Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Экономическая теория->Контрольная работа
западе в период наиболее быстрого развития капитализма после промышленного переворота. Сисмонди являлся родоначальником этого направления не случайно....полностью>>
Экономическая теория->Реферат
Инфляция - одна из наиболее острых проблем современного развития экономики практически во всех странах мира. Она является сложным социально-экономичес...полностью>>
Экономическая теория->Задача
Планирование деятельности стало в настоящее время экономической основой свободных рыночных отношений отдельных людей и целых трудовых коллективов, мал...полностью>>
Экономическая теория->Реферат
Денежно-кредитная политика состоит в изменении денежного предложения с целью стабилизации совокупного объема производства, занятости и уровня цен. Цен...полностью>>

Главная > Конспект >Экономическая теория

Сохрани ссылку в одной из сетей:

ТЕМА 01. Предмет и метод экономической теории

Учебные цели

  1. Пять, что изучает экономическая теория.

  2. Изучить методы экономического анализа.

  3. Выяснить различия между нормативной и позитивной экономикой.

  4. Уяснить, чем отличается микроэкономика от макроэкономики и почему они связаны друг с другом.

  5. Раскрыть содержание таких понятий, как принципы, законы, модели.

  6. Вывить характер возможных связей и зависимостей между различными макроэкономическими целями развития.

  7. Обратить внимание на логические ошибки, возможные в научном анализе при обращении фактов и познании явлений.

  1. Конспект лекции

План
  1. Разитие предмета экономической теории.

  2. Метод экономической теории

1.1 Развитие предмета экономической теории

      1. Экономия — наука о воспитании достойных граждан

В развитии предмета экономической теории можно выделить три этапа: экономия, политическая экономия, экономикс.

Экономия и хрематистика.

Экономическая теория первоначально возникла в античном обществе как экономия — наука о домоводстве, домашнем хозяй­стве. Ее целью было воспитание достойных граждан.

Аристотель разли­чал два вида хозяйственной деятельности: экономию — хозяйство ради самообеспечения и хрематистику — хозяйство с целью обога­щения. Он считал справедливой экономию, основанную на нату­ральном хозяйстве, поскольку именно она составляла основу анти­чного общества. К экономии Аристотель, правда, относил и розничную торговлю, поскольку в ней, по его мнению, решающую роль играло удовлетворение потребностей. Аристотель критически от­носился к хрематистике, считая, что искусство делать деньги, функ­ционирование торгового и ростовщического капитала имеют источ­ником богатства обращение, поэтому хрематистика, с точки зрения Аристотеля, противоестественна.

Схоластика - первый опыт систематизации категорий

В произведениях средневековых ученых-схоластов (преподавателей университе­тов) экономические проблемы также рас­сматривались в рамках учения о спра­ведливости. Различие заключалось лишь в том, что экономические вопросы в эпоху феодализма трактовали с позиций Священного писания в рамках канонического права. Христианское вероучение стало важным средством для преодоления характерного для анти­чности презрительного отношения к труду.

Экономи­ческие проблемы рассматривались с позиций морали, моральной справедливости, с позиций общего блага как конечного критерия деятельности людей. В экономии нормативный ас­пект господствовал над позитивным, иррациональный (мифотворческий) — над рациональным (научным), должное — над сущим, дедуктивный метод — над индуктивным.

В Х—XIII вв. складывается особый социальный слой феодаль­ного общества — горожане. Экономические представления средне­вековых бюргеров отражены в цеховых уставах и городском праве.

1.1.2. Политическая экономия — наука о богатстве

народов

Меркантилисты. Становление капитализма предопределило возникновение самостоятельной науки — полити­ческой экономии. В центре ее внимания первоначально находилась не сфера производства, а сфера обращения. Развитие мировой тор­говли способствовало повышению роли купечества. Выразителем его интересов стала первая школа, возникшая в политической эко­номии, — меркантилизм.

Целью исследований меркантилистов (А. Серра, Т. Мен, С. Фортрей) были поиски источников буржуазного богатства, объектом наблюдений стала капиталистическая торговля, а предметом при­стального внимания — движение денег и товаров между отдельны­ми странами. Меркантилисты не были пассивными наблюдателями, они пытались активно воздействовать на экономическую жизнь с помощью абсолютистского государства. Торговая буржуазия стре­милась выдать свою точку зрения за национальный общегосудар­ственный интерес. Протекционистская политика стала выражени­ем временного союза дворянства и торговой буржуазии.

Классическая политическая экономия — философия «рыночного хозяйства». Формирование классической политической экономии было подготовлено развитием капитализма. Ее первы­ми представителями были Уильям Петти (1623—1687) в Англии и Пьер Буагильбер (1646—1714) во Франции. Оба они предприняли попытку свести стоимость к труду и тем самым сделали решающий шаг в сторону трудовой теории стоимости, искавшей источник капиталистического богатства в сфере производства. Во Франции ведущей отраслью оставалось земледе­лие. Поэтому представители французской классической политичес­кой экономии — физиократы (Ф. Кенэ, А. Тюрго и др.), источник прироста капитала искали в земледелии, а "чистый доход" рас­сматривали как дар природы. Глава школы физиократов Франсуа Кенэ (1694—1774) заложил основы теории воспроизводства обще­ственного капитала, создав первую макроэкономическую модель. Ее основу составляло движение совокупного общественного про­дукта между тремя классами граждан нации: классом земельных собственников, производительным (к которому он относил земле­дельцев) и непроизводительным классом (к которому он относил всех лиц, не связанных с земледелием).

Распространение мануфактурного и становление машинного производства означали создание адекватной материально-техни­ческой базы капитализма. Классики политической экономии пыта­ются открыть источник капиталистического богатства уже в сфере производства.

Адам Смит (1723—1790) выяснил условия производства и на­копления богатства. В основе его концепции лежит идея "неуравни­тельного равенства". Каждый человек уникален, он обладает дан­ными от природы (или благоприобретенными) способностями. Эти различия индивидов становятся общественно значимыми благода­ря обмену и торговой деятельности. Их односторонность и ограни­ченность превращаются в их достоинство, так как специализация повышает производительность труда. Обмен, минимизируя издерж­ки, заставляет людей становиться "глубокими специалистами в уз­кой области". Индивиды становятся полноправными членами обще­ства, необходимыми друг другу благодаря своей специализации. Обмен, в результате, играет двоякую роль: "подключает" отдель­ных людей к цивилизации и развивает их потребности, способствуя всестороннему развитию личности.

В своем главном экономическом сочинении "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1776) А. Смит придавал решающее значение разделению труда как основному фактору по­вышения производительной силы. Мануфактурный труд, отмечал он, дробит единый процесс труда на мельчайшие операции, значи­тельно упрощая их. В этом заключается общественный прогресс, соединяющий специфичное и всеобщее, труд отдельного работника и труд вообще. Именно труд вообще, существующий в рамках об­щественного разделения труда, А. Смит провозглашает источником материального богатства при капитализме. Стремясь не только про­никнуть в сущность капиталистического производства, но и опи­сать внешние формы его проявления, он дал четыре определения стоимости, что породило многочисленные противоречия, которые попытался преодолеть Давид Рикардо (1772—1823).

В центре внимания Рикардо находится уже не сфера произ­водства, а сфера распределения, что отражается и на определении предмета политической экономии. Он открыто формулирует эконо­мическую противоположность классов буржуазного общества — капиталистов и пролетариата, что позволило некоторым из его уче­ников — социалистам-рикардианцам (Т. Годскин, У. Томпсон и др.) — сделать революционные выводы.

