русского царя и принимал участие в взятии Батурина. Сын Андрея — Яков (1696—1770 ...
  3. История русов или Малой России

    Реферат >> История
    ... унии, гетманству Ивана Мазепы, описывает взятие Батурина, Полтавскую битву, казни казаков в Лебедине ...
  4. Жизнь Арсеньева

    Рассказ >> Литература и русский язык
    ... но промахнулся. Подивившись, откуда мог взяться в такую пору вальдшнеп, и ... затем навсегда развязаться с гимназией, вернуться в Батурино и стать "вторым Пушкиным или Лермонтовым" ... в каком-нибудь чужом доме взять в руки старый фотографический альбом. ...
  5. Орест Субтельний. Україна: Історія.

    Книга >> История
    ... козацькому містечку Чигирині, а у XVIII ст.— в Батурині та Глухові. Формально козацька держава ... відвоювати значну частину втрачених земель і взяти Палія в облогу в його «столиці» ... єднується до більшовиків, прагнучи вЗяти участь у будівництві всезагального й ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0015292167663574