Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Психология->Шпаргалка
Учебник представляет собой компактный и высокоинформативный очерк психологии и педа­гогики Эта книга задумана как попытка удовлетворить любознательнос...полностью>>
Психология->Реферат
О пьянстве и курении, алкоголизме и наркомании - вредных для здоровья факторах – говорилось и говорится очень много Иногда их очень мягко называют «вр...полностью>>
Психология->Контрольная работа
Мотивация – это процесс побуждения к труду Любой руководитель, если он хочет добиться эффективной деятельности своих подчинённых, должен не забывать о...полностью>>
Психология->Реферат
Человек - «существо социальное» Это означает, что он живет среди людей и осуществляет свою жизнедеятельность (достигает целей, удовлетворяет потребнос...полностью>>

Главная > Статья >Психология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Психология родов

В определении состояния здоровья человека существуют два решающих момента: зачатие - процесс, в результате которого начинает существовать особь посредством оплодотворения яйца сперматозоидом, и другой момент - рождение.

И действительно, если оба родителя являются здоровыми и не передают из своего генетического наследия какой-нибудь патологической черты, то позже, при условии соответствующего ухода, их потомки имеют все шансы быть здоровыми, с соответствующими данными для нормального развертывания всего последующего их существования.

Вторым решающим моментом является рождение. После девяти месяцев беременности, сопровождающейся бесчисленным числом надежд и сомнений, наступают долгожданные роды, притом, всегда быстро и неожиданно.

Во время беременности и родов плод составляет единое целое со своей матерью, которая ему обеспечивает все условия и вещества, необходимые для его развития от невидимого вначале яйца до плода в 3 кг в момент развития. Мать и плод находятся в состоянии симбиоза, который фактически продолжается и в первый год жизни ребенка. Основной предпосылкой психического равновесия матери и нормального развития ребенка является внутреннее состояние матери, ее взгляд на существующий в ней симбиоз и единство между ней и ребенком. Настрой матери по отношению к ребенку важен все время беременности и особенно важен при акте рождения.

Накануне родов, при поступлении в родильный дом, во время схваток будущая мать должна быть проникнута той истиной, что роды представляют собой физиологический процесс, с условием полного психического равновесия и сильного мышечного расслабления. Даже в совершенно физиологических условиях роды представляют собой значительную нагрузку на весь организм, а хорошее мышечное расслабление матери может быть достигнуто только в условиях психического покоя. Любая женщина должна исходить из того, что у большинства женщин роды протекают нормально. Наши бабушки и прабабушки, все женщины испокон веков рожали детей без всяких осложнений и случайностей. Их правильнее отношение и естественное побуждение были решающей помощью, способствующей благополучному разрешению этого события, которое придает смысл и содержание жизни женщины; наблюдавшиеся в прошлом осложнения объясняются отсутствием родильных домов и невежеством акушерок,

В настоящее время, в условиях современной медицины, в обстановке родильных домов, благодаря качественному обслуживанию рожениц, матери и ребенка, все опасности прошлого уже исчезли.

Современная женщина, оторванная от традиций, которые некогда передавались из уст в уста в любой семье матерями и бабушками, и живущая в стрессовых условиях XX века, с психической точки зрения еще менее подготовлена к наступлению родов, чем предыдущие поколения. Многие женщины в настоящее время боятся родового акта, и эта боязнь поддерживается отсутствием сведений относительно родов, неверными понятиями, полученными от малосведущих лиц (коллеги по работе, родственницы, заурядные акушерки, фильмы и романы, в которых излагаются случайные трагические разрешения наблюдавшихся тяжелых родов и т. д.).

К страху иногда присоединяется и нежелание иметь детей. К этому следует добавить, что иногда у женщин наступают роды, когда они находятся в состоянии физического и психического истощения в результате неправильного образа жизни.

Если ребенок был зачат здоровыми родителями, если уход во время беременности - со стороны будущей матери и врача - был надлежащим, можно утверждать, что нет никакой опасности наступления осложнений.

Врач-акушер, который знаком с анамнезом матери и с протеканием беременности, даже при непредвиденных обстоятельствах, разрешает их действенно и быстро.

Сейчас же после родов, даже тяжелых, мать должна быть уверенной в своих силах и убежденной в том, что в результате всего предпринятого - кормление грудью, самоотверженность, правильный уход - многие из этих осложнений или случайностей устраняются со временем. Что касается ребенка, пострадавшего во время родов, нельзя знать ничего определенного, так как должен пройти некоторый период времени, в течение которого следует наблюдать за физическим, психическим и моторным развитием ребенка. В бесчисленных случаях знаменитые люди появились на свет в результате тяжелых родов.

Для большей убедительности цитируем отрывки из автобиографической повести "Поэзия и истина" великого немецкого поэта Гете: "Из-за нерасторопной акушерки я родился почти мертвым, и только путем многочисленных усилий всякого рода мне удалось увидеть белый свет. Это обстоятельство, озаботившее моих родных, пошло на пользу соотечественникам, так как мой дед со стороны матери - мэр Иоганн-Вольфганг Текстор - пригласил на службу - в результате этого случая - знаменитого акушера и предпринял шаги для введения преподавания и модернизации акушерства, что послужило Многочисленным детям, родившимся после меня".

Гете родился 28 августа 1749 года, а с тех пор акушерство достаточно усовершенствовалось. Кроме того, любая мать была бы счастлива родить, неважно как, второго Гете.

Вот почему женщина должна быть надлежащим образом информирована и владеть некоторыми первоначальными понятиями, позволяющими ей сознательно соблюдать наставления врача и акушерки. Первым обязательным условием является то, что женщина не должна ничего предпринимать без компетентных советов врача-акушера. Следует еще раз повторить, что никакая книга не может заменить гинеколога, педиатра, акушерки и сестер, работающих в родильных домах.

Перинатальный - понятие, состоящее их 2 слов:
пери (peri) - вокруг, около и натос (natalis) - относящийся к рождению.
Таким образом перинатальная психология - это наука о психической жизни нерожденного ребенка или только-что родившегося.

Предлагаемый текст отражает собственное мнение автора и ни в коей мере не претендует на полноту, объективность и глубину постижения проблемы. Перед большим количеством утверждений необходимо приставлять слово "якобы". Читатель может приставлять это слово по своему желанию и в зависимости от своих убеждений. Перинатальная психология - новое направление в психологии, очень модное. Как наука существует около 30 лет и быстро развивается в цивилизованных странах. Создана Всемирнная Ассоциация перинатальной психологии, отделения в городах и странах.

Перинатальный - понятие, состоящее их 2 слов:
пери (peri) - вокруг, около и натос (natalis) - относящийся к рождению.
Таким образом перинатальная психология - это наука о психической жизни нерожденного ребенка или только-что родившегося. Классически терминология следующая - неродившегося ребенка, находящегося в утробе матери, называют плодом. После рождения ребенок называется новорожденным в течение 4 недель. Перинатальная психология предполагает 2 базовых аксиомы:

- наличие психической жизни плода;
- наличие долговременной памяти у плода и новорожденного.

Перинатальная психология изучает психическую жизнь в перинатальный период, ее влияние на формирование личности человека. Это наука о связи плода и новороденного с матерью, о влиянии психической жизни матери на ребенка. Это - редкий пример деятельности, когда разные специалисты в общем, находят обший язык. А занимаются этим психологи, психотерапевты, акушеры, педиатры, педагоги.

Предполагается, что долговременная память плода распространяется на события, происходящие во время беремености, родов, послеродовом периоде. Эти события влияют на формирование подсознания и на фомирование психических и поведенческих реакций взрослого человека. Особенно сильно перинатальные события влияют на:

- поведение человека в критических ситуациях: стресс, развод, служебные трудности, аварии и т.п.
- тягу человека к экстремальным видам спорта, службе в армии и отношению к войне, отношение к сексу, азартным играм и вообще ко всему "острому".

Иначе говоря, на перинатальную психологию при желании можно списать все, что угодно.

Перинатальные матрицы.

Основателем теоретической базы считается Станислав Гроф, американц чешского происхождения. Он вывел теорию перинатальных матриц. Эта теория с вдохновением пересматривается множеством последователей. Кратко его основные положения заключаются в следующем. У человека перинатальные события фиксируются в виде 4 основных матриц (клише, штампов), соответствующих процессу беременности, родов и послерового периода. Они называются базовыми перинатальными матрицами.

Матрица наивности. Эта матрица соответствует периоду беременности до момента начала родов. Когда начинается ее формирование - не очень ясно. Скорее всего для нее необходимо наличие сформированной коры головного мозга у плода - т.е.22-24 недели беременности. Некоторые авторы предполагают клеточную память, волновую память и т.п. В этом случае матрица наивности начинае формироваться сразу после зачатия и даже до него. Эта матрица формирует жизненный потенциал человека, его потенциальные возможности, способность к адаптации. У желанных детей, детей желанного пола, при здоровой беременности базовый психический потенциал выше, и это наблюдение было сделано человечеством давным-давно.

2. Матрица жертвы. Формируется с момента начала родовой деятельности до момента полного или почти полного раскнытия шейки матки. Примерно соответствует 1 периоду родов. Ребенок испытывает силы давления схваток, некоторую гипоксию, а "выход" из матки закрыт. При этом ребенок частично сам регулирует свои роды выбросом собственных гормонов в кровоток матери через плаценту. Если нагрузка на ребенка слишком высока, есть опасность гипоксии, то он может несколько затормозить свои роды, чтобы успеть скомпенсироваться. С этой точки зрения родостимуляция нарушает естественый процесс взаимодейстия матери и плода и формирует паталогическую матрицу жертвы. С другой стороны, страх матери, боязнь родов провоцирует выброс матерью стресс гормонов, происходит спазм сосудов плаценты, гипоксия плода и тогда матрица жертвы также формируется паталогическая. При плановом кесаревом сечении эта матрица сформироваться не может, при экстренном - формируется.

3. Матрица борьбы. Примерно соответствует 2 периоду родов. Формируется с конца периода раскрытия до момента рождения ребенка. Она характеризует активность человека в моменты жизни, когда от его активной или выжидательной позиции нечто зависит. Если мать вела себя в потужном периоде правильно, помогала ребенку, если он чувствовал, что в период борьбы он не одинок, то в дальнейшей жизни его поведение будет адекватным ситуации. При кесаревом сечении, как плановом, так и экстренном, матрица, видимо, не формируется, хотя это спорно. Скорее всего она соответствует моменту извлечения ребенка из матки в процессе операции.

4. Матрица свободы. Начинается с момента рождения и формирование ее заканчивается в либо в период первых 7 дней после рождения, либо в первый месяц, либо создается и пересматривается всю жизнь человека. Т.е. человек всю жизнь пересматривает свое отношение к свободе и собственным возможностям, учитывая обстоятельства своего появления на свет. Разные исследователи по разному оценивают продолжительность формирования 4-й матрицы. Если ребенок по некоторым причинам разлучен с матерью после рождения, то во взрослом возрасте свободу и независимость он может расценивать как обузу и мечтать о возвращении в матрицу невинности.

Считается, что полноценным грудным вскармливанием до года, хорошим уходом и любовью можно компенсировать негативные перинатальные матрицы (например, если было кесарево сечение, если ребенок попал сразу после рождения в детскую больницу и был разлучен с матерью и т.п.). Сам С. Грофф, занимаясь перинатальными матрицами, проводил опыты с использованием ЛСД на 5 тысячах человек. Он сравнивал разные типы галлюцинаций у этих людей с обстоятельствами их рождения. Кроме того Грофф пытался установить связь базовых перинатальных матриц с теми психосоматическими заболеваниями (язвенная болезнь, гипертония, колит, нейродермит и т.п.), которыми испытуемые болели во взрослом возрасте. Сейчас для взрослых существуют методики прохождения и исправления своих матриц с помощью методик холотропного дыхания, т.е. дыхания с созданием управляемой гипоксии. Это довольно сложное мероприятие проводится только специалистами - психологами.

Пути передачи информации.

Если мы признаем наличие у плода и новорожденного возможности зафиксировать информацию о перинатальном периоде на всю жизнь, то тут же встает вопрос о путях передачи этой информации от беременной плоду и обратно. По современным представления существуют 3 основных пути:

1. Традиционный - через маточно-плацентарный кровоток. Через плаценту передаются гормоны, уровень которых частично управляется эмоциями. Таковы, например, гормоны стресса, эндорфины, и т.п.

2. Волновой - электро-магнитное излучение органов, тканей, отдельных клеток и т.п. в узких диапазонах. Например, есть гипотеза, что яйцеклетка, находящаяся в благоприятных условиях, может принять не любой сперматазоид, а только тот, который совпадает с ней по характеристикам электро-магнитного излучения. Зигота (оплодотворенная яйцеклетка) тоже извещает материнский организм о своем появлении на волновом уровне, а не на гормональном. Так-же больной орган матери излучает "неправильные" волны плоду и соответствующий орган у будущего ребенка может сформироваться тоже паталогичным.

3. Водный - через водную среду организма. Вода может являться энергоинформационным проводником и мать плоду может передавать некую информацию просто через жидкостные среды организма.

Электро-магнитное поле беременной женщины работает в милиметровом диапазоне, изменяется в соответствии с изменениями окружающей среды и играет роль одного из механизмов адаптации. Ребенок, в свою очередь, тоже обменивается с матерью информацией в этом же диапазоне.

Интересно, что проблема суррогатного материнства может быть рассмотрена совсем с другой стороны. Суррогатная мать, вынашивающая чужого (генетически) ребенка в течении 9 месяцев, неизбежно информационно влияет на него и это получается частично ее ребенок. Вынашиваемый ребенок так-же влияет на свою биологически неродную мать.

Проблема "нежеланных детей ", т.е. детей нежеланных для одного из родителей или для обоих, детей нежеланного пола, детей с дальнейшим нарушением социальной адаптации - это хлеб большой армии специалистов в цивилизованых странах. "Нежеланность" - очень расплывчатое понятие. Кому из родственников мешает появление этого ребенка, когда, по какой причине - всегда по разному. Как дети в перинатальный период узнают о своей нежеланности? Может быть потом на нежеланность спихиваются все проблемы человека, которые больше не на что списать. Занимаются этими проблемами энтузиасты и все это не более чем гипотезы, хотя и очень красивые и, хочется верить, в чем- то верные.

Практические выводы.

Если ребенок может подвергаться влиянию матери, то можно ли его воспитывать внутриутробно? Перинатальная психология утверждает ,что не только можно, но и необходимо. Для этого существуют программы пренатального (дородового) воспитания.

Главное - это достаточное количество положительных эмоций, испытываемых матерью. Классически беременным предлагалось смотреть на красивое, на природу, на море, не расстраиваться по пустякам. Очень хорошо, если мать рисует, даже не умея этого делать и в рисунке передает свои ожидания, тревоги и мечты. Огромный положительный эффект имеет рукоделие. К положительным эмоциям относится "мышечная радость", которую испытывает ребенок при занятиях мамой физкультурой и спортом, при длинных прогулках. Для восприятия всего этого плод использует свои органы чувств, которые внутриутробно развиты в разной степени.

Осязание.

Раньше всего у плода появляется осязание. Примерно в 7-12 недель плод может чувствовать тактильные раздражители. Новорожденный тоже испытывает "тактильный голод" и существует понятие "тактильного насыщения", которое должно произойти к 7 месяцем, если ребенка достаточно носят на руках, массируют и вообще трогают. В Голландии есть система, называемая "гаптономия". Это система тактильного взаимодействия матери и плода. Можно беседовать с ребенком, говорить ему ласковые слова, спрашивать, как его зовут, похлопывать по животу и по его толчкам определять ответ. Это - формы первой игры. С ребенком может играть и отец.

Слух.

Слуховой и вестибулярный аппараты плода формируются к 22 неделям беременности. Новорожденные слышат достаточно хорошо. В первые дни им может мешать жидкость в полости среднего уха - это околоплодные воды, которые не успели вытечь или всосаться. Некоторые дети сразу слышат хорошо. Внутриутробно дети тоже слышат, но им мешает шум материнского кишечника, сосудов матки, стук сердца. Поэтому внешние звуки доходят до них плохо. Но мать они слышат хорошо, т.к. акустические вибрации доходят до них через организм матери. Новорожденные узнают песни, которые им пели матери, стук сердца и ее голос.

Музыкой и беременностью занимается множество специалистов во всем мире. Доказано, что дети, матери которых пели во время беремености, имеют лучший характер, легче обучаемы, способнее к иностранным языкам, усидчивее. Недоношенные, у которых в кювезе играет хорошая музыка, лучше прибавляют в весе. Вдобавок поющие матери легче рожают, т.к. у них нормализуется дыхание, они научаются регулировать выдох.

Для того, чтобы ребенок мог услышать отца, необходимо сделать большой картонный рупор, положить его на живот и говорить или петь в него.

Можно класть на живот наушники или засовывать их за бандаж и включать спокойную музыку. Но долго глушить ребенка музыкой нельзя, т.к. это все-же является некой агрессией. По поводу того, какая музыка нужна ребенку и когда, есть множество версий и даже в Консерватории проф. Юсфин этим занимается. Некоторые считают, что ребенку нужен Моцарт и Вивальди, некоторые - что народные протяжные песни и колыбельные, некоторые - что популярная легкая музыка.

Зрение.

Реакция зрачков на свет наблюдается с 24 недель беременности. Проходит ли красная часть спектра в матку, как некоторые считают, не очень ясно. Новорожденый видит достаточно хорошо, но не умеет фокусировать свое зрение, поэтому видит все расплывчато. Точно не ясно, какие объекты он видит лучше - на расстоянии 25-30 см (т.е. лицо матери, когда ребенок лежит у груди) или 50-70 см (игрушка - карусель). Скорее всего, это расстояние индивидуально. Но игрушку вешать надо при первой же возможности.

Игрушки по некоторым наблюдениям, должны быть черно-белыми или блестящими, или желтыми. Идея, что ребенок видит все в перевернутом виде не находит подтверждения. Существует понятие "бондинг" ("присоединение", "запечетлевание") - это очень важное мероприятие по восстановлению первого эмоционального контакта новорожденного с матерью после рождения. Обычно через несколько минут после рождения ребенок начинает смотреть матери в глаза очень осознанно и разглядывать ее лицо. Часто это происходит до того, как он взял грудь, иногда через час-два после родов. Действительно ли он разглядывает черты ее лица или нет - сказать трудно, но это очень впечатляет всех.

Вкус. Обоняние.

Внутриутробно ребенок ощущает вкус, т.к. с 18 недель пьет околоплодные воды, а их вкус несколько меняется, в зависимости от пищи матери. При обилии сладкой пищи воды сладкие. Обоняние же появляется достаточно поздно и некоторые доношенные новорожденные не слышат запаха молока матери несколько дней после рождения. Дети в возрасте 10 дней уже отличают свою мать по запаху.

Литература

1. Коваленко Н.П. Перинатальная психология. СПб, 2000
2. С.Грофф. За пределами мозга.
3. Психика и роды. Под ред. Айламазяна
4. Материалы 5-и Конференций по Перинатальной психологии в родовспоможении. СПб 1997-2001 г
4. Материалы Конференции по Перинатальной Психологии и Медицине, Иваново, 2001 г.

ПСИХОЛОГИЯ РОДИТЕЛЕЙ. Прежде, чем завести ребенка... часть 2

Депрессия

Не исключено, что вы будете нередко приходить в отчаяние в первое время после рождения ребенка. Это Очень типичное настроение, особенно при первом ребенке. У вас часто будут опускаться руки и вы просто сядете и расплачетесь. Или вас могут мучить страхи. Одной женщине кажется, что ее ребенок серьезно болен, другая считает, что ее разлюбил муж, а третья в отчаянии, так как ей кажется, что она подурнела.

Через несколько дней после рождения ребенка или через несколько недель может наступить депрессия (чувство угнете- ния, подавленности). Чаще всего депрессия появляется, когда вы возвращаетесь домой из родильного дома, где вам был обес- печен полный уход, а теперь вся забота о новорожденном и о хозяйстве целиком ложится на вас. Дело даже не в объеме ра- боты, — возможно, вам кто-то помогает выполнять ее. Дело в огромной и совершенно новой ответственности за здоровье ре- бенка плюс ваши прежние хозяйственные обязанности. Кроме того, после родов в организме женщины происходят различные физические и психологические изменения, которые отчасти так- же вызывают чувство депрессии.

Многие матери не настолько отчаиваются, чтобы их ощуще- ния вообще можно было назвать депрессией. Вы, возможно, думаете, что незачем обсуждать неприятные вещи, которые могут никогда не произойти.

Мы говорим здесь о депрессии потому, что некоторые мате- ри говорили спустя много времени: «Я уверена, что у меня никогда не было бы столь невыносимо гнетущего настроения, знай я, что это типично для многих женщин в такое время. Я ду- мала, что все мое отношение к жизни бесповоротно изменилось». Вам гораздо легче вынести любое испытание, если вы знаете, что другие люди прошли через него и что оно временно.

Если у вас начнется депрессия, постарайтесь найти частич- ное облегчение в постоянных заботах о ребенке, особенно если он много плачет в первые два месяца, или пойдите в кино либо парикмахерскую, или купите себе новое платье. Ходите время от времени в гости. Берите с собой ребенка, если вам не с кем его оставить. Или пригласите к себе своих хороших знакомых. Все это тонизирующие средства. Конечно, при гнетущем состоя- нии у вас не будет желания выполнять подобные рекомендации, но, если вы заставите себя, ваше настроение значительно улуч- шится. Это так же важно для ребенка и для мужа, как и для вас самих. Если все же депрессия не проходит через несколько дней или даже усиливается, вы должны срочно обратиться к психиатру.

Находясь в угнетенном состоянии, мать думает, что муж ох- ладел к ней. С одной стороны, каждому человеку в состоянии депрессии кажется, что окружающие недружелюбны к нему. С другой стороны, поскольку отец тоже человеческое существо, он не может не чувствовать себя дома лишним, когда его жена и все остальные члены семьи целиком заняты новорожденным. Получается заколдованный круг. Чтобы выйти из него, мать должна стараться уделять внимание своему мужу, хотя у нее и без этого много работы. Она также должна как можно больше привлекать его к уходу за новорожденным.

Другие чувства

В первые несколько недель после рождения ребенка большинство женщин излишне тревожатся. Им кажется, что ребенок слишком много плачет, что он серьезно болен. Они расстраиваются из-за каждого пятнышка на тельце ребенка. Если он чихнет, они думают, что он простудился. Они на цыпочках подходят к детской кроватке, чтобы проверить, дышит ли он.

Возможно, излишняя заботливость матерей в этот период — уловка природы, которая таким образом хочет заставить даже самых неопытных и беззаботных матерей со всей серьезностью отнестись к своим новым обязанностям. Особенно полезны эти волнения безответственным натурам. Меньше всего они нужны совестливым родителям, хотя именно они и тревожатся больше всех. К счастью, этот период проходит.

Еще одно настроение матери заслуживает упоминания. На- ходясь в родильном доме, мать обычно испытывает доверие и благодарность к медицинскому персоналу, обслуживающему ее малыша. Но в какой-то момент она чувствует непреодолимую потребность начать самой ухаживать за своим ребенком и в глу- бине души недовольна, что ей этого не разрешают. Если дома кто-то будет помогать матери в уходе за новорожденным, она может снова испытывать эти противоречивые чувства. Конечно, желание самой ухаживать за своим ребенком естественно, но оно появляется не сразу, так как мать боится, что не справится. Чем сильнее это чувство неполноценности вначале, тем сильнее будет желание доказать свою компетентность потом, когда мать наберется храбрости.

Роль отца

Реакция мужа на беременность жены бывает различной. У него появляется желание оберегать жену, он еще больше гордится ею и своей собственной мужской зрелостью (все мужчины в той или иной степени беспокоятся, обладают ли они этим качеством). Кроме того, он тоже с радостью ожидает появления ребенка. Однако в глубине души муж чувствует себя лишним, так же как маленький мальчик считает себя отверженным, когда узнает, что в семье скоро появится новый ребенок. Внешне это скрытое чувство ненужности проявляется в раздражительности по отношению к жене, в стремлении проводить как можно больше времени вне дома, в ухаживании за другими женщинами. Таким образом, жена оказывается лишенной поддержки мужа как раз тогда, когда она больше всего нуждается в ней; ведь она вступает в новый, незнакомый этап своей жизни.

Особенно одиноким и ненужным чувствует себя муж, когда жена находится в родильном доме. Он благополучно доставляет жену туда, где о ней позаботятся другие, а сам остается совершенно один и ему нечем занять себя после работы. Ему остается или сидеть в приемной родильного дома, поминутно справляясь о состоянии жены, или идти в свою невыносимо пустую квартиру. В такое время некоторые мужчины могут просто напиться. Товарищи по работе не оставляют будущего отца без внимания, но оно в основном сводится к шуткам и насмешкам.

Находясь в родильном доме и потом, когда муж привозит ее с ребенком домой, жена беспокоится только о ребенке, а роль мужа сводится к роли носильщика. Я не хочу сказать, что основное внимание должно уделяться отцу, да он этого и не ждет. Я просто объясняю, почему отец чувствует себя ненужным.

Какую помощь может оказать отец в первые недели?

Нет ничего удивительного, что временами у отца будут смешанные чувства по отношению к жене и ребенку: и в период беременности жены, и пока она в родильном доме, и потом, когда она вместе с новорожденным вернется домой. Но муж должен напоминать себе, что его жене гораздо труднее, чем ему. Она пережила роды, что равносильно операции, ее организм испы- тал коренные физиологические изменения. Ребенок требует от нее огромного нервного и физического напряжения. Вот почему в такое время женщина особенно нуждается в поддержке и нежности своего мужа. Чтобы быть способной отдать много душевных сил ребенку, она должна получать от своего мужа большую, чем обычно, поддержку. Частично это будет помощь по хозяйству и уходу за ребенком, но еще более важна мораль- ная поддержка — выдержка, понимание, нежность, умение ценить труд жены. Жена будет очень уставать и порой не сможет быть нежна к своему мужу и не оценит его попытки помочь ей. Она, возможно, будет часто жаловаться, но, если муж поймет, как сильно нуждается жена в его любви и поддержке в этот период, он, несмотря ни на что, постарается оказать ей помощь.

Отец и его ребенок

Многие мужчины уверены, что уход за ребенком — не мужская работа. Это неправильное представление. Можно быть нежным отцом и настоящим мужчиной одновременно.

Известно, что духовная близость и дружеские отношения между отцом и детьми оказывают благотворное влияние на ха- рактер ребенка и на всю его последующую жизнь. Поэтому лучше, если мужчина с самого начала постарается стать настоящим отцом, постигая это сложное искусство вместе с женой. В неко- торых городах организованы курсы для родителей, где опытные врачи обучают уходу за ребенком. Если же в первые два года отец предоставит все заботы о ребенке жене, она навсегда ос- танется главной во всех вопросах, касающихся ребенка. Позднее отцу будет гораздо труднее начать осуществлять свои отцовские права и обязанности.

