Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Языкознание, филология->Статья
Еще в начале XX столетия на съезде преподавателей русского языка и литературы крупнейшие ученые-филологи того времени академики Ф Ф Фортунатов, А А Ша...полностью>>
Языкознание, филология->Статья
1 Свои размышления о тревожных процессах, которые мы наблюдаем в современном русском языке, я хотела бы начать с сопоставления высказываний двух извес...полностью>>
Языкознание, филология->Статья
Озвученный утром 28 09 Указ Президента «О досрочном прекращении полномочий мэра Москвы» лингвистов заинтересовал в первую очередь словоупотреблением Н...полностью>>
Языкознание, филология->Статья
В нашей стране после победы Октябрьской революции перед лингвистами была поставлена важная и сложная задача: разработать теорию по созданию алфавитов ...полностью>>

Главная > Статья >Языкознание, филология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Проблема классификации падежей

Курилович Е.

§ 1

Неправильный анализ предложных оборотов до сих пор является, по нашему мнению, основным препятствием для анализа категории падежа. В последних работах, посвященных падежу (Л. Ельмслева2, Р. Якобсона3, А. В. де Гроота4), предложные обороты либо вообще обходят молчанием, либо рассматривают иначе, чем «синтетические» падежные формы. При установлении общего значения падежей Якобсон расчленяет предложные обороты так: предлог + падежная форма (о винительном см. стр. 248, о родительном — стр. 260— 261, о творительном — стр. 268, о дательном — стр. 272 и о предложном — стр. 274—276), нарушая тем самым морфологическое единство предлога и зависящего от него падежного окончания. Де Гроот, говоря об управлении падежами («доминировании») в оборотах типа extra urbem «вне города» или реr urbem «по городу» (стр. 124) имеет, очевидно, в виду то же членение: предлог (управляющее) + падежная форма (управляемое).

Впрочем, чрезвычайно важно, что такого типа управление совершенно не сравнимо с управлением, например, facere aliquid на facere и aliquid «делать что-либо»; это группа из двух самостоятельных слов, связанных отношением подчинения (facere — определяемое, aliquid — определяющее) Расчленение facere aliquid на facere и aliquid — это правильная дихотомия, а расчленение ехtra urbem «вне города» на ехtra + urbem — это, напротив, дихотомия ошибочная. Существительное urbs не определяет предлог ехtra, который не является самостоятельным словом; с другой стороны, и ехtra не определяет urbs, если термин «определять» употребляется только применительно к синтаксическим связям между самостоятельными словами. Самостоятельное слово urbs определяется предлогом ехtra точно так же и в том же смысле, в каком основа или корень определяются флективным окончанием или словообразующим суффиксом, то есть несамостоятельной («синсемантической») морфемой. Морфема ехtra urbem со своей стороны обуславливает наличие окончания аккузатива (urb-em). Морфологическая структура предложного оборота ехtra urbem такова: самостоятельная («автосемантическая морфема = корень urb-, несамостоятельная (синсемантическая) морфема = предлог ехtra, откуда ехtra urb-; чисто формально имплицирует окончание аккузатива, откуда ехtra urb-em.

Иначе говоря, при первом дихотомическом расчленении оборота ехtra urbem выделяется, с одной стороны, чистый корень (или чистая основа), а с другой — предлог ехtra с зависящим от него окончанием аккузатива. И только при второй дихотомии удается разложить эту последнюю морфему на основную субморфему, несущую значение (предлог), и на дополнительную субморфему (окончание аккузатива). Такая морфологическая структура вполне обычна. Ср., например, в немецком языке множественное число существительных на - еr, предполагающее дополнительную субморфему умлаута (*Wald-er > Wäld-er), или различные индоевропейские образования с первичными суффиксами, часто обуславливающими определенный вокализм корня (*loukos, *luks и т. д.).

Однако особенность случая с предлогом состоит в том, что предлог, хотя и является не самостоятельным словом, а морфемой, в известной степени независим от определяемого существительного. Эта независимость проявляется прежде всего в том, что между предлогом и существительным могут вставляться другие самостоятельные члены синтаксической группы: ad ripam Rhodani «на берег Роны» = ad Rhodani ripam. Эта относительная (ограниченная) свобода предлогов не позволяет считать их рангом выше, чем падежные окончания так называемых синтетических падежей, например др.-инд. инструменталя, аблатива или локатива. С функциональной точки зрения оба средства выражения находятся на одном и том же уровне. Анализируя глагольную систему французского языка, никто не станет проводить границу между «синтетическими» формами презенса, имперфекта, простого прошедшего и «аналитическими» формами перфекта и плюсквамперфекта, отказываясь рассматривать эти формы вместе. Однако «вспомогательность» глаголов avoir и etre является спорной, так как они (особенно первый из них) употребляются и как самостоятельные глаголы. Предлог тоже может употребляться самостоятельно в качестве наречия (например, аvес), что не мешает ему оставаться внутри предложного оборота несамостоятельной морфемой. Известно, что предлоги обычно происходят от наречий или наречных оборотов; превращение в предлог происходит в тот момент, когда наречие или наречный оборот, до сих пор определявшиеся существительным, становятся в результате изменения иерархии его несамостоятельным определяющим. Например, французское а cause de la greve «из-за забастовки» сначала было равно (а cause) → de la greve, где стрелка направлена от определяемого к определяющему, а потом стало (а cause de) → la greve. Несамостоятельная морфема а cause de состоит из основной субморфемы а cause и падежной субморфемы de, что в точности аналогично рассмотренному выше примеру extra urbem. Точно так же разлагается Grасе а «благодаря (чему)» и т. д. Во французском языке единство морфемы а cause de ощущается лучше, чем в латинском единство морфемы extra + аккузатив, так как в последнем случае субморфемы не являются смежными.