Заслуга Д. Рикардо заключается в том, что он попытался по­строить систему категорий политической экономии на основе тру­довой теории стоимости. Однако полностью выдержать монисти­ческий принцип ему не удалось. Отчасти это произошло потому, что он дал двойственный принцип определения стоимости (трудом и редкостью), отчасти потому, что он некритически заимствовал понятия из обыденной жизни ("цена труда" и т. п.), отчасти из-за того, что он пытался прямо и непосредственно свести сложные ка­тегории капиталистической действительности к определению стои­мости трудом. В результате возникали противоречия, которые ни сам Рикардо, ни его ученики так и не смогли разрешить. На смену монистической концепции Д. Рикардо приходит плюралистическая концепция факторов производства, фактически похоронившая тру­довую теорию стоимости.

Подведем итоги. В отличие от меркантилистов классики поли­тической экономии (Ф. Кенэ, А. Смит, Д. Рикардо и др.) искали источник капиталистического богатства в сфере производства. Од­нако в центре внимания даже лучших представителей классичес­кой политической экономии был не сам общественный процесс про­изводства, а в основном лишь внешний его результат — капиталис­тическое богатство. А. Смит уделял наибольшее внимание услови­ям его производства и накопления, Д. Рикардо — распределения, С. де Сисмонди — потребления. По мере того как борьба с фео­дальной идеологией уходила на задний план, философия хозяйства вытеснялась практическими рекомендациями. Если А. Смит коле­бался между эзотерическим и экзотерическим подходами, между теорией стоимости и теорией цены, то у учеников (Р. Торренс, Дж. Милль, Д. Р. Мак-Куллох) и противников (Т. Р. Мальтус, С. Бей­ли, Н. У. Сениор) Д. Рикардо теория цены вытесняет теорию стои­мости, теория факторов производства — трудовую теорию, анализ конкретных ситуаций — теоретические абстракции.

От политической экономии - богатства к политической - экономии труда. Попытка рассмотреть капиталистическое богатство с позиции пролетариата была впервые предпринята социалистами-рикардианцами (Т. Год­скин, У. Томпсон и др.) и более последовательно — К. Марксом и Ф. Энгельсом (учение о двойственном характере труда, теория при­бавочной стоимости).

Карл Маркс (1818—1883) и Фридрих Энгельс (1820—1895) пер­воначально разделяли идеи революционного романтизма. Движе­ние от романтического дуализма к историческому монизму нача­лось у Маркса с критики государства и права. Лишь постепенно К. Маркс и Ф. Энгельс переходят от критики буржуазной и мелкобуржуазной идеологии к критике "гражданского общества", порож­давшего эту идеологию.

Успеху исследований К. Маркса в немаловажной степени спо­собствовала совершенная им революция в методе исследования. Используя достижения немецкой классической философии, К. Маркс впервые успешно применил метод материалистической диалекти­ки к анализу социально-экономических явлений. Это позволило ему не только дать критику предшествовавшей политической эконо­мии, но и поставить перед собой задачу рассмотреть систему кате­горий и законов капиталистического способа производства с пози­ций рабочего класса.

Важную роль в дальнейшем развитии ортодоксальной марк­систской политической экономии сыграли исследования Владимира Ильича Ленина (1870—1924). Центральное место в работах В. И. Ле­нина 90-х гг. занимает теория товарного производства. Это связано с анализом теоретических концепций экономистов — либеральных народников по вопросу о роли рынка в развитии капитализма. Ле­нинский анализ имел большое значение для исследования станов­ления рыночной экономики на периферии капиталистического мира. В. И. Ленин показал, что политическая экономия изучает не только наиболее развитые страны, но и переходные отношения от одного способа к другому и даже различные варианты (модели) такого перехода.

Освоение марксизма в СССР в 20-е гг. вылилось в серию дис­куссий по узловым проблемам экономической теории (о предмете политэкономии, об азиатском способе производства, о двойствен­ном характере труда, о законе — регуляторе социалистической эко­номики и т. д.). По мере становления и укрепления культа личности "большие дискуссии" прекращаются. Им на смену приходит слепое подчинение авторитету. Происходит искусственное сужение источ­ников марксизма, вследствие отрыва от лучших достижений западной экономической мысли и репрессий против отечественных «немарксистов». Самоизоляция сталинизированного марксизма прикрывалась тезисом о нарастающей вульгаризации немарксистской политической экономии. Неудивительно, что в этих условиях на первый план выдвигались идеологические аспекты политэкономии в ущерб остальным. По мере углубления экономических проти­воречий происходило "закрытие" остроактуальных тем и сужение их эмпирической, статистической базы, что вело в конечном итоге к вырождению практической функции политической экономии и упад­ку ее научного авторитета.

1.1.3. Экономикс — наука о рациональном

использовании ограниченных ресурсов

Неоклассическое направление. Во второй половине XIX в. складываются предпосылки для смены общей парадигмы экономической науки. Капитализм прочно утверждается в развитых странах. Разработка общих принципов политической эко­номии заменяется исследованием различных проблем экономичес­кой практики, качественный анализ вытесняется количественным. Экономисты все чаще стремятся оптимизировать ограниченные ре­сурсы, широко применяя для этого теорию предельных величин, диф­ференциальное и интегральное исчисление. Математические фор­мулы и графики, иллюстрирующие различные рыночные ситуации, становятся органичными элементами экономических сочинений. Но­вые веяния находят отражение и в изменении названия самой нау­ки. Понятие "политическая экономия" (political economy) вытесняет­ся понятием "экономике" (economics)'. Под экономике понимается ана­литическая наука об использовании людьми ограниченных ресурсов (таких, как земля, труд, капитал, предпринимательские способнос­ти) для производства различных товаров и услуг, их распределения и обмена между членами общества в целях потребления.

Рождение нового термина связано с именем одного из осново­положников неоклассического направления — английского эконо­миста Альфреда Маршалла (1842—1924). В 1890 г. выходят его "Принципы экономики", главным предметом анализа которых яв­ляется уже не теория стоимости, а теория цены. Механизм ценообразования рассматривается как соотношение спроса и предложе­ния.

Теория маржиналистов и Маршалла отличалась статичностью построения, преодолеть которую пытался первоначально лишь Йозеф Шумпетер (1883—1950). Уже в начале века он предпринял опыт динамического моделирования развития капитализма, стре­мясь показать влияние инновационного процесса на изменение та­ких важных показателей, как предпринимательская прибыль, ка­питал и процент ("Теория экономического развития", 1911).

Кейнсианство. Теория Маршалла фактически абстрагировалась от деятельности монополий. После кризисов 20— 30-х гг. и особенно Великой депрессии 1929—1933 гг. не замечать влияния монополий на ценообразование было уже нельзя. В 1933 г. выходят "Теория монополистической конкуренции" Э. Чемберлина и "Экономика несовершенной конкуренции" Дж. Робинсон, в кото­рых исследуется механизм монополистического ценообразования.

