Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Литература и русский язык->Реферат
Пушкин - в этом имени и первые шаги ребенка, и первая любовь, и первое знакомство со злом и добром. Говорить об Александре Сергеевиче и трудно, и легк...полностью>>
Литература и русский язык->Реферат
Родился 29 января (9 февраля н.с.) в селе Мишенское Тульской губернии. Отец, Афанасий Иванович Бунин, помещик, владелец с. Мишенского; мать, турчанка ...полностью>>
Литература и русский язык->Реферат
Після смерті у 1823р. матері і 1825р. батька Тарас залишився сиротою. Деякий час був “школярем-попихачем” у дяка Богорського. Вже в шкільні роки малим...полностью>>
Литература и русский язык->Реферат
БУЛГАКОВ, МИХАИЛ АФАНАСЬЕВИЧ (1891–1940), русский писатель. Родился 3 (15) мая 1891 в Киеве в семье профессора Киевской духовной академии. Семейные тр...полностью>>

Главная > Рассказ >Литература и русский язык

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Он испытывал это чувство, когда его раздевали, обыскивали и когда ввели в тюрьму и заперли за ним железную дверь. Но когда прошел день, другой, третий, прошла неделя, другая, третья в грязной, сырой, наполненной насекомыми камере и в одиночестве и невольной праздности, прерываемой только перестукиваниями с товарищами заключенными, передававшими всё недобрые и нерадостные вести, да изредка допросами холодных, враждебных людей, старавшихся выпытывать от него обвинения товарищей, нравственные силы его вместе о физическими постоянно ослабевали, и он только тосковал и желал, как он говорил себе, какого нибудь конца этого мучительного положения. Тоска его увеличилась еще тем, что он усомнился в своих силах. На второй месяц своего заточения он стал заставать себя на мысли сказать всю правду, только бы быть освобожденным. Он ужасался на свою слабость, но не находил уже в себе прежних сил и ненавидел, презирал себя и тосковал еще больше.

Самое же ужасное было то, что ему в заточении так жалко стало тех молодых сил и радостей, которыми он так легко жертвовал, пока был на воле, и которые ему теперь казались так обаятельны, что он раскаивался в том, что считал хорошим, раскаивался иногда во всей своей деятельности. Ему приходили мысли о том, как счастливо, хорошо он мог бы жить на свободе   в деревне, на воле, за границей, среди любимых и любящих друзей. Жениться на ней, а может быть и на другой, и жить о ней простой, радостной, светлой жизнью.

IV

В один из мучительно однообразных дней заключения второго месяца смотритель при обычном обходе передал Светлогубу маленькую книжку с золоченым крестом на коричневом переплете, сказав, что тюрьму посетила губернаторша и оставила Евангелия, которые разрешено передать заключенным. Светлогуб поблагодарил и слегка улыбнулся, кладя книжку на привинченный к стене столик.

Когда смотритель ушел, Светлогуб переговорился стуками с соседями о том, что был смотритель и ничего не сказал нового, а только принес Евангелие, и сосед ответил, что и ему тоже.

После обеда Светлогуб раскрыл склеившуюся от сырости листами книжонку и стал 1000 читать. Светлогуб никогда еще, как книгу, не читал Евангелия. Все, что он знал о ней, было то, что в гимназии проходил законоучитель и что нараспев читали в церкви попы и дьяконы.

"Глава первая. Родословие Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду...   читал он.   Зоровавель родил Авиуда",   продолжал он читать. Все это было то самое, чего он ожидал: какая то запутанная, ни на что не нужная бессмыслица. Если бы это было не в тюрьме, он не мог бы дочесть одной страницы, а тут он продолжал читать для процесса чтения. "Как гоголевский Петрушка",   подумал он про себя. Он прочел первую главу о рождении девой и о пророчестве, состоящем в том, что нарекут рожденному имя Эммануил, означающее "с нами бог". "И в чем же тут пророчество?"   подумал он и продолжал читать. Он прочел и вторую главу   о ходячей звезде, и третью   об Иоанне, питающемся стрекозами, и четвертую   о каком то дьяволе, предлагавшем Христу гимнастическое упражнение с крыши. Так все это казалось ему неинтересно, что, несмотря на скуку тюрьмы, он уже хотел закрыть книгу и начать обычное свое вечернее занятие   ловлю блох в снятой рубашке, как вдруг вспомнил, что на экзамене пятого класса гимназии он забыл одну из заповедей блаженства и розоволицый, кудрявый батюшка вдруг рассердился и поставил ему двойку. Он не мог вспомнить, какая была эта заповедь, и прочел блаженства. "Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть царство небесное", прочел он. "Это, пожалуй, и к нам относится",   подумал он. "Блаженны вы, когда будут поносить и гнать вас. Радуйтесь и веселитесь: так гнали и пророков, бывших прежде вас". "Вы   соль земли. Если соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям".