Неважно, сколько раз отец покормит ребенка или сменит ему пеленку, но он обязательно должен это делать время от времени. Например, отец может кормить ребенка ночью (из соски) в первые недели, когда мать еще очень слаба, или постирать пеленки в воскресенье. Отец может регулярно ходить с ребенком в детскую консультацию. Отец может помочь и во многих других делах. Конечно, бывают отцы, у которых мурашки ползут по телу при одной мысли о необходимости ухаживать за ребенком. Вы не добьетесь многого, если будете заставлять их.

Такие отцы скорее всего будут очень любить своих детей потом, «когда они будут больше похожи на людей». К тому же многие отцы просто стесняются принять участие в уходе за ребенком и их нужно поощрить к этому.

Отношения с родственниками

Бабушки и дедушки могут оказать вам большую помощь. Кроме того, они обычно получают огромное удовольствие от внуков. Они нередко говорят с грустью: «Почему я не получала такого удовольствия от собственных детей? Возможно, я слишком серьезно относилась к материнству и видела в нем только обязанности».

Во многих странах существует обычай привлекать бабушек к уходу за новорожденным и полностью доверяться их опыту во всех вопросах, касающихся ребенка. Если женщина питает такое глубокое доверие к своей матери — она всегда будет иметь и совет, и утешение. Однако многие женщины избегают пользоваться советами и помощью своих матерей. Они считают, что наука быстро идет вперед и методы двадцатилетней давности сегодня уже устарели. Кроме того, многие совсем еще молодые родители хотят доказать всему миру и себе самим, что они в состоянии сами справиться с любыми жизненными трудностями. Они боятся, что их родители будут указывать им, что делать, как если бы они по-прежнему были зависимы от них.

Напряженность в отношениях

В одних семьях существует абсолютная гармония в отношениях между родителями и детьми, в немногих других — отношения резко враждебные. А в большинстве семей напряженность в отношениях возникает лишь изредка и, как правило, по поводу ухода за ребенком. Старшие родители обычно стараются не вмешиваться. Но они любят внуков, у них большой опыт и они не могут не иметь своего мнения. Им трудно приспособиться к новым методам ухода за ребенком. Когда вы сами станете бабушками, вы, может быть, будете такими же.

Нам кажется, что в отношениях молодых родителей и стар- ших должно быть как можно больше открытых дискуссий, которые всегда лучше скрытого недовольства и туманных намеков. Например, мать, уверенная, что ухаживает за ребенком правильно, может сказать: «Я знаю, что вы со мной не соглас- ны. Я еще раз посоветуюсь с доктором, чтобы убедиться, что я поняла его рекомендации правильно». Это не значит, что мать сдается. Она оставляет за собой право окончательного решения. Она просто отдает должное добрым намерениям и беспокойству бабушки.

Такое отношение успокоит бабушку, и в будущем она будет больше доверять матери. Бабушка должна максимально приспосабливаться к методам матери в уходе за ребенком. Тогда и мать в свою очередь будет охотнее спрашивать совета бабушки в случае необходимости.

Если вы поручаете ребенка заботам бабушки, будь то на несколько часов или на две недели, вы должны заранее договориться, что она не будет нарушать ваших основных правил воспитания. Например, детей не будут заставлять насильно есть, их не будут стыдить за мокрые штанишки, не будут пугать милиционерами или пожарниками. С другой стороны, вы не можете ждать от бабушек неукоснительного выполнения всех ваших принципов воспитания, как если бы ваши родители были вашей копией. Если же вы не можете примириться с тем, как ваши родители воспитывают внуков, не оставляйте детей на их попечение.

О родителях, которые обижаются на советы

Бывает, что молодую мать (или отца) в детстве слишком много ругали и наказывали. Они соответственно выросли внутренне неуверенными в себе людьми, что внешне часто выражается в нетерпимости к критике и в стремлении постоянно утверждать свою независимость. Такая мать может безоговорочно воспринять новые теории воспитания ребенка и претворять их в жизнь с огромным энтузиазмом, поскольку она хочет воспитать своих детей в корне иными методами, чем воспитывали ее. Кроме того, молодая мать хочет доказать своим родителям, что их взгляды устарели, и немного им досадить. Кто не знает, какое удовольствие доставляют теоретические споры, если вы хотите позлить противника. Вся беда лишь в том, что предметом спора является воспитание ребенка. Если вы постоянно противоречите своим родителям, спросите самих себя, не делаете ли вы это нарочно, может быть, даже не отдавая себе в этом отчета.

Если мать привыкла «командовать» своей дочерью

Бывает, что такая мать не может остановиться даже тогда, когда дочь сама уже стала матерью. Молодой матери трудно отстаивать свою независимость. Она не хочет следовать советам своей матери и, когда та ее учит, она недовольна, но не смеет перечить. Если она примет совет, она чувствует себя подчиненной, если она откажется ему последовать, она чувствует себя виноватой. Как же такой молодой матери защитить себя? Это трудно, но возможно. Прежде всего она должна все время напоминать себе, что теперь она сама мать и что только она может решать, как лучше ухаживать за ребенком. А если у нее будут сомнения, она всегда может обратиться за советом к врачу. Она, безусловно, имеет право рассчитывать на поддержку мужа, особенно если вмешивается именно его мать. Если муж считает, что в каких-то вопросах его мать права, он так и должен сказать своей жене. Но в то же время он должен ясно дать понять своей матери, что он стоит на стороне жены.

Молодой матери лучше не уклоняться от дискуссии с бабушками и дать им высказаться, чтобы показать, что она умеет постоять за себя. Гораздо труднее научиться не раздражаться или не взрываться в гневе. Вы скажете, что гнев молодой матери оправдан. Несомненно. Но и сдерживаемое раздражение и взрывы — признаки того, что женщина слишком долго находилась в подчинении, боясь чем-нибудь рассердить свою мать (или свекровь). Та в свою очередь чувствует эти признаки слабости и пользуется ими для установления своего «господства». Чтобы не допускать ссор, вы должны уверенным тоном сразу пресечь все возражения, сказав, например: «А доктор велел мне кормить его так». Или: «Пускай в комнате будет прохладно, я хочу закалить ребенка». Или: «Я не хочу, чтобы он долго плакал. Я пойду к нему». Обычно спокойный, решительный тон — самое эффек- тивное средство отстоять свою независимость. Необходимо помнить, что в конце концов ответственность за ребенка лежит на его родителях, следовательно, им и решать, как его растить.

Гости

Ограничьте посещения. По поводу такого события, как рождение ребенка, всегда приходит множество друзей и родственников, чтобы поздравить родителей и посмотреть нового члена семьи. Родителям это приятно. Но слишком многочисленные посещения утомительны для матери. Большинство женщин очень устает в первые недели после родов. Они прошли через боли, через сложные физиологические изменения, от них требуется большая эмоциональная нагрузка, особенно при первом ребенке.

Некоторые женщины получают огромное удовольствие от гостей, в присутствии которых они оживляются, отдыхают и отвлекаются. Но обычно только несколько близких друзей вызывает в нас такую реакцию. С остальными гостями мы чувствуем себя более или менее напряженно, хотя мы и рады их видеть. После их визитов мы чувствуем себя уставшими, особенно если мы нездоровы. Если же молодая мать слишком устает, ей не хватит душевных сил вынести все трудности ухода за ребенком. Мать должна строго ограничить посещения друзей и родственников с первого же дня. Потом она может увеличить число посещений, если это не будет ее утомлять. Чтобы не чувствовать себя негостеприимной, вы можете сослаться на распоряжение доктора. Так и говорите всем по телефону: «Доктор сказал, что мне можно принимать не больше одного посетителя в день на пятнадцать минут. Не могли бы вы прийти во вторник около четырех часов?» Вы можете обосновать свой отказ многими при- чинами: тяжелыми родами, слабостью и т. п.

Если к вам приходят без телефонного звонка, вы можете, вежливо улыбаясь, сказать: «Доктор велел мне принимать не более одного посетителя в день. Но вы все-таки зайдите на минутку».

Большинство посетителей любит поиграть с малышом Они берут его на руки, подбрасывают, качают на колене, трясут, щекочут и непрестанно говорят с ним на его детском языке. Одни дети могут все это вытерпеть, а другие — нет. Мать должна остановить увлекшегося гостя, хотя родителям всегда приятно, когда их ребенок доставляет удовольствие окружающим. Большинство детей быстро устает от незнакомых людей.

Помощь матери

В первые несколько недель после родов обязательно воспользуйтесь любой помощью. Если вы будете делать все сами и измучаете себя, то в конце концов вам все равно придется призвать кого-то на помощь, но уже на более длительный срок. Кроме того, физическая усталость и моральная депрессия приведут к новым затруднениям. Идеальным помощником может быть ваша мать, но если вам кажется, что она подавляет вашу инициативу и обращается с вами, как с маленькой девочкой, то лучше обойтись без нее. В такое время каждой матери хочется чувствовать, что ребенок принадлежит только ей одной, и она хорошо за ним ухаживает. Лучше, если вам будет помогать человек, имеющий опыт в уходе за ребенком, но гораздо важнее, чтобы это был человек, с которым вам приятно находиться вместе.

Если вы наймете няню к ребенку, вы сможете отказаться от нее, если она вас не будет устраивать, чего вы не сможете сде- лать с родственниками. Еще лучше, если вы наймете человека, который будет помогать вам по хозяйству, в то время как вы будете целиком заняты только ребенком, что принесет вам ог- ромное удовлетворение. Правда, найти домработницу или няню очень трудно. Но постарайтесь, чтобы это был человек с хоро- шим характером, который охотно приспосабливался бы к вам. Если же няня ведет себя так, как будто ребенок принадлежит ей больше, чем вам, избавьтесь от нее немедленно и постарай- тесь найти другую.

На какой срок вам следует нанимать помощника? Это будет зависеть и от ваших средств, и от вашего физического состояния. Постепенно увеличивайте объем работы по мере восстановления сил. Если по истечении двух недель после возвращения из родильного дома вы все еще легко утомляетесь, не отпускайте своего помощника, даже если это вам не «по карману». В таких условиях няня — не роскошь, а необходимость. Подержите ее еще неделю или две.

Большинство будущих матерей боится, что не сможет самостоятельно справиться с ребенком. Такие опасения естественны, но тем не менее вы сможете прекрасно ухаживать за своим малышом. Если же вы панически боитесь взяться за дело самостоятельно, вам будет спокойнее, если хорошая няня или бабушка научит вас обращаться с ребенком.

Если вы не можете иметь постоянного помощника, постарайтесь найти человека, который бы приходил один или два раза в неделю, чтобы помочь вам или заменить вас, пока вы пойдете в гости или в кино. Если ваш ребенок не просыпается, то это может быть просто надежный человек. Но для ребенка. который просыпается, и для ребенка после года нужен человек, которого он знает и любит. Ребенок испугается, если, проснувшись, увидит незнакомое лицо. Прежде чем оставить ребенка на чье-либо попечение, понаблюдайте, как этот человек с ним обращается и умеет ли он быть и нежным, и строгим, смотря по обстоятельствам. Важно, чтобы с ребенком оставались одни и те же люди. Попросите ваших знакомых, чье мнение вы цените, порекомендовать вам подходящего человека. Его возраст не имеет значения. Например, девочка 14 лет прекрасно справлялась с детьми.

Чтобы избежать недоразумений, сделайте для остающихся с ребенком памятку, где вы укажете режим ребенка, просьбы, с которыми он может обратиться, телефоны детской поликлиники на непредвиденные случаи, местонахождение вещей, которые могут понадобиться. Но самое главное — будьте уверены, что ваш ребенок доверяет человеку, с которым остается.

Механические помощники

Когда вы ждете ребенка, своевременно подумайте о приобретении стиральной машины, если вам позволяют средства. Таким образом вы сэкономите время и силы. Неплохо также обзавестись и другими механическими помощниками по хозяйству.

В такое время необходимо максимально упростить домашнюю работу. Вы можете убрать все лишние вещи на пару месяцев или лучше на пару лет. Постарайтесь обойтись самой простой пищей, требующей минимум времени на приготовление.

В рассылке использованы материалы "Книги для родителей" Б. Спока.

Психология родов

Программа занятий «Психология родов» .

 

1 занятие: Роды глазами ребенка.

Переживания ребенка во время родов. Введения понятия «перинатальные матрицы». Важность переживаний, полученных ребенком в процессе рождения, их влияние на дальнейшую жизнь. Механизм импритинга, первое впечатление ребенка об окружающем мире и его последствия. Воссоединение с миром через мать. Последствия разлучения матери и ребенка сразу после родов. Особенности детей, родившихся через кесарево сечение. Воспоминания ребенка о травмирующих родовых переживаниях. Методы реабилитации тяжелых родовых переживаний ребенка и матери.

 

2 занятие: Таинство рождения. Психология родов.

Создание образа «идеальных родов». Понятие «естественные роды». Особое психологическое состояние женщины в начале родов. Усталость от ожидания. Ощущения и переживания женщины на разных стадиях родов. Расслабление и концентрация. Свобода самовыражения в родах. Создание в родах атмосферы интимности и доверия. Эмоциональная связь родителей с ребенком в родах. Профилактика послеродовых депрессий.

 

3 занятие: Как избавиться от страхов.

Почему мы боимся родов? Роды как переживание смерти - рождения. Страх перед смертью. Страх перед болью. Страх за ребенка. Травма предыдущих родов. Почему страх мешает женщине нормально рожать? Последствия переживаний. Страх тормозит родовую деятельность. Боль и страх. Что нужно знать о родах, чтобы меньше бояться. Разбор конкретных ситуаций, связанных с переживанием страха перед родами.

Поскольку надо же с чего-то начать, начнем с маленькой статьи о

том, почему рождаются мальчики, и почему - девочки.

Скажете, глупый вопрос? Ничего подобного. Тут как-то в очень

приличной книжке нам попалась такая фраза: "Пол ребенка

определяется гормонами, которые будут вырабатывать его железы".

Ну надо же так поставить все с ног на голову! Да и среди наших

подопечных иной раз слышишь: А на какой неделе развития

формируется пол ребенка?

Вот мы и решили немножко поговорить о том, что, как наверное

многим кажется, совсем просто.

Причем сегодня и в следующей рассылке мы будем говорить о

биологии процесса. А потом о психологическом и социальном

аспектах. Что из этого интересней? Судите сами.

Итак, новая жизнь начинается со слияния двух половых клеток. Они

отличаются ото всех других клеток тела тем, что в них ровно

половина хромосом. Это очень важно. Представляете, что бы

получилось, если бы в них были все 46 хромосом, как в других?

Соединяются две клетки, в каждой по 46. Получается 92. А в

следующем поколении, что, 184?

Поэтому природа предусмотрела такой механизм - редукционное

деление. Редукция - уменьшение числа - разводит в разные клетки

парные хромосомы. Из них - 22 пары - отвечают за все, что угодно,

кроме пола, а 23-я - это как раз половая. В женском наборе они

одинаковые, обе большие, их называют Х-хромосомами. По форме они

действительно похожи на букву Х. У мужчин - одна половая

хромосома - такая же Х, а вот вторая - Y- хромосома - это как-бы

половинка от большой. Так что не зря генетики шутят, что мужчины

- генетически неполноценный пол.

Эта особенность приводит к тому, что у мальчиков и выживаемость

чуть ниже, чем у девочек. Да и потом мужчины в целом биологически

менее адаптивны. И болезни всякие переносят тяжелее, и травмы.

Так что, милые дамы, прежде чем корить своих возлюбленных за то,

что они буквально пластом лежат при чуть повышенной температуре

или падают в обморок при виде крови, вспомните о том, что мы

сегодня рассказали.

Так вот, при половом делении у женщин в разные клетки расходятся

одинаковые Х-хромосомы, а у мужчин в одном сперматозоиде

оказывается Х, а в другом - Y-хромосома. Оплодотворится

яйцеклетка одним сперматозоидом - получится мальчик, вторым - и

будет у мамы с папой доченька. При этом, те сперматозоиды, в

которых половая хромосома больше, оказываются тяжелее и чуть

менее подвижны. А те, в которых находится более легкая

Y-хромосома, движутся быстрее. Кажется, что при этом у них больше

шансов оплодотворить яйцеклетку. Но...

Помните библейское: И последние станут первыми? Не всегда везет

первым. Яйцеклетка покрыта защитным слоем. Это крепость, которую

надо взять. И первые сперматозоиды тратят свои силы только на то,

чтобы пробить брешь в этой защитной оболочке. А вот кто из

последующих проникнет внутрь и станет частью новой жизни -

отчасти решает случай, отчасти - ... Но об этом в следующий раз.

Мы ждем Ваших писем и вопросов. Если Вы хотите, чтобы ваши

вопросы остались в секрете, укажите это в вашем письме. Впрочем,

даже если мы будем отвечать на них в рассылке - не будем же мы

указывать Ваше полное имя, фамилию и почтовый адрес впридачу! Так

что не стесняйтесь задавать вопросы. Помните о том, что мы все -

представители одного биологического вида. И проблемы у нас у всех

очень похожие.

Словосочетание "система пренатального воспитания" используется здесь как обобщающее понятие для описания организованного, систематического и целенаправленного воздействия на пренатальную общность "мать - плод", результатом которого является рождение ребенка, обладающего физическим здоровьем и психологической готовностью к развитию новых связей с миром. Пренатальное воспитание формирует также предпосылки ранней материнской адаптации. Этот аспект пренатального образования тесно связан с психотерапией.