Однако подлинную революцию в экономической теории произ­вела опубликованная в 1936 г. "Общая теория занятости, процента и денег" Джона Мейнарда Кейнса (1883—1946). С его именем свя­зано рождение нового направления западной экономической мыс­ли — кейнсианства, поставившего в центр внимания проблемы макроанализа. Такой подход не только способствовал более глубо­кому отражению объективной реальности в экономической теории, но и в значительной мере поставил нормативный аспект в зависи­мость от позитивного. Кейнс отказывается от некоторых основных постулатов неоклассического учения, в частности от рассмотрения рынка как идеального саморегулирующегося механизма. Рынок, с точки зрения Кейнса, не может обеспечить "эффективный спрос", поэтому стимулировать его должно государство посредством кре­дитно-денежной и бюджетной политики. Эта политика должна по­ощрять частные инвестиции и рост потребительских расходов таким образом, чтобы способствовать наиболее быстрому росту наци­онального дохода. Практическая направленность теории Кейнса обес­печила ей широкую популярность в послевоенные годы. Кейнсианские рецепты стали идеологической программой смешанной эконо­мики и теории "государства всеобщего благоденствия" (welfare state).

Рис. 1.1. Основные направления современной

экономической теории.

С начала 50-х гг. неокейнсианцы (Р. Харрод, Е. Домар, Э. Хансен и др.) активно разрабатывают проблемы экономической дина­мики и прежде всего темпов и факторов роста, стремятся найти оптимальное соотношение между занятостью и инфляцией. На это же направлена концепция "неоклассического синтеза" П. Э. Самуэльсона, пытавшегося органически соединить методы рыночного и государственного регулирования. Посткейнсианцы (Дж. Робинсон, П. Сраффа, Н. Калдор и др.) в 60—70-е гг. сделали попытку допол­нить кейнсианство идеями Д. Рикардо. Неорикардианцы выступа­ют за более уравнительное распределение доходов, ограничение рыночной конкуренции, проведение системы мер для эффективной борьбы с инфляцией.

Монетаризм. Монетаризм, как и классический либерализм в целом, рассматривает рынок как саморегулирующуюся систему и выступает против чрезмерного вмешательства государства в эко­номику. Особенностью этого направления стало пристальное вни­мание к денежной массе, находящейся в обращении, которую они считают определяющим фактором развития экономики. Главным пунктом критики стали вопросы экономической политики (пробле­мы инфляции, политики занятости и т. д.). Исходные предпосылки этой критики были сформулированы М. Фридменом в его работах "Очерки позитивной экономики" (1953), "Капитализм и свобода" (1962) и позднее в написанной совместно с Роз Фридменом книге "Свобода выбора" (1979).

Его методологией является неопозитивизм, пытающийся при­мирить рационализм и эмпиризм. В основе теории лежит, по его мнению, возникшая в результате соглашения исследователей аб­страктная гипотеза, из которой выводятся эмпирически проверяе­мые следствия (предсказания). Если они подтверждаются практи­кой, то теория считается истинной, если нет, то она отвергается. Поскольку практические предложения кейнсианцев потерпели фи­аско, то должна быть отвергнута и их теория. Однако подобная участь может постичь и монетаризм, так как и эта теория напря­мую ставится в зависимость от бесконечного числа подтверждений и всегда можно найти противоречащие ей факты. Это тем более нетрудно сделать, так как многие предпосылки монетаристов носят явно нереалистический характер (совершенная конкуренция, гиб­кость цен, полнота экономической информации, зависимость роста национального дохода от темпов роста денежной массы и т. п.). Методологическая уязвимость теории монетаристов вызвала кри­тику как кейнсианцев, так и более последовательных сторонников классического либерализма.

Новая классическая экономика. Если в центре внимания кейнсианцев находится эффективный спрос, то их критики акцентируют основное внимание на предложе­нии товаров и услуг. В 70-е гг. сложилось даже особое направле­ние — "экономика предложения" (А. Лаффер, Дж. Гилдер, М. Эванс, М. Фелдстайн и др.). Для оздоровления экономики, как они счита­ют, необходимо снижение налогов и предоставление льгот корпора­циям. Сокращение дефицита государственного бюджета будет при этих условиях способствовать оздоровлению экономики.

Представители ведущего направления новой классической экономики (Дж. Мут, Р. Лукас, Т. Сарджент, Н. Уоллес, Р. Барро и др.) попытались построить более цельную теорию путем подве­дения единого микроэкономического основания под анализ макро проблем. В центре их внимания оказались экономические агенты, способные быстро приспосабливаться к меняющейся хозяйствен­ной конъюнктуре благодаря рациональному использованию полу­чаемой информации (теория рациональных ожиданий). Посколь­ку каждый индивид способен правильно адаптироваться в меняю­щемся мире, отпадает необходимость вмешательства государства в экономику.

Теория общественного выбора. Этот недостаток пытались преодолеть сто­ронники сформировавшейся в 50—60-е гг. теории общественного выбора (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок, М. Олсон, Д. Мюллер, Р. Толлисон, У. Нисканен и др.). Критикуя кейнсианцев, представители этой теории поставили под сомнение эффективность государственного вмешательства в эко­номику. Последовательно используя принципы классического либе­рализма и методы маржинального анализа, они активно вторглись в область, традиционно считавшуюся сферой деятельности полито­логов, юристов и социологов. Это вторжение получило название "эко­номического империализма". Критикуя государственное регулиро­вание, представители теории общественного выбора сделали объек­том анализа не влияние кредитно-денежных и финансовых мер на экономику, а сам процесс принятия правительственных решений.

Институционализм. Обострение внутренних противоречий рыноч­ной экономики способствовало зарождению институционально-социологического направления. Его истоки вос­ходят к идеям исторической школы в Германии (Ф. Лист, К. Книс, Б. Гильденбрандт, В. Рошер, Г. Шмолер, В. Зомбарт, М. Вебер). Но­вая историческая школа критиковала экономистов (марксистов, маржиналистов и др.) за чрезмерное увлечение голыми абстракциями, пропагандируя необходимость эмпирических исследований, осно­ванных на богатом историческом материале. Представители исто­рической школы определяли национальную (политическую) эконо­мию как науку о повседневной деловой жизнедеятельности людей, извлечении ими средств существования и их использовании.

До развертывания НТР это течение не пользовалось на Западе заметным влиянием; взрыв его популярности в 70—80-е гг. был связан с концепциями "постиндустриального", "информационного", "сервисного" общества, теориями конвергенции различных соци­ально-экономических систем.

На базе институционализма в конце 60-х гг. возникла "ради­кальная политэкономия", представители которой (Г. Шерман, Т. Вайскопф, Э. Хант и др.) в своей критике капитализма исполь­зуют ряд теоретических положений К. Маркса.

На вызов традиционного институционализма представители неоклассического экономикса (основного течения современной эко­номической науки) ответили развитием неоинституциональных ис­следований. Неоинституционализм (Р. Коуз, А. Алчиян, О. Уильямсон, X. Демсец, Д. Норт и др.) опирается на традиции австрийской школы применительно к анализу социальных институтов. При этом сами институты рассматриваются с позиции методологического индивидуализма. К этому направлению относятся теория прав соб­ственности, теория общественного выбора и др.

Классификация современных экономических теорий. Палитру современных подходов хорошо отражает классификация, предложенная Б. Кларком (см. рис. 1.2). Она позволяет не только отразить многообразие современных подходов, но и отметить точки их со­прикосновения и взаимного перехода: от консервативного направ­ления — через классический и современный либерализм — к ради­кальным течениям.

Сильно упрощая все богатство идей современных школ, их можно поместить в двухмерной системе координат (см. рис. 1.2). Несмотря на ограниченность такого подхода, он выделяет главное, намечая возможные точки соприкосновения различных, нередко противоположных концепций.