"Это совсем уж к нам относится",   подумал он и продолжал читать дальше. Прочтя всю пятую главу, он задумался: "Не сердитесь, не прелюбодействуйте, терпите зло, любите врагов".

"Да, если бы все так жили,   думал он,   и не нужно бы и революции". Читая дальше, он все больше и больше вникал в смысл тех мест книги, которые были вполне понятны. И чем дальше он читал, тем все больше и больше приходил к мысли, что в этой книге сказано что то особенно важное. И важное, и простое, и трогательное, такое, чего он никогда не слыхал прежде, но что как будто было давно знакомо ему.

"Ко всем же сказал: если кто хочет идти за мной, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за мной. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет свою душу ради меня, тот сбережет ее. Ибо что пользы человеку приобресть весь мир, а себя самого погубить или повредить себе".

  Да, да, это самое!   вдруг вскрикнул он со слезами на глазах.   Это самое я и хотел делать. Да, хотел этого самого: именно, отдать душу свою; не сберечь, а отдать. В этом радость, в этом жизнь. "Многое я делал для людей, для славы людской,   думал он,   не славы толпы, а славы доброго мнения тех, кого я уважал и любил: Наташи, Дмитрия Шеломова,   и тогда были сомнения, было тревожно. Хорошо мне было только тогда, когда я делал только потому, что этого требовала душа, когда хотел отдать себя, всего отдать..."

С этого дня Светлогуб большую часть времени стал проводить за чтением и обдумыванием того, что было сказано в этой книге. Чтение это вызвало в нем не только умиленное состояние, которое выносило его из тех условий, в которых он находился, но и такую работу мысли, которой он прежде никогда не сознавал в себе. Он думал о том, почему люди, все люди не живут так, как сказано в этой книге. "Ведь жить так хорошо не одному, а всем. Только живи так   и не будет горя, нужды, будет одно блаженство. Только бы кончилось это, только бы быть мне опять на свободе,   думал он иногда,   выпустят же они меня когда нибудь или сошлют в каторгу. Все равно, везде можно жить так. И буду жить так. Это можно и надо жить так; не жить так   безумие".

V

В один из тех дней, когда он нах 1000 одился в таком радостном, возбужденном состоянии, в камеру к нему вошел в необычное время смотритель и спросил, хорошо ли ему и не желает ли он чего. Светлогуб удивился, не понимая, что означает эта перемена, и попросил папирос, ожидая отказа. Но смотритель сказал, что он сейчас пришлет; и действительно, сторож принес ему пачку папирос и спички.

"Должно быть, кто нибудь походатайствовал за меня",   подумал Светлогуб и, закурив папиросу, стал ходить взад и вперед по камере, обдумывая значение этой перемены.

На другой день его повели в суд. В помещении суда, где он уже бывал несколько раз, его не стали допрашивать. Но один из судей, не глядя на него, встал с своего кресла, встали и другие, и, держа в руках бумагу, стал читать громким, ненатурально невыразительным голосом.

Светлогуб слушал и смотрел на лица судей. Все они не смотрели на него и с значительными, унылыми лицами слушали.

В бумаге было сказано, что Анатолий Светлогуб за доказанное участие в революционной деятельности, имеющей целью ниспровержение, в более близком или далеком будущем, существующего правительства, приговаривается к лишению всех прав и к смертной казни через повешение.

Светлогуб слышал и понимал значение слов, произносимых офицером. Он заметил нелепость слов: в более близком или далеком будущем и лишения прав человека, приговоренного к смерти, но совершенно не понимал того значения, которое имело для него то, что было прочитано.