Пренатальное воспитание не выделяется в отдельную практику, осуществляемую на уровне государственных программ образования и воспитания и, как правило, включается в медицинские программы или программы социального обеспечения.
Пренатальное воспитание возникло в ответ не только на потребности общества, но и обеспечивается конкретным запросом со стороны будущих матерей.
Образ пренатальной ситуации в целом, понимание роли будущей матери при вынашивании и родах, а также роль посредника (акушерки, врача, инструктора пренатальной подготовки) конструируется на мировоззренческой основе, принятой данной областью практики и зачастую находящейся в противоречии как с общечеловеческими ценностями, так и противостоит мировоззрению самих участников ситуации пренатального воспитания (26).
Одновременно возникают так называемые альтернативные центры пренатальной подготовки, в основе которых лежат те или иные религиозные и философские представления, например, Национальная ассоциация пренатального образования во Франции (ANEP), строящая свою работу на идеях совершенствоания человека О.М.Айванхова и фактически существующая при поддержке Ассоциации Всемирного Белого Братства (29).
Цель настоящей главы состоит в том, чтобы сделать краткий обзор систем пренатального воспитания. Предполагается описать некоторые наиболее известные или становящиеся популярными системы пренатального воспитания с точки зрения того, какие общественные ценности отражаются в образах будущей матери, будущего ребенка и пренатального посредника. Мы предполагаем подойти к пренатальному воспитанию с исторических позиций, и, учитывая предварительный характер этого обзора, не претендуем на полноту охвата всех существовавших когда-либо способов пренатального воздействия. Поскольку развитие пренатального воспитания находится в состоянии становления, основным средством получения знаний о нем были интервью с лидерами пренатального воспитания и включенные наблюдения.
История воспитания - это история постепенного перехода от отбора людей с заданными качествами к созданию сообществ, позволяющих каждому человеку занять в них свое собственное место и обрести средства оставаться в нем либо покидать его по своему выбору.
Пренатальное воспитание на данном этапе представляет собой своего рода "естественный" отбор, поскольку время внутриутробного существования оканчивается для разных младенцев обретениями различного рода: один в страхе сворачивается, и манипуляции акушерки укрепляют и поддерживают в нем тенденцию к избеганию, другого ограничения, налагаемые новой реальностью, побуждают к активному противодействию.
Вопрос о том, является ли вынашивание воспитанием, то есть происходит ли при этом опосредованное включение будущего человека в общество, решался практически по-разному в разные эпохи.
Первый этап, который мы будем называть семейным пренатальным воспитанием или пренатальным воспитанием в малых сообществах, продлился в Европе до начала ХУП века. Пренатальное воспитание не было частью общественной практики, не было массовым, государственным, а осуществлялось сообразно потребностям малых сообществ. В закрытых сообществах лидеры думали о будущих поколениях, проверяли и отбирали супругов по тем критериям, физическим и нравственным, которые вырабатывались в этом сообществе и поддерживали его целостность, те, кто не проходили испытания, получали запрет на вступление в брак (41). В Древнем Китае, например, существовала система эмбрионального воспитания "тай-кье". Индийская традиция Чарака Самхита применяла прослеживание плода в течение третьего и четвертого месяца, а начиная с седьмого - ежемесячно (27). В дореволюционной России, особенно в северных регионах (Вологодская, Новгородская губерния) существовал свод правил и примет, регулирующих поведение беременной (16). Отличительными чертами такого воспитания были, во-первых, его элитарность, поскольку оно не было гарантировано для всех, но само наличие такой системы повышало возможность рождения здорового и счастливого ребенка, по крайней мере, в некоторых семьях. Во-вторых, особую роль играла акушерка повитуха или монахиня. Содержание пренатального воспитания состояло в передаче способов для саморуководства женщины во время беременности и родов, а с другой стороны создавало некую временную общность и ставило женщину в особое положение в семье.
Семейное пренатальное воспитание характеризуется, таким образом, чертами элитарности, избирательности, поскольку профессия повитухи не была массовой, и, с другой стороны, предполагало создание особой общности, в которую посредник включался и которую он трансформировал. При низком уровне развития медицины особый акцент делался на способность женщины родить самостоятельно, полагаясь на собственную интуицию и образ происходящего с ней, сформированный повитухой (16).
Второй этап в развитии пренатального образования манифестировал в ХУП веке, "когда мужчина-медик основал акушерские училища, ввел в практику положение роженицы лежа на спине" (27, стр. 31). С этого времени берет отсчет технологизированный "мужской" образ пренатального воспитания. Исчезали повитухи как духовные наставницы и жрицы, исчезло сообщество матерей, рождение оказалось вырванным из общей ткани жизни, оторванным от семьи, а роженица - зависимой. Пассивность и зависимость женщины во время вынашивания и родов подвергали анализу с точки зрения различных концепций - этнологических, психоаналитических, культурологических (5). Важно отметить, что пренатальное воспитание прекратило свое существование как отдельная практика, на смену ему пришло родовспоможение с его собственным образом рождающегося человека как организма, как лишенного переживаний. Родовспоможение стало обязательной практикой, через которую проходили все женщины. Прочие практики являлись факультативными. В частности, когда в 1940-х годах психоанализ проявил интерес к беременным, очень небольшое число беременных имело возможность и пожелало посещать психоаналитические сеансы (31).
По мере того, как вынашивание и роды все больше переходили в сферу медицинской технологии, а пренатальное воспитание уступало место руководству в родах, ответственность переносилась с будущей матери и ее семьи на медицинское учреждение. Мишель Оден в книге "Возрожденные роды" (27) описывает стереотип работы, типичный для акушерки 1960-х годов: "Габриэль готовила женщину буквально с начала беременности и до рождения. Она полностью контролировала ее во время родов, помогала ей дышать. Во время последней стадии родов... давала краткие команды, такие, как "дыши", "не дыши", "тужься" и тому подобное" (27, стр. 3). Результатом такого взаимодействия было то, что женщины рожали тяжелее, чем у другой акушерки, применявшей гуманистические методы доктора Ламаза, но "были весьма благодарны ей за ту огромную энергию, которую она вкладывала в это дело" (там же, стр. 5).
В нашей стране, начиная с 1950-х годов, репрессивный стиль пре- и перинатальных отношений воспроизводили и поддерживали Школы будущей матери, которые открылись в этот период при каждой женской консультации и имели в качестве цели передачу знаний о внутриутробном развитии. Действительным результатом взаимоотношений женщины с врачом (до настоящего времени занятия в таких Школах ведут врачи-гинекологи) являлось принятие позиции "снизу", передача ответственности медицине, страх перед родами, беспомощность и непонимание связи с собственным опытом, утрата интуиции. Ребенок виделся как объект манипуляции. Поведение и чувства матери, направленные на будущего ребенка, складываются в соответствии со стереотипами общественного сознания. Эти стереотипы поддерживались законодательно и обеспечивали вовлечение и самой женщины, и ее ребенка в систему тоталитарных отношений, облегчали раннюю разлуку, делая ее безболезненной, и ранний переход к общественному воспитанию в детских садах и яслях. Интимные, индивидуализированные связи между матерью и ребенком не должны были возникать, поскольку любая привязанность несет в себе угрозу тоталитарному воспитанию.
Кризис "медицинского этапа" пренатального воспитания на Западе обнаружился на тридцать лет раньше, чем в нашей стране. Это произошло на рубеже 1950-60-х годов, когда, говоря словами Р.Атфилда, стало "невозможно больше игнорировать осознание философии того факта, что прогресс не является неизбежным и зависит от действия или бездействия людей в настоящем" (1, стр. 203).
В то же время в науке нарастает интерес к младенчеству, младенец перестает быть "куском кричащего мяса", обнаружилось, что он имеет свою собственную психическую активность (см. 2). В западной культуре продуктивная автономность, независимость ребенка культивируется идеологически и поддерживается практически с самого раннего возраста. На каждой стадии развития ребенок развивает способность осознавать границы своей субъективности, меру помощи взрослого и способы получения информации или дополнительных средств для решения практических задач. От взрослого требуется внимание и уважение к потребностям ребенка, возможность внутри конкретной поведенческой программы "вернуть" ему этот образ, его границы, его язык и потребности, чтобы он сам мог воспроизводить все это для других и создавать коммуникативные сети. Вначале это понимание было приложено к младенцу, появились рекомендации, позволяющие создать баланс между чрезмерным удовлетворением и чрезмерной подавлением потребностей младенца. В отношениях взрослого и младенца появился новый элемент языка - "пауза", во время которой ребенок имеет возможность выразить и прочувствовать свои собственные вокализации, движения, улыбки как средство общения (см. 2, 30, 37). Постепенно предпринимаются осторожные попытки примерить эту коммуникативную модель к процессу родов и далее - к пренатальному периоду. Этому способствовали не столько мировоззренческий кризис, сколько практические проблемы, возникающие внутри медицины, несмотря на улучшение технологической оснащенности, такие, как пренебрежительное отношение к будущему ребенку, рост числа "отказных" детей, кесаревых сечений, перинатальной патологии. Вопреки ожиданиям, эти проблемы не разрешаются. Противоречия как внутри самой медицинской практики, так и между практикой и изменяющимися медицинскими потребностями заставили прогрессивных медиков искать решения в гуманитарных областях - психологии и философии. Возникла нетрадиционная практика, в которой прежде всего была восстановлена фигура пренатального наставника, был сделан акцент на индивидуализированной связи его с будущей матерью, на создании специфической пренатальной среды, в которой происходила кристаллизация ее индивидуальности.
Возрождение пренатального воспитания как особой области образовательной практики относится уже к третьему этапу, который мы будем называть" альтернативный". Отсчет этого этапа следует вести от 1962 года, когда Мишель Оден организовал в акушерской клинике в Пицивьерсе (Франция) первый Центр пренатальной подготовки (27). В настоящее время во всеми мире действуют различные центры пренатальной подготовки, существуют разветвленные службы "естественного деторождения", которые предлагают юридическое, медицинское, тренировочное, псхолого-консультативное обслуживание. В Англии действует около десяти, в США около тридцати таких организаций, в Дании, Голландии такая служба является частью официального государственного пренатального сервиса. Некоторые организации, например, Международная организация домашнего деторождения, Международная ассоциация обучения деторождению, "Междунардное Возрождение" представляют собой мощное движение за улучшение не только детского и материнского здоровья, но и воспроизводят качественно иные по сравнению с традиционными "репрессивными" или "опекающими" связи в системе "мать - плод - пренатальный наставник" (41). Возрождение пренатального воспитания происходит не только в противовес медицине, поскольку позиция врача в обществе "запускает" у пациентов стремление к зависимости, но и в рамках различных духовных и религиозных организаций. Следует отметить уже упоминавшийся ANEP во Франции (29), Общество биогенетического здоровья в США (41), Мистическую школу сознательного зачатия и беременности (см. 41).
Нетрадиционное пренатальное воспитание включает в себя, во-первых, подготовку к естественному рождению с целью смягчения критического разрыва для матери и ребенка и для того, чтобы обеспечить упомянутую "паузу", во время которой мать и ребенок приобретают возможность преодолеть психологическую разделенность (к конкретным техникам относятся "лотосовое" рождение - без обрезания пуповины, прикладывание к груди сразу после рождения, ритм обстановки рождения, максимально приближенный к ритму внутриутробной жизни, и т.п.). Второй важный момент - это развитие способности матери получать информацию о состоянии и поведении ребенка во время беременности (при помощи техник из арсенала различных духовных практик - через медитации, упражнения, музыку, манипуляции с освещением и т.п. - стимулируется имажинация будущего ребенка). Третья часть пренатального воспитания - это целенаправленное формирование способности матери изменять свое эмоциональное состояние и передавать его ребенку. Четвертая составляющая пренатального воспитания касается тесного контакта будущей матери с другими беременными и пренатальным наставником.
Очевидно, что черты современного нетрадиционного пренатального воспитания напоминают ситуацию, характерную для семейного воспитания. Так же, как в общинном (семейном) пренатальном воспитании, приобретаются не только способности к взаимодействию с ребенком, но и зависимость от пренатального наставника. Подобно семейному пренатальному воспитанию, готовящему будущего ребенка для жизни в данной семье, в данной общине, нетрадиционное воспитание набирает учеников из числа семей, стремящихся к сознательному и ответственному рождению здорового ребенка, то есть членов своего "братства". Поэтому, с одной стороны, нетрадиционное пренатальное воспитание остается маргинальным явлением в обществе, скорее экзотическим феноменом, с другой, по-прежнему сохраняется тенденция к технологизации - попытки очеловечить медицинский подход, заимствуя техники из нетрадиционного пренатального воспитания. Такие попытки не приводят к успеху, поскольку смена содержания без смены позиции в системе "беременная - пренатальный наставник" рождает сопротивление и требование возврата к традиционным медицинским манипуляциям. В Московской клинической больнице N 36 имеется отделение патологии беременности. Во время интервью врачи называли в качестве факторов перинатальной патологии уровень образования женщины, ее пссихологическое состояние. Наиболее патологично, по их мнению, протекает беременность и максимальный риск в родах у представительниц гуманитарных профессий (врачей, учителей), для которых характерны сверхзаинтересованность в рождении ребенка и страх перед родами. Они готовы на любую терапию ради сохранения беременности, активно требуют все новых и новых видов помощи. Вторая категория женщины "без настроя на материнство", социально неустроенные.
Сотрудники больницы, признавая важность пренатальной подготовки, жалуются на то, что их попытки встречаются женщинами с тревогой и сопротивлением. При опросах женщин выявилось, что наибольшей популярностью и любовью пользовалась "знающий врач", наименьший статус был у врача-мужчины, который пытался заменить медицинские манипуляции просвещением.
Внутри нетрадиционного пренатального воспитания имеется противоречие между целями (сознательное рождение, усматривание в будущем ребенке субъекта, создание средств общения на этапе беременности) и нетрадиционным, маргинальным, эзотерическим, "сектантским" характером самой общности, организованной для этих целей. С другой стороны, традиционное (медицинское) пренатальное воспитание, во-первых, не владеет средствами целенаправленного развития системы "мать - плод", во-вторых, воспроизводит репрессивное воздействие на эту систему "мать - плод".
Вера в хорошую медицину как составная часть тоталитарного стереотипа веры в хорошую власть является психологической основой сопротивления пренатальному воспитанию как со стороны медицины, которая уповает на улучшение материальной базы акушерства и на привнесение в практику дополнительных техник и технологий, в том числе психолого-педагогических, так и со стороны будущих матерей, предпочитающих быть объектом педагогических или медицинских технологий, как традиционных, так и альтернативных.
Посещение Школы молодой матери при женской консультации не является обязательным (хотя имеются частные факты, когда по распоряжению заведующей женщина была наказана за непосещение Школы будущей матери лишением больничного листа). Мы не располагаем полной статистикой, но в 1992 году из двухсот женщин, выбравших систему альтернативного пренатального воспитания, со Школой будущей матери были знакомы одиннадцать. Цель Школы, согласно Положению, состоит в том, чтобы дать будущей матери знания о внутриутробной жизни плода, о здоровом питании и оберегающем поведении. Эти рекомендации оказываются практически невыполнимыми, поскольку воспроизводят предметный принцип общеобразовательной школы. Эти знания готовят женщин не к рождению ребенка, а к процедуре родов, которая удобна для врача и принята в стране. Школа будущих матерей является массовой, она не предполагает индивидуального подхода. Отказ от учителя-врача приводит к чувству беспомощности, которое возникает у матери при взаимодействии с ребенком, которого она вынашивает. Поскольку феномены беременности не только медициной, но и всей нашей культурой интерпретируются как органические, беременности отказано в психологическом содержании. Если добавить к этому непринятие духовных основ, на которых строится альтернативное пренатальное воспитание, и утрату семейных принципов пренатального воспитания, то становится очевидно, что у будущей матери нет иного пути, кроме как вернуть себя в "лоно" медицинской модели и получить наказание через боль во время родов за то, что "неправильно себя вела во время беременности", либо, пережив "зоотехническую" родовспомогательную процедуру, перенести ответственность на врачей и в течение сензитивного периода для образования привязанности (до пяти дней) быть неспособной ни к тактильному, ни к эмоциональному контакту с новорожденным.
Во время так называемой "нормально протекающей беременности" у женщины нет повода для того, чтобы обращать внимание на плод. Фраза "Я не замечала моей беременности" в рамках медицинской модели является признаком благополучия. Информация, поступабщая изнутри системы "мать - плод" расценивается как патология, интерпретируется в медицинских понятиях "болезнь здоровья", то есть информация о внутриутробном ребенке, выраженная в симптомах и чувствах, подлежит уничтожению.
Возникновение общности, в которой происходит рождение и принятие позиции пренатального материнства, понимание ответственности за сотворение, воспитание новой жизни, стихийно и зависит от частной инициативы врача или может сложиться внутри семьи.
В отличие от Запада, где кризис в акушерстве был вызван противоречиями между высокоразвитой технологией и хронической нерешенностью репродуктивных проблем, в нашей стране кризис начался "сверху", вследствие резких перемен в самой социальной ситуации. Начиная с 1982 года, надвигается демографическая катастрофа, достигшая к 1990 году уровня депопуляции (25). В середине 1980-х годов женщины получили законное право не разлучаться с ребенком до достижения им трехлетнего возраста. Внутренняя противоречивость ситуации обнаружилась тогда, когда матери, получив относительную свободу от материальных ограничений и социально культивируемого презрения к беременности и раннему периоду жизни, предпочли в большинстве своем оставаться дома с ребенком. Оказалось, что физическое присутствие и гигиенический уход за младенцем не обеспечивают существования взаимобезопасной и взаиморазвивающейся общности. Поскольку отсутствие пренатального опыта общения не осознавалось как источник проблем, последовало, с одной стороны, дальнейшее сокращение рождаемости, которое обострилось в связи с нарастанием социальных проблем, с другой, наблюдается массовое обращение к различным нетрадиционным направлениям медицины, внутри которых стало развиваться в нашей стране альтернативное пренатальное воспитание.
К "медицинской" мотивации присоединилась "психологическая", поскольку поиск таких оздоровительных систем, внедрение в них и принципы оздоровления, предложенные Б. и Л.Никитиными, И.Чарковским, требовали активного отношения и ответственности. Воссоздание пренатальной культуры в России датируется 1982 годом, когда И.Чарковский прочел цикл лекций о водном рождении в клубе "Здоровая семья". Затем у И.Чарковского появились последователи - Татьяна и Алексей Саргунас, ныне члены мировой организации "Аквакультура для Терапии, Экологии и Изучения" (WATER) и действительные члены организации "Водное рождение" (23, 43). С 1985 года началась работа по консультированию пар вначале по вопросам самостоятельного рождения и оздоровления, а затем все более смещаясь в сторону пренатальной подготовки, в 1986 году сложился Клуб здоровой семьи "Возрождеие" при МЖК "Сабурово" в Москве. В начале 1990 года из "Возрождения" выделился творческий коллектив "Наутилус" под руководством М.Трунова и начал функционировать в составе малого предприятия "Экология семьи", а также творческий коллектив "Аква", директором которого стала Татьяна Саргунас - сначала в составе МП "Контекст", а осени 1992 - как самостоятельное предприятие и товарищество с ограниченной ответственностью "Стихиаль" (директор Олег Тютин), которое имеет своей основной целью регионализацию пренатального образования в Петрозаводске, где учрежден совместно с научно-практической и социальной фирмой "Контекст" Шелтозерский центр гуманистических новаций "Айно". Работа центра опирается на местные традиции.
На сегодняшний день существует свыше десяти организаций, занимающихся в числе прочего пренатальным воспитанием. Кроме упомянутых, можно назвать такие, как "Аквамарина" (Москва), "Афалина" и "Кенгуру" (Ярославль), "Дельфа" (Тверь), "Воскресение" (Москва) и др., источником которых был клуб "Возрождение".
Общие цели, объединяющие все эти организации, связаны с возрождением пренатальной культуры, восстановлением целостности и непрерывности личной истории человека, который, благодаря развитию медицины, оказался в больничной изоляции в наиболее значимые моменты своей жизни - при рождении и смерти. Целями пренатального воспитания, принятыми в указанных организациях, являются также укрепление связей внутри семейной пары, возвращение отцу участия в вынашивании и рождении, освобождение от выгод зависимости и постепенность изменений.
На начальных этапах своего развития нетрадиционное пренатальное воспитание концентрировалось на самих родах и находилось в конфронтации с официальной медициной. Это определяло личностные особенности участников, посещающих занятия.
В 1988-1989 годах в рамках исследования, проводимого клиническим отделением психопатологии младенческого возраста, Центром психического здоровья АМН СССР, обследовались супружеские пары, посещавшие занятия. Сохранившиеся протоколы позволяют говорить о пеобладании тех же типов, о которых упоминали в интервью врачи из отделения патологии беременности. Эти типы получили условные названия "протестные" и "зависимые". Для женщин, обратившихся к нетрадиционному пренатальному воспитанию, в 1985-1989 годах, сам факт обращения был протестом, внутри которого проявлялись такие качества, как ревностная приверженность именно этому типу пренатального воспитания. Из числа "выпускников" рекрутировались новые наставники, то есть система воспроизводила сама себя. Второй тип женщин, которая показали себя неуверенными и сомневающимися в своих способностях самостоятельно родить и воспитывать ребенка в первые месяцы, которые часто высказывали сомнения в действенности методов, применяемых пренатальными инструкторами, были критичны к новой информации (например, сомневались, действительно ли во время медитации они видят своего ребенка или это результат внушения), не выталкивались системой, но именно для них и ради них лидеры пренатального воспитания совершенствовали методы передачи знаний и организации процесса понимания.
Таким образом, действительно произошел переход от отбора "воспитанников", который был характерен для закрытых, самовоспроизводящихся систем, к воспитанию, которое предполагает существование открытой системы и обеспечивает постоянный приток новых людей, новых знаний и методов.
На сегодняшний день можно отметить некоторое различие между существующими пренатальными центрами. Некоторые из них больше напоминают закрытые. Отбор осуществляется на основе приверженности к той или иной идеологии (например, "Воскресение" строит пренатальное воспитание на основе православия), иногда критерием отбора выступают условия контракта, по которым пренатальный наставник не обязуется выезжать на роды (например, в "Наутилусе"). Другие не заявляют принципов отбора, но имеют отличия, благодаря которым будущая мама может осуществить выбор. Например, в "Стихиале" активно используются методы пренатального воспитания, восходящие к языческим культам народов Севера России и Карелии. Кроме того, в том же "Стихиале" большое внимание уделяется проработке психологических проблем матери и отца. Эта организация чаще всего сотрудничает с психологами.
К открытым следует отнести центр родительской культуры "Аква", поскольку в работе "духовных акушерок" Татьяны Саргунас и Юлии Постновой ярко выражены ненасильственность, внимание к возможностям женщины, выбор для нее своеобразной "зоны ближайшего развития", обязательным является момент укрепления уверенности через переживания будущей матерью ее собственного успеха и силы. Это особенно касается тех ситуаций, когда будущая мать открывает в себе самой способности к пониманию и позитивной интерпретации поведения своего ребенка, а также способности к разрешению актуальных проблем. Много внимания уделяется самостоятельной работе в семье, где постепенно фокусируется пренатальная ситуация. Пренатальный наставник выполняет роль временного посредника в отношении семьи с будущим ребенком, посредника, уступающего свое место, по мере того как наполняется содержанием общность "мать - дитя". В каждой из упомянутых систем новые "духовные акушерки" рекрутируются из числа выпускников. Стать инструктором пренатальной подготовки означает прежде всего создать свою собственную концепцию внутриутробного воспитания человека.
Во всех центрах приблизительно одинаковое содержание. Курс включает в себя темы, связанные с перинатальным опытом самой беременной, при этом используются мягкие техники изучения собственного перинатального опыта; целый комплекс физических упражнений на основе йоги, мантры и медитации с целью представить себе своего ребенка, почувствовать его присутствие; будущие мамы под руководством пренатального инструктора что-нибудь делают для будущего ребенка, например, вышивают "обережную" сорочку; в некоторых группах используется совместное пение, которое впервые применил Мишель Оден, указавший на связь между пением, дыханием и раскрытием родового канала во время родов.
К сожалению, опыт пренатального воспитания мало отражается в публикациях. Можно отметить брошюру Т. и А.Саргунас (19), сколько публикаций в периодических изданиях. Брошюра М.Трунова об основных принципах пренатального воспитания, в которой делается акцент на принципах ответственности , альтернативности, отхода от позиции пациента, заказана для написания на 1993 год.
В последние полтора-два года, несмотря на сокращение числа рождений, наблюдается приток пар в систему пренатального воспитания. Этому способствует то обстоятельство, что пренатальные центры Функционируют как хозрасчетные или на средства спонсоров, что позволяет им рекламировать свою деятельность в печати и на телевидении, увеличивается конктакт с зарубежными центрами пренатального воспитания, появляются литература, видеокассеты, фотоальбомы. Одни системы все больше открываются, другие закрываются и концентрируют свой опыт.
Одновременно отмечаются попытки сотрудничества с медициной. Так, например, в ноябре 1992 года Центральный институт акушерства и гинекологии заказал Коммерческо-благотворительному центру программу пренатального воспитания. Фирма "Нина-Благовест" (директор Н.А.Чичерина) предлагает программу пренатального центра, предполагается, что этот центр будет функционировать как отделение французской ANEP. Привлекательность пренатального центра "Благовест" для населения состоит в том, что к участию привлекаются врачи. В циклах занятий предполагаются беседы со специалистами и музыкально-ритмичекие упражнения "панэвритмия", музыкальное воспитание плода до рождения. На наш взгляд, предлагаемая программа воспроизводит отношения, в которых женщина, ожидающая ребенка, вновь оказывается объектом воздействия.
Содержание занятий в "Благовесте" так же не соотносится с практической жизнью, как и рекомендации в Школе будущих матерей. Такие темы бесед, как "Зодиак - ключ к человеку и Вселенной", "Духовная гальванопластика и будущее человечества" способны привлечь ограниченное число желающих, а рельная потребность будущих матерей в поддерживающей среде неминуемо приведет к зависимости от "духовника". Наличие потребности в пренатальном воспитании у общества, в частности, внутри медицины, быстрые изменения потребности общества приводят в последние годы к массовости в сфере пренатального воспитания, поэтому остро стоит проблема психолого-педагогической экспертизы и юстификации подобных инновационных проектов. Редукция личностного компонента при создании общности "будущая мать - пренатальный наставник" неизбежно происходит при тиражировании, а также при перенесении опыта из другой культуры.
Пренатальное воспитание в России, как и всякое воспитание, пройдя через три этапа - семейное, медицинское, альтернативное - и пережив два кризиса, стоит на пороге четвертого этапа - этапа массовости. Период массовости еще не начался, но появились его признаки, например, союз с бюджетными структурами (женскими консультациями, Институтом акушерства и гинекологии, больницами и т.п.), отчуждение "педагогического коллектива" от воспитуемых в процессе работы, смещение акцента от изменения мировоззрения в самом процессе взаимоотношений к технологии воздействия, и главное, иерархическая модель, позиционное неравенство. Позиционное неравенство отличается от ролевого, поскольку роль пренатального наставника еще не выкристаллизовалась, подобно роли учителя, она еще не обладает признаками роли, усвоенными участниками воспитательного процесса, следовательно, на эту ролевую неопределенность будут мощно проецироваться все привычные отношения. Чтобы справиться с неопределенностью, участники пренатальной общности будут неконтролируемо привлекать известные модели отношений, такие, как "ребенок - родитель", "врач - пациент", "учитель - ученик". Для того чтобы сделать эти проекции осознанными и использовать их для осознания всеми участниками пренатальной общности своего опыта, необходима психотерапевтическая работа как с инструкторами, так и с беременными. Если собственная позиция пренатального инструктора и педагога пренатального центра не рефлексируется, общность будет иметь тенденцию к регрессу, а не к развитию. Все вышесказанное позволяет поставить проблему подготовки пренатальных инструкторов и обеспечения для них доступа к научной информации, а также вопрос о психологической поддержке.

Эволюция структуры материнского поведения

 2004-03-21

Одной из основных задач эволюционной психологии является выработка научных средств (теоретического подхода, категориального аппарата, методов исследования) для изучения преемственности развития психики на дочеловеческом и человеческом уровне.

На данном этапе развития эволюционной психологии продуктивным оказывается применение структурного подхода к анализу развития психики, основы которого были заложены А.Н.Леонтьевым.

При анализе поведения субъекта можно выделить отдельные мотивационно-потребностные сферы поведения (МПСП). По специфике потребностей их можно разделить на две основных группы: "витальные для индивида" и "витальные для вида" (рабочие определения). Ко второй группе относится репродуктивная сфера поведения, которая состоит из двух самостоятельных сфер: полового поведения и родительского поведения (РП). Они взаимосвязаны по отношению к репродуктивной функции как способу существования вида. Однако, их связь не представлена на субъективном уровне.

"Невитальность" для субъекта основной потребности РП требует обеспечения ее специфическим аппаратом, обуславливающим успешность репродуктивной функции. На субъективном уровне это представлено потребностью в заботе о потомстве. На различных эволюционных этапах развития РП различно: от создания условий для созревания яйца до длительной заботы о детенышах. По логике эволюционного развития наиболее значимым для дочернего индивида становится поведение матери, которое непосредственно влияет на формирование образа мира субъекта.

В онтогенезе развитие материнского поведения (МП) имеет свои этапы, обеспеченные сензитивными периодами, в течение которых формируются неспецифические и специфические структуры для данной МПСП. Можно выделить пять основных этапов развития МП в онтогенезе: взаимоотношение с матерью, игровой период, период няньчания, дифференциация мотивационных основ полового и материнского поведения, собственные первые роды.

Продолжительность этих этапов, их содержание и соотношение неспецифических и специфических структур, формирующихся в каждом сензитивном периоде имеет свои особенности на каждом эволюционном уровне. Полностью они представлены только у животных, осуществляющих заботу о детенышах, в онтогенезе которых представлен игровой период развития (т. е. на интеллектуальной стадии развития психики).

Г.Г.Филиппова
Исследовательский Центр Семьи и Детства РАО Научный Ценр Психического Здоровья РАМН

Психологические основы пренатальной общности

 2004-03-21

Психологическая концепция беременности, если бы таковая имелась в распоряжении соответствующей практики, позволила бы обнаруживать и учитывать большее разнообразие условий и предпосылок для включения ребенка в человеческое сообщество еще до рождения. Отсутствие такой концепции связано с представлением о внутриутробном существовании как о закрытой системе с непроницаемыми границами и лишенной какого-либо психологического содержания в течение всего периода от зачатия до рождения. Психология и философия не выделяли в феноменах внутриутробной жизни человека специального предмета изучения. Психическая жизнь младенца в утробе матери мыслилась как тотальная психологическая нерасчлененность и неразрывное телесное единство. "Изгнание из рая материнского чрева" знаменует собой начало индивидуализированного развития самостоятельного индивида, в ходе которого может сохраняться страстное желание вернуться к тому, что осталось в памяти в виде образа океанического единства с матерью (5, 9, 35).
Внутриутробная жизнь человека нередко использовалась в качестве образной основы для понимания исходной точки или предельного регресса при построении типологий развивающихся систем. Примерами могут служить концепции "жизненного мира" (6, 13), "со-бытия" (21), "объекта нарциссического выбора" (35). Рождение представляется критической границей между различными мирами и одновременно процессом превращения небытия в бытие (34). Совсем недавно педагогика раннего возраста ,особенно семейная,пользовалась если непсевдогенетическим объяснением "яблочко от яблони",то почти исключительно опиралась на архаическую точку зрения, восходящую к стоикам, Аристотелю, Локку (tabula rasa), что "все специфически человеческое формируется у человека прижизненно" (13, стр. 197), то есть при условии наличия общения и активности. Поэтому ни отечественная, ни зарубежная психология никогда не усматривали во внутриутробной жизни объекта для целенаправленного воспитывающего воздействия. Неявный вывод о невоспитуемости внутриутробного младенца был сделан на основании сближения понятий "психическое" и "прижизненное". Мы не ставим здесь специальной задачи выделить специальные критерии психического для внутриутробного младенца, тем более, что вопрос о необходимости и доступности психической жизни пренатального субъекта воспитанию будет рассматриваться ниже , исходя из других оснований.
Вместе с тем с начала 1960-х годов на Западе (в основном во Франции и США), а с середины 1980-х годов в России развивается пренатальное образование, покинувшее пределы медицины и во многом возрождающее на новом уровне традиции пренатального воспитания, существовавшие ранее в народной практике. Складывается парадоксальная ситуация: пренатальное воспитание как целенаправленная подготовка будущей матери или семейной пары к сознательному рождению, а в некоторых случаях к сознательному зачатию своего ребенка существует (42), а что, собственно, подвергается воздействию, с какой целью это делается, и какие механизмы затрагиваются, неизвестно ни психологии, ни философии. Естественно, что сами пренатальные наставники (другие самоназвания - духовные акушерки, инструкторы пренатальной подготовки, педагоги центров пренатального воспитания, повитухи) строят свое видение объекта воспитания на основании личного опыта или опираются на образ человека в различных философских и религиозных системах, которые согласуются с мировоззрением самих лидеров пренатального воспитания.
Пока еще рано говорить о том, что пренатальное воспитание - заметный факт общественной жизни. Но развитие его происходит очень быстро и признаки массовости уже появляются. В обществе появляется "спрос" на "сознательных" родителей и сознательно рожденных детей.
Несколько поколений людей, рожденных в больнице, аккумулировали в себе опыт страха, переживание опасности, буквально "с молоком матери" впитали "обученную беспомощность"(26). Их первичные приспособительные системы подвергались репрессивному воздействию во внутриутробном периоде. Известно, что приспособительные системы укрепляются, когда человек переживает чувство ответственности, и угнетаются чувством беспомощности (26). Сегодня родители ожидают детей, которые не несут в себе "аккумулированного опыта тоталитаризма", заданного репрессивной медициной, детей, рожденных с такими "функциональными органами",которые позволяют младенцу развиватьисходное доверие к миру и людям, не испытывать страха аннигиляции и обладать в связи с этим высоким уровнем психической активности.
Об этом "спросе" косвенно свидетельствует массовый интерес к голотропному подходу психотерапии, позволяющему сделать доступным для переживания и изменения именно пре- и перинатальный опыт (34). Возникновение и развитие пренатальных практик (и воспитание, и психотерапия) опирается на изменения в общественном сознании, которые произошли и происходят в последнее время. Можно выделить по меньшей мере три уровня, на которых происходят эти изменения:
- на философско-мировоззренческом уровне произошло признание субъектности нерожденного ребенка. Как отмечает Х.Ролстон-третий, "теперь мы смотрим более широко, чем прежде, на то, кого следует считать настоящей личностью... Теперь мы определяем нравственный статус плода в утробе матери" (17, стр. 273); осознание ответственности за будущее, которое зависит от действия или бездействия в настоящем (1);
- на медико-социальном уровне обнаруживается кризис в акушерстве и гинекологии, где технологическое совершенствование не приводит ни к сокращению перинатальной патологии, ни к усилению привязанности матери к ребенку. Проблемы "отказных" детей, абортов, дурного обращения с детьми и другие проблемы, в основе которых лежит негативный опыт взаимодействия с матерью в младенчестве не находят своего разрешения;
- на уровне конкретных наук произошел сдвиг интереса от младенчества (пик этого интереса пришелся на 1970-е годы) к внутриутробной жизни, накапливаются знания о ней, получаемые как в рамках естественнонаучных дисциплин (эмбриологии, гистологии - 3, 4), в психологии, в частности, в психоанализе и микропсихоанализе (32, 38).
В самих системах пренатального воспитания тоже происходит развитие - от традиционных форм передачи нетрадиционного содержания - к созданию живых функционирующих общностей, которые пара покидает одновременно с рождением младенца, чтобы самостоятельно создавать новую общность.
Из всего сказанного очевидна необходимость выделения и описания объекта воспитания. Выделению такого объекта препятствует полная неразработанность в психологии соответствующих понятий. Здесь мы эмпирически вводим понятие "пренатальная общность" как объект пренатального воспитания. Пренатальная общность ограничена во времени зачатием и рождением и включает в себя все связи и отношения с миром, реальные и воображаемые, в которых находится женщина, ожидающая ребенка. Следует отметить, что временные границы (зачатие - рождение) задаются существующей культурой и не являются раз и навсегда жестко определенными. Представитель мистической школы Т.Сарайдаркан в своем докладе о сознательном зачатии на Конгрессе пренатальной психологии в 1985 году утверждалт, что присутствие человека в мире начинается за год до зачатия (цит. по 42).
Пренатальная общность является системой, имеющей границы, но проницаемой для информации, приходящей извне или поступающей изнутри.
Для анализа существующих представлений о развитии пренатальной общности воспользуемся понятиями из концепции развития субъективности (21). Согласно этой концепции развитие ребенка представляет собой чередование относительно стабильных периодов (периодов становления) и критических периодов как в развитии самой детско-взрослой общности (событийности), так и в развитии внутреннего мира (субъективности) ребенка. При становлении общности преобладают процессы отождествления, при становлении субъективного мира - процессы дифференциации, обособления. Кризис в развитии событийности называется кризисом рождения и характеризуется нарастанием процессов обособления, кризис в развитии субъективности связан с усилением процессов идентификации, он называется кризисом роста. Преобладание процессов отождествления приводит к застою в системе, к остановке развития и в конечном счете ,к гибели системы, преобладание процессов обособления элементов также приводит к разрушению системы. Нормальное развитие с психологической точки зрения это не среднее от того, что существует, а то лучшее, что возможно при соответствующих условиях, главным из которых является целостная и жизнеспособная детско-взрослая общность (21).Эта концепция позволит нам избежать искусственного разделения пренатальной общности на мать, плод семью, пренатального инструктора и рассматривать то,что происходит до рождения целостно - с точки зрения происходящих внутри общности процессов, а не с позиции сборки составных частей и элементов. Если поместить наблюдателя внев пренатальной общности, то главным ее сойством будет представляться отождествление - физическое, биохимическое, и т.д. Соответственно и психологическом мире матери, с позиции внешнего наблюдателя, нет места ребенку. При этом ничто не мешает матери субъективно разделять себя и ребенка, мыслить его как "мой ребенок", а не "моя беременность". Период, когда в "со-бытии" преобладают механизмы отождествления, а во внутреннем мире матери идут процессы обособления, осознание себя беременной, мы будем называть "докоммуникативным". Его временные границы размыты. Наши наблюдения за беременными в Центре психического здоровья АМН СССР в 1988-1989 гг., подтвержденные данными истории болезни и индивидуальными картами беременной показывают, что для беременных, у которых стимулируется процесс реализации самобытности и принятия позиции матери, коммуникативный период (ощущение, что ребенок двигается) наступает на две-четыре недели раньше принятого срока (двадцать две недели для первородящих), при том, что структурно и функционально эмбрион оснащен для этого гораздо раньше.
В коммуникативном периоде, с точки зрения "со-бытия", нарастают процессы обособления, а с точки зрения субъективности матери, идет процесс становления пренатального материнства.
Прежде чем приступить к анализу литературы, необходимо ввести второе различение. Мы будем говорить о "присутствии" субъективности ребенка в субъективности матери и о развитии в сторону обособления, а также о "присутствии" ребенка и матери в "со-бытии". Таким образом, существуют три критических перехода, три точки, в которых внутриутробная жизнь как психологический феномен становится доступна наблюдению. Это, во-первых, сам процесс рождения, во-вторых, процессы превращения внутреннего мира женщины "с животом" или "с болезнью" во внутренний мир будущей матери, в-третьих, процесс развития коммуникации между ребенком, увеличивающим спектр движений, и матерью, которая,с одной стороны, создает совершенно новую программу реагирования, а с другой - продолжает накладывать на движения ребенка имеющиеся у нее эмоциональные и поведенческие стереотипы.
Первый аспект - аспект рождения - изучается с относительно недавнего времени. Он отражен в работах Станислава Грофа (9, 10, 34) и Фредерика Лебойе (12). Второму аспекту наибольшее внимание уделял психоанализ (например, 31). Третий аспект изучался в основном в рамках эмбриологии. Психологическму изучениюе процессов коммуникации во внутриутробном периоде освящена книга Томаса Верни "Тайная жизнь нерожденного ребенка" (44).

