Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Контрольная работа
Литературное творчество осмыслялось в Китае в рамках архаико-религиозных воззрений на вэнь 文 и натурфилософских представлений, вэнь - это словесный уз...полностью>>
Литература и русский язык->Конспект урока
Колыбельной песней убаюкивает мать младенца. Под звуки песнопений совершается в церкви обряд крещения. Незатейливые детские песенки, потешки, считалки...полностью>>
Литература и русский язык->Конспект урока
О обращаясь к литературным источникам, композиторы часто создают на их основе инструментальные произведения. Эти сочинения называют программной музыко...полностью>>
Литература и русский язык->Лекция
Большую и влиятельную группу представляли так называемые традиционалисты, в частности последователи «сунской школы» (династия Сун — X—XIII вв. н. э.),...полностью>>

Главная > Рассказ >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

- Ну, давай, что ли, сюда скорее; это можно вот тут сбоку в карман положить.

Коренная беспрестанно поднимала и трясла голову. Колокольчик издавал всякий раз при этом резкий звук, напоминавший о разлуке, а пристяжные стояли задумчиво, опустив головы, как будто понимая всю прелесть предстоящего им путешествия, и изредка обмахивались хвостами или протягивали нижнюю губу к коренной лошади. Наконец настала роковая минута. Помолились еще.

- Сядьте, сядьте все! - повелевал Антон Иваныч, - извольте сесть, Александр Федорыч! и ты, Евсей, сядь. Сядь же, сядь! - И сам боком, на секунду, едва присел на стул. - Ну, теперь с богом!

Вот тут-то Анна Павловна заревела и повисла на шею Александру.

- Прощай, прощай, мой друг! - слышалось среди рыданий, - увижу ли я тебя?..

Дальше ничего нельзя было разобрать. В эту минуту послышался звук другого колокольчика: на двор влетела телега, запряженная тройкой. С телеги соскочил, весь в пыли, какой-то молодой человек, вбежал в комнату и бросился на шею Александру.

- Поспелов!.. - Адуев!.. - воскликнули они враз, тиская друг друга в объятиях.

- Откуда ты, как?

- Из дому, нарочно скакал целые сутки, чтоб проститься с тобой.

- Друг! друг! истинный друг! - говорил Адуев со слезами на глазах. - За сто шестьдесят верст прискакать, чтоб сказать прости! О, есть дружба в мире! Навек, не правда ли? - говорил пылко Александр, стискивая руку друга и наскакивая на него.

- До гробовой доски! - отвечал тот, тиская руку еще сильнее и наскакивая на Александра.

- Пиши ко мне! - Да, да, и ты пиши!

Анна Павловна не знала, как и обласкать Поспелова. Отъезд замедлился на полчаса. Наконец собрались.

Все пошли до рощи пешком. Софья и Александр в то время, когда переходили темные сени, бросились друг к другу.

- Саша! Милый Саша!.. - Сонечка! - шептали они, и слова замерли в поцелуе.

- Вы забудете меня там? - сказала она слезливо.

- О, как вы меня мало знаете! я ворочусь, поверьте, и никогда другая...

- Вот возьмите скорей: это мои волосы и колечко.

Он проворно спрятал и то и другое в карман.

Впереди пошли Анна Павловна с сыном и с Поспеловым, потом Марья Карловна с дочерью, наконец священник с Антоном Иванычем В некотором отдалении ехала повозка. Ямщик едва сдерживал лошадей. Дворня окружила в воротах Евсея.

- Прощай, Евсей Иваныч, прощай, голубчик, не забывай нас! - слышалось со всех сторон.

- Прощайте, братцы, прощайте, не поминайте лихом'

- Прощай, Евсеюшка, прощай, мой ненаглядный! - говорила мать, обнимая его, - вот тебе образок; это мое благословение. Помни веру, Евсей, не уйди там у меня в бусурманы! а не то прокляну! Не пьянствуй, не воруй; служи барину верой и правдой. Прощай, прощай!..

Она закрыла лицо фартуком и отошла.

- Прощай, матушка! - лениво проворчал Евсей. К нему бросилась девчонка лет двенадцати.

- Простись с сестренкой-то! - сказала одна баба.

- И ты туда же! - говорил Евсей, целуя ее, - ну, прощай, прощай! пошла теперь, босоногая, в избу!

Отдельно от всех, последняя стояла Аграфена. Лицо у нее позеленело.

- Прощайте, Аграфена Ивановна! - сказал протяжно, возвысив голос, Евсей и протянул к ней руки.

Она дала себя обнять, но не отвечала на объятие; только лицо ее искривилось.

- На вот тебе! - сказала она, вынув из-под передника и сунув ему мешок с чем-то. - То-то, чай, там с петербургскими-то загуляешь! - прибавила она, поглядев на него искоса. И в этом взгляде выразилась вся тоска ее и вся ревность.