Подведем итоги. В ходе развития экономической теории ее предмет определялся по-разному. Меркантилисты считали ее пред­метом деятельность, связанную с внешней торговлей и притоком денег в страну. Классики политэкономии рассматривали ее как науку о богатстве. Представители исторической школы определяли как учение о повседневной деятельности людей. Марксисты, исследуя общественное производство, диалектику производительных сил и производственных отношений, пришли к выводу, что политическая экономия изучает законы, управляющие производством, распреде­лением, обменом и потреблением жизненных благ на различных ступенях развития человеческого общества, экономические законо­мерности этого развития. Маржиналисты и неоклассики связали эту деятельность с использованием редких (ограниченных) ресур­сов в условиях рыночного хозяйства. Кейнсианцы добавили к этому необходимость изучения и формирования экономической политики государства; институционалисты обратили внимание на социаль­ные аспекты этой политики. Тем самым экономическая теория по­зволяет выявить исторические особенности систем, понять законо­мерности развития мировой цивилизации.

1.2. Метод экономической теории

Экономическая теория, как и любая другая наука, обладает не только специфическим предметом, но и особым методом исследова­ния.

Обычно метод исследования формируется на базе определенной методологии, включающей в себя мировоззренческий подход, иссле­дование предмета, структуры и места данной науки в общей системе знаний и собственно метод. В ходе процесса познания происходит по­стоянное взаимодействие предмета и метода. Предмет предполагает определенный метод исследования, а метод формирует предмет.

На разных этапах развития в экономической теории использо­вались различные методы исследования (формально-логический, диалектический и др.), многие из которых сохраняют свое значение и в современной науке.

1.2.1. Формальная логика как метод экономического исследования

Что такое формальная логика? Первым методом, который использовала экономическая наука, была формальная логика.

Формальная логика — это изу­чение мысли со стороны ее структуры, формы.

Простейшей категорией формальной логики является понятие. Оно фиксирует мысль о предмете. Обычно понятие определяется через более широкое понятие путем добавления к родовому признаку видового различия. Суждение — это мысль, в которой утверждается или отрицается что-либо о чем-либо. Формой вза­имосвязи суждений выступает умозаключение. Умозаключение представляет собой прием мышления, посредством которого из некоторого исходного знания получается выводное знание. Наибо­лее известной формой умозаключения является силлогизм. Он ут­верждает, что если свойство Р принадлежит каждому из предме­тов, образующих данный класс, то это свойство будет принадле­жать и любому индивидуальному предмету, относимому к этому классу. Это называется аксиомой силлогизма.

Формально-логические методы и приемы познания. Анализ — это метод познания, состоящий в расчленении целого на состав­ные части, синтез – метод, состоящий в соединении отдельных частей в единое целое.

Аналогичными недостатками обладают и индукция с дедук­цией. Индукция — это метод познания, основанный на умозак­лючениях от частного (особенного) к общему; дедукция— метод, основанный на умозаключениях от общего к частному (особенно­му).

Важную роль в формальной логике играет сравнение — ме­тод, определяющий сходство или различие явлений и процессов. Он широко используется при систематизации и классификации понятий, так как позволяет соотнести неизвестное с известным, выразить новое через имеющиеся понятия и категории. Однако роль сравнения в познании нельзя переоценивать. Оно, как правило, но­сит поверхностный характер, отражая лишь первые шаги исследо­вания. В то же время сравнение готовит предпосылки для проведе­ния аналогии.

Аналогия — это метод познания, основанный на переносе одного или ряда свойств с известного явления на неизвестное. В общей форме умозаключение по аналогии записывается следую­щим образом. Если А и В имеют общие свойства и А имеет свойство с, то и В имеет свойство с. Аналогия — это частный случай индук­ции. Она играет важную роль в выдвижении предположений, полу­чении нового знания.

Проблема — это четко сформулированный вопрос или ком­плекс вопросов, возникших в процессе познания.

Постановка про­блемы возможна до начала исследования, в ходе исследования и в ходе его завершения. Если проблемы сформулированы до начала исследования, такие проблемы называют явными, если нет — то неявными. Методы решения проблемы могут быть известны зара­нее, а могут быть найдены в процессе работы. В зависимости от того, что известно (формулировка проблемы, метод ее решения или ответ), можно дать простейшую типологию проблемных ситуаций (см. табл. 1.1).

Таблица 1.1.

Типы проблемных ситуаций:

явные и неявные

Сформулирована проблема

Метод решения проблемы

Решение проблемы

Название проблемных ситуаций

явные

1

+

+

+

Показательные задачи

2

+

+

-

Типовые задачи

3

+

-

+

Риторические проблемы

4

+

-

-

Классические проблемы

неявные

5

-

+

+

«От правильного ответа – к правильному вопросу

6

-

+

-

«Метод ищет применения»

7

-

-

+

Догматическая теория

8

-

-

-

Софизмы, парадоксы, априори

Первый случай представляет собой показательные задачи (из­вестно все — проблема, метод ее решения и ответ). Второй слу­чай — типовые школьные задачи (известно все, кроме ответа). Тре­тий случай — риторические проблемы — головоломки. Четвертый случай — это классические научные проблемы. Пятый случай ил­люстрирует ситуацию, когда правильное понимание формулировки проблемы приходит только в конце исследования. Шестой случай соответствует ситуации, когда в экономике используют методы дру­гих наук. Седьмая ситуация иллюстрирует догматическую теорию, обладающую готовыми ответами на все проблемы; восьмая — это софизмы, парадоксы, антиномии.

Принципиально новому решению задачи способствует поста­новка проблемы в форме антиномии. Антиномия — это противо­речие, в котором тезис и антитезис имеют равную силу и в оди­наковой степени покоятся на одних и тех же основаниях. Фор­мулировка проблемы в форме антиномии позволяет отразить про­тиворечивое развитие как реального объекта, так и знаний о нем. Однако с точки зрения формальной логики антиномия неразреши­ма, поскольку отрицает ее основные законы.

На ограниченность формальной логики указывает и апория — утверждение, противоречащее практическому опыту.

Постановка проблемы в форме парадокса (антиномии, апории или даже софизма) способствует рождению гипотез. Гипотеза — это метод познания, заключающийся в выдвижении научно обо­снованного предположения о возможных причинах или связях яв­лений и процессов. Гипотеза возникает тогда, когда появляются но­вые факторы, противоречащие старой теории.

Научная теория состоит из ядра и защитного пояса (см. рис. 1.3).

Рис. 1.3. Структура научной теории

Ядро — наиболее фундаментальные положения теории; защитный пояс образуют вспомогательные гипотезы, которые конкретизиру­ют теорию, расширяя область ее применения. Доказанные гипоте­зы сливаются с ядром, недоказанные служат объектом полемики с оппонентами, защищая ядро теории. Например, ядром марксизма являются трудовая теория стоимости, теория прибавочной стои­мости, всеобщий закон капиталистического накопления, а их за­щитным поясом — закон тенденции нормы прибыли к понижению и другие законы.

Гипотезы бывают двоякого рода (см. рис. 1.4): основные и "к случаю" (ad hoc). Критика марксистской теории обнищания проле­тариата привела к рождению многих "уточняющих" гипотез.

Стали различать абсолютное и относительное ухудшение положения ра­бочего класса в отличие от абсолютного и относительного обнища­ния, а абсолютное обнищание "вынесли" за пределы нормально функционирующего капитализма и т. д.