Только долго после того, как ему сказали, что он может идти и он вышел с жандармом на улицу, он начал понимать то, что ему было объявлено.

"Тут что то не то, не то... Тут какая то бессмыслица. Этого не может быть",   говорил он себе, сидя в карете, которая везла его назад в тюрьму.

Он чувствовал в себе такую силу жизни, что не мог представить себе смерти: не мог соединить сознания своего "я" с смертью, с отсутствием "я".

Вернувшись назад в свою тюрьму, Светлогуб сел на койку и, закрыв глаза, старался живо представить себе то, что его ожидает, и никак не мог этого сделать. Он никак не мог представить себе того, чтобы его не было, не мог представить себе и того, чтобы люди могли желать убить его.

"Меня, молодого, доброго, счастливого, любимого столькими людьми,   думал он,   он вспомнил о любви к себе матери, Наташи, друзей,   меня убьют, повесят! Кто, зачем сделает это? И потом, что же будет, когда меня не будет? Не может быть",   говорил он себе.

Пришел смотритель. Светлогуб не слыхал его входа.

  Кто это? Что вы?   проговорил Светлогуб, не узнавая смотрителя.   Ах да, это вы! Когда же это будет?   спросил он.

  Не могу знать,   сказал смотритель и, постояв молча несколько секунд, вдруг вкрадчивым, нежным голосом проговорил:   Тут наш батюшка желал бы... напут... желал бы видеть вас...

  Мне не надо, не надо, ничего не надо! Уйдите!   вскрикнул Светлогуб.

  Не нужно ли вам написать кому нибудь? Это можно,   сказал смотритель.

  Да, да, пришлите. Я напишу.

Смотритель ушел.

"Стало быть, утром,   думал Светлогуб.   Они всегда так делают. Завтра утром меня не будет... Нет, этого не может быть, это сон".

Но пришел сторож, настоящий, знакомый сторож, и принес два пера, чернильницу, пачку почтовой бумаги и синеватых конвертов и поставил табуретку к столу. Все это было настоящее и не сон.

"Надо не думать, не думать. Да, да, писать. Напишу маме",   подумал Светлогуб, сел на табуретку и тотчас же начал писать.

"Милая, родная!   написал он и заплакал.   Прости меня, прости за все горе, которое я причинил тебе. Заблуждался я или нет, но я не мог иначе. Об одном прошу, прости меня".   "Да это я уже написал,   подумал он.   Ну, да все равно, теперь некогда переписывать".   "Не тужи обо мне,   писал он дальше. Немного раньше 1000 , немного позже... разве не все равно? Я не боюсь и не раскаиваюсь в том, что делал. Я не мог иначе. Только ты прости меня. И не сердись на них   ни на тех, с которыми я работал, ни на тех, которые казнят меня. Ни те, ни другие не могли иначе: прости им, они не знают, что творят. Я не смею о себе повторять эти слова, но они у меня в душе и поднимают и успокоивают меня. Прости, целую твои милые сморщенные, старые руки!   Две слезы одна за другой капнули на бумагу и расплылись на ней.   Я плачу, но не от горя или страха, а от умиления перед самой торжественной минутой моей жизни и оттого, что люблю тебя. Друзей моих не упрекай, а люби. Особенно Прохорова, именно за то, что он был причиной моей смерти. Это так радостно любить того, кто не то что виноват, но которого можно упрекать, ненавидеть. Полюбить такого человека   врага   такое счастье! Наташе скажи, что ее любовь была моим утешением и радостью. Я не понимал этого ясно, но в глубине души сознавал. Мне было легче жить, зная, что она есть и любит меня. Ну, сказал все. Прощай!"

Он перечел письмо и, в конце его прочтя имя Прохорова, вдруг вспомнил, что письмо могут прочесть, наверное прочтут, и это погубит Прохорова.

  Боже мой, что я наделал!   вдруг вскрикнул он и, разорвав письмо на длинные полосы, стал старательно сжигать их на лампе.

Он сел писать с отчаянием, а теперь чувствовал себя спокойным, почти радостным.