Источник: Перинатальная психология

Эволюция структуры материнского поведения

 2004-03-21

Одной из основных задач эволюционной психологии является выработка научных средств (теоретического подхода, категориального аппарата, методов исследования) для изучения преемственности развития психики на дочеловеческом и человеческом уровне.

На данном этапе развития эволюционной психологии продуктивным оказывается применение структурного подхода к анализу развития психики, основы которого были заложены А.Н.Леонтьевым.

При анализе поведения субъекта можно выделить отдельные мотивационно-потребностные сферы поведения (МПСП). По специфике потребностей их можно разделить на две основных группы: "витальные для индивида" и "витальные для вида" (рабочие определения). Ко второй группе относится репродуктивная сфера поведения, которая состоит из двух самостоятельных сфер: полового поведения и родительского поведения (РП). Они взаимосвязаны по отношению к репродуктивной функции как способу существования вида. Однако, их связь не представлена на субъективном уровне.

"Невитальность" для субъекта основной потребности РП требует обеспечения ее специфическим аппаратом, обуславливающим успешность репродуктивной функции. На субъективном уровне это представлено потребностью в заботе о потомстве. На различных эволюционных этапах развития РП различно: от создания условий для созревания яйца до длительной заботы о детенышах. По логике эволюционного развития наиболее значимым для дочернего индивида становится поведение матери, которое непосредственно влияет на формирование образа мира субъекта.

В онтогенезе развитие материнского поведения (МП) имеет свои этапы, обеспеченные сензитивными периодами, в течение которых формируются неспецифические и специфические структуры для данной МПСП. Можно выделить пять основных этапов развития МП в онтогенезе: взаимоотношение с матерью, игровой период, период няньчания, дифференциация мотивационных основ полового и материнского поведения, собственные первые роды.

Продолжительность этих этапов, их содержание и соотношение неспецифических и специфических структур, формирующихся в каждом сензитивном периоде имеет свои особенности на каждом эволюционном уровне. Полностью они представлены только у животных, осуществляющих заботу о детенышах, в онтогенезе которых представлен игровой период развития (т. е. на интеллектуальной стадии развития психики).

Г.Г.Филиппова
Исследовательский Центр Семьи и Детства РАО Научный Ценр Психического Здоровья РАМН

Источник: Перинатальная психология

  1. Проблема материнства

    Материнство изучается в русле различных наук: истории, культурологии, медицины, физиологии, биологии поведения, социологии, психологии. В последнее время появился интерес к комплексному исследованию материнства [34, 38, 40] . Важность материнского поведения для развития ребенка, его сложная структура и путь развития, множественность культурных и индивидуальных вариантов, а также огромное количество современных исследований в этой области позволяют говорить о материнстве как самостоятельной реальности, требующей разработки целостного научного подхода для его исследования.
    В психологической литературе (преимущественно, зарубежной) много внимания уделяется биологическим основам материнства, а также условиям и факторам индивидуального развития его у человека [33, 34, 37, 39, 40 и др.]. В отечественной психологии в последнее время также появился ряд работ, связанных с феноменологией [2, 4, 5, 6, 7, 17, 20, 24, 26], психофизиологией [3, 9, 17], психологией материнства [2, 3, 5, 10, 17, 18, 23, 25], психоптерапевтическими [6, 7, 10, 17, 18, 20, 29] и психолого-педагогическими [2, 4, 10, 17, 29] аспектами беременности и ранних этапов материнства, дивиантным материнством [2, 3, 4, 5, 6, 7, 11, 17, 18, 20, 26]. В книге “Psicholodical Aspects of a Firstst Pregnancy and Early Postnatal Adaptation” под ред. P.M.Shereshevsky и L.J.Yarrow [40] выделено более 700 факторов, представленных в 46 шкалах, характеризующих адаптацию женщины к беременности и раннему периоду материнства, включающие историю жизни женщины, ее семейное, социальное положение, личностные качества, связь с особенностями развития ребенка. Однако, сами исследователи считают, что полученные результаты отражают скорее общие индивидуальные особенности женщины, а не специфику материнской сферы и ее формирования. То же самое касается исследований, посвященных изучению психофизиологических основ материнства [3, 9, 38], психического здоровья матери и ребенка [2, 11, 20], социального статуса женщины и особенностей ее семьи [4, 6, 7, 34, 38]. Такое положение, по мнению P.M.Shereshevsky и L.J.Yarrow, а также многих других авторов [34, 36, 38, 41], связано с тем, что для изучения материнства как целостного явления еще нет адекватного концептуального подхода.
    В отмеченных исследованиях как наиболее значимые онтогенетические факторы развития материнской сферы выделяются: опыт взаимодействия с собственной матерью, особенности семейной модели материнства и возможность взаимодействия с младенцами и появление интереса к ним в детстве. Однако, нет подробного анализа стадий индивидуального развития материнства, содержания и механизмов этого развития. А это, в свою очередь, не позволяет дифференцированно отнестись к диагностике индивидуальных особенностей материнской сферы, причинам имеющихся нарушений, проектированию способов их коррекции и профилактики. Последнее особенно важно в современных условиях с точки зрения предупреждения нарушений отношения матери к ребенку, которое в крайних формах выражается в психологическом и физическом отказе от ребенка [4, 5, 6, 7, 18]. Дивиантное материнство в настоящее время является одной из наиболее острых областей исследования в психологии как в практическом, так и в теоретическом аспекте. Сюда включаются проблемы, связанные не только с матерями, отказывающимися от своих детей и проявляющими по отношению к ним открытое пренебрежение и насилие, но и проблемы нарушения материнско-детских отношений, которые служат причинами снижения эмоционального благополучия ребенка и отклонений в его оптимальном психическом развитии в младенческом, раннем и дошкольном возрастах [2, 11, 16, 20, 23, 26, 30]. В этом отношении большое значение имеет целостное представление о материнстве, его структуре, содержании и онтогенетическом развитии.
    Целью настоящего исследования является разработка концептуальной модели материнства как самостоятельной сферы, описание ее структуры, содержания, биологических и социокультурных основ, онтогенетического развития. Это требует комплексного сравнительно-психологического подхода, методологической основой которого является эволюционо-системный подход [1, 13, 19, 28]. В данной статье дается краткая характеристика материнской сферы и описание онтогенетических этапов ее развития.



    2. Материнство: теоретический подход

    В этологии для структурирования поведения индивида используется функциональный подход [21, 27, 35]. Выделяются функциональные сферы поведения, представляющие собой совокупность всех форм активности, направленные на реализацию определенной функции: обеспечения условий существования, питания, размножения. В основе функциональных сфер лежит одна или несколько потребностей, удовлетворяя которые, субъект реализует соответствующую функцию в жизнедеятельности. Для анализа материнства такой подход представляется весьма полезным.
    С эволюционной точки зрения материнство - вариант родительской сферы поведения (как составной части репродуктивной сферы), присущего женскому полу, которое приобретает особое значение у млекопитающих. Исключительность материнского поведения на высших эволюционных стадиях развития позволяет выделить материнство в самостоятельную материнскую сферу - как предмет научного исследования. Ее эволюционное назначение состоит в обеспечении матерью адекватной заботы о потомстве. Заботу о потомстве можно рассматривать как родительские (в данном случае - материнские) функции. У животных содержание этих функций имеет видотипичные особенности, а у человека, помимо специфически человеческих, добаляются конкретно-культурные, обеспечивающие воспитание ребенка как члена своей, конретной культуры. В поведении матери ее материнские функции выражаются в эмоциональных реакциях на ребенка, выполнении операций по уходу за ним и общению с ним. Все эти функции матери обусловлены структурой и содержанием ее собственной материнской сферы.
    С точки зрения современных представлений о развитии психики формирование сложных форм поведения в онтогенезе происходит на основе сензитивных периодов, которые имеют различные психофизиологические механизмы, свойственные разным филогенетическим уровням. На высших эволюционных стадиях одним из важнейших факторов успешного развития является наличие эволюционно-ожидаемых условий [19]. Случай, когда эволюционно-ожидаемые условия предоставляются другой особью, можно рассматривать как ситуацию эволюционного замыкания: два индивида являются членами одной системы, поведение обоих развивается как комплементарное, в процессе чего возникают адекватные эволюционно ожидаемые условия для членов системы. Близкий по содержанию подход к развитию материнско-детского взаимодействия в раннем онтогенезе ребенка принят в теории социального научения [33, 34, 38]. Особенностью эволюционного замыкания является ситуативное совпадение поведения обоих субъектов, которые при этом остаются самостоятельными. У каждого из них свои собственные потребности и история развития, влияющая на успешность создания им самим эволюционно ожидаемых условий для партнера. Представляет интерес возникновение и развитие тех особенностей матери, которые формируют “стартовый уровень” содержания ее материнской сферы и влияют на динамику развития ее материнского поведения во взаимодействии с ребенком (т. е. на те особенности, которые создают эволюционно ожидаемые условия для ребенка, и могут быть в общем виде рассмотрены как материнские функции).
    На субъективном уровне для самой матери выполнение ее материнских функций достигается за счет наличия у нее соответствующих потребностей. Базовой потребностью для материнской сферы является потребность в контакте с объектом, носителем специфических этологических стимулов - гештальта младенчества. Эта потребность, разумеется, не единственная, но может рассматриваться как системообразующая для материнской сферы. Понятие младенческих ключевых стимулов используется в этологии [21, 35]. В этих стимулах выделяется две группы качеств: физические и поведенческие, которые в общем составляют гештальт младенчества [32]. Исследования автора позволили выделить в гештальте младенчества три компонента (три группы качеств): физические (внешний вид, запах, звуки и т.п.), поведенческие (инфантильный стиль движений) и инфантильную результативность (которая имеет три уровня: результаты жизнедеятельности, результаты двигательной активности, продукты деятельности). Все три компонента гештальта младенчества, в том числе и уровни третьего компонента, имеют возрастную динамику, и требуют различной реакции и различных ресурсных затрат матери.
    Феноменология и онтогенез материнской сферы изучались автором на материале взаимодействия матери с детенышем и онтогенетического развития высших млекопитающих, в том числе человекообразных обезьян (в общей сложности в течение 20 лет, из них 10 лет при работе с антропоидами в Московском Зоопарке), и при работе с беременными, матерями с младенцами и детьми раннего и дошкольного возрастов (научно-исследовательская работа и консультационная практика). Использованы материалы наблюдений за взаимодействием матерей и младенцев, данные психологического консультирования матерей с детьми раннего и дошкольного возрастов, беременных и рожениц (всего более 200 человек). При работе использовались методы наблюдения, феноменологического описания поведения, полуструктурированного интервью, анкетирование, проективные методики и другие методы психодиагностики, анализ материалов консультационной работы. Эти исследования позволили выделить шесть этапов развития материнской сферы в онтогенезе [23, 24, 25, 26].



    3. Онтогенез материнской сферы
    Этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе. У антропоидов и человека этот этап включает пренатальный период и продолжается на всех онтогенетических этапах развития при взаимодействии с собственной матерью (или ее дублерами - носителями материнских функций). У человека - это практически вся жизнь субъекта. Наиболее важным является возрастной период до трех лет. На этом этапе происходит освоение эмоционального значения ситуации материнско-детского взаимодействия, а также возникновение эмоциональной реакции на некоторые ключевые стимулы первого компонента гештальта младенчества и некоторые элементы операционального состава материнской сферы (baby tаlk, мимические реакции, эмоциональная окраска движений при взаимодействии с объектом, носителем гештальта младенчества).
    Игровой этап и взаимодействие со сверстниками. На этом этапе на дочеловеческой стадии развития формируются и развиваются неспецифические для материнской сферы мотивационные основы (в сфере общения, социально-комфортной, мотивационное обеспечение целе-действенного звена структуры деятельности, отработка в игровой деятельности объекта цели - как объекта охраны и т.п.). Специфическим отличием этого этапа у человека является формирование и развитие в процессе сюжетно-ролевой игры с куклами, в дочки-матери, в семью основных компонентов материнской сферы.
    Этап няньчания. На этом этапе происходит формирование и развитие значения детеныша (ребенка) как объекта деятельности и потребности в его охране и заботе о нем, а также закладываются основы третьей потребности - “потребности в материнстве”, как потребности иметь для себя специфические переживания, получаемые в процессе удовлетворения первых двух потребностей. Эта потребность требует рефлексии своих субъективных состояний и соотнесения с условиями и способами их получения. В полноценном виде она представлена только у человека. Однако, некоторые элементы, в форме антиципации своих состояний в условиях определенного контекста деятельности, появляются уже у высших млекопитающих. Этап няньчания имеет хорошо выраженные возрастные границы (с 5-6 лет до начала полового созревания), он включает опыт собственного взаимодействия с объектом, носителем гештальта младенчества, наблюдение за взаимодействием взрослых с ребенком, восприятие и рефлексию отношения других людей и общества в целом к взрослым, выполняющим материнские функции. Это оказывает влияние на формирование всех компонентов материнской сферы и делает данный этап одним из ведущих (наравне с первым) в ее развитии как на предчеловеческой, так и на человеческой стадиях развития.
    Этап дифференциации мотивационных основ половой и родительской (в данном случае - материнской) сферы поведения. В субъективном опыте существует взаимное “перекрытие” некоторых ключевых стимулов (ольфакторных, визуальных, слуховых, тактильных) в обеспечении мотивационных основ половой и материнской сфер поведения. Для материнской сферы у человека особое значение имеет объединение компонентов гештальта младенчества на ребенке - как объекте деятельности - до начала полового созревания. Это обеспечивает адекватное мотивационное значение ситуации взаимодействия с ребенком после родов. Присутствие объекта деятельности материнской сферы в этом случае становится медиатором, обеспечивающим возникновение ситуативных эмоций, включающихся в опредмечивание постнатальной стимуляции при взаимодействии с ребенком (контакт кожа-кожа, субъективные состояния матери при акте сосания и т.п.). Этот этап онтогенеза имеет существенные видовые различия на предчеловеческой стадии развития и самостоятельную специфику на человеческой стадии, связанную с осознанием связи половой и материнской сфер и конкретно-культурными моделями полового и материнского поведения.
    Этап конкретизации онтогенетического развития материнской сферы в реальном взаимодействии с ребенком.
    Этот этап включает несколько самостоятельных периодов: беременность, роды, послеродовой период, младенческий возраст ребенка и период перехода к следующему, 6-ому этапу развития материнской сферы, основанный на динамике третьего компонента гештальта младенчества.
    При сравнительном изучении переживания беременности у “благополучных” беременных и женщин, отказавшихся от ребенка, показано, что отсутствие или сильное снижение выраженности симптоматики беременности характерно для отказниц [4, 5, 18]. Слишком сильная выраженность симптоматики, сопровождаемая отрицательными эмоциональными переживаниями, также характерна для неблагополучного отношения к беременности и материнству [ 5, 9, 10, 34, 36, 40]. При анализе отношения к беременности обращается внимание на переживание женщиной шевеления ребенка [5, 18, 29, 36, 38, 42]. Эти исследования, а также данные о разной интенсивности переживаний беременной шевеления ребенка и интерпретации своих физических и эмоциональных состояний в разных культурах [14, 18, 34, 38] дают возможность предположить, что стиль переживания женщиной соматического компонента беременности и шевеления ребенка могут иметь прогностическую ценность для выявления отклонений от адекватной модели материнства.
    Для описания переживания женщиной соматического компонента беременности и шевеления ребенка и использования этих данных в диагностических и прогностических целях целесообразно отделить эти показатели от имеющихся определений ( состояние [5], отношение к беременности [4, 18, 36], принятие [29, 42], адаптация к беременности [40] и т.п.), так как полноценное выделение типов отношения к беременности требует комплексного исследования. Для целей данной работы наиболее адекватным представляется определение “стиль переживания беременности”. В него включается физическое и эмоциональное переживание момента идентификации беременности, переживание симптоматики беременности, динамика переживания симптоматики по триместрам беременности, преимущественный фон настроения в эти периоды, переживание первого шевеления и шевелений в течение всей второй половины беременности, содержание активности женщины в третий триместр беременности. Наиболее характерным является переживание шевеления. Полученные данные позволили описать шесть вариантов стилей переживания беременности.
    Адекватный. Идентификация беременности без сильных и длительных отрицательных эмоций; живот нормальных по сроку размеров; соматические ощущения отличны от состояний не беременности, интенсивность средняя, хорошо выражена; в первом триместре возможно общее снижение настроения без депрессивных эпизодов, появление раздражительности, во втором триместре благополучное эмоциональное состояние, в третьем триместре повышение тревожности со снижением к последним неделям; активность в третьем триместре ориентирована на подготовку к послеродовому периоду; первое шевеление ребенка ощущается в 16-20 недель, сопровождается положительными эмоциями, приятно по соматическому ощущению; последующие шевеления четко отдеференцированы от других ощущений, не сопровождаются отрицательными соматическими и эмоциональными переживаниями, дифференцированно интерпретируются особенности двигательной активности ребенка.
    Тревожный. Идентификация беременности тревожная, со страхом, беспокойством, которые периодически возобновляются; живот слишком больших или маленьких по сроку размеров; соматический компонент сильно выражен по типу болезненного состояния; эмоциональное состояние в первый триместр повышенно тревожное или депрессивное, во втором триместре не наблюдается стабилизации, повторяются депрессивные или тревожные эпизоды, в третьем триместре это усиливается; активность в третьем триместре связана со страхами за исход беременности, родов, послеродовый период; первое шевеление ощущается рано, сопровождается длительными сомнениями, или, напротив, четкими воспоминаниями о дате, часе, условиях, переживается с тревогой, испугом, возможны болезненные ощущения; дальнейшие шевеления часто связаны с тревожными ощущениями, тревогой по поводу здоровья ребенка и себя, характерна направленность на получение дополнительных сведений, патронаж. Характер шевеления интерпретируется с точки зрения возможных нарушений в развитии ребенка.
    Эйфорический. Все характеристики носят неадекватную эйфорическую окраску, отмечается некритическое отношение к возможным проблемам беременности и материнства, нет дифференцированного отношения к характеру шевеления ребенка. Обычно к концу беременности появляются осложнения. Проективные методы показывают неблагополучие в ожиданиях послеродового периода.
    Игнорирующий. Идентификация беременности слишком поздняя, сопровождается чувством досады или неприятного удивления; живот слишком маленький; соматический компонент либо не выражен совсем, либо состояние даже лучше, чем до беременности; динамики эмоционального состояния по триместрам либо на наблюдается, либо отмечается повышение активности и общего эмоционального тонуса; первое шевеление отмечается очень поздно; последующие шевеления носят характер физиологических переживаний, к концу беременности характеризуются как доставляющие физическое неудобство; активность в третьем триместре повышается и направлена на содержания, не связанные с ребенком.
    Амбивалетнный. Общая симптоматика сходна с тревожным типом, особенностью являются резко противоположные по физическим и эмоциональным ощущениям переживания шевеления, характерно возникновение болевых ощущений; интерпретация своих отрицательных эмоций преимущественно выражена как страх за ребенка или исход беременности, родов; характерны ссылки на внешние обстоятельства, мешающие благополучному переживанию беременности.
    Отвергающий. Идентификация беременности сопровождается резкими отрицательными эмоциями; вся симптоматика резко выражена и негативно физически и эмоционально окрашена; переживание всей беременности как кары, помехи и т.п.; шевеление окрашено неприятными физиологическими ощущениями, сопровождается неудобством, брезгливостью; к концу беременности возможны всплески депрессивных или аффективных состояний.
    После родов, в раннем постнатальном периоде, особенно важной является роль матери в развитии регулирующих функций как положительных, так и отрицательных эмоций ребенка. Функции матери в этом периоде состоят в сложном и дифференцированном реагировании на эмоциональные состояния ребенка, гибко изменяющемся по ходу взаимодействия.
    Наблюдение за взаимодействием матери с младенцем, исследование совместной деятельности матери с ребенком раннего и дошкольного возрастов и другие данные, полученные в ходе экспериментальной и практической работы позволили выделить три компонента эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком: 1) эмоциональная реакция матери на выражение ребенком отрицательных эмоций, отражающих его дискомфортное состояние; 2) эмоциональное поведение матери при устранении отрицательного эмоционального состояния ребенка; 3) реакция матери на выражение положительных эмоций ребенком. Это отражает динамику эмоционального поведения матери в процессе удовлетворения потребностей ребенка. Именно этот процесс (и, главным образом, роль в нем эмоций матери) рассматривается как “субстрат” развития базовых личностных образований у ребенка в основных теоретических подходах (Э.Эриксон [31], Д.Винникотт [8, 34, 38], теории социального научения [33, 34, 38], психоанализ [34, 38] - в зарубежной психологии; М.И.Лисиной и ее последователями [15], в исследованиях разных форм нарушения материнско-детского взаимодействия [2, 11, 16, 20, 30 и др.] - в отечественной психологии).
    Каждый из описанных выше компонентов эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком может быть выражен по-разному. Описаны четыре основных типа реагирования матери:
    Адекватная реакция матери: на отрицательную эмоцию ребенка возникает чувство тревоги и жалости, которое быстро переходит в фазу “делового сосредоточения и уверенности”; положительные эмоции матери по интенсивности адекватны контексту взаимодействия; в процессе устранения отрицательных состояний ребенка мать восстанавливает с ним контакт, использует успокаивающие, ободряющие и обещающие интонации и высказывания, демонстрирует стимулы, “продвигающие” к моменту удовлетворения потребности ребенка.
    Усиление эмоций ребенка (как отрицательных, так и положительных). При отрицательных эмоциях ребенка у матери возникает чувство тревоги, страха, растерянности, паники. Усиление положительных эмоций ребенка носит характер эйфорического переживания, неадекватного контексту взаимодействия. При удовлетворении потребностей ребенка мать синтонирует его состояние.
    Игнорирование эмоций ребенка. Выражается в поведении по типу “формального общения”, может сопровождать как отрицательные, так и положительные эмоциональные реакции ребенка и процесс взаимодействия.
    Осуждение эмоций ребенка. Выражается в соответствующих эмоциях матери от осуждения до агрессии, может сопровождать как отрицательные, так и положительные эмоции ребенка и процесс взаимодействия.