Под доказательством в формальной логике понимается обо­снование истинности одной мысли с помощью других. Формаль­ная логика предлагает универсальную структуру доказательства. Она состоит из тезиса, оснований доказательства (аргументов) и способа доказательства (демонстрации). Существуют различные виды дока­зательства. В зависимости от его целей выделяют доказательства истинности и ложности (опровержение); в зависимости от способа доказательства — прямые и косвенные; в зависимости от оснований доказательства — теоретические и эмпирические (см. рис. 1.5).

Рис. 1.5. Виды доказательств

Основные законы формальной логики (см. рис. 1.6):

1. Закон тождества (А=А);

2. Закон противоречия (А и А, А Л А);

3. Закон исключенного третьего (А и А, А V А);

4. Закон достаточного основания.

Закон тождества означает, что каждая мысль должна иметь строго определенное устойчивое содержание. Он направлен против расплыв­чатости и неопределенности в экономическом мышлении. Этот закон запрещает, с одной стороны, тавтологию (когда одно явление называ­ют разными терминами), а с другой — подмену одних понятий други­ми. Закон тождества ориентирует на связь и соподчиненность катего­рий, четкое разграничение родовых и видовых признаков.

Закон противоречия означает, что две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одном и том же времени, отношении и т. д., не могут быть истинными.

Закон исключенного третьего утверждает, что из двух отри­цающих друг друга мыслей об одном и том же предмете, взятом в одном и том же времени, отношении и т. д., одно непременно истинно.

Закон достаточного основания требует, чтобы всякая истин­ная мысль обосновывалась другими мыслями, истинность которых была доказана ранее. Первые три закона были сформулированы Аристотелем, четвертый закон открыт в XVII в. Г. Лейбницем.

Рис. 1.6. Классификация законов формальной логики

"В логике ее силло­гизмы и большинство других правил, — писал Р. Декарт, — слу­жат больше для объяснения другим того, что нам известно,... вмес­то того чтобы познавать это"'.

Применение формально- логических методов в экономической теории.

Западноевропейские схоласты значительно усовершенствовали аппарат формальной логики и особенно дедуктивный метод исследования. Это было необходимо для того, чтобы согласовать отдельные положения науки с богословской док­триной. Главной целью выступал вывод реальных отношений из догматов "отцов церкви", объяснение земного миропорядка как по­рождения неземного. Поэтому средневековое мышление носит трансцендентальный, умозрительный характер.

В отличие от средневековых схоластов меркантилисты апелли­руют не к общей теории, а к реальной практике. Их эмпирический метод находит свое обоснование в индукции Ф. Бэкона и Т. Гоббса, а также в дедукции Р. Декарта. Меркантилисты ориентируются на решение частных задач, для них характерно движение от конкрет­ного к абстрактному. Стремление найти основание в реальных фак­тах реальной действительности, установить точные количественные пропорции между явлениями и процессами экономической жизни характерно и для основоположников классической экономии.

В отличие от средневековых схоластов, методологической ос­новой учения которых выступало каноническое право, классики политэкономии богатства опираются на теорию "естественного пра­ва". Они стремятся открыть естественные, вытекающие из самой "человеческой природы", рациональные законы развития. Неуди­вительно, что при таком подходе объектом их анализа становятся не только отдельные индивиды, но и социальные классы, целью существования которых является стремление "к естественному по­рядку, ... наиболее выгодному для человеческого рода'". Вводится понятие "экономического человека", под которым подразумевается индивид, преследующий свои личные интересы путем участия в общественном производстве. С течением времени усиливаются эле­менты субъективизма (Э. Б. де Кондильяк) и утилитаризма (И. Бентам). На основе дедуктивного метода появляются попытки (хотя и далеко не последовательные) создания экономических систем пу­тем восхождения от абстрактного к конкретному (А. Смит, Д. Рикардо). При этом неизбежно возникают противоречия, от которых ученики Рикардо (Дж. Милль, Д. Р. Мак-Куллох и др.) пытаются избавиться путем формально-логического упорядочения материала, сведения реальных фактов к абстрактно-теоретическим схемам. Это вызывает повышенный интерес экономистов к проблемам мето­да, что находит яркое выражение в "Системе логики" Д. С. Милля.

1.2.2. Диалектика как метод политической экономии

Основные принципы материалистической диалектики. Качественно новый этап развития экономи­ческой науки связан с применением диалек­тического метода.

Диалектика — это нау­ка о наиболее общих законах развития при­роды, общества и человеческого мышления. Она является целост­ным методом, органической системой категорий и законов. Основ­ными принципами систематизации понятий стали принципы взаи­мосвязи и развития (см. рис. 1.7).

Рис. 1.7. Основные принципы диалектики

Экономическая система впервые была рассмотрена как развивающаяся взаимосвязь категорий и законов, взаимосвязь в развитии. Это означало, что каждое из яв­лений и система в целом анализируются в процессе самодвижения от низшего к высшему, от старого к новому. Противоречие высту­пает как внутренний источник и основной принцип движения. Само развитие понимается как переход количественных изменений в качественные и обратно, как единство и борьба противоположнос­тей, как отрицание отрицания.

Разработанный в рамках немецкой классической философии (И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель) диалектический метод был материалистически переосмыслен и впервые успешно приме­нен в политической экономии К. Марксом.

В теории познания ведущими стали метод восхождения от абстрактного к конкретному и прин­цип единства исторического и логического (рис. 1.8).

Рис. 1.8. Основные методы диалектической логики

Восхождение от абстрактного к конкретному. От конкретного, данного в представлении, ко все более тощим абстракциям и от них вновь к кон­кретному, но уже духовно конкретному, единст­ву многообразного — таков, по Марксу, путь по­знания вообще и политической экономии в частности.

Движение от конкретного к абстрактному характерно для пер­вых ступеней познания любого объекта, характерно оно и для эко­номической теории. Экономисты, начав изучение рыночного хозяй­ства с целого (населения, государства), пришли к простейшим, аб­страктным определениям производственных отношений (труд, раз­деление труда, потребность, меновая стоимость и т. п.).

Важно подчеркнуть и другое. В отличие от классиков политичес­кой экономии К. Маркс использует метод диалектического восхожде­ния от абстрактного к конкретному, т. е. прежде всего стремится рас­крыть внутренние противоречия объекта исследования и отразить закономерности их развития в системе категорий и законов.

Единство исторического и логического. При сравнении исторического и логического методов исследования прежде всего заметна непосредственная их идентичность.

Исторический метод исследования представляется логическим методом, только облаченным в историческую форму (т. е. исследующим ло­гику развития предмета в форме конкретных исторических собы­тий), а логический метод — историческим, взятым в необходимос­ти (т. е. освобожденным от случайной исторической формы).

Историческое и логическое, включая предше­ствующие методы, точнее, черты единого диалектического метода, дают в общем виде ответ на вопрос, с чего начинать и как строить теоретическую систему. Однако для практической реализации это­го необходимо предварительно построить более конкретные эконо­мические модели и проверить их в ходе экономических экспери­ментов.

1.2.3. Экономические модели и эксперименты

Развитие системных методов исследования. Системный метод исследования — дети­ще XX в. Однако предпосылки его возник­новения складывались еще в XIX в. в про­цессе перерастания формальной логики в математическую. Именно в этот период Д. Буль создает алгебру логики, а У. Джевонс и Э. Шредер — первую систему математической логики.