- Я загуляю, я? - начал Евсей. - Да разрази меня на этом месте господь, лопни мои глаза! чтоб мне сквозь землю провалиться, коли я там что-нибудь этакое...

- Ладно! ладно' - недоверчиво бормотала Аграфена, - а сам-то - у!

- Ах, чуть не забыл! - сказал Евсей и достал из кармана засаленную колоду карт. - Нате, Аграфена Ивановна, вам на память; ведь вам здесь негде взять.

Она протянула руку.

- Подари мне, Евсей Иваныч! - закричал из толпы Прошка.

- Тебе! да лучше сожгу, чем тебе подарю! - и он спрятал карты в карман.

- Да мне-то отдай, дурачина! - сказала Аграфена.

- Нет, Аграфена Ивановна, что хотите делайте, а не отдам; вы с ним станете играть. Прощайте!

Он, не оглянувшись, махнул рукой и лениво пошел вслед за повозкой, которую бы, кажется, вместе с Александром, ямщиком и лошадьми мог унести на своих плечах.

- Проклятый! - говорила Аграфена, глядя ему вслед и утирая концом платка капавшие слезы.

У рощи остановились. Пока Анна Павловна рыдала и прощалась с сыном, Антон Иваныч потрепал одну лошадь по шее, потом взял ее за ноздри и потряс в обе стороны, чем та, казалось, вовсе была недовольна, потому что оскалила зубы и тотчас же фыркнула.

- Подтяни подпругу у коренной-то, - сказал он ямщику, - вишь, седелка-то на боку!

Ямщик посмотрел на седелку и, увидев, что она на своем месте, не тронулся с козел, а только кнутом поправил немного шлею.

- Ну, пора, бог с вами! - говорил Антон Иваныч, - полно, Анна Павловна, вам мучить-то себя! А вы садитесь, Александр Федорыч; вам надо засветло добраться до Шишкова. Прощайте, прощайте, дай бог вам счастья, чинов, крестов, всего доброго и хорошего, всякого добра и имущества!!! Ну, с богом, трогай лошадей, да смотри там косогором-то легче поезжай! - прибавил он, обращаясь к ямщику.

Александр сел, весь расплаканный, в повозку, а Евсей подошел к барыне, поклонился ей в ноги и поцеловал у ней руку. Она дала ему пятирублевую ассигнацию.

- Смотри же, Евсей, помню: будешь хорошо служить, женю на Аграфене, а не то...

Она не могла говорить дальше. Евсей взобрался на козлы. Ямщик, наскучивший долгим ожиданием, как будто ожил; он прижал шапку, поправился на месте и поднял вожжи; лошади тронулись сначала легкой рысью. Он хлестнул пристяжных разом одну за другой, они скакнули, вытянулись, и тройка ринулась по дороге в лес. Толпа провожавших осталась в облаке пыли безмолвна и неподвижна, пока повозка не скрылась совсем из глаз. Антон Иваныч опомнился первый.

- Ну, теперь по домам! - сказал он.

Александр смотрел, пока можно было, из повозки назад, потом упал на подушки лицом вниз.

- Не оставьте вы меня, горемычную, Антон Иваныч! - оказала Анна Павловна, - отобедайте здесь!

- Хорошо, матушка, я готов: пожалуй, и отужинаю.

- Да вы бы уж и ночевали.

- Как же: завтра похороны!

- Ах, да! Ну, я вас не неволю. Кланяйтесь Федосье Петровне от меня, - скажите, что я душевно огорчена ее печалью и сама бы навестила, да вот бог, дескать, и мне послал горе - сына проводила.

- Скажу-с, скажу, не забуду.

- Голубчик ты мой, Сашенька! - шептала она, оглядываясь, - и нет уж его, скрылся из глаз!

Адуева просидела целый день молча, не обедала и не ужинала. Зато говорил, обедал и ужинал Антон Иваныч.

- Где-то он теперь, мой голубчик? - скажет только она иногда.

- Уж теперь должен быть в Неплюеве. Нет, что я вру? еще не в Неплюеве, а подъезжает; там чай будет пить, - отвечает Антон Иваныч.

- Нет, он в это время никогда не пьет.

И так Анна Павловна мысленно ехала с ним. Потом, когда он, по расчетам ее, должен был уже приехать в Петербург, она то молилась, то гадала в карты, то разговаривала о нем с Марьей Карповной.

А он?

С ним мы встретимся в Петербурге.

II

Петр Иванович Адуев, дядя нашего героя, так же как и этот, двадцати лет был отправлен в Петербург старшим своим братом, отцом Александра, и жил там безвыездно семнадцать лет. Он не переписывался с родными после смерти брата, и Анна Павловна ничего не знала о нем с тех пор, как он продал свое небольшое имение, бывшее недалеко от ее деревни.