    Описанные типы эмоционального реагирования матери могут сочетаться в разных соотношениях, давая в результате индивидуальный стиль эмоционального сопровождения, присущий матери. Генезис этого стиля зависит от истории развития материнской сферы женщины, причем одной из основных составляющих этого развития является реакция матери на компоненты гештальта младенчества. Возрастные изменения гештальта младенчества обеспечивают динамику развития материнского стиля эмоционального сопровождения. Эта динамика также может быть разной, что зависит как от истории развития материнской сферы женщины, так и от конкретных условий актуального материнства, в том числе и от особенностей ребенка. Выделено три основных типа динамики эмоционального сопровождения матери: 1) развивающий; 2) “следования за гештальтом младенчества”; 3) неадекватный.
    Описанные стили эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком и типы его модификации позволяют оценить особенности эмоционального отношения матери к ребенку, вычленить его функциональные компоненты и дифференцированно отнестись к формам и способам психологического вмешательства.
    Стиль переживания шевеления ребенка во время беременности сочетается с типом материнского отношения и уровнем эмоционального благополучия ребенка, выделенными при исследовании материнско-детских отношений в дошкольном возрасте [16, 30], а также со стилем эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком. Т. о. переживание женщиной шевеления ребенка характеризует стиль переживания беременности и может служить диагностическим показателем для выявления отклонений от адекватной модели материнства и проектирования индивидуально-ориентированнного психологического вмешательства. 6. Завершающий этап развития материнской сферы.
    Последний, шестой этап развития материнской сферы в онтогенезе характеризуется образованием у матери эмоциональной привязанности к ребенку, личностного принятия и личностного интереса к внутреннему субъективному миру ребенка и к его развитию и изменению. Это происходит на основе динамики эмоционального реагирования матери на онтогенетическое изменение третьего компонента гештальта младенчества. В результате образуется устойчивая детско-родительская связь после выхода ребенка из возраста с характеристиками гештальта младенчества и происходит пролонгация потребности в заботе и модификация содержания потребности в материнстве у матери. Этот этап полноценно представлен у человека, но имеет некоторую преддиспозицию у приматов, особенно у высших: существование пожизненных эмоциональных связей и внутрисемейных самковых линий, обеспечивающих взаимопомощь и удовлетворение потребности в эмоциональном контакте, что в литературе рассматривается как гоминоидная стратегия [12, 22, 39].



    4. Содержание материнской сферы

    На основе приведенных данных можно выделить в содержании материнской сферы три блока: Потребностно-эмоциональный блок . Содержит потребность в контакте с ребенком как объектом - носителем гештальта младенчества, потребность в его охране и заботе о нем и потребность в материнстве. Развитие потребностно-эмоционального блока происходит поэтапно и включает образование эмоциональной реакции на компоненты гештальта младенчества, образование объекта деятельности - ребенка как носителя гештальта младенчества, динамику отношения к онтогенетическим изменениям гештальта младенчества, возникновение и развитие потребности в охране и заботе, приобретение ею статуса функциональной потребности, а также возникновение потребности в материнстве на основе рефлексии своих переживаний. Операциональный блок. Состоит из двух частей: операции по уходу и охране и операциональный состав общения с ребенком. Последние являются самостоятельным предметом исследования в теории социального научения. Особенностью этих операций, помимо их инструментальной стороны, является эмоциональная окраска, которая придает самим операциям специфические стилевые характеристики, соответствующие свойствам ребенка как объекта деятельности: осторожность, мягкость, бережность и т.п., специфику вокализаций и мимики. Ценностно-смысловой блок. Включает отношение к ребенку как самостоятельной ценности, что связано с моделью материнско-детских отношений в обществе и его конкретно-культурным вариантом, а также ценность материнства как состояния “быть матерью”. Последнее также включает в себя соответствующую внешнюю модель. Ценность материнства, в свою очередь, связана с рефлексией своих переживаний при осуществлении материнских функций и участвует в формировании потребности в материнстве.
    Одной из основных особенностей материнской сферы у человека является не фиксированное эволюционно, прижизненно формирующееся наполнение ценностно-смыслового блока, потребностей и способов их удовлетворения. В этом отношении можно говорить о конкретно-культурной модели материнства - как содержании составляющих всех блоков материнской сферы женщины - которая ориентирована на развитие соответствующего конкретно-культурного варианта личности ребенка. Воспитание необходимого для каждой культуры типа индивидуальной материнской сферы в свою очередь обеспечено различными средствами (модели семьи, материнства и детства, традициии, система семейного и общественного воспитания и т.п.) и может быть описано как “онтогенетический путь к модели”. Этот путь обеспечивает наличие материнских функций и их соответствие конкретной культурной модели. Ситуация в современном Евро-Американском обществе может быть охарактеризована как “потеря пути к модели” материнской сферы (разрушение межпоколенных связей, потеря традиций и т.п.), сочетающаяся с расширением и неоднозначностью содержания самой модели личности взрослого субъекта. В настоящее время наблюдается тенденция поиска нового "пути к модели" материнской сферы, основанная на осознании как потребностей самой матери, так и особенностей психического развития ребенка. Это выражается в повышении запроса родителей на квалифицированную психолого-педагогическую помощь в освоении своих родительских, и, в частности, материнских, функций. Подобная помощь в нашей стране только начинает свое равзитие. Спиcок литературы
    Анцыферова Л.И., Завалишина Д.Н., Рыбалко Е.Ф. Категоря развития в психологии// Категории материалистической диалектики в психологии. М.,1988, с.9-36
    Баженова О.В., Баз Л.Л., Копыл О.А. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка. // Cинапс, 1993, № 4
    Батуев А.С. Психофизиологическая природа доминанты материнства. // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. т.2, вып. 4. М., 1996, с.69 - 70
    Брутман В.И. и др. Раннее социальное сиротство. Учебно-методическое пособие. М., 1994
    Брутман В.И. Психологические феномены, возникающие в связи с нежеланной беременностью. // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. т.2, вып. 4. М., 1996, с. 150-151
    Брутман В.И., Варга А.Я., Радионова М.С. Особенности семейного воспитания и личностные характеристики женщин, бросающих своих детей. // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. т.2, вып. 4. М., 1996, с. 151-152
    Брутман В.И., Ениколопов С.Н., Миледина Л.В. Материнская агрессия, отказ от ребенка и репродукция циклов семейного насилия. // Психология сегодня. Ежегодник Рос. психол. об-ва. т.2, вып. 4. М., 1996, с. 153 - 154
    Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери. М., 1998
    Волков В.Г., Садкова Ю.С., Шабалина Н.В. Индивидуально-психологические особенности беременных с угрозой выкидыша. // Акт.вопр.трансфуз.и клин.мед.: матер.научн-практ.конф. Киров.НИИ гематол.и перелив.крови по итогам работы в 1994г., Киров., 1995, с.74-75
    Коваленко Н.П. Психологические особенности и коррекция эмоционального состояния женщины в период беременности и родов. Дисс. канд. психол. наук. СПб., 1998
    Колоскова М.В. Психическое развитие младенцев с повышенным риском заболевания шизофренией. Дисс. канд.пс.н., МГУ, 1989
    Лавик-Гудолл Дж.ван В тени человека. М.,1974
    Ломов Б.Ф. Системность в психологии. М.,1996
    Мид М. Культура и мир детства. М., Наука, 1989
    Мозг и поведение младенца. М., Ин-т Психологии РАН, 1993
    Перегуда В.И. Особенности самоконтроля у гиперактивных детей старшего дошкольного возраста. Дисс. канд. психол. наук. М., 1994
    Перинатальная психология в родовспоможении. Сб. материалов конференции. СПб., 1997
    Радионова М.С. Динамика переживания женщиной кризиса отказа от ребенка. Дисс.канд.пихол.н., М., 1997
    Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе человека. Дисс.докт.пс.н., М., 1997
    Скобло Г.В., Дубовик О.Ю. Система “мать-дитя” в раннем возрасте как объект психопрофилактики.// Социальная и клиническая психиатрия, 1992, №2, с. 75-78.
    Тинберген Н. Поведение животных. М.,1985
    Тих Н.А. Предистория общества. М., 1970
    Филиппова Г.Г. Образ мира и мотивационные основы материнства.// Пролемы изучения и развития личности дошкольника, Пермь, 1995, с.31-36.
    Филиппова Г.Г. Дифференциация мотивационных основ материнского и полового поведения в подростковом возрасте //Материалы межд.научно-практ. конф.памяти К.С.Лебединской. М., 1995,с.112-114
    Филиппова Г.Г.Развитие материнского поведения в онтогенезе. // Психология сегодня.Ежегодник Рос.психол.об-ва, т.2, вып.3,М.,1996, с.133
    Филиппова Г.Г. Психологические особенности ранней беременности и их влияние на развитие репродуктивного поведения.// Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков. Мат.Росс.н-практ.конф., 26-28 нояб. 1996
    Хайнд Р. Поведение животных. М., 1975
    Швырков В.Б. Введение в объективную психологию. М., 1995
    Шмурак Ю.И. Пренатальная общность.// Человек, 1993, № 6, с.24-37
    Эмоциональное развитие дошкольника. /Кошелева А.Д. М., 1985
    Эриксон Э. Детство и общество. СПб. , 1996
    Csermely D., Mainardi D. Infant signals //Behav.Hum.Infants.Proc.1st workshop. Int.Sch.Euthol.Behav.Hum.Inf. Erise, 22-27 Aug. 1981, N.Y.,L.,1883,p.1-19
    The Development of attachment and affiliative systems. Ed. by R.N.Emde at all, N.Y.,L.,1982
    The Different Faces of Motherhood. B.Berns, F.Hay edds. N.J.,L.,1988
    Lorenz K. Evolution and modification of behaviour. Chicago, 1965
    Louis G.Ph.D., Margolis E. The mohterhood report: how women feel about being mothers. N.J.,1987
    Nicolson N.A. add. Maternal behaviour in human and nonhuman primates // Unerstanding behaviour: what primates studies tell us about human behaviour. N.Y.1991
    Phoenix A., Woollett A., Lloyd E. edds. Motherhood: meanings, prectices and ideologies. Gender and psychology. L.,1991.
    Pryse C.R., Martin R.D., Skuse D. edds. Motherhood in human and nonhuman primates: biological determinants. Swid.,Basel,1995
    Psychological aspects of a first pregnancy and early postnatal adoptation. P.M.Shereshefsky and L.J.Yarrow adds. N.J., 1973
    Verny T. edds.Pre- and Perinatal Psychology: an Introduction. N.J., 1987
    Список работ автора по данной тематике
    Особенности развития изолированно выращенного детеныша орангутана при объединении его с группой других детенышей. //Механизмы поведения. Мат.III Всес конф. по поведению животных. т.1,М.,1983,c.239
    Образ мира и мотивационные основы материнства.// Пролемы изучения и развития личности дошкольника, Пермь, 1995, с.31-36
    Дифференциация мотивационных основ материнского и полового поведения в подростковом возрасте //Материалы межд.научно-практ конф.памяти К.С.Лебединской. М., 1995,с.112-114
    Эволюция структуры материнского поведения //Психология сегодня. Ежегодник Рос.психол.об-ва,т.2,вып.3, М., 1996,с.126-127
    Развитие материнского поведения в онтогенезе. // Психология сегодня.Ежегодник Рос.психол.об-ва, т.2, вып.3,М.,1996, с.133
    Психологические особенности ранней беременности и их влияние на развитие репродуктивного поведения.// Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков. Мат.Росс.н-практ.конф., 26-28 нояб. 1996, с. 134-136
    Комплекс оживления: сравнительно-психологический анализ//Вопросы психологии, 1998, № 6 (в печати)
    Психология материнства и ранний онтогенез. Учебное пособие. М., МГПУ, 1998 (в печати).
    Материнская потребностно-мотивационная сфера: струкутура и содержание. Материалы конф. по перинатальной психологии, СПб, 26-27 мая 1998 (в печати)
    Отношение беременной к шевелению ребенка: прогностические возможности. Тезисы к III Всер. конф. по психотерапии, Москва, 21-27 июля 1998 (в печати)
    Эмоциональное сопровождение матерью процесса взаимодействия с ребенком. Тезисы к III Всер.конф. по психотерапии, Москва, 21-27 июля 1998 (в печати)

    Г.Г.Филиппова
    Исследовательский Центр Семьи и Детства РАО Научный Ценр Психического Здоровья РАМН

Психологические особенности ранней беременности

 2004-03-21

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАННЕЙ БЕРЕМЕННОСТИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Беременность у девочек-подростков (13-17 лет) с психологической точки зрения деструктивно влияет на развитие эмоционально-волевой сферы, ценностно-смысловых ориентаций, формирования полового и материнского поведения. Это относится как к "неблагополучным", так и к "благополучным" (по факторам желанности и "законности") беременностям юных.
Репродуктивная сфера состоит из двух блоков: полового поведения и материнского. Потребности, обеспечивающие реализацию репродуктивного поведения, можно назвать "витальными для вида": индивид без их удовлетворения может существовать, а вид - нет. Стремление удовлетворять потребности репродуктивной сферы обеспечивается мощными мотивационными механизмами, имеющими сложное развитие в онтогенезе.
Особенностью "биологического проекта" репродуктивной сферы является__ несвязанность_. обоих ее блоков в субъективной представленности. Поэтому и логика развития этих форм поведения в онтогенезе самостоятельна. Опредмечивание мотивационных основ отношения к ребенку обеспечивается реакцией на ключевые "младенческие" признаки, в результате чего младенец приобретает самостоятельную ценность. При разделенности в субъективной представленности материнской и половой сфер отношение к младенцу не подвергается влиянию со стороны полового поведения.
С возникновением сознания и общества положение меняется. Во-первых, образовавшиеся социально-культурные ценности полноправно участвуют в развитии материнского и полового поведения. Во-вторых, происходит объединение родительского и полового поведения в единый комплекс. Однако, их биологическая разделенность в субъективной сфере провоцирует различную степень дисгармонии получившегося образования. Связывание в сознании образа ребенка с причиной его появления переводит ценностное отношение к младенцу из безусловного в обусловленное, зависимое от особенностей полового поведения.
С этой точки зрения интересно отметить различное отношение в обществе к законнорожденным и незаконнорожденным детям, оправдывание абортов при беременностях вследствии изнасилования ярыми противниками абортов, традиции оставлять детей в семье мужа после развода у некоторых национальностей. Утрата ребенком абсолютной ценности может рассматриваться как одна из причин отказа женщины от новорожденного.
Наиболее проблемной является ранняя беременность, отягощенная как фактором нежеланности, так и "незаконности". Именно в этом возрасте фактор "незаконности" может стать определяющим, так как он связан с незавершенной сепарацией от родителей и незрелостью эмоционально-волевой сферы и ценностно-смысловых ориентаций личности.
Можно выделить 2 аспекта проблемы ранней беременности, касающихся особенностей онтогенетического развития репродуктивной сферы:
Незавершенность расхождения мотивационных основ полового и родительского поведения, которое должно произойти в этом возрасте. К началу полового созревания формирование мотивационных основ материнского поведения в основном заканчивается. Это происходит в процессе взаимодействия с собственной матерью в пренатальном и раннем постанатальном периоде онтогенеза (1 этап), в рамках развития игровой деятельности (2 этап), в процессе "нянчания"(3 этап). 5 этапом являются беременность и роды. В половом поведении в пубертатном возрасте происходит активное завершение формирования мотивационных основ.
Можно предположить, что сдвиг 5 этапа развития материнского поведения на 4 может продуцировать осложнения в развитии и материнского и полового поведения. Это усугубляется индивидуальными особенностями развития обоих форм поведения на предыдущих возрастных этапах. Исследования показывают, что в случаях отказа от ребенка при ранних беременностях указанные нарушения всегда имеют место.
Незавершенность сепарации от родителей, что блокирует специфически человеческий процесс объединения полового поведения и материнского в единый комплекс. Это осложняется незрелостью эмоционально-волевой сферы юных беременных женщин, корни которой лежат в искажении ранних связей с матерью.
Особенности родительского поведения матери и отца определяют характер полоролевой идентификации юной женщины. По нашим данным это в первую очередь сказывается на отношщении к половому партнеру, и лишь через это может повлиять (или не повлиять) на отношение к ребенку.
Возможно сочетание полоролевой идентификации по мужскому типу с хорошей сформированностью мотивационных основ материнского поведения. Видимо, специфическое эмоциональное отношение к ребенку является общей характеристикой родительского поведения, присущей обоим полам, а не только характеристикой поведения матери, что иллюстрирует независимость мотивационных основ полового и материнского поведения.
Таким образом, беременность в пубертатном периоде предопределяет грубое нарушение не только в развитии полового и материнского поведения, но и многих личностных образований. Это подтверждается случаями "благополучных" исходов ранней беременности:
1. Когда родители роженицы соглашаются взять ребенка.
2. Когда беременная состоит в браке.
Во всех подобных случаях наблюдаются осложнения в протекании беременности, а часто и родов, в развитии эмоционального контакта с ребенком. У беременных 15-16 лет, состоящих в браке, отмечается тревожность, неуверенность в успешности выполнения материнской роли, ориентация на необходимость помощи старших, причем свои действия рассматриваются скорее как помощь более опытным родственницам в уходе за ребенком. На мужа возлагаются надежды по обеспечению защиты, поддержки, организации всех сторон жизнедеятельности. Это препятствует развитию материнской интуиции, уверенности в собственной компетентности относительно интерпретации поведения ребенка, рефлексии своих чувств. Последнее является одним из существенных факторов развития эмоционального компонента материнского поведения. Кроме того, выражен конфликт между актуальным процессом становления собственных ценностно-смысловых ориентаций, характерным для этого возраста, и необходимостью осознать завершенность прошедшего жизненного этапа, перехода в новое качество.
Интересно отметить, что подобные особенности онотогенетического развития материнского поведения и динамики эмоционального состояния во время беременности отмечены у будущих матерей, личность которых имеет черты инфантильности, незрелости эмоционально-волевой сферы и т.п., то есть психологически "еще не ставшими взрослыми" к моменту беременности.
Высказанная точка зрения на особенности развития репродуктивной сферы поведения и личности в целом на фоне ранней беременности обосновывает необходимость профилактики и коррекции этих нарушений не только до вознкиновения и в период беременности, но также после родов. В случае "благополучного исхода" (ребенок воспитывается в семье родившей женщины) необходима коррекция взаимоотношений юной матери как с новородженным, так и с родителями и другими родственниками. Это важно не только для нее самой, но и для ее ребенка.

Г.Г.Филиппова
Исследовательский Центр Семьи и Детства РАО Научный Ценр Психического Здоровья РАМН

Метод рисуночного теста в психологической работе с беременными

 2004-03-21

Рисуночные методы широко применяются в психологических исследованиях, они хорошо зарекомендовали себя в диагностическом, прогностическом и терапевтическом аспектах. Однако, систематических исследований по особенностям рисуночных тестов и их динамики относительно содержания и развития материнской сферы женщины в настоящее время в литературе не встречается. Многолетние исследования автора позволили предложить в качестве наиболее информативного метода рисунок на тему "Я и мой ребенок". Использование этой методики позволяет предположить большую диагностическую и прогностическую ее ценность, особенно в сочетании с другими методиками (наблюдение, личностно-ориентированные методики, в том числе графические, самооценки, ЦТО, интервью, исследование материнско-детского взаимодействия и др.).

На основе анализа данных, полученных в течение десяти лет при обследовании беременных и матерей с детьми дошкольного возраста (всего более 200 человек) выделены следующие показатели оценки содержания материнской сферы, с помощью которых можно продемонстрировать диагностические и прогностические возможности рисуночного теста "Я и мой ребенок".

1. Стиль переживания беременности.

Стили переживания беременности были выделены на основе прежних исследований, обсуждались на III Российской конференции по психотерапии и представлены к опубликованию в качестве тезисов к конференции и статьи в “Психологический журнал” в 1998 году.

Стиль переживания беременности” включает: физическое и эмоциональное переживание момента идентификации беременности, переживание симптоматики беременности, динамика переживания симптоматики по триместрам беременности, преимущественный фон настроения по триместрам беременности, переживание первого шевеления, переживание шевелений в течение всей второй половины беременности, содержание активности женщины в третий триместр беременности. Наиболее характерным является переживание шевеления. Полученные данные позволили описать шесть вариантов стилей переживания беременности. 1. Адекватный. Идентификация беременности без сильных и длительных отрицательных эмоций; живот нормальных размеров; соматические ощущения отличны от состояний не беременности, интенсивность средняя, хорошо выражена; в первом триместре возможно общее снижение настроения без депрессивных эпизодов, во втором триместре благополучное эмоциональное состояние, в третьем триместре повышение тревожности со снижением к последней неделе; активность в третьем триместре ориентирована на подготовку к послеродовому периоду; первое шевеление ребенка ощущается в 16-20 недель, переживается положительно, приятно по соматическому ощущению; последующие шевеления четко отличны от других ощущений, не характеризуются отрицательными соматическими и эмоциональными переживаниями. 2. Тревожный. Идентификация беременности тревожная, со страхом, беспокойством, которые периодически возобновляются; живот слишком больших или слишком маленьких по сроку беременности размеров; соматический компонент сильно выражен по типу болезненного состояния; эмоциональное состояние в первый триместр повышенно тревожное или депрессивное, во втором триместре не наблюдается стабилизации, повторяются депрессивные или тревожные эпизоды, в третьем триместре это усиливается; активность в третьем триместре связана со страхами за исход беременности, родов, послеродовый период; первое шевеление ощущается рано, сопровождается длительными сомнениями, или, напротив, четкими воспоминаниями о дате, часе, условиях, переживается с тревогой, испугом, возможны болезненные ощущения; дальнейшие шевеления часто связаны с тревожными ощущениями, тревогой по поводу здоровья ребенка и себя, характерна направленность на получение дополнительных сведений, патронаж. 3. Эйфорический. Все характеристики носят неадекватную эйфорическую окраску, отмечается некритическое отношение к возможным проблемам беременности и материнства, нет дифференцированного отношения к характеру шевеления ребенка. Обычно к концу беременности появляются осложнения. Проективные методы показывают неблагополучие в ожиданиях послеродового периода. 4. Игнорирующий. Идентификация беременности слишком поздняя, сопровождается чувством досады или неприятного удивления; живот слишком маленький; соматический компонент либо не выражен совсем, либо состояние даже лучше, чем до беременности; динамики эмоционального состояния по триместрам либо на наблюдается, либо отмечается повышение активности и общего эмоционального тонуса; первое шевеление отмечается очень поздно; последующие шевеления носят характер физиологических переживаний, к концу беременности характеризуются как доставляющие физическое неудобство; активность в третьем триместре повышается и направлена на содержания, не связанные с ребенком. 5. Амбивалетнный. Общая симптоматика сходна с тревожным типом, особенностью являются резко противоположные по физическим и эмоциональным ощущениям переживания шевеления, характерно возникновение болевых ощущений; интерпретация своих отрицательных эмоций преимущественно выражена как страх за ребенка или исход беременности, родов; характерны ссылки на внешние обстоятельства, мешающие благополучному переживанию беременности. 6. Отвергающий. Идентификация беременности сопровождается резкими отрицательными эмоциями; вся симптоматика резко выражена и негативно физически и эмоционально окрашена; переживание всей беременности как кары, помехи и т.п.; шевеление окрашено неприятными физиологическими ощущениями, сопровождается неудобством, брезгливостью; к концу беременности возможны всплески депрессивных или аффективных состояний.

Прогностические возможности стиля переживания шевеления (и беременности в целом) подтверждены данными, полученными при консультационной работе с матерями с детьми дошкольного возраста. Стиль переживания шевеления сочетается с типом материнского отношения (по А.Д.Кошелевой) и уровнем эмоционального благополучия ребенка (высокий, средний, низкий), а также со стилем эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком (Г.Г.Филиппова). Т. о. переживание женщиной шевеления ребенка характеризует стиль переживания беременности и может служить диагностическим показателем для выявления отклонений от адекватной модели материнства и проектирования индивидуально-ориентированнного психологического вмешательства.

2. Данные интервью о своем состоянии в беременности.

Включены данные о восприятии своих изменений по самочувствию, внешнему виду, эмоциональному состоянию, интересам, отношений к этим изменениям. По этому показателю выделены группы: состояние изменено адекватно и переживается как должное; состояние изменено и переживается дискомфортно; состояние не изменено; состояние изменено и переживается эйфорично.

2. Данные об онтогенезе материнской сферы.
Основаны на выделенных Г.Г. Филипповой в предыдущих исследованиях онтогенетических этапах развития материнской сферы. Краткое описание онтогенетических этапов: 1. Этап взаимодействия с собственной матерью в раннем онтогенезе. У антропоидов и человека этот этап включает пренатальный период и продолжается на всех онтогенетических этапах развития при взаимодействии с собственной матерью (или ее дублерами - носителями материнских функций). У человека - это практически вся жизнь субъекта. Наиболее важным является возрастной период до трех лет. На этом этапе происходит освоение эмоционального значения ситуации материнско-детского взаимодействия, а также возникновение эмоциональной реакции на некоторые ключевые стимулы первого компонента гештальта младенчества и некоторые элементы операционального состава материнской сферы (baby tаlk, мимические реакции, эмоциональная окраска движений при взаимодействии с объектом, носителем гештальта младенчества). 2. Игровой этап и взаимодействие со сверстниками. На этом этапе на дочеловеческой стадии развития формируются и развиваются неспецифические для материнской сферы мотивационные основы (в сфере общения, социально-комфортной, мотивационное обеспечение целе-действенного звена структуры деятельности, отработка в игровой деятельности объекта цели - как объекта охраны и т.п.). Специфическим отличием этого этапа у человека является формирование и развитие в процессе сюжетно-ролевой игры с куклами, в дочки-матери, в семью основных компонентов материнской сферы. 3. Этап няньчания. На этом этапе происходит формирование и развитие значения детеныша (ребенка) как объекта деятельности и потребности в его охране и заботе о нем, а также закладываются основы третьей потребности - “потребности в материнстве”, как потребности иметь для себя специфические переживания, получаемые в процессе удовлетворения первых двух потребностей. Эта потребность требует рефлексии своих субъективных состояний и соотнесения с условиями и способами их получения. В полноценном виде она представлена только у человека. Однако, некоторые элементы, в форме антиципации своих состояний в условиях определенного контекста деятельности, появляются уже у высших млекопитающих. Этап няньчания имеет хорошо выраженные возрастные границы (с 5-6 лет до начала полового созревания), он включает опыт собственного взаимодействия с объектом, носителем гештальта младенчества, наблюдение за взаимодействием взрослых с ребенком, восприятие и рефлексию отношения других людей и общества в целом к взрослым, выполняющим материнские функции. Это оказывает влияние на формирование всех компонентов материнской сферы и делает данный этап одним из ведущих (наравне с первым) в ее развитии как на предчеловеческой, так и на человеческой стадиях развития. 4. Этап дифференциации мотивационных основ половой и родительской (в данном случае - материнской) сферы поведения. В субъективном опыте существует взаимное “перекрытие” некоторых ключевых стимулов (ольфакторных, визуальных, слуховых, тактильных) в обеспечении мотивационных основ половой и материнской сфер поведения. Для материнской сферы у человека особое значение имеет объединение компонентов гештальта младенчества на ребенке - как объекте деятельности - до начала полового созревания. Это обеспечивает адекватное мотивационное значение ситуации взаимодействия с ребенком после родов. Присутствие объекта деятельности материнской сферы в этом случае становится медиатором, обеспечивающим возникновение ситуативных эмоций, включающихся в опредмечивание постнатальной стимуляции при взаимодействии с ребенком (контакт кожа-кожа, субъективные состояния матери при акте сосания и т.п.). Этот этап онтогенеза имеет существенные видовые различия на предчеловеческой стадии развития и самостоятельную специфику на человеческой стадии, связанную с осознанием связи половой и материнской сфер и конкретно-культурными моделями полового и материнского поведения. 5. Этап конкретизации онтогенетического развития материнской сферы в реальном взаимодействии с ребенком. Этот этап включает несколько самостоятельных периодов: беременность, роды, послеродовой период, младенческий возраст ребенка и период перехода к следующему, 6-ому этапу развития материнской сферы, основанный на динамике третьего компонента гештальта младенчества.