В начале XX в. А. А. Богданов (1873—1928) попытался создать всеобщую организационную науку — тектологию, которая, по мыс­ли ее творца, как и математика, отвлекается от конкретного харак­тера элементов системы, изучая их с точки зрения организованнос­ти или дезорганизованности. Это позволяет объединить на основе общего строения социально-экономические, энергетические и био­логические процессы. В основе такого объединения лежит идея рав­новесия: статического и динамического. В соответствии с этим под­ходом А. Богданов делил все системы на уравновешенные и не­уравновешенные.

Мощным импульсом для развития экономического моделиро­вания стали теория и практика народнохозяйственного планиро­вания в СССР (ГОЭЛРО, межотраслевой баланс 1923—1925 гг., модели экономического роста Г. А. Фельдмана и др.). В 1939 г. Л. В. Канторович создал метод линейного программирования. Раз­витие технических наук (теории машин и механизмов, теории связи и информации), математики (теории алгоритмов, математической логики, теории вероятностей, математического программирования), а также биологии и физиологии (исследование систем регулиро­вания в живых организмах, учение И. П. Павлова о высшей нерв­ной деятельности и т. д.) способствовало возникновению во второй половине 40-х гг. кибернетики.

"Отцом" новой науки стал амери­канский исследователь Н. Винер. Кибернетика возникла как нау­ка об управлении сложными динамическими системами (незави­симо от того, является ли такая система механической конструк­цией или живым организмом). Применение кибернетических прин­ципов к экономике увенчалось в начале 60-х гг. созданием эконо­мической кибернетики (В. С. Немчинов, О. Ланге, Г. Греневский, С. Бир и др.).

Экономико-математическое рождение кибернетики моделирование. Распространение системных методов исследования сопровождались бурным развитием экономико-математического моделирования.

Экономическая модель — это формализованное описание эко­номического процесса или явления, структура которого опреде­ляется как его объективными свойствами, так и субъективным целевым характером исследования.

Связь модели с объективной экономической дейст­вительностью двояка: с одной стороны, модель отражает реальный мир, является его условным воспроизведением, с другой — служит его преобразованию в соответствии со сформулированными целями (см. рис. 1.9).

Реальный мир Модель

Рис. 1.9. Соотношение модели и реального мира

Простейшим видом экономико-математического моделирова­ния является моделирование в двухмерном пространстве — при помощи графиков.

Отрицательный наклон Положительный наклон

Рис. 1.10. Графическое изображение простейших

(линейных) зависимостей

Положительный наклон Y1

Отрицательный наклон Y1

Положительный наклон

Y

Отрицательный наклон

Y

Отрицательный наклон

Положительный наклон

Рис. 1.11. Определение наклона кривых

Рис. 1.12. Виды моделей

Крах золотомонетного стандарта после 1914 г., а затем Вели­кая депрессия 1929—1933 гг. наглядно обнажили несовершенство функционирующей системы.

Возникла необходимость возвращения к объективному подходу, типичному для предшествовавшей эконо­мической теории, рассмотрению функционирования народного хо­зяйства как единого целого (макроэкономика).

Это достигается, во-первых, в анализе таких категорий, как национальный доход, сбе­режения, инвестиции и моделирование взаимосвязей между ними;

во-вторых, путем значительного расширения эмпирической базы и совершенствования экономико-математических методов их обработ­ки (развитие эконометрики, кибернетики и т. д.). Причинно-следст­венные связи вытесняются функциональными и структурными, происходит четкое разграничение микро- и макроэкономики.

Экономические эксперименты. Изучение естественного хода явлений и процессов экономической жизни ставит на повестку дня проведение экспериментов.

Экономический экспериментэто искусственное воспро­изведение экономического явления или процесса с целью изучения его в наиболее благоприятных условиях и дальнейшего практи­ческого изменения.

Эксперименты могут проводиться как на микро-, так и на макроуровне, как в условиях рыночной экономики, так и вне ее (см. рис. 1.13).

Рис. 1.13. Виды экспериментов

11. Литература
  1. Базовый учебник

Нуреев Р. М. Курс микроэкономики. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 1999. Гл. 1.

  1. Основные учебники и учебные пособия

Баумоль У. Экономическая теория и исследование операций. – М.: Прогресс,1965.

Введение в рыночную экономику / Под ред. А.Я. Лившица и И. Н. Никулиной. - М.: Высшая школа. 1994.

Гребенников П.И., Леусский А.И., Тарасевич Л. С. Микроэкономика. - СПб.: Изд-во СПбУЭФ, 1996.

Долан Э., Линдсей Д. Рынок: микроэкономическая модель. -СПб., 1992.

Макконнелл К., Брю С. Экономикс: принципы, проблемы и политика.- М.: Республика, 1992.

Пезенти А. Очерки политической экономии капитализма. -М.: Прогресс, 1976. Т.2.

Пиндайк Р., Рубинфельд Д. Микроэкономика. - М.: экономика, 1992.

Самуэльсон П. Экономика.- М.: Прогресс, 1964.

Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика. - М.: Дело, 1993.

Хайман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение. - М.: Финансы и статистика, 1992.

Экономика: Учебник / Под ред. А. С. Булатова. – М. БЕК, 1997.

  1. Сборники задач и тестов

Зейдель Х., Теммен Р. Основы учения об экономике. – М.: Дело,1993.

Камаев В.Д. Практическое пособие к семинарским занятиям по экономической теории. – М.: Владос, 1998.

Микро-, макроэкономика. Практикум. / Под общ. ред. Ю.А. Огибина. СПб.: «Литера плюс», 1994.

Морган М. Дж. Руководство к изучению учебника Фишера С., Дорнбуша Р., Шмалензи Р. «Экономика». – М.: Дело, 1997.

Сборник задач по экономике.: Учебное пособие / Отв. ред. Ю. Е. Власьевич. – М.: БЕК, 1996.

Сборник задач по экономической теории. Микроэкономика и макроэкономика. Киров, 1994.

Тесты и задачи по микроэкономике и макроэкономике / Под ред. А. В. Сидоровича и Ю. В. Таранухи. – М.: Изд-во МГУ, 1994.

  1. Специальная литература

Автономов В. С. Человек в зеркале экономической теории. М.: Наука,1993.

Алле М. Современная экономическая наука и факты // THE­SIS. Т. 2. Вып. 4, 1994. С. 11—19.

Барр Р. Политическая экономия. М.: Международные отноше­ния, 1994. Т. 1. С. 8—55.

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: Дело Лтд., 1994. Гл.17. С. 647—661.

Всемирная история экономической мысли в шести томах. Т. 1. М.: Мысль, 1987. С. 28—35, 158—166, 354—361; Т. 2, 1988. С. 20—24, 43—47, 320—324; Т. 3, 1989. С. 104—110, 407—416; Т. 4, 1990. С. 418— 430; Т. 5, 1994. С. 508—522; Т. 9, книга II, 1997. С. 168—191.

Кобринский Н. Е., Майминас Е. 3., Смирнов А. Д. Экономичес­кая кибернетика. М., 1982. Гл. 1, 2. С. 11—45.

Малахов В. П. Логика предпринимательства. М.: ТОО "Класси­ка", 1993.

Маркс К. Капитал. Предисловие к 1-му и Послесловие ко 2-му изданию // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 5—22.

Маркс К. Экономические рукописи 1857—1859 гг. Введение. Ч. 1., П. 3. Метод политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. 1. С. 36—45.