В Петербурге он слыл за человека с деньгами, и, может быть, не без причины; служил при каком-то важном лице чиновником особых поручений и носил несколько ленточек в петлице фрака; жил на большой улице, занимал хорошую квартиру, держал троих людей и столько же лошадей. Он был не стар, а что называется "мужчина в самой поре" - между тридцатью пятью и сорока годами. Впрочем, он не любил распространяться о своих летах, не по мелкому самолюбию, а вследствие какого-то обдуманного расчета, как будто он намеревался застраховать свою жизнь подороже. По крайней мере в его манере скрывать настоящие лета не видно было суетной претензии нравиться прекрасному полу.

Он был высокий, пропорционально сложенный мужчина, с крупными, правильными чертами смугло-матового лица, с ровной, красивой походкой, с сдержанными, но приятными манерами. Таких мужчин обыкновенно называют bel homme [Представительный человек (франц.)]

В лице замечалась также сдержанность, то есть уменье владеть собою, не давать лицу быть зеркалом души. Он был того мнения, что это неудобно - и для себя и для других. Таков он был в свете. Нельзя, однакож, было назвать лица его деревянным: нет, оно было только покойно. Иногда лишь видны были на нем следы усталости - должно быть, от усиленных занятий. Он слыл за деятельного и делового человека. Одевался он всегда тщательно, даже щеголевато, но не чересчур, а только со вкусом; белье носил отличное; руки у него были полны и белы, ногти длинные и прозрачные.

Однажды утром, когда он проснулся и позвонил, человек, вместе с чаем, принес ему три письма и доложил, что приходил какой-то молодой барин, который называл себя Александром Федорычем Адуевым, а его - Петра Иваныча - дядей, и обещался зайти часу в двенадцатом.

Петр Иваныч по обыкновению выслушал это известие покойно, только немного навострил уши и поднял брови.

- Хорошо, поди, - сказал он слуге. Потом взял одно письмо, хотел распечатать, но остановился и задумался.

- Племянник из провинции - вот сюрприз! - ворчал он, - а я надеялся, что меня забыли в том краю! Впрочем, что с ними церемониться! отделаюсь...

Он опять позвонил.

- Скажи этому господину, как придет, что я, вставши, тотчас уехал на завод и ворочусь через три месяца.

- Слушаю-с, - отвечал слуга, - ас гостинцами что прикажете делать?

- С какими гостинцами?

- Привез их человек: барыня, говорит, деревенских гостинцев прислала.

- Гостинцев?

- Да-с: кадочка меду, мешок сушеной малины...

Петр Иваныч пожал плечами.

- Еще два куска полотна, да варенье...

- Воображаю, хорошо должно быть полотно...

- Полотно хорошее и варенье сахарное.

- Ну, поди, я посмотрю сейчас.

Он взял одно письмо, распечатал и окинул взглядам страницу. Точно крупная славянская грамота: букву в заменяли две перечеркнутые сверху и снизу палочки, а букву к просто две палочки; писано без знаков препинания.

Адуев стал читать вполголоса:

"М. г. Петр Иваныч!

Будучи с покойным вашим родителем коротко знакомы и приятели, да и вас самих в детстве тешил немало и в доме вашем частенько хлеба и соли отведывал, потому и питаю уверительную надежду на ваше усердие и благорасположение, что не забыли старика, Василья Тихоныча, а мы вас здесь и родителей ваших всячески добром поминаем и бога молим..."



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. История Древнего Китая (3)

    Книга >> История
    ... знания никак не связывались с историей подлунного мира. А вот наблюдения ... супруги императора, с которой началась история шелководства. Процитирую описание, данное ... причудливых скальных образованиях китайцы имеют обыкновение писать очень большими иероглифами ...
  2. История одного города (2)

    Рассказ >> Литература и русский язык
    ... к "Истории одного города" ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА ... Авторские комментарии к "Истории одного города" ---------------------------------------------------------------------------- Собрание ... . Не "историческую", а совершенно обыкновенную сатиру имел я в виду, ...
  3. История цемента

    Реферат >> Строительство
    История цемента. Цементами называют искусственные, ... и поддержке со стороны государства. История цемента Виды цемента Марки цемента ... мин.Гидрофобный портландцемент отличается от обыкновенного пониженной гигроскопичностью. Пониженная гигроскопичность позволяет ...
  4. История и охрана деревьев Крыма

    Реферат >> Экология
    ... работы - глава об истории, современном состоянии и перспективах ... необходимо совершить небольшой экскурс в историю крымской природоохраны. Можно с уверенностью ... Ялте, миндаль обыкновенный и липа мелколистная в Ореанде, граб обыкновенный в урочище Липовые ...
  5. История южных и западных славян в средние века

    Изложение >> История
    ... политическая история. История экономическая, социальная (понятая как история общественных групп ... идентификацию болгарской народности. История Польши История Польши – это ... Пруссии и целых 23,4% в Мазовии. Обыкновенно считается, что в целом 8-10% населения ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0012290477752686