Наблюдение за взаимодействием матери с младенцем, исследование совместной деятельности матери с ребенком раннего и дошкольного возрастов и другие данные, полученные в ходе экспериментальной и практической работы позволили выделить три компонента эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком: 1) эмоциональная реакция матери на выражение ребенком отрицательных эмоций, отражающих его дискомфортное состояние; 2) эмоциональное поведение матери при устранении отрицательного эмоционального состояния ребенка; 3) реакция матери на выражение положительных эмоций ребенком. Это отражает динамику эмоционального поведения матери в процессе удовлетворения потребностей ребенка. Именно этот процесс (и, главным образом, роль в нем эмоций матери) рассматривается как “субстрат” развития базовых личностных образований у ребенка в основных теоретических подходах (Э.Эриксон, Д.Винникотт, теории социального научения, психоанализ - в зарубежной психологии; М.И.Лисиной и ее последователями, в исследованиях разных форм нарушения материнско-детского взаимодействия - в отечественной психологии).

Каждый из описанных выше компонентов эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком может быть выражен по-разному. Описаны четыре основных типа реагирования матери:

1) Адекватная реакция матери: на отрицательную эмоцию ребенка возникает чувство тревоги и жалости, которое быстро переходит в фазу “делового сосредоточения и уверенности”; положительные эмоции матери по интенсивности адекватны контексту взаимодействия; в процессе устранения отрицательных состояний ребенка мать восстанавливает с ним контакт, использует успокаивающие, ободряющие и обещающие интонации и высказывания, демонстрирует стимулы, “продвигающие” к моменту удовлетворения потребности ребенка.

2) Усиление эмоций ребенка (как отрицательных, так и положительных). При отрицательных эмоциях ребенка у матери возникает чувство тревоги, страха, растерянности, паники. Усиление положительных эмоций ребенка носит характер эйфорического переживания, неадекватного контексту взаимодействия. При удовлетворении потребностей ребенка мать синтонирует его состояние.

3) Игнорирование эмоций ребенка. Выражается в поведении по типу “формального общения”, может сопровождать как отрицательные, так и положительные эмоциональные реакции ребенка и процесс взаимодействия.

4) Осуждение эмоций ребенка. Выражается в соответствующих эмоциях матери от осуждения до агрессии, может сопровождать как отрицательные, так и положительные эмоции ребенка и процесс взаимодействия.

Описанные типы эмоционального реагирования матери могут сочетаться в разных соотношениях, давая в результате индивидуальный стиль эмоционального сопровождения, присущий матери. Генезис этого стиля зависит от истории развития материнской сферы женщины, причем одной из основных составляющих этого развития является реакция матери на компоненты гештальта младенчества. Возрастные изменения гештальта младенчества обеспечивают динамику развития материнского стиля эмоционального сопровождения. Эта динамика также может быть разной, что зависит как от истории развития материнской сферы женщины, так и от конкретных условий актуального материнства, в том числе и от особенностей ребенка. Выделено три основных типа динамики эмоционального сопровождения матери: 1) развивающий; 2) “следования за гештальтом младенчества”; 3) неадекватный.

Описанные стили эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком и типы его модификации позволяют оценить особенности эмоционального отношения матери к ребенку, вычленить его функциональные компоненты и дифференцированно отнестись к способам психологического вмешательства.

Стиль переживания шевеления ребенка во время беременности сочетается с типом материнского отношения и уровнем эмоционального благополучия ребенка, выделенными при исследовании материнско-детских отношений в дошкольном возрасте, а также со стилем эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком. Т. о. переживание женщиной шевеления ребенка характеризует стиль переживания беременности и может служить диагностическим показателем для выявления отклонений от адекватной модели материнства и проектирования индивидуально-ориентированного психологического вмешательства.
6. Завершающий этап развития материнской сферы.

Последний, шестой этап развития материнской сферы в онтогенезе характеризуется образованием у матери эмоциональной привязанности к ребенку, личностного принятия и личностного интереса к внутреннему субъективному миру ребенка и к его развитию и изменению. Это происходит на основе динамики эмоционального реагирования матери на онтогенетическое изменение третьего компонента гештальта младенчества. В результате образуется устойчивая детско-родительская связь после выхода ребенка из возраста с характеристиками гештальта младенчества и происходит пролонгация потребности в заботе и модификация содержания потребности в материнстве у матери. Этот этап полноценно представлен у человека, но имеет некоторую преддиспозицию у приматов, особенно у высших: существование пожизненных эмоциональных связей и внутрисемейных самковых линий, обеспечивающих взаимопомощь и удовлетворение потребности в эмоциональном контакте, что в литературе рассматривается как гоминоидная стратегия.

По этому показателю выделены группы: периоды заполнены адекватно все; выпадение некоторых периодов; извращение ценности ребенка в каком-либо периоде.

3. Результаты рисуночного теста “Я и мой ребенок”.

По рисуночному тесту учитывалось наличие на рисунке матери и ребенка, содержание образа ребенка и его возраст, наличие совместной деятельности матери с ребенком, психологическая дистанция, а также характеристика общего состояния (благополучное состояние, неуверенность в себе, тревожность, признаки конфликтности и враждебности, относящиеся к теме рисунка) по формальным признакам рисунка, принятым в психодиагностике (качество линии, расположение на листе, детали рисунков и т.д.).

По этому показателю выделены группы: благоприятная ситуация; незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности; тревога и неуверенность в себе; конфликт с беременностью.

4. Характеристика ориентировочной ценности ребенка.

Дана на основе проведенных ранее исследований, в которых сформулировано понятие внедряющихся ценностей (из других потребностно-мотивационных сфер), интерферирующих с ценностью ребенка. Эти ценности названы “внедряющимися” относительно содержания ценностно-смыслового блока материнской потребностно-мотивационной сферы. Внедряющиеся ценности могут быть доминирующими в субъективном пространстве женщины по отношению к появившейся ценности ребенка, и тогда тип их интерференции обозначается формулой “i®в”. Если доминирует ценность ребенка, в которую внедряются другие ценности, то это обозначается формулой “в®i”. Усиление интерференции обозначается двойными стрелками. Гармоничный баланс ценностей (ценность ребенка естественно встраивается в иерархию ценностно-смысловых ориентаций) обозначается формулой: “i = в”. Тенденция к победе какого-либо типа ценностей обозначается его знаком с дробью (например: “i®в/i”: ценность ребенка внедряется в другие изначально актуальные для женщины ценности и берет над ними верх).

Содержание ценности ребенка может быть следующим: самостоятельная ценность ребенка как объекта материнской сферы (потребность в контакте с ребенком, как обладателем гештальта младенчества, в заботе о нем); повышенно-эмоциональная ценность ребенка (“сверхценность” по первому типу); привнесение в ценность ребенка содержаний ценностей других потребностно-мотивационных сфер вплоть до полной замены этим содержанием. Это могут быть ценности из социально-комфортной сферы (обеспечение семейного и социального положения, своего будущего, удовлетворение потребности в объекте привязанности и т.п.); ценности из половой сферы (ребенок как средство удержания полового партнера); ценности из личностной сферы (самореализация, утверждения возрастного и полоролевого статуса, удовлетворение потребности в объекте эмоционального взаимодействия).

Содержание внедряющихся ценностей обозначается (условно) следующим образом: ценности из социально-комфортной сферы (обеспечение физического и эмоционального комфорта, не связанного с ребенком, овладение профессией, стремление к развлечениям, общению с друзьями и т.п.); ценности из личностной сферы (стремление к самореализации, половозрастной идентификации средствами, не связанными с рождением ребенка); ценности половой сферы (самостоятельная ценность сексуальных переживаний, не связанная с репродуктивной функцией).

По этому показателю выделены следующие группы: адекватная ценность ребенка с тенденцией к балансу ценностей; повышенная ценность ребенка с тенденцией к сдвигу в сторону исключительной ценности ребенка; недостаточная ценность ребенка с тенденцией к сдвигу в сторону ценности ребенка; недостаточная ценность ребенка с тенденцией к сдвигу в сторону внедряющихся ценностей.
Полученные результаты

1)Отклонения в стиле переживания беременности во всех случаях отражается в рисуночном тесте, причем в большинстве случаев - по типу наличия тревоги и конфликта с беременностью.

2) Адекватный стиль переживания беременности устойчиво сочетается с благополучной ситуацией по рисунку и с адекватной ценностью ребенка, в большинстве случаев - с адекватным заполнением онтогенетических периодов развития материнской сферы, с благополучным семейным положением.

3) Неудовлетворительное отношение к изменениям, связанным с беременностью устойчиво сочетается с неблагополучной ситуацией по рисуночному тесту.

Показателями неблагополучной ситуации по рисуночному тесту служат: выраженная тревога, неуверенность в себе и конфликт с беременностью. Эти показатели по всем группам испытуемых устойчиво сочетаются:
-с отклонением от адекватного стиля переживания беременности;
-с неблагоприятной семейной ситуацией;
-с отрицательным отношением к своим изменениям, связанным с беременностью;
-с нарушением онтогенетических периодов развития материнской сферы;
-с изменением ценности ребенка в онтогенетические периоды;
-с отклонением от адекватной ценности ребенка;

4) Анализ результатов показал значительную диагностическую ценность рисуночного теста, который устойчиво сочетается со всеми другими показателями. Следует учесть, что рисунки удалось получить не от всех испытуемых, обработка результатов позволяет предположить, что обнаруженные соответствие могут быть еще более выраженными.

Полученные данные позволяют заключить, что для первого триместра беременности в рисуночном тесте нормальными являются незначительные симтомы тревожности, неуверенности в себе, конфликтности. Выраженные проявления этих качеств отражают неблагополучие в отношении к беременности и материнству. Наиболее диагностически значимыми являются следующие особенности рисунка:
- отсутствие на рисунке себя
-отсутствие на рисунке ребенка
-замена образа себя и/или ребенка на символ, растение, животное
-ребенок “спрятан” в коляске, кроватке, животе матери
-изоляция ребенка
-пространственная дистанция матери с ребенком

Полученные данные подтверждают влияние на стиль переживания беременности и динамику взаимодействия ценности ребенка с другими актуальными ценностями онтогенетических этапов формирования материнства.

Полученные данные позволяют предположить, что во время беременности возможно прогнозирование снижения ценности ребенка и сдвига интерференции ценностей в сторону внедряющихся, конфронтирующих с ценностью ребенка и материнства, а также выявление положительной динамики интерференции ценностей.
2. Рисуночный тест "Я и мой ребёнок"

По рисуночному тесту учитывалось наличие на рисунке матери и ребенка, содержание образа ребенка и его возраст, наличие совместной деятельности матери с ребенком, психологическая дистанция, а также характеристика общего состояния (благополучное состояние, неуверенность в себе, тревожность, признаки конфликтности и враждебности, относящиеся к теме рисунка) по формальным признакам рисунка, принятым в психодиагностике (качество линии, расположение на листе, детали рисунков и т.д.).

По этому показателю выделены типы рисунков, соответствующие следующим особенностям переживания беременности и ситуации материнства: благоприятная ситуация -1; незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности -2; тревога и неуверенность в себе - 3; конфликт с беременностью или с ситуацией материнства - 4.

Описание симтомокомплексов, характеризующих выделенные типы рисунков.

1. Благоприятная ситуация

Формальные признаки
Хорошее качество линии; расположение рисунка в центральной части листа; размеры рисунка соответствуют принятым в психодиагностике, (отражают нормальное состояние без признаков тревоги и неуверенности в себе); при наличии развернутого сюжета (с дополнительными кроме фигур матери и ребенка деталями: обстановка комнаты, дом, деревья и др.) рисунок занимает большую часть листа; отсутствие стираний, зачеркивания, перерисовок, рисования на обратной стороне листа; отсутствие длительных обсуждений (как и что рисовать) или отговорок (я не умею и т.п.), а также пауз в процессе рисования больше 15 секунд; положительные эмоции разной степени выраженности в процессе рисования.

Содержательные признаки
Наличие на рисунке себя и ребенка; отсутствие замен образов себя и ребенка на растения, животных, неживые объекты, символы; соразмерность фигур матери и ребенка; отсутствие других людей; дополнительные предметы и детали одежды не составляют главную часть рисунка, их количество, степень прорисовки, размеры не давлеют над фигурами матери и ребенка; наличие совместной деятельности матери и ребенка; наличие телесного контакта (мать держит ребенка на руках или за руку); ребенок не спрятан (в кроватке, коляске, пеленках или животе матери) и не изолирован (ребенок, завернутый в пеленки, с прорисованным лицом, которого мать держит на руках - нормальный признак); прорисовка лица ребенка; все фигуры нарисованы лицом к зрителю; возраст ребенка приближается к младенческому прогрессивно с первого к третьему триместру, после родов - ребенок в настоящем возрасте.
2. Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

Формальные признаки Наличие незначительных признаков тревоги и неуверенности в себе по качеству линии; недостаточно крупный рисунок; расположение в нижней части листа или ближе к одному из углов; наличие линии основания; небольшое наличие штриховки.

Содержательные признаки
Наличие на рисунке себя и ребенка без замены образов; фигура ребенка слишком большая или маленькая; наличие мужа, других детей; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры; ребенок в коляске или другом подвижном объекте (на санках, в кресле-качалке, на игрушке-качалке и т.п.), при этом мать держит ребенка за руку или за деталь объекта, в котором расположен ребенок, фигура и лицо ребенка прорисованы; все фигуры лицом к зрителю, или в профиль; совместная деятельность может отсутствовать; возраст ребенка в беременности в пределах раннего, к концу беременности приближается к младенческому, после родов - в настоящем возрасте.
3. Тревога и неуверенность в себе

Формальные признаки
Плохое качество линии; рисунок очень мелкий, расположен внизу листа или в углу; наличие линии основания, штриховки в большом количестве.

Содержательные признаки
Наличие на рисунке себя и ребенка без замены образов; фигура ребенка слишком большая или слишком маленькая; большое количество дополнительных объектов, тщательная прорисовка деталей одежды; недостаточная прорисовка фигур и лиц себя и ребенка, схематизация; отсутствие совместной деятельности; контакт с ребенком может быть по типу 1 и 2, или рядом с ребенком без контакта (при этом ребенок не изолирован), возможно протянутые друг к другу руки без прямого контакта; наличие на рисунке нескольких членов семьи, своей матери; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры, они покрывают практически весь лист; возраст ребенка в беременности в пределах дошкольного, к концу беременности приближается к раннему или младенческому, после родов - в настоящем возрасте.
4. Конфликт с беременностью или ситуацией материнства

Формальные признаки
Отказ от рисования; переворачивание, сгибание листа; наличие стираний, перерисовок, зачеркиваний; большие пятна черного цвета; неадекватное использование размеров листа (слишком мелко или "не умещаются" важные части рисунка, в первую очередь фигура матери и ребенка).

Содержательные признаки
Отсутствие на рисунке себя и\или ребенка; замена образа ребенка и\или себя на растение, животное, символ; отсутствие совместной деятельности и контакта с ребенком; ребенок спрятан (в пеленках, коляске, кроватке, животе матери); ребенок изолирован при помощи предметов, отделяющих его от матери или полностью изолирован без контакта с матерью (к кроватке, коляске, на коврике, на качелях и т.п.); большая пространственная дистанция между фигурами матери и ребенка; фигуры, нарисованные спиной; отсутствие у фигур лица, реже тела; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры, они покрывают практически весь лист; возраст ребенка дошкольный, реже ранний, к концу беременности не снижается, или даже увеличивается, после родов - ребенок более старшего, редко - более младшего возраста, чем в настоящем.

Г.Г.Филиппова
Исследовательский Центр Семьи и Детства РАО Научный Ценр Психического Здоровья РАМН

Методика свободного рисунка в психологической подготовке к материнству и отцовству

 2004-03-21

Методика свободного рисования используется в рамках комплексной программы "Медико-психологическая помощь семье в период ожидания ребенка и его раннего детства", разработанной коллективом психологов и врачей под руководством М. Ланцбург. Цель программы – содействие развитию у родителей доверия к самим себе, уважения и интереса к личности ребенка с самого начала его жизни.

Обоснование методики. Метод свободного рисования, позволяющий рисующему человеку выразить себя и исключающий какие-либо интерпретации изображения со стороны психотерапевта, разработан американским арттерапевтом Натали Роджерс.
Необходимость включения в работу с будущими родителями занятий свободным (спонтанным) рисованием следует, прежде всего из понимания творческой природы самого родительства, взаимоотношений родителя и ребенка. Основная характеристика ребенка – его способность к развитию. Маме приходится быть гибкой и отзывчивой по отношению к быстро меняющимся потребностям, возможностям и интересам ребенка. Чтобы поддержать природную любознательность малыша, ей необходимо вместе с ним восхищаться и удивляться тому, что казалось привычным. В какой-то мере ей надо открыть ребенка в самой себе. Занятия "спонтанным рисованием" как нельзя лучше помогают это сделать.
Все участники Школы отмечают удовольствие, которое они получают от самого процесса спонтанного рисования. Многие при этом вспоминают, как в детстве не любили рисовать, и чаще всего это было связано с тем, что взрослые чего-то ждали от их рисунков, давали им оценку, сравнивали с образцами и рисунками других. Занятия свободным рисованием возвращают будущим родителям радость взаимодействия с красками и понимание важности приобщения к изобразительной деятельности ребенка. Будущие мамы и папы узнают о том, как начинать рисовать с малышами так, чтобы эти занятия приносили ребенку удовольствие и пользу. Через рисование малыш познает мир и рассказывает нам о своем видении этого мира, развивает тонкую моторику, что способствует развитию центров речи и правого полушария мозга, отвечающего за целостное восприятие и творческое мышление. Занятия рисованием в раннем детстве способствуют лучшей обучаемости ребенка впоследствии, а рисование рядом с понимающей мамой способствует их глубокой эмоциональной связи.
Малыш рисует, когда в голове у мамы, в ее сознании нет потолка, ограничивающего его возможности. Когда она доверяет ему, изначально видит в его рисунках выражение его субъективной реальности.

;Описание методики. Занятия проходят в группе и реже – индивидуально.
Каждый слушатель получает лист бумаги, краски (нетоксичную гуашь или акварель), кисточки и банку с водой. Дается первая инструкция: "Вы видите перед собой краски. Возьмите те, что Вам нравятся, и рисуйте." Только тем, кто оказывается в затруднении, дается следующее уточнение: "Если Вы не знаете, что рисовать, рисуйте полосы". Именно поэтому цветные полосы являются компонентом многих рисунков, однако никто не ограничивается ими. Авторы, закончившие рисунок, получают следующий лист и так - пока сохраняется желание рисовать. Далее проходит обсуждение. Каждый рассказывает о своих чувствах в процессе рисования. Остальные участники высказываются о своих впечатлениях (чувствах, ассоциациях) в связи с рисунком. На обороте автор подписывает рисунок и указывает стрелками последовательность развития изображения на бумаге.

Задачи, решаемые при помощи свободного рисования.:
Актуальные. Выражение в рисунке и осознание при обсуждении собственных психологических мотивов, установок, чувств, отношений.
Изменение чувств под влиянием свободного рисования.
Достижение лучшего взаимопонимания в семейной паре.
Долгосрочные. Получение эффективного средства регуляции эмоциональных состояний.
Принятие индивидуальности каждого человека (выражаемой в его рисунке).
Осознание необходимости приобщения ребенка к спонтанной изобразительной деятельности с раннего возраста.


Тематика рисунков. Всего получено 144 рисунка будущих пап и мам. Классификация рисунков по ведущему мотиву:. В изобразительных работах будущих мам и пап выделяются 11 основных мотивов: вода (море, река или пруд), небо (с часто встречающимся мотивом радуги) и солнце, деревья, луг и цветы, горы, дом, животные, человек, круг и орнамент. Эти сюжеты не случайны и отражают связи человека с важнейшими компонентами окружающего пространства.
"Орнамент" – 41 работа, "Луг" – 7, "Цветы" - 12, "Ветки, листья" - 3, "Животные" –5, "Небо" - 9, включает в себя мотивы облака (3 рисунка), радуга (3 рисунка) и солнце(3), "вода" – 25 рисунков: 19 рисунков открытых естественных водоемов (море) и 4 закрытых водоемов (пруд, озеро) и 2 -реки, включает мотивы: радуга- 5 рисунка, солнце – 16, дельфин –1, рыбы-2, птицы-6, бабочки-1, парусник –9, горы –6, еловые или лиственные деревья- 8, пальмы –2, луг –5, "горы" - 5, "солнце"-7, "круг" – 16, из них в 8 случаях было дано задание рисовать в круге, "деревья" - "дом" - 7, "человек" - 7, из них 3 в полный рост и 4 портрета

Изменение чувств под влиянием свободного рисования. Свободное рисование способствует экстериоризации переживаний и в результате изменению их. Динамика чувств прослеживается в ряде последовательно выполняемых рисунков. Так произошло с рисунками Кати Л. Первой рисунок она делала под впечатлением от взрыва соседнего дома, произошедшего в ближайшую ночь: лист бумаги покрывался полосами сверху вниз: вначале синего цвета, затем желтого, зеленого, вновь желтого и светло-голубого. Таким образом, по мере заполнения бумаги, цвета светлели. Второй рисунок она делала в направлении снизу вверх и завершила его изображением дома. По субъективным ощущениям в процессе рисования чувство тревоги, угнетавшее женщину (она пришла на занятие со слезами на глазах), ослабевало и перестало тяготить ее.

Таким образом, методика свободного рисования является необходимой составной частью психологической работы с семьей в период ожидания ребенка, выполняя ряд задач, как актуальных в период беременности, так и долгосрочных, направленных на развитие ребенка в будущем.

М.Е. Ланцбург,
руководитель Школы для Пап и Мам - подготовка к родам.
Зав.учебно-производственной лабораторией факультета "Психология образования", сектор "Перинатальная психология и психология родительства" МГППУ.

Психологическая помощь семье в период ожидания ребенка

 2004-03-21

В настоящий момент семья в период ожидания ребенка и первого года его жизни окружена заботой исключительно медиков. Что само по себе очень важно.
Однако существует ряд серьезных проблем, с которыми сталкивается семья в этот трудный период, в разрешении которых требуется компетентная психологическая помощь.

Медицинская помощь имеет целью формирование здорового ребенка и сохранение здоровья матери. Однако в начальный период развития закладывается не только физическое, но и психическое здоровье ребенка и такие важные характеристики личности, как отношение к себе и окружающим, эмоциональный и интеллектуальный потенциал, стереотип поведения при столкновении с трудностями и, в определенной степени, характер и судьба человека. Представляется важной профилактика и коррекция нарушений психического развития и родительско-детских отношений именно в раннем возрасте, когда может быть получен наибольший эффект. Для этого надо предоставить семье возможность обратиться к специалистам, которые помогут сформировать родительскую ответственность и компетентность, приобрести знания в области обучения и воспитания младенцев (ибо первый институт формирования и обучения ребенка – это семья), диагностируют и скорректируют на раннем этапе возможные отклонения.

Медицинское обслуживание направлено на мать и на ребенка. Психолог рассматривает семью как целостное социальное, психологическое и духовное образование. Семья проходит кризисный период в своем развитии в связи с принятием женщиной и мужчиной новых социальных ролей, ответственности за ребенка, новых обязанностей, изменением отношений внутри семьи и семьи с обществом . В такой сложный момент многие семьи нуждаются в квалифицированной психологической помощи.

Душевное состояние женщины, ее контакт с ребенком, психологический комфорт в семье являются такими же факторами формирования соматического и душевного здоровья ребенка и сохранения здоровья матери, как и те показатели, которые находятся в зоне пристального внимания медиков.

 
Таблица1. Сравнительная таблица характеристик медицинской и психологической помощи семье в период ожидания ребенка и первого года его жизни.

Сравниваемые характеристики

Медицинская помощь

Психологическая помощь

Объект помощи

Мать, ребенок

Семья в целом

Цель просветительской работы

Повышение родительской компетентности в вопросах укрепления здоровья

Повышение родительской компетентности в вопросах воспитания и обучения ребенка и гармонизации семейных отношений

Цель профилактической работы

Профилактика соматической заболеваемости


Профилактика психической заболеваемости
и девиантного поведения


Предмет диагностики
и терапии (коррекции)


Соматическое развитие
и здоровье

Психическое и социальное развитие и здоровье

  • Задачи психологической помощи семье.

    • Воспитание родительской ответственности.

    • Формирование социально-психологических навыков оказания поддержки в семье, регулирования отношений семьи с социумом.

    • Повышение психолого-педагогической компетентности. Ознакомление с информацией о внутриутробном развитии ребенка и психологическом значении процесса родов для ребенка, матери и отца. Приобретение знаний по вопросам развития и обучения ребенка раннего возраста, воспитании, в том числе половом воспитании.

    • Приобретение навыков саморегуляции, т.е. овладение различными техниками произвольного регулирования функциональнго состояния организма и душевного состояния личности.

  • Диагностика готовности к материнству и родам может проводиться в группе или при индивидуальной встрече на основании специальных тестов, рисунков, исследования отношения к изменениям, происходящим в период беременности, показателям глубины расслабления.

  • Направленность психологической помощи.
    Психологическая помощь может быть обращена к различным уровням (струтктурам) индивидуума.

    • Личностный уровень: работа с ценностями, мотивацией, смысловыми образованиями, установками..

    • Эмоциональный уровень: поощрение открытого выражения чувств вербальными и невербальными средствами, обучение эмпатийному слушанию.

    • Когнитивный уровень: передача знаний.

    • Операциональный уровень: формирование навыков и умений (поведения в родах, ухода за ребенком).

    • Психофизический уровень: обучение регуляции функциональных и психических состояний средствами аутогенной тренировки, арттерапии, телесноориентированной терапии.

Уровни воздействия

 
 

Групповая, семейная и индивидуальная психотерапия, аутотренинг, арттерапия, ролевые игры

Эмоциональный

Арттерапия, ролевые игры, телесноориентирванная терапия, групповая психотерапия

Когнитивный

Лекции, семинары

Операциональный

Отработка навыков

Психофизический


Аутотренинг, арттерапия, телесноориентированная терапия

Методы психологической работы с будущими родителями.

  1. Тематические беседы.

  2. Аутогенная тренировка.