Маршалл А. Принципы экономической науки'. Т. 1. Кн. 1. Гл. 2. М.: Прогресс, 1993. С. 69—84.

Нуреев Р. М. Предмет политической экономии и основные чер­ты ее метода. М.: МГУ, 1986.

Нуреев Р. М. Предпосылки новой экономической парадигмы: он­тология и гносеология // Вопросы экономики. 1993. № 4. С. 121—144.

Пезенти А. Очерки политической экономии капитализма. Т. 1. Ч. 1. Гл. 1. М.: Прогресс, 1976. С. 65—93.

Петти В., Кенэ Ф., Смит А. и Рикардо Д. о методе политической экономии (выдержки из произведений) // Развитие метода поли­тической экономии. М.: Экономика, 1986. С. 36—40, 41—42, 57—54, 75—77.

Роббинс Л. Предмет экономической науки // THESIS, 1993. Т. 1. Вып. 1. С. 10—23.

Современная экономическая мысль / Под ред. С. Вайтпрауба. М.: Прогресс. 1981. Гл. 23. С. 661—682.

Суслов И. П. Методология экономического исследования. 2-е изд. М.: Экономика, 1983.

Фридмен М. Методология позитивной экономической науки // THESIS. Т. 2. Вып. 4. 1994. С. 20—52.

Хаусман Д. Экономическая методология в двух словах // МЭиМО, 1994. № 2. С. 105—113; № 3. С. 105—113.

Шумпетер И. А. История экономического анализа. Ч. 1. Гл. 1. П. 2, 3; Гл. 2, 3; Гл. 4. П. 1 // В кн.: Истоки: вопросы истории народ­ного хозяйства и экономической мысли. Вып. 1. М.: Экономика, 19892, С. 248—284.

Краткое изложение истории развития предмета экономической тео­рии можно найти в статье Р. М. Нуреева, более развернутое — в книгах Р. Барра, А. Пезенти, а также в монографии В. С. Автономова. Глубокий анализ схоластики как первого опыта систематизации категорий дан в "Истории экономического анализа" И. Шумпетера. Собст­венное представление о политической экономии можно приобрести из хрес­томатии "Метод политической экономии". Классификация основных тече­ний Экономикса дана в работе Б. Кларка. Хотя задач на вводную тему почти нет, некоторые упражнения можно найти в "Практикуме микро-, макроэкономики" и в "Сборнике задач по экономической теории".

Общую панораму развития методологии экономической науки можно найти в хрестоматии "Метод политической экономии", в работе М. Блауга (гл. 17), а также в обзорной статье Д. Хаусмана. Взаимоотношения эконо­мической теории с другими общественными науками раскрываются И. Шумпетером. Развернутая характеристика формальной логики представлена в монографии И. П. Суслова, некоторые формально-логические ошибки упомянуты в учебнике К. Макконнелла и С. Брю, более подробно типичные формально-логические ошибки, встречающиеся в хозяйственной практи­ке, разобраны в задачнике В. П. Малахова "Логика предпринимательства". Метод материалистической диалектики охарактеризован во Введении к "Экономическим рукописям 1857—1858 гг." К. Маркса. Методологические проблемы современного Экономикса раскрыты в статьях М. Алле и М. Фридмена.

Тема 2. Основы экономического анализа.

Учебные цели

  1. Сформулировать три основные проблемы, которые должна решать любая экономическая система, независимо от ее социальных характеристик и политической ориентации.

  2. Показать механизм решения этих проблем в различных экономических системах.

  3. Выяснить, что такое производственные ресурсы и каковы принципы их классификации.

  4. Уяснить, что такое представляет собой модель и кривая производственных возможностей, каковы их основые функции в экономическом анализе.

  5. Раскрыть с помощью кривой производственных возможностей сущность альтернативных издержек и закона убывающей производительности факторов производства.

  6. Выяснить основные ступени развития экономических систем.

  7. Уяснить соддержание характеристики современных экономических систем.

План

2.1. Потребности, ресурсы, выбор.

2.2. Экономический кругооборот.

2.3. Экономические системы: основные ступени развития.

2.4. Современные экономические системы.

2.1. Потребности, ресурсы, выбор

Экономическая наука прежде всего изучает экономические потребности и способы их удовлетворения.

Экономические потребности. В зависимости от того, являетесь ли вы пессимистом или оптимистом, можно выбрать одно из двух определений экономических потребностей.

С точки зрения пессимиста, под экономическими потребностями (economic needs) обычно понимается недостаток чего-либо необ­ходимого для поддержания жизнедеятельности и развития лич­ности, фирмы и общества в целом.

Оптимисты предпочитают оп­ределять экономические потребности как внутренние мотивы, по­буждающие к экономической деятельности.

Именно экономические потребности выступают как внутрен­ний побудитель активной деятельности человека. Потребности под­разделяются на первичные, удовлетворяющие жизненно важные потребности человека (пища, одежда и др.), и вторичные, к кото­рым относятся все остальные потребности (например, потребности досуга: кино, театр, спорт и т.д.). Первичные потребности не могут быть заменены одна другой, вторичные — могут. Деление экономи­ческих потребностей на первичные и вторичные исторически ус­ловно, соотношение между ними с развитием общества изменяется.

С ростом богатства общества в семейном бюджете граждан сокращается доля расходов на питание, растет доля услуг и това­ров длительного пользования.

Экономические блага. Средства, удовлетворяющие потребности, называются благами (goods).

Одни из них имеются в почти неограниченных масштабах (например, воз­дух), другие — в ограниченном размере. Последние называются экономическими благами. Они состоят из вещей и услуг.

Экономические блага делятся на долговременные, предпола­гающие многоразовое использование (автомобиль, книга, электро­приборы, видеофильмы и т.д.), и недолговременные, исчезающие в процессе разового потребления (хлеб, мясо, напитки, спички и т.п.). Среди благ выделяют взаимозаменяемые (субституты) и взаимо­дополняемые (комплементарные). К субститутам относятся не толь­ко многие потребительские товары и производственные ресурсы, но и услуги транспорта (поезд — самолет — автомобиль), сферы досуга (кино — театр — цирк) и т. д. Примерами комплементар­ных товаров являются стол и стул, автомобиль и бензин, ручка и бумага. Экономические блага также могут быть разделены на на­стоящие и будущие, прямые (потребительские) и косвенные (про­изводственные).

Согласно теории Маркса, стоимость (ценность) экономического блага определяется затратами общественно необходимого труда, т.е. труда, совершаемого при средних общественно-нормальных усло­виях производства и средней интенсивности труда.

Согласно нео­классическим воззрениям, ценность благ зависит от их редкости, прежде всего от интенсивности потребности и количества благ, спо­собных данную потребность удовлетворить. При этом предполага­ется, что любая потребность может быть удовлетворена нескольки­ми благами, а любое экономическое благо может использоваться для удовлетворения разных потребностей.

Если q1,q2...,qn — сово­купность определенных количеств каждого из n благ, а р12...,рn — их цены, то стоимость совокупного набора благ может быть записа­на как рiqi , где i = 1,...n.

Для получения недостающих потребительских благ, как пра­вило, нужны косвенные экономические блага — ресурсы.

Экономические ресурсы. Экономические ресурсы (или факторы производства) (economic resources) — это элементы, используемые для производства экономических благ.