Предлоги индоевропейских языков также могли происходить от наречий, сопровождавших падежную форму например *peri (застывший локатив), которое существительное в локативе и т. д.

Графическая самостоятельность предлогов (ad ripam вместо *adripam, несмотря на безударность предлога ad, объясняемую его семантической несамостоятельностью) определяется наличием таких конструкций, как ad Rhodani ripam. Элемент ad, несмотря на его проклитический характер, не пишется вместе, в одно слово с последующим; Rhodani, так как ad непосредственно связан с ripam, в то время как с Rhodani он соотносится лишь косвенно. Если бы предлоги никогда не отделялись от своих существительных другими словами, они составляли бы с существительными графическое единство, подобно предлогам, которые в ряде языков, если невозможны промежуточные элементы, пишутся слитно с предшеств^ существительным. В качестве графической параллели приведем определенный артикль, с одной стороны, во французском, итальянском, испанском, английском, немецком, а с другой — в румынском или в скандинавских языках. Графическая самостоятельность и несамостоятельность второго отражают закономерности порядка слов (или морфем): во французском артикль может отделяться от существительного прилагательным-определением (le bon cure «добрый кюре»), в румынском же это невозможно (omul mort «мертвый человек»).

Кроме раздельного написания предлогов, есть другой, более серьезный аргумент: существование предлогов, управляющих несколькими различными падежными формами (in urbe : in urbem). В самом деле, если в подбных: примерах падежная форма по крайней мере до некоторой степени независима от предлога, то не следует ли считать, что падежное окончание имеет наряду со значением предлога собственное значение? Чтобы ответить на этот вопрос, приведем сначала несколько хорошо известных примеров.

Древнеирландские предлоги air, fo, for, in(d) употребляются то с дативом, то с аккузативом. В немецком предлоги an, auf, hinter, in, neben, unter, uber, vor, zwischen требуют либо датива-локатива, либо аккузатива цели. В польском после предлогов nad, роd, zа употребляется либо инструменталь, указывающий местонахождение, либо аккузатив, обозначающий цель движения; после предлогов nа, рrzу, w то же самое смысловое различие передается альтернацией локатив: аккузатив.

Значение предлога в этих примерах не изменяется, хотя глагол движения сообщает дополнительный оттенок цели, поэтому, например, в латинском in urbem ire оборот in urbe, где падежное окончание аблатива (= е) зависит от in, испытывает семантическое влияние со стороны глагола движения и поэтому изменяется: ire in urbe > ire in urbem. Однако сам оборот in urbe не зависит от окружения и остается при глаголах движения неизменным. В русском между Он прыгает на столе и Он прыгает на стол нет прямого противопоставления, которое позволило бы нам установить независимые значения для на столе и для на стол. В первом примере (на столе) предложная конструкция занимает более периферийную позицию, чем во втором (ср. Он пишет на столе), а во втором примере (на стол) ее позиция более центральная, чем в первом. В развернутом высказывании В комнате он прыгнул на стол аккузатив направления (на столе) занимает более центральную позицию, чем локатив (в комнате). Если сравнить с этим выражение прыгает на столе, то мы увидим, что на столе соответствует по своей периферийной позиции сочетанию в комнате, а не на стол.

Встречаются также предлоги, управляющие несколькими падежными формами, альтернация которых объясняется совсем иначе, чем в вышеприведенных примерах. в литовском предлог uz с генитивом означает «за, позади», а uz + аккузатив означает «для»; здесь перед два различных предлога, и их различное управление синхронической проблемой. Подчеркнем, что в альтернациях типа in urbe : in urbem значение предлога не меняется, поэтому следует искать другое объяснение различия зависящих от предлога падежей. Значеине же uz, напротив, может быть определено только вместе с управляемым падежом.