  3. Телесноориентированная терапия.

  4. Арттерапия (рисование, игра на музыкальных инструментах, пение, танец)

  5. Ролевые игры.


       Сопровождение занятий демонстрацией тематических плакатов и манекенов, видеозаписей и прослушиванием аудиокассет с записями музыки и звуков природы усиливает эффект занятий.


Очевидно, что в основу работы с семьей в этот период должен быть положен гуманистический подход. В значительной мере семья нуждается прежде всего в психологической поддержке. Работа с семьей и ее членами может проводиться как индивидуально, так и в группе. Причем групповая поддержка имеет особый терапевтический смысл. Попадая в группу, семья выходит из изоляции, в которой нередко оказывается. Она знакомится с другими семьями с аналогичными заботами и получает от них поддержку, которая, как правило, сохраняется в трудный период первого года жизни ребенка. Кроме того, сталкиваясь зачастую противоположными точками зрения по самым различным проблемам, родители задумываются о многообразии существующих традиций и представлений, учатся вырабатывать и отстаивать собственную точку зрения, одновременно сохраняя толерантность по отношению к чужому мнению. Задача психолога способствовать формированию в группе атмосферы доверия и безопасности.



Принятие на себя родительской ответственности можно рассматривать в более широком контексте чем ответственность за судьбу конкретного ребенка. По сути семья в рассматриваемый период являет собой связующее звено между прошлым и будущим нескольких семейных ветвей. Знакомя родителей с представлениями о движущих силах развития личности и отмечая право человека на выбор в каждый момент его жизни, рассматривая понятие семейного сценария и анализируя три состояния человека (родитель-взрослый-ребенок) в соответствии с теорией транзактного анализа Э.Берна, можно подвести будущих родителей к мысли о необходимости пересмотра собственных (часто бессознательных) установок в отношении воспитания детей с целью принятия сознательного решения исходя из их персональной ответственности за судьбу рода и поколений, которые будут жить после них.


Отрабатывая с родителями навыки обращения с ребенком , психолог должен обратить их особое внимание на недопустимость манипулирования человеком. Восприятие ребенком себя самого зависит от отношения к нему родителей. Чтобы воспитать личность, родителям с самого начала следует относиться к ребенку как к субъекту, а это значит вести с ним диалог, уважать его желания и считаться с его особенностями, поощрять его инициативу и доверять его чувствам.



Особое внимание должно быть уделено воспитанию в слушателях уважения к Природе и доверия к природному началу в человеке. Это связано с тем, что в процессе беременности, родов и раннего развития человек оказывается во власти сил, которыми он не управляет, но которые управляют тем, что с ним происходит. Чтобы принять изменения, происходящие с телом в период беременности (которые часто сопровождаются неприятными ощущениями) и успешно, расслабившись, родить, женщине надо научиться полагаться на мудрую Природу, доверять ей, слышать в себе голос Природы. В этом неоценимую поддержку женщине может оказать любящий муж, подчеркивающий свое восхищение в связи с изменениями, происходящими с женой в этот период. На занятиях надо направить внимание женщины на наблюдение за процессами развития в природе, помочь ей подобрать индивидуально для себя такой звуковой ряд и такие зрительные образы, воспроизведение которых поможет ей расслабиться, или наоборот, обрести силы. Например, шум и картина водопада, яркие краски осени, лучи солнца дадут энергию, а щебет птиц, кваканье лягушек, шум моря, картины зеленого луга, голубого неба, ощущения качания на волнах или облаках принесут успокоение. Научившись произвольно вызывать образы, создающие определенные настроение и состояния, женщина получает средства для того, чтобы легко расслабиться и набраться сил между схватками, а также за короткое время восстановить работоспособность, ухаживая за маленьким ребенком.


В процессе релаксации женщина способна отвлечься от внешних раздражителей и целиком и полностью сосредоточиться на ощущениях от собственного тела и сконцентрировать внимание на ребенке. Это очень важно, так как психологическим условием успешных родов и фактором готовности к материнству является открытость женщины к ребенку, что предполагает контакт с ним и наблюдение за его проявлениями, принятие ребенка таким, каким он на самом деле является и отказ от собственных ожиданий в отношении ребенка. Будущий папа участвует в сеансах релаксации вместе с мамой, что способствует лучшему пониманию состояния жены и ребенка.


Ряд занятий должны быть посвящены овладению культурой телесного общения. Известно, что тактильный анализатор начинает функционировать у ребенка раньше других (к концу второго месяца беременности). По сути главный канал общения родителей с младенцем – тактильный . Язык осязания – первый язык, доступный младенцу, на котором он получает информацию от родителей о том, что он желанен и любим, о том, что с его телом все в порядке, о том, что родители готовы защищать его и удовлетворять его потребности. 90% всех рецепторов, а также биологически активные точки расположены в коже. Стимулируя кожу, мать способствует развитию мозга ребенка, улучшению работы внутренних органов малыша. Владение приемами телесной терапии помогает как расслабить и успокоить ребенка, так и снять напряжение в семейных отношениях.
Однако в нашей культуре долгое время не было принято совершенствовать навыки телесного общения. Нынешних бабушек учили не брать своих детей на руки без особой нужды, не баловать поцелуями. Сегодня известно, что родительская ласка необходима ребенку раннего возраста для его нормального развития. Однако в исследованиях показано, что детям, не имевшим эмоционального контакта с родителями, очень трудно наладить контакт со своими детьми. Поэтому будущих родителей необходимо обучать навыкам оказания телесной поддержки, проведению расслабляющих упражнений и массажа, что пригодится им как во время беременности и родов, так и в общении с ребенком и друг с другом.


На занятиях искусством (арттерапией) родители имеют возможность: во-первых, передать свои переживания и освободиться от негативных чувств, во-вторых, позволить себе спонтанное выражение своего "я", в-третьих, увидеть в каждом рисунке выражение индивидуальности автора. В перспективе важно, чтобы родители проялялли уважение к проявлениям детского творчества и поощряли его.


В ролевых играх родители имеют возможность отработать значимые ситуации из собственного детства, проявить себя в роли ребенка и каждого из родителей, предложить и разыграть свои варианты разрешения ситуаций и в результате группового обсуждения прийти к новому видению и пониманию мира детства и детско-родительских отношений. Ролевые игры, арттерапия, телесноориентированная терапия имеют преимущества перед такими формами работы как лекция и беседа, поскольку обеспечивают максимальную вовлеченность участников, заставляя их активно действовать, искать решения и высказывать свое мнение, одновременно получая обратную связь от других участников, выслушивать мнение других о тех или иных проявлениях себя. Такая работа скорее способствует изменению мнения, и создания более адекватного представления о себе и задачах родителя.



В каждой семье к моменту зачатия ребенка, как и в любой структуре, присутствуют здоровые и разрушительные силы. В результате всего комплекса мер психологической поддержки можно ожидать усиления конструктивных факторов и снижения воздействия разрушительных факторов (таблица 3).


Таблица3. Ожидаемые результаты психологической работы с семьей.

 

Усиление конструктивных факторов

 

Ослабление разрушительных факторов

  • Принятие на себя ответственности за семью, ребенка и род

  • Самоанализ и самосовершенствование

  • Повышение родительской компетентности

  • Уважение к ребенку и взаимодействие с ним

  • Принятие жизни в развитии, изменений в себе, близких и семье

  • Уважение к проявлениям многообразия в природе и культуре

  • Усиление позитивных чувств: радости, уверенности, спокойствия, любви

 

  • Эмоциональное безразличие

  • Отношение к ребенку как к объекту

  • Ослабление негативных чувств: вины, страха, тревоги, агрессии, уныния


Под руководством автора была разработана и внедряется на протяжении 7 лет программа подготовки к материнству и отцовству. Программа рассчитана на 2 месяца (36-40 часов) работы с семьями в малых группах (до 10 семей) . Серьезное исследование результатов в настоящее время только начинается. Пока могут быть приведены лишь некоторые данные, полученные на 150 семьях, прошедших подготовку ( на основании опросов).

У 75% женщин роды протекали физиологично, без патологических отклонений ( по России эта цифра не превышает 25-30%). Мужья участвовали в 25% родов. Вспоминая о родах, большинство женщин отмечали, что они протекали именно так , как они ожидали.

Продолжительность периода лактации составила 2 недели и менее – у 10% матерей, 1 месяц – у 5%., до 3 месяцев – у 5%, 6-7 месяцев – у 25%, 9-10 месяцев – у 25%, остальные 30% продолжали кормить до года и более. Таким образом, 80% детей находились на грудном вскармливании как минимум 6 месяцев. Исключительно на грудном вскармливании (без докорма ) до 4-6 месяцев находились 25% младенцев.

При этом матерям приходилось вступать в конфликт с участковыми педиатрами, которые до сих пор ориентируют родителей на введение прикорма с 1-3 месяцев. Лактацию удавалось сохранить, так как женщины были осведомлены о комплексе средств по поддержанию процесса выработки молока. Мастита не наблюдалось ни у одной из матерей, так как при первых признаках лактостаза матери применяли профилактические меры: прикладывание ребенка к больной груди, рассасывающие компрессы и др.

После родов 20 семей участвовали в патронаже детей первого года жизни, который проводили неонатолог и психолог, а также детские врачи-специалисты. Посещение семей осуществлялось в эпикризисные периоды: после рождения, через месяц, два, три, шесть, девять, двенадцать. Проводилась диагностика здоровья и развития, оказывалась эмоциональная поддержка семье, давались рекомендации по оздоровлению и занятиям с ребенком, при необходимости назначался курс лечения. У 67% семей, находившихся на патронаже, дети развивались хорошо, были активны и эмоционально уравновешены, возникавшие проблемы снимались на ранних сроках (в то время как в Москве не более 20% детей первого года практически здоровы).

Таким образом, в период ожидания ребенка и его раннего детства семья помимо медицинской помощи нуждается в профессиональной психологической поддержке. Цель ее – способствовать созданию в семье наиболее благоприятных условий для раскрытия эмоционального, интеллектуального и социального потенциала ребенка с учетом его возрастных и индивидуальных особенностей, предупреждение нарушений психического развития и девиантного поведения ребенка. Работа психолога имеет свои специфические задачи и осуществляется специфическими психологическими методами. Те необходимые им установки, знания и навыки, которые родители могут приобрести на занятиях психолога в школе по подготовке к материнству и отцовству, они не могут получить ни от каких других специалистов. Потребность родителей в этих знаниях и заинтересованность общества в их приобретении родителями приведет в конце концов к тому, что посещение будущими родителями школ подготовки к отцовству и материнству станет неотъемлемой частью социальной помощи молодой семье наравне с наблюдением в женских консультациях.

Психотерапия и клиническая психология: методы,обучение,

организация. Мат. Росс. Конф. 26-28 мая 1999г.,

Санкт-Петербург-Иваново 2000 с.312-320

М.Е. Ланцбург ,руководитель Школы для Пап и Мам - подготовка к родам.

Перинатальная психология - проблемы живущих и человек будущего

 2004-03-21

С началом ХХ-го столетия началось бурное развитие генетики. Исследования позволили предположить, что информация, заложенная в генах, включает в себя не только память о структуре тела человека, но и о психологической структуре предшествующих поколений. Последняя треть ХХ-го века явилась началом научных исследований психической жизни человека до рождения, формирования той области знаний, которую стали именовать пренатальной и перинатальной психологией.
Догадки чувствительных женщин о том, что их ребенок еще до рождения что-то понимает и откликается на их чувства и мысли, получили научное подтверждение. Это стало возможным благодаря достижениям науки и техники, позволившим заглянуть в полость матки. До последнего времени ребенок в матке был закрыт от взора человека и люди полагали, что он глух и нем, ничего не видит и ничего не чувствует. Парадигма XIX века состояла в том, что развитие идет от простого к сложному, от единичной клетки к сложному организму. При этом органы и системы растут и развиваются, чтобы сразу после рождения начать функционировать.
Действительность разрушила эти представления: формирующаяся структура немедленно проявляет свою функцию. Все системы: кровообращения, дыхания, пищеварения, мочевыделения, др. -по мере формирования и созревания начинают функционировать с различной интенсивностью и в различном объеме. То же относится и к органам чувств: кожная чувствительность обнаруживается уже с 7 недель от момента зачатия, функция вестибулярного аппарата - с 12, вкусовых сосочков - с 14, органов зрения и слуха - с 16-18 недель, то есть задолго до рождения органы чувств человека уже способны воспринимать информацию из окружающего мира. Ученые обнаружили, что структура мозга младенца в 24-28 недель от зачатия соответствует его структуре у доношенного ребенка и взрослого человека. И мы подошли к самому ключевому вопросу: о функции мозга неродившегося ребенка.
Научные исследования, проведенные в области эмбриологии, психонейроэндокринологии позволили прийти к заключению, что с момента своего формирования нервная система, мозг участвуют в регуляции функций всех органов и систем неродившегося ребенка. Органы чувств, тесно связанные с мозгом, по мере своего формирования начинают функционировать и воспринимать раздражители, что сопровождается соответствующими реакциями со стороны других органов. Наши исследования показали, что музыкальное воздействие на орган слуха неродившегося ребенка вызывало изменение его сердцебиения.
Как известно, мозг обеспечивает психическую жизнь человека. проявлением чего является конкретное и абстрактное мышление, эмоции, память, интеллект и другое - все то, что позволяет человеку воспринимать этот мир и активно с ним взаимодействовать. Первые доказательства наличия психической жизни человека до рождения были получены при изучении путей взаимодействия матери и ребенка: при этом были выделены 3 пути - гуморальный, поведенческий и психологический (Verny T.). Гуморальный путь был доказан многочисленными научными (Fedor-Freybergh P. и др.).
Наиболее ярким по своим проявлениям является поведенческий путь. С ним мы встречаемся повседневно: ребенок чутко улавливает поведение мамы и своими движениями дает ей знать - легкими касаниями или пинком "приятно ему это поведение или нет.
Наименее исследованным является психологический (телепатический) путь. Установлено, что ребенок чутко реагирует на мысли матери, на изменение ее эмоций. Он реагирует на это своим поведением (толчками), и беременные женщины нередко сообщают результаты самонаблюдений: "Когда я нервничаю, ребенок начинает пеня пинать или сильно двигаться".
Многочисленными исследованиями психологов, психоаналитиков, психотерапевтов установлено, что информация, полученная неродившимся ребенком, фиксируется в его памяти (Grof S. и др.). Эта информация в сочетании с базовой, генетической обусловливают психологические и поведенческие особенности человека. Если она имеет негативное содержание, то появляющиеся особенности могут осложнять жизнь индивида, нарушать его взаимоотношения в социальной среде, способствуют вовлечению его в конфликты большей или меньшей степени выраженности. 'Можно полагать, что осевшие матрицы могут не соответствовать приобретенной в процессе жизни философии и это погружает человека в состояние неосознанного внутреннего конфликта, выражающегося недовольством собой, окружающими, неустойчивым настроением со склонностью к депрессивным реакциям, др.
Психотерапевты начали поиск путей по избавлению человека от негативных матриц и тут же столкнулись с проблемой сопротивления. Люди не хотят возвращаться в пренатальный период, не хотят вновь пережить ту боль, которую испытали однажды. Кстати, психотерапевты обнаружили сопротивление даже у людей со спокойным пренатальным периодом и пришли к выводу, что люди вообще не хотят вновь проходить этот период своей жизни. Хотя блаженство, испытанное человеком при желанной беременности, когда его еще до рождения любит мать и окружающие , заставляет его сожалеть об утраченном при встрече с неприятным в этой жизни. Как сказал Миша Ж., 3 лет: "Мама, пусти меня обратно в свой животик - мне там было так хорошо..." Взрослые так не говорят. Дети более непосредственны и не думают о том, что кто-то может над ними посмеяться и с недоверием отнестись к их памяти о жизни до рождения.
Можно выделить несколько актуальных проблем, берущих свое начало до рождения человека. Прежде всего, это проблема нежеланных детей. Полагают, что эмоциональные ощущения у еще неродившегося человека зависят от эмоционального состояния матери. Последнее, в свою очередь, обусловлено ее психологическими особенностями, взаимоотношениями с социальной средой: мужем, родственниками, сослуживцами и др., а также с социальноэкономическими событиями жизни. Все это создает условия для явного или скрытого отвержения своего ребенка, а отсутствие знаний о том, что ребенок хорошо улавливает это отношение к нему, не дисциплинирует мышление родителей и невольно формирует в обществе группу нежеланных людей. У нежеланных людей, помимо различных отклонений в состоянии здоровья, обнаруживается целый ряд психологических особенностей, которые нарушают их адаптацию в социуме. Они конфликтны, стремятся выделиться, обратить на себя внимание, что является их способом самоутверждения, они склонны к асоциальным поступкам, могут включаться в хулиганские, преступные компании (Matejcek Z. Et al, Захаров А.И. и др.). Нежеланные дети, прошедшие в лоне матери первую школу ненависти и отвержения, уносят эти чувства с собой и "пользуются" ими с различной частотой и различным эффектом. От этого страдают они, их семья и общество в целом.
К этой проблеме тесно примыкает проблема приемных детей, которые на бессознательном уровне улавливают, что воспитывающая мама не является их биологической мамой. Они встречаются с противоречием между отвержением, испытанным ими в перинатальном периоде, и любовью, которой их одаривают приемные родители. Иными словами, философия жизни, окружающая их после рождения, вступает в противоречие с той, на которой они воспитаны до рождения. Это лежит в основе их внутреннего конфликта, что определяет мышление и неосознанное, провоцирующее поведение, которым они как бы перепроверяют любовь к ним родителей, опасаясь вновь быть отвергнутыми, что делает их трудноуправляемыми и неуживчивыми в семье. Не случайно такие дети, подростки убегают из семей или семьи нередко стараются их пристроить в различные образовательные, воспитательные учреждения. Треть приемных детей демонстрирует другой стиль поведения: любвеобильность до приторности (Verny T.). Согласно нашим наблюдениям, родители нередко испытывали горькое разочарование в связи с неожиданным поведением своих приемных детей: информация, полученная ими до рождения, оказывалась не корригируемой воспитанием после рождения.
Особой и мало изученной проблемой является формирование сексуальной ориентации людей, которая может быть нарушена чрезмерными амбициозными желаниями родителей получить ребенка определенного пола. Наши наблюдения совпадают с данными литературы (Соtlег М.): если пол неродившегося ребенка не соответствует острым желаниям матери, то у него в последующей жизни обнаруживается поведение, более характерное для человека противоположного пола.
Генез страхов и фобий, отравляющих жизнь многим людям, до сего времени остается неясным. Возможно, перинатальная психология поможет расшифровать их суть. Так, наши наблюдения позволили подойти к объяснению боязни змей у некоторых людей, в частности родившихся с обвитием пуповины вокруг шеи.
Развивающаяся перинатальная психология затрагивает многие стороны жизни человека. Она открывает новые возможности для избавления людей от страданий, которым не было до сих пор разумного объяснения. Верно и то, что трудности психотерапии, связанные с необходимостью преодолевать, казалось бы, алогичное сопротивление ей, идущее от бессознательного клиента, делают актуальной проблему недопущения появления негативных мыслей у матери, которая является первой экологической средой нового человека. Если мы хотим, чтобы будущее поколение людей было лучше и гармоничнее нынешнего, мы с сегодняшнего дня должны начать осознанное движение в направлении оздоровления общества. В этом скажется наша прозорливость и мудрость, и мы избежим шанса оказаться очередными временщиками.
Первым шагом могло бы стать формирование общественного мнения на основе научных достижений перинатальной психологии, согласно которому общество в целом и каждый его член в отдельности ответственны за жизнь и здоровье (психическое и физическое) каждого зачатого человека. В свете этого следовало бы вспомнить и возродить многие народные обычаи, которые получают новое и убедительное звучание. Они всегда были направлены на создание зоны комфорта вокруг беременной, на максимальное устранение психотравмирующих раздражителей, поступающих через сознание и органы чувств. Можно предположить, что формирующееся общественное мнение позитивно отразится на частоте прерываний беременности и будет способствовать улучшению психического и соматического здоровья не только детей, но и родителей.
Вторым необходимым шагом должно стать формирование новой философии и технологии родовспоможения. Они же призваны уменьшить уровень стресса матери и объем негативной информации, наносящей травму ребенку, груз которой человек несет всю последующую жизнь.
Третьим обязательным аспектом должно стать продолжение научных исследований в области перинатальной психологии, которой предстоит, прежде всего, найти ответы на два ключевых теоретических вопроса: каким образом информация (психическая, эмоциональная) поступает от матери к неродившемуся ребенку? Каким образом полученная информация фиксируется в его памяти? Ответы на эти и другие вопросы позволят ближе подойти к пониманию того, что мы называем психикой человека, к решению ряда психологических проблем живущих и предупреждению таковых у будущих поколений людей. Это знание определенно внесет гармонию в жизнь человеческого общества и экологию Земли в целом.
Это наша первая областная конференция по перинатальной психологии и медицине. Она проводится под девизом "Экология Земли -Экология Лона - Экология Земли". Девиз конференции включает в себя два фрагмента. 1-й - "Экология Земли - Экология Лона" - обращает внимание людей на то, что вредные природные, производственные, социально-психологические факторы нарушают физическое и психическое развитие человека еще до его рождения: "враждебная экология формирует враждебное Лоно". 2-й - "Экология Лона " Экология Земли" - содержит предупреждение: враждебное Лоно рождает человека, враждебно настроенного к социальной среде и окружающей Природе.
Девиз конференции одновременно и НАПОМИНАНИЕ: мы все в ответе за того, кто формируется в Лоне Матери, и УТВЕРЖДЕНИЕ: мы знаем пути улучшения своей среды обитания. Это ПРИЗЫВ ко всем людям: сделаем все, от нас зависящее, для создания гармоничных взаимоотношений МЕЖДУ ЛЮДЬМИ, между ЧЕЛОВЕКОМ и ПРИРОДОЙ.

проф., д.м.н. Г.И. Брехман
Доклад на конференции
по проблемам перинатальной
психологии и медицины.
Иваново, 21.05.98

Перинатальная психотерапия

 2004-03-21

И.В. Добряков

Санкт-Петербургская академия последипломного образования

Перинатальная психотерапия (ПП) - новое направление психотерапии, складывающееся под влиянием бурного развития перинатальной психологии. Основываясь на понимании психотерапии как "системы лечебного воздействия на психику и через психику на организм больного" (Карвасарский Б.Д., 1985), П.П. можно определить как систему лечебного психического (психологического) воздействия на психику женщины и ребёнка в антенатальном (герминальном, эмбриональном, фетальном), интранатальном и постнатальном периодах, а через психику на организмы женщины и ребёнка (Добряков И.В., 2000, 2001). Из данного определения очевидна разница взглядов на длительность перинатального периода в П.П., в перинатальной психологии с одной стороны и в акушерстве, неонатологии с другой. Акушеры и неонатологи традиционно определяют продолжительность перинатального периода с 28-й недели внутриутробной жизни человека по 7-е сутки жизни после рождения (ЭСМТ, 1983; Шабалов Н.П., 1995 и др.). С точки зрения перинатальных психотерапевтов и психологов перинатальный период включает в себя весь пренатальный период, сами роды и первые месяцы после рождения. Таким образом, это представление более соответствует этимологическому значению понятия (греч.: peri- - вокруг; лат.: natus - рождение), расширяет психотерапевтическую временную перспективу, "рассматривает рождение ребёнка не как отдельное событие, представленное точкой на оси времени, а как длительный процесс" (Craig G.J., 2000).

Формирование П.П. в качестве отдельного направления во многом вызвано необходимостью приостановки тенденции роста количества новорожденных с нервно-психическими расстройствами. Причин этого явления много: и успехи медицины, приводящие к уменьшению смертности детей с патологией в прошлые годы несовместимой с жизнью, и неудовлетворительная психопрофилактическая работа с беременными, и ошибки родовспоможения, и ухудшение экологии, и рост наркомании.

К особенностям П.П. на современном этапе её развития следует отнести:

диадический характер объекта психотерапевтического воздействия (системы "беременная-плод" или "мать-дитя");

семейный характер проблем, которые она предназначена решать;

низкий уровень осведомлённости пациентов, нуждающихся в П.П., о возможности её получения;

необходимость активного выявления нуждающихся в П.П. и формирования у них мотивации на лечение;

ятрогенный и психологогенный характер ряда нарушений, являющихся показанием к применению П.П.;

последовательную смену задач П.П., связанных со стадиями жизнедеятельности семьи, этапами реализации репродуктивной функции;

необходимость тесного сотрудничества перинатального психотерапевта с другими специалистами (акушерами-гинекологами, неонатологами, психологами);

предпочтение краткосрочных психотерапевтических методик;

дефицит специфического психологического инструментария и методических разработок в области П.П.;

недостаточное количество грамотных специалистов, способных осуществлять П.П.;
профилактическую направленность П.П.

Предпосылками развития П.П. как системы лечебных мероприятий было использование отдельных психотерапевтических методик в работе с беременными женщинами. В Советском Союзе зачатие, беременность, роды рассматривались в свете господствующих идей нервизма как связанная с инстинктивной деятельностью совокупность следующих друг за другом безусловных и условных рефлексов. В 1949 году И.З. Вельвовским с сотрудниками был разработан и внедрён "психопрофилактический метод обезболивания родов". Этот метод широко применялся в женских консультациях и родильных домах в Советском Союзе, а также за его пределами. Помимо психопрофилактических, психогигиенических, социально-просветительных, а также акушерско-гинекологических мероприятий этот метод предусматривал и использование психотерапевтических методик (Вельвовский И.З., 1963). Несмотря на недостатки, этот метод, безусловно, сыграл в своё время прогрессивную роль. К сожалению, авторы этого метода почти совсем не уделяли внимания ребёнку и его отношениям с матерью. Материнско-детские отношения изучались в советской детской психологии Л.С. Выготским и его учениками, но вне перинатологии. В культурно-историческом подходе Л.С. Выготского исследовалась роль взрослого (особенно матери) в развитии ребёнка как представителя человеческого рода, как субъекта познавательной активности. Основная работа Л.С. Выготского, посвящённая младенческому возрасту, опубликована впервые после его смерти в 1984 году. В ней он рассматривал пренатальный период, как выходящий за рамки психологического исследования, считая момент рождения нижней границей детской психологии.

В западных странах, помимо того, что перинатология стала развиваться раньше более интенсивными, чем в Советском Союзе темпами, соотношение биологических и социально-психологических исследований было более сбалансировано (Schusser J., 1988). Особую роль в развитии перинатальной психологии и психотерапии сыграли исследования психоаналитиков.