Он взял другой лист и тотчас же стал писать. Мысли одна за другой толпились в его голове.

"Милая, голубушка мама!   писал он, и опять глаза его затуманились слезами, и ему надо было вытирать их рукавом халата, чтобы видеть то, что он пишет.   Как я не знал себя, не знал всю силу той любви к тебе и благодарности, которая всегда жила в моем сердце! Теперь я знаю и чувствую, и когда вспоминаю наши размолвки, мои недобрые слова, сказанные тебе, мне больно и стыдно и почти непонятно. Прости же меня и вспоминай только то хорошее, если что было такого воине.

Смерти я не боюсь. По правде сказать, не понимаю ее, не верю в нее. Ведь если есть смерть, уничтожение, то разве не все равно умереть тридцатью годами или минутами раньше или позже? Если же нет смерти, то уж совсем все равно, раньше или позже".

"Но что я философствую,   подумал он,   надо сказать то, что было в том письме,   что то хорошее в конце.   Да".   "Друзей моих не упрекай, а люби, и особенно того, кто был причиной невольной моей смерти. Наташу поцелуй за меня и скажи ей, что я любил ее всегда".

Он сложил письмо, запечатал и сел на кровать, положив руки на колена и глотая слезы.

Он все не верил, что должен умереть. Несколько раз он, опять задавая себе вопрос, не спит ли он, тщетно старался проснуться. И эта мысль навела его на другую: о том, что и вся жизнь в этом мире не есть ли сон, пробуждение от которого будет смерть. А если это так, то сознание жизни в этом мире не есть ли только пробуждение от сна предшествующей жизни, подробности которой и я не помню? Так что жизнь здесь не начало, a только новая форма жизни. Умру и перейду в новую форму. Мысль эта понравилась ему; но когда он хотел опереться на нее, он почувствовал, что эта мысль, да и всякая мысль, какая бы ни была, не может дать бесстрашие перед смертью. Наконец он устал думать. Мозг больше не работал. Он закрыл глаза и долго сидел так, не думая.

"Как же? Что же будет?   опять вспомнил он.   Ничего? Нет, не ничего. А что же?"

И ему вдруг совершенно ясно стало, что на эти вопросы для живого человека нет и не может быть ответа.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Толстой Собрание сочинений том 14 произведения 1903-

    Сочинение >> Литература и русский язык
    ... и имевший прозвище «Табашная держава». Над «Божеским и человеческим» Толстой работал много и напряженно. Среди перечисленных ... это время закончил «Божеское и человеческое» (т. 55, с. 171). Когда Толстой получил корректуры «Божеского и человеческого», он вновь ...
  2. Толстой Собрание сочинений том 13 Воскресение

    Сочинение >> Литература и русский язык
    ... жизнь хронического преступления заповедей божеских и человеческих, которая ведется сотнями ... как писала, передавая слова Толстого, М. Л. Толстая, «Воскресение» «так ... народную нравственность, на человеческое достоинство. 4 Толстой высоко ценил картину ...
  3. Толстой Детство. Отрочество. Юность. (1)

    Рассказ >> Литература и русский язык
    ... отразилась на страницах книг Толстого. Творчество Толстого знаменует собой новый этап ... когда они создадут себе человеческие условия жизни»4, Толстой вместе с тем – ... Корней Васильев», «Ягоды», «За что?», «Божеское и человеческое» и др.; том 15 – статьи о ...
  4. Толстой Не могу молчать 1я редакция

    Статья >> Литература и русский язык
    ... могу молчать (1 я редакция) Толстой Лев Николаевич Не могу молчать ( ... 1 я редакция) Лев Толстой Не могу молчать (1 я редакция ... этих ужасных преступлений всех законов божеских и человеческих  г н Столыпин говорит бесчеловечные, глупые ...
  5. Толстой О безумии

    Рассказ >> Литература и русский язык
    Лев Николаевич Толстой О безумии Толстой Лев Николаевич О безумии Л.Н.Толстой О безумии Ce ... людям Шестовыми, Андреевыми, Сологубами, Толстыми. То же самое и в письмах ... собой те преступления всех законов божеских и человеческих, которые предписываются ему? ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0019049644470215