Мы приходим к выводу, что наличие предлогов, управляющих несколькими падежами, не является доказательством самостоятельности этих падежей. Правильный анализ позволяет нам говорить либо о двух формах, одна из которых семантически связана с глаголом, а другая свободна, либо о таких цельных комплексах предлог + падеж1, и предлог + падеж2, где невозможно выделить падеж1 и падеж2, поскольку здесь не имеет места смысловая идентичность предлогов первого и второго комплексов.

Таким образом, основной аргумент в пользу членения предложных оборотов типа extra + urbem, in + urbem, in + urbe отклоняется окончательно.

Правильное членение таково: extra urb em Отсюда два следствия:

II I II

1) падежная форма не может быть оторвана от предложного оборота; поэтому такую падежную форму нельзя рассматривать наравне со свободными падежными формами или с падежными формами, управляемыми глаголом непосредственно без предлога; 2) предлог не является управляющим падежной формы, а представляет собой субморфему, хотя и основную, сложной морфемы II (состоящей из предлога + падежное окончание). Предлог управляет или, точнее, имплицирует только падежное окончание как таковое, а не падеж (то есть не падежную форму).

В «аналитических» языках предложный оборот - это то же самое, что в «синтетических» языках наречие, производное от существительного. Функциональное различие между «аналитическим» падежом (например, фр. de Pierre a Pierre) и предложным оборотом, очевидно, то же, что и между «синтетическим» падежом и наречием (производным). Так же, как аналитические падежи пополняются за счет предложных оборотов, так и синтетические имеют естественным источником отсубстантивное наречие. Древнеиндийская форма на - tas (типа mukhatah «впереди», буквально «перед лицом»), являющаяся наречием в ведийском языке и в классическом санскрите, в среднеиндийском стала падежной формой (mukhato вместо древнего аблатива mukhat). С другой стороны, многие наречия являются пережитками, представляющими окаменевшие падежи (например, лат. certe «наверняка», русск. кругом), которые отошли от живых падежей в ходе формального обновления парадигмы.

Переход наречие (или предложный оборот) > падежная форма и, наоборот, падежная форма > наречие соответствует расширению или сужению употребления рассматриваемой морфемы (суффикса, предлога, окончания). Наречное образование» даже продуктивное, обычно обладает относительно ограниченной сферой употребления. Так, хотя образование mukhatah является живым1, оно распространяется в древнеиндийском только на небольшое число существительных. Это объясняется конкретным семантическим содержанием самого наречного суффикса, природа которого исключает неограниченное употребление, охватывающее все именные основы. Употребление этого суффикса ограничено определенным числом корней, смысл которых согласуется со значением суффикса. Как только наречие начинает выступать в функции, присущей падежной форме, а именно начинает управляться глаголом, конкретное семантическое значение уступает место синтаксическому, а словообразовательный суффикс становится флективным окончанием. Теперь уже область употребления этой морфемы становится неограниченной: поскольку морфема превратилась в синтаксический показать (там, где падежная форма управляется другим словом) она может соединяться с любой именной основой (или корнем). Наречие как форма словообразования и падеж как форма словоизменения различаются главным образом объемом сфер употребления соответствующих морфем.

1Живым в том смысле, что связь этого образования со словом-основой ощущается говорящими и позволяет строить аналогичные образования.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Семантическая классификация качественных прилагательных в английском языке

    Реферат >> Иностранный язык
    ... по своему значению с родительным падежом имени существительного (затмение солнца ... 12, 77].), рода, числа, падежа, выражаемых в форме согласования, ... 68. Харитончик З.А. Имя прилагательное: проблемы классификации. – Теория грамматики: лексико-грамматические ...
  2. Понятие документ . Функции и классификация документов в зависимости от различных признаков

    Реферат >> Государство и право
    ... документа, т.е. материального носителя. Активно проблема классификации документов начинает разрабатываться лишь в конце ... последовательным подчинением слов в родительном и творительном падеже; преобладание простых распространенных предложений. Стандартизация ...
  3. Нитраты как социально-экологическая проблема Классификация услуг общественного питания

    Контрольная работа >> Кулинария
    ... сожалению, приходится констатировать, что проблемы нитратов в сельскохозяйственной продукции тесно ... го месяца затравки начался падеж животных. На вскрытии у ... , технологической и др.); системы классификации и кодирования технико-экономической информации, ...
  4. Классификация языка

    Реферат >> Литература и русский язык
    ... этих форм; наличие "неопределенного" падежа (casus indefinitus); противопоставление одушевленного ... , и не углублялись в сущность проблемы. Точно так же и мы ... , и поэтому принятая ныне классификация индоевропейских языков должна корректироваться при ...
  5. Классификация страхования. Его формы, отрасли, подотрасли

    Реферат >> Банковское дело
    ... бедствия, аварии, пожары землетрясения, падеж скота, ограбления и т. п., ... 10 - 17] 1. 3. Классификация страхования. Классификация в любой области знания или деятельности ... дорогостоящее лечение. Другой проблемой является возможность оппортунистического ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0019340515136719