S. Freud в ряде своих работ большое значение придавал внутриутробному периоду и переживаниям при рождении в возникновении на последующих этапах онтогенеза тревоги, невротических симптомов. Развитие этой темы связано, прежде всего, в русле психоанализа с именами учеников S. Ferenci и O. Rank. В 1923 году они выпустили совместную книгу ("Вопросы усовершенствования психоанализа"), в которой утверждали, что при анализе следует больше внимания уделять не "умственным реконструкциям", а "эмоциональному опыту". Позднее в работе "Таласса" (1924) S. Ferenci объяснял многие проблемы взрослых людей инстинктивным стремлением к возвращению в лоно матери. Оказавшись вне его, человек приспосабливается к окружающей среде, переделывая её ("аллопластический" способ) в отличие от животных, которые приспосабливают своё тело к окружающим условиям ("аутопластический способ"). O. Rank ("Травма рождения") (1924) полагал, что рождение ребёнка является психической травмой, создающей у него высокий уровень тревоги, имеющей тенденцию вновь возникать у взрослого человека в критических ситуациях, проявляться в невротических симптомах. С его точки зрения, человек на бессознательном уровне стремиться к возвращению в утробу матери, в которой испытывал блаженство. При постепенном отделении от матери (важным моментом которого является кормление грудью) обеспечивается благополучное прохождение стадии "первичного вытеснения" и избавление от исходной тревоги. При нарушении этого возникают бессознательные амбивалентные тенденции стремления возвращения в утробу матери и одновременно ужаса перед ней, что приводит к развитию патологических состояний. При этом основная жизненная проблема человека сводится к преодолению страха отделения от матери (или от того, кто её заменяет), и психотерапия должна помогать людям, не справляющихся с этим. S. Freud не принял его идеи и подверг их резкой критике. Он был не согласен с тем, что акт рождения является основным источником невроза из-за продолжения непреодолённой, существующей как "правытеснение", "прасификации" на мать. Первая реакция S. Freud на выход этой книги была положительной. Идеи O. Rank он назвал "самым серьёзным прогрессом с момента открытия психоанализа". Позднее, продолжая считать эти идеи "смелыми и остроумными", S. Freud в то же время отмечал, что внутриутробная жизнь, тесно связанная с ранним детством, обусловливает его проблемы "значительно сильнее впечатляющей цезуры акта рождения, в которую нам предлагается поверить". Он с негодованием отвергал попытку "аналитическим исцелением от этой травмы излечить весь невроз целиком", заменить "частичкой анализа" всю аналитическую работу. Он упрекал O. Rank в игнорировании роли отца. Зная об отношении крайней неприязни O. Rank к собственному отцу-алкоголику, S. Freud видел в этом игнорировании отражение собственных проблем автора теории родового травматизма (1926). В своих последних работах O. Rank также уделял внимание не только травме рождения, но и тому, насколько успешно ребёнок приобретает собственную индивидуальность, освобождаясь от родительского влияния на разных этапах онтогенеза (1929).

Основоположники детского психоанализа А. Freud (1929) и М. Klein (1932), придавали большое значение отношениям матери и младенца, считая их важнейшими среди факторов, влияющих на формирование психики и особенностей личности.

А. Freud при проведении психоанализа ребёнка привлекала к сотрудничеству его родителей, изучала особенности привязанности ребёнка к матери.


М. Klein не делала этого. Её интерес к младенцам объяснялся уверенностью в том, что лишь исследуя их психическую деятельность, можно понять болезни, возникающие в старшем возрасте. При этом особую роль она придавала переживаниям зависти, агрессии или благодарности, испытываемыми младенцами по отношению к материнской груди. Материнская грудь, с её точки зрения, является первым объектом окружающей среды, который выделяет младенец, и в зависимости от того удовлетворяет ли этот объект его потребности, ребёнок даёт ему соответствующую оценку ("добрая грудь", "злая грудь"). М. Klein удалось показать, что негативные эмоции ослабевают, если мать способна интроецировать чувства ребёнка и при этом оставаться в уравновешенном состоянии (1928). Интеграция личности, по мнению М. Klein, может состояться лишь тогда, когда пациент начнёт строить свои отношения с окружающим миром, обретя вновь чувство безопасности, которое испытывал в утробе матери (in utero).

В 1931 году А. Аdler писал, что основные факторы, формирующие психику человека, воздействуют на него в младенчестве, что в этом возрасте уже можно различить "черты характера взрослого человека".

П.П. в современном понимании возникла, пожалуй, лишь с появлением работ D.W. Winnicott (1957). Будучи одновременно педиатром и психоаналитиком, он считал, что психическое здоровье младенца зависит от качества заботы о нём матери. Вслед за ним, многие исследователи (Mahler M.S., 1975; Stern D.N., 1977; Lebovisi S., 1983 и др.) стали рассматривать мать и младенца в рамках единой диады, являющейся подсистемой семейной системы.

Многие выдающиеся семейные психотерапевты писали о том, что семья, ожидающая рождения ребёнка, стоит на пороге серьёзных изменений, а значит, семейная система становится уязвимой, нестабильно её функционирование. Нередко такая семья становится источником психической травмы для её членов. Появление ребёнка меняет состав семейных подсистем, перестраивает отношения членов семьи, что некоторыми из них переживается весьма болезненно. C.A. Whitaker отмечал, что все трудности семейной жизни "отступают на второй план, когда на сцену выходят переживания беременности, родов, кормления младенцев до одного года" (1989). S. Minuchin предупреждал, что появление ребёнка означает появление в семье новой диссипативной структуры, что влечёт за собой сложную реорганизацию супружеского холона и нередко ставит под угрозу существование всей системы семьи (1981). О "неизбежном семейном кризисе", связанном с рождением ребёнка, писала D. Pines (1993).

Таким образом, основными особенностями П.П., позволяющими выделить её в особое направление являются обращение к семье, работа с системами "беременная-плод", а затем "мать-дитя", с возникающими при их неблагоприятном развитии нервно-психическими расстройствами.

Можно выделить следующие разделы П.П.:
1. Психотерапия на этапе планирования зачатия ребёнка;
2. Психотерапия на этапе беременности;
3. Психотерапия семьи, имеющей новорождённого ребёнка.

В качестве дополнительных разделов П.П. можно выделить: психотерапию пациентов (детей разного возраста, подростков, взрослых), у которых нервно-психические расстройства связаны с проблемами перинатального периода, психотерапию семей, имеющих проблемы зачатия, психотерапию нервно-психических расстройств, возникающих в связи с утратой плода или младенца (Troitskaya-Smith A., 2001). Последняя совершенно не разработана в нашей стране.

Психотерапия на этапе планирования зачатия ребёнка. Ещё до зачатия, только при планировании деторождения семья часто нуждается в консультации психотерапевта. Желание иметь ребёнка может возникать в связи с различными мотивами. Они могут быть конструктивными, укрепляющими семью, способствующими созданию благоприятных условий для вынашивания беременности, родоразрешения, ухода за новорожденным, могут быть деструктивными и препятствовать этому. О влиянии психо-социальных факторов на зачатие, на становление психических функций и развитие личности будущего ребенка писал основатель теории трансакционного анализа E. Bern (1972). Он считал, что "ситуация зачатия человека может сильно влиять на его судьбу". Непосредственную ситуацию зачатия он предлагал называть "зачаточной установкой" и призывал независимо от того, была ли ситуация результатом случайности, страсти, любви, насилия, обмана, хитрости или равнодушия, анализировать любой из этих вариантов. Каковы были обстоятельства? Как подготавливалось это событие, планировалось ли оно, а если планировалось, то как: хладнокровно и педантично, темпераментно, с разговорами и обсуждениями или при молчаливом страстном согласии? В жизненном сценарии будущего ребенка, утверждал E. Bern, могут отразиться все эти качества, так как отношение родителей к интимной жизни отражается на их отношении к ребенку. На основании своих исследований E. Bern выделял "родовые сценарии". Наиболее часто встречающимися он считал сценарии "происхождение" и "искалеченная мать". В основе первого лежат сомнения ребенка в том, что его родители настоящие, в основе второго - знание ребенка о том, как тяжелы были роды для матери. Большое значение E. Bern придавал очередности рождения, именам и фамилиям.

Разделяя эти его взгляды трудно согласиться с утверждением, что влияние течения родов, родовых травм на жизненный сценарий человека является "чистой спекуляцией". Удивляет также, что E. Bern не уделял должного внимания влиянию особенностей течения беременности, состояния беременной женщины на формирование жизненного сценария будущего ребенка. Во многом этот сценарий зависит от стадии жизненного цикла семьи, на которой появляется на свет ребёнок.

Часто зачатие является результатом бессознательного желания мужа и жены разрешить семейные проблемы, надежды на то, что рождение малыша улучшит их отношения. Попытка подобной семейной "аутопсихотерапии", как правило, безуспешна, и надеждам не суждено сбыться.

Зачатие ребёнка в критической ситуации, а, зачастую, попытка разрешить её с помощью беременности и родов, отрицательно влияет на успешность установления раннего диалога в системе "мать-дитя", способствует формированию отклонений семейного воспитания.

С точки зрения перинатальной семейной психотерапии целесообразно выделять стадии жизненного цикла семьи, исходя из отношений между супругами, того, каким образом они пытаются разрешить возникающие конфликты. Руководствуясь этим, можно выделить 6 стадий развития супружеского холона:
1. Стадия добрачных отношений;
2. Стадия конфронтации;
3. Стадия компромиссов;
4. Стадия зрелого супружеского холона;
5. Стадия кризиса середины жизни (экспериментирования с независимостью);
6. Стадия "ренессанса" супружеских отношений.
Закономерность чередования стадий прослеживается в большинстве семей, однако, сроки смены одной стадии другой весьма вариабельны. Это связано как с личностными особенностями членов семьи, так и с влиянием факторов внешней среды.
На 3, 4 и 6 стадиях развития семьи, как правило, создаются условия, благоприятные для зачатия ребёнка, течения беременности, родов, для формирования раннего диалога родителей с малышом, его гармоничного воспитания. На 1, 2, 5 стадиях развития семьи чаще возникают отклонения в формировании гестационной доминанты, раннего диалога в системе "мать-дитя", типа семейного воспитания. Семьи, находящиеся на этих стадиях развития, составляют группу риска по развитию у их членов психосоматических и нервно-психических расстройств. Они нуждаются в особом внимании семейных врачей, часто нуждаются в консультациях и в лечении у перинатальных и семейных психотерапевтов.

Психотерапия на этапе беременности. П.П. беременной женщины играет особую роль, так как медикаментозная терапия может неблагоприятно сказаться на развитии плода. В литературе можно встретить описания применения отдельных психотерапевтических методик с целью устранения нервно-психических отклонений, возникающих у беременных женщин. При этом их авторы работали исключительно с женщиной, а не с системой мать-плод. Наиболее популярна была гипносуггестивная психотерапия (Николаев А.П., 1927; Здравомыслов В.И., 1938; Powels W.E., 1948; Gueguen J., 1962; Платонов К.И., 1962; Слободяник А.П., 1963; Варшавский К.М., 1973; Буль П.И., 1974; Chertok L., 1958, 1992; Свядощ А.М., 1982 и др.). Среди показаний к ней авторы указывали рвоты беременных, диссомнии, фобические расстройства и т.п. Но наиболее часто этот метод применялся с целью аналгезии в родах.


В настоящее время П.П. большое внимание уделяется взаимоотношениям, складывающимся в семье, ожидающей ребёнка. Во многом они определяются особенностями психологического компонента гестационной доминанты женщины (Аршавский И.А., 1967; Каплун И.Б., 1995; Добряков И.В., 1996). Психологический компонент гестационной доминанты (ПКГД) представляет собой совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, меняющих отношения беременной к себе и к окружающим, направленных на сохранение гестации и создание условий для развития будущего ребёнка (Добряков И.В., 2001).
В результате изучения анамнестических сведений, клинико-психологических наблюдений за беременными женщинами и бесед с ними, было выделено 5 типов ПКГД: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный (Добряков И.В., 1996).

Оптимальный тип ПКГД отмечается у женщин, ответственно, но без излишней тревоги относящихся к своей беременности. В этих случаях, как правило, супружеский холон зрелый, отношения в семье гармоничны, беременность желанна обоими супругами. Женщина, удостоверившись, что беременна, продолжает вести активный образ жизни, но своевременно встаёт на учёт в женскую консультацию, выполняет рекомендации врачей, следит за своим здоровьем, с удовольствием и успешно занимается на курсах дородовой подготовки. Оптимальный тип способствует формированию гармонического типа семейного воспитания ребёнка.

Гипогестогнозический (греч.: hypo - приставка, означающая слабую выраженность; лат.: gestatio - беременность; греч.: gnosis - знание) тип ПКГД нередко встречается у женщин, не закончивших учёбу, увлечённых работой. Среди них встречаются как юные студентки, так и женщины, которым скоро исполнится или уже исполнилось 30 лет. Первые не желают брать академический отпуск, продолжают сдавать экзамены, посещать дискотеки, заниматься спортом, ходить в походы. Беременность у них часто незапланированная и застаёт врасплох. Женщины второй подгруппы, как правило, уже имеют профессию, увлечены работой, нередко занимают руководящие посты. Они планируют беременность, так как справедливо опасаются, что с возрастом риск возникновения осложнений повышается. С другой стороны эти женщины не склонны менять жизненный стереотип, у них не хватает времени встать на учёт, посещать врачей, выполнять их назначения. Женщины с гипогестогнозическим типом ПКГД нередко скептически относятся к курсам дородовой подготовки, манкируют занятиями. После родов среди этой группы женщин часто отмечается гипогалактия. Уход за детьми, как правило, передоверяется другим лицам (бабушкам, няням), так как сами матери очень заняты. При гипогестогнозическом типе ПКГД чаще всего встречаются такие типы семейного воспитания, как гипопротекция, эмоциональное отвержение, неразвитость родительских чувств.

Эйфорический (греч.: eu - хорошо; phero - переносить) тип ПКГД отмечается у женщин с истерическими чертами личности, а также у длительно лечившихся от бесплодия. Нередко беременность становится средством манипулирования, способом изменения отношений с мужем, достижения меркантильных целей. При этом декларируется чрезмерная любовь к будущему ребёнку, возникающие недомогания агравируются, трудности преувеличиваются. Женщины претенциозны, требуют от окружающих повышенного внимания, выполнения любых прихотей. Врачи, курсы дородовой подготовки посещаются, но далеко не ко всем советам пациентки прислушиваются и не все рекомендации выполняют или делают это формально. Эйфорическому типу ПКГД соответствует расширение сферы родительских чувств к ребёнку, потворствующая гиперпротекция, предпочтение детских качеств. Нередко отмечается вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания.

Тревожный тип ПКГД характеризуется высоким уровнем тревоги у беременных, что влияет на её соматическое состояние. Тревога может быть вполне оправданной и понятной (наличие острых или хронических заболеваний, дисгармоничные отношения в семье, неудовлетворительные материально-бытовые условия и т.п.). В некоторых случаях беременная женщина либо переоценивает имеющиеся проблемы, либо не может объяснить, с чем связана тревога, которую она постоянно испытывает. Нередко тревога сопровождается ипохондричностью. Повышенную тревожность нетрудно выявить как врачу женской консультации, так и ведущим курсы дородовой подготовки, однако, к сожалению, беременные женщины с этим типом ПКГД далеко не всегда получают адекватную оценку и помощь. Нередко именно неправильные действия медицинских работников способствуют повышению тревоги у женщин, что приводит к ятрогениям. Большинство из них нуждаются в помощи психотерапевта. При этом типе ПКГД чаще всего в семейном воспитании формируется доминирующая гиперпротекция, нередко отмечается повышенная моральная ответственность. Выражена воспитательная неуверенность матери. Нередко и вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания, обусловливающее противоречивый тип воспитания.

Депрессивный тип ПКГД проявляется, прежде всего, резко сниженным фоном настроения у беременных. Женщина, мечтавшая о ребёнке, может начать утверждать, что теперь не хочет его, не верит в свою способность выносить и родить здоровое дитя, боится умереть в родах. Часто возникают дисморфоманические идеи. Женщины считают, что беременность "изуродовала их", боятся быть покинутыми мужем, часто плачут. В некоторых семьях подобное поведение будущей матери может действительно ухудшить её отношения с родственниками, объясняющих всё капризами, не понимающими, что женщина нездорова. Это ещё больше усугубляет состояние. В тяжёлых случаях появляются сверхценные, а иногда и бредовые ипохондрические идеи, идеи самоуничижения, обнаруживаются суицидальные тенденции. Гинекологу, акушеру, психологу, всем, кто общается с беременной, очень важно своевременно выявить подобную симптоматику и направить женщину на консультацию к психотерапевту или психиатру, который сможет определить невротический или психотический характер депрессии и провести соответствующий курс лечения. К сожалению, у беременных встречаются и ятрогенные депрессии. Отклонения в процессе семейного воспитания при этом типе ПКГД аналогичны нарушениям, развивающимся при тревожном типе, но более брутальны. Встречаются также эмоциональное отвержение, жестокое обращение. При этом мать испытывает чувство вины, усугубляющей её состояние.
Определение типа ПКГД может помочь разобраться в том, как складывались отношения в семье в связи с беременностью, рождением ребёнка, прогнозировать каким образом будет формироваться тип привязанности по М. Ainsworth (1969), стиль семейного воспитания.

Одной из важнейших задач психотерапевта, работающего с семьёй, ожидающей ребёнка, является формирование оптимального типа психологического компонента гестационной доминанты. Предпочтение при этом должно отдаваться краткосрочным П.П. методикам, например, краткосрочной позитивной (Добряков И.В., 1997; Чеботарёва И.С., 2001), телесно-ориентированной (Шевцов М.В., 2001), семейной (Добряков И.В., 2002) психотерапии.
Курс краткосрочной семейной П.П. состоит из 4 - 8 сеансов. Встречи с психотерапевтом рекомендуется проводить 2 - 3 раза в неделю. В сеансах семейной перинатальной психотерапии участвует беременная женщина и её муж. Существенным моментов в процессе работы с супругами является беседа с ними во время сеанса о будущем ребёнке, обучение их приёмам общения с плодом (вербального, гаптономического), установления с ним обратной связи. При этом в сеансе активную роль играют не только супруги, но и будущий ребёнок. Подобные сеансы помогают мобилизовать ресурсы супружеского холона, улучшают коммуникации супругов, готовят их к разрешению будущих проблем, способствуют эмоциональному принятию новорождённого.

Психотерапия семьи, имеющей новорождённого ребёнка. За несколько дней до родов в крови матери возрастает уровень адреналина и норадреналина, подготавливающих организмы будущей матери и ребенка к стрессовым воздействиям. Её психологическое состояние и готовность к родам, знания о том, что будет происходить с ней и что она должна делать, в большой мере влияют на успешность родоразрешения. После родов начинается процесс адаптации ребенка к новым условиям. После разъединения с матерью ребёнок проходит три стадии: протеста, отчаяния и отрешённости (Bowlby J., 1951). В родах ребенок получает острую психологическую травму. При неправильном отношении к нему в постнатальном периоде младенец может попасть в хроническую психотравмирующую ситуацию. В результате возможны нарушения процесса адаптации, отклонения и задержки психомоторного развития.
Практически уже закончились дискуссии по поводу того, как поступать с новорождённым сразу же после появления на свет. Доказано, что уровень его базальной тревоги будет снижаться, если он будет приложен к её груди и далее будет неразлучен с матерью.
После выписки из родильного дома необходимо чёткое распределение между членами семьи новых функциональных обязанностей, появившихся в связи с рождением ребёнка. Помощь семье, имеющей новорождённого, получила название в англоязычной литературе "раннее вмешательство" ("early intervention"). Чем гармоничнее отношения между отцом и матерью, тем лучше будет адаптироваться ребёнок к новым для него условиям, тем лучше он будет развиваться. Для детей имеющих родовую травму это особенно важно. Чем больше проблем у родителей, тем вероятнее, что их конфликты будут проецироваться на ребёнка и формировать у него нервно-психические, соматические расстройства. Наблюдения перинатального психотерапевта за общением младенца с родителями позволяет оценить их синхронность и очерёдность в процессе игры, адекватность вызываемых ею эмоций. Клиническая оценка результатов наблюдений, даваемая врачом, может обладать психотерапевтическим воздействием, так как помогает родителям и ребёнку лучше понимать друг друга, структурировать коммуникации, налаживает ранний диалог (Brazelton T.B., Cramer B.G., 1991).

S. Fraiberg была разработана модель долговременной П.П. В её основе лежала гипотеза, согласно которой на отношения родителей с младенцем влияют их неосознаваемые фантазии, связанные с прошлым опытом. Вначале в процессе еженедельных часовых наблюдений за общением младенца с родителями осуществлялась предварительной оценка происходящего. В дальнейшем анализировалось, что в этом общении является результатом трансформаций собственных ранних объектных отношений родителей (1976).

S. Lebovici была разработана модель кратковременной (менее 12 сессий) П.П. (1983, 1998). Он записывал свои беседы с родителями новорождённого в его присутствии на видеоплёнку, а потом вместе с ними и коллегами просматривал её. Обращалось внимание на то, как мать или отец держали ребёнка, смотрели на него, перекладывали, передавали его друг другу. При этом многое из прошлого пациентов становилось понятным. S. Lebovici подчёркивал, что важно не давать родителям смотреть фильм отсутствии врача. Им следует помогать, особенно потому, что порою они могут обнаружить очень тяжелые для себя вещи. Например, мать одной из его маленьких пациенток сказала, увидев себя: "В тот период я была не матерью, я была учительницей". То есть, она упрекала себя в том, что не была достаточно любящей мамой. S. Lebovici так комментирует это: "Мамой она станет уже на третьей, и последней, консультации, пусть виноватой, но мамой. Она осознает это превращение, вначале происходившее неосознанно, лишь на последней консультации. Очень важно, когда родители могут сказать это при ребенке и враче, после того, как он вместе с ними проанализирует видеофильм".

В отличие от психодинамических моделей П.П. S. Fraiberg и S. Lebovici методика "Тренировка взаимодействия", предложенная T.M. Field, основывается на бихевиористском подходе (1982). Основной целью психотерапевта при этом является изменение поведения матери путём предоставления ей достоверной информации о возможностях ребёнка, позитивного подкрепления её адекватных действий.
N. Stern-Bruschweiler и D. Stern создали системную модель П.П., включающую элементы как психодинамического, так и поведенческого подхода (1989).
Перинатальной психотерапией могут заниматься врачи и психологи, придерживающихся различных взглядов, представители динамического, когнитивно-поведенческого, экзистенциально-гуманистического направлений. Обязательным условием, которому они должны соответствовать, является прохождение специального обучения и достаточно высокая квалификация.


"ПРЕ- И ПЕРИНАТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ РОДИТЕЛЬСТВА"

  • Общая продолжительность курса - 120 уч.часов.

  • Лекции и практические занятия - 93 час.

  • Включенное наблюдение -20 часов.

  • Практика с супервизией - 2 часа.

  • Анализ и обсуждение результатов включенного наблюдения и практики - 5 часов.

Авторский курс кандидата биологических наук
М.Е. Ланцбург
и доктора психологических наук
Г.Г. Филипповой.

Во время прохождения курса слушатели пользуются тематической библиотекой и видеотекой Психологического Центра.

По окончании курсов выдается свидетельство государственного образца о повышении квалификации.

Программа I части

 
История, концепция и направления пре- и перинатальной психологии и психологии родительства. (21ч.)

  • Предмет, история и задачи пре- и перинатальной психологии и психологии родительства.

  • Ознакомление с теоретическими подходами и практическими направлениями перинатальной психологии.

  • Представленность темы в Интернете.

  • Физиологические и психологические аспекты эмбрионального развития.

  • Физиология беременности.

  • Психология беременности.


Стили родительского отношения и поведения и их связь с развитием ребенка. Онтогенез родительской сферы. Сравнительно-психологические аспекты родительства. (11 ч.)
Психологическая диагностика и консультирование беременных и их семей. Индивидуальная, семейная и групповая работа в период беременности и после родов. (28 ч.)

  • Общие принципы и методы.

  • Знакомство с различными программами работы, в т. ч. с семьями, потерявшими ребенка и с больным ребенком.

В конце I части слушателям дается домашнее реферативное задание.
 

Программа II части

 
Психологическая готовность к материнству и отцовству. Формирование диады "мать-дитя" (14ч.) Физиология родов (1ч.) Психология родов (13 ч.)

  • Ребенок-мать-отец и их взаимодействие в родах.

  • Технологии ведения родов.

  • Работа с болью.

Психология младенца (12ч.)

  • Психологические потребности младенца и их освещение в курсе для будущих родителей.

  • Психологические аспекты грудного вскармливания.

  • Развивающая среда для малыша.

  • Основы развивающих игр для младенцев.

  • Анализ имеющихся школ раннего развития с точки зрения научной психологии.

Включенное наблюдение (20 ч.) Практика с супервизией (2 ч.) Анализ и обсуждение включенного наблюдения и практики (5 ч.)
 
  Основные преподаватели:

  • Марина Евгеньевна Ланцбург – руководитель Школы для Пап и Мам, психолог, зав.учебно-производственной лабораторией факультета "Психология образования", сектор "Перинатальная психология и психология родительства" МГППУ.

  • Галина Григорьевна Филиппова – доктор психологических наук, профессор психологического факультета Института молодежи.


Во время прохождения курса слушатели пользуются тематическими библиотекой и видеотекой Психологического Центра.


По окончании курсов выдается свидетельство государственного образца


При прохождении курса слушатели решают одновременно 3 задачи:

  • практическую – получают навыки работы с семьей в актуальной востребованной области социальной работы;

  • теоретическую – узнают о закономерностях раннего периода развития и связанных с ним психологических проблемах человека;

  • личную – готовятся к рождению и сознательному воспитанию собственного ребенка.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Психология личности (4)

    Учебное пособие >> Психология
    ... . 2.3Аналитическая психология (Карл Густав Юнг) 2.3.1Краткий биографический очерк Карл Юнг родился в 1875 ... в разработку феноменологического направления в психологии, является Карл Роджерс. Американский психолог, родился в 1902 году, умер ...
  2. Психология как наука (14)

    Реферат >> Психология
    ... действия человека ответственна душа. Научная психология родилась, однако, лишь в конце 19 века ...
  3. Психология малых групп (1)

    Реферат >> Психология
    ... групп. Поэтому в социальной психологии родились предложения, снимающие эту дихотомию. ... . В западной социальной психологии существует большое количество моделей ... 2002. 3. Еникеев М. И. Общая социальная психология: Учебник для вузов./ М.И. Еникеев – М: ...
  4. Социальная психология (9)

    Реферат >> Психология
    ... общению (Соловьева). Довольно давно в социальной психологии родилась заманчивая идея отыскать средства развития ... возникали в рамках формальных. Поэтому в социальной психологии родились предложения, снимающие эту дихотомию. С одной ...
  5. Психология и этика делового общения (1)

    Реферат >> Этика
    ... , свойства и состояния разного рода рабочих, деловых групп.   Поскольку психология делового общения — составная ... в разного рода собраниях людей 5.           5 Там же. С. 53.     Подробное обоснование психологии масс содержится ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0022790431976318