К важнейшим из них в современном обществе относятся зем­ля, труд, капитал (в том числе его организация), предприниматель­ская способность и информация.

Под предпринимательской спо­собностью обычно понимают особый вид человеческого ресурса, заключающийся в способности наиболее эффективно использовать все другие факторы производства.

Индивид, как и общество в целом, живет в мире ограниченных возможностей. Ограничены физические и интеллектуальные спо­собности человека, имеющиеся в его распоряжении средства про­изводства, информация и даже время, которым он располагает для удовлетворения своих потребностей. С проблемой ограниченности ресурсов сталкиваются также фирмы и общество в целом.

Наличные ресурсы, которые мы хотим использовать, как пра­вило, ограничены; во всяком случае, их меньше, чем необходимо для удовлетворения наших потребностей при данном уровне обще­ственного развития. Конечно, ограниченность ресурсов относитель­на. С развитием общества, как правило, она преодолевается. Одна­ко на каждый данный момент времени ограниченность экономичес­ких ресурсов имеет место. Это означает, что одновременное и пол­ное удовлетворение всех потребностей принципиально невозможно. Следствием ограниченности ресурсов является стремление к наи­лучшему их использованию. В этой связи перед экономической нау­кой встает двойная задача — объективная и субъективная, или, выражаясь другими словами, позитивная и нормативная.

Экономическая наука носит как позитивный, так и норматив­ный характер. Поскольку экономическая наука анализирует пове­дение участников экономических процессов, постольку она носит позитивный, отражающий объективную реальность характер. Эти участники, подчиняясь ограничениям, которые накладывают при­рода и общество, обладают свободой действия.

Тем не менее конеч­ный результат их деятельности объективен, не зависит от воли и сознания отдельных индивидов. Более того, такой результат далеко не всегда оптимален, что связано как со сложившимися в обществе институтами, так и с иррациональностью отдельных действий хо­зяйствующих субъектов. Поскольку экономическая наука носит нормативный характер, то есть стремится найти наилучшие фор­мы организации производства, постольку она создает своего рода идеальную модель человеческой деятельности в сфере экономики.

Такие ресурсы, как земля, труд, капитал, в известной мере взаимозаменяемы, что находит свое выражение в производствен­ной функции. В наиболее общем виде она выглядит следующим образом: Q = f (F1,F2,...,Fn), где Q — объем производства; F1,F2,...,Fn — используемые производственные ресурсы.

Экономический выбор. Множественность экономических целей при ограниченности ресурсов ставит проблему эконо­мического выбора (economic choice) выбо­ра наилучшего из альтернативных вариантов их использования, при котором достигается максимальное удовлетворение потреб­ностей при данных затратах.

Перед каждым человеком, фирмой и обществом в целом возникают проблемы, что, как и для кого про­изводить, т. е. как определить условия и направления использова­ния ограниченных ресурсов. Экономическая наука при этом не только пытается зафиксировать то, что есть, но и разрабатывает наилуч­шие варианты решения возникших проблем.

В последнем случае возникает проблема рационального ведения хозяйства (econo­mizing): все общество как бы участвует в игре со строго опреде­ленными и заранее всем известными правилами подобно партии в бридж.

При этом обычно предполагается, что субъектом хозяйства выступает "homo economicus" — разумный (рациональный) инди­вид, хорошо обученный, имеющий глубокие общие и профессио­нальные знания, а также большой практический опыт ("человек-компьютер"). Его целью является достижение максимальных ре­зультатов при данных затратах ресурсов или минимизация затрат при достижении намеченной цели. Такая предпосылка довольно нереальна, так как существующая статистика слишком неточна, методы анализа довольно грубы, а информация о реальной дея­тельности хозяйствующих субъектов весьма ограничена.

Тем не менее теория оптимизации служит своеобразным руководством к рациональной деятельности. В экономической теории предполага­ется, что каждый хозяйствующий субъект стремится к максимиза­ции: потребитель — удовлетворения своих потребностей, фирма — прибыли, профсоюз — доходов его членов, государство — уровня народного благосостояния или, согласно теории общественного вы­бора, престижа политиков.

Альтернативные издержки. В реальной действительности люди всегда сталкиваются с альтернативными издержками. Про­изводство одного продукта означает отказ от другого. Рациональный человек должен подсчитать не только буду­щие затраты, но и издержки неиспользованных производственных возможностей, чтобы сделать оптимальный экономический выбор.

Издержки одного блага, выраженные в другом благе, которым при­шлось пренебречь (пожертвовать), называются альтернативны­ми издержками (opportunity costs), издержками неиспользован­ных возможностей или вмененными издержками.

Рассмотрим условный пример. Путешествие из Санкт-Петер­бурга в Москву занимает 8 часов поездом и 3 часа самолетом (с учетом времени поездки в аэропорт). Стоимость проезда поездом 100 рублей, самолетом — 250 рублей. В путешествие отправляются трое: Андреев, Борисов и Васильев. Часовая ставка оплаты труда Абрамова — 20 рублей в час, у Борисова — 30, у Васильева — 50. Каким видом транспорта поедут эти люди? 100 рублей в данном случае — неизбежные затраты: какой бы из имеющихся в наличии транс­порт ни выбрать, меньше затратить не удастся. Поэтому дополни­тельными (предельными) затратами являются 250-100 = 150 рублей. Неизбежные потери времени составляют 3 часа, дополнительные (предельные) потери равны 8-3 = 5 часам. Предметом анализа яв­ляется сопоставление этих 150 рублей и 5 часов времени. Андреев за эти 5 часов заработает лишь 100, его альтернативные издержки (100) меньше, чем дополнительные затраты на покупку авиабиле­тов (150). Следовательно, для него рациональнее (выгоднее) поехать поездом. Часовая ставка Борисова — 30. В результате полета само­летом он сэкономит 5 часов, за которые может заработать 150 руб­лей. Следовательно, экономия времени дает возможность вернуть затраченную на авиабилет сумму. Поэтому ему с точки зрения ра­ционального поведения все равно, ехать ли поездом и потерять 5 часов времени или лететь самолетом и "отработать" перерасход ресурсов.

Что же касается Васильева, то очевидно, что для него, как говорил Б. Франклин, "время — деньги", так как за 5 часов он сможет заработать 250 рублей, что значительно больше дополни­тельных затрат на авиабилет. Итак, с точки зрения рационального поведения: Андреев поедет поездом, Васильев полетит самолетом, а Борисову все равно. Этот простейший случай дает прекрасный пример принятия экономических решений. Они принимаются, ког­да дополнительные (предельные) выгоды должны быть не мень­ше дополнительных (предельных) издержек:

MB  МС,

где MB (marginal benefit) — предельные выгоды,

МС (marginal cost) — предельные издержки.

Производственные возможности. Производственные возможности (production capacity) возможности общества по про­изводству экономических благ при полном и эффективном использовании всех имеющихся ресурсов при дан­ном уровне развития технологии.

Возможный выпуск продукции характеризует кривая производственных возможностей. Поясним это на условном примере. Допустим, что в обществе производятся лишь два блага: зерно и ракеты. Если общество использует свои ресурсы для производства только зерна, то оно производит его 5 млн. т; если же только для производства ракет, то их производит­ся 6 штук. При одновременном производстве обоих благ возможны следующие сочетания (см. рис. 2.1).

Таблица производственных возможностей

Возможности

Зерно (млн. т)

Ракеты (шт.)

А

5,0

0

Б

4,8

1

В

4,5

2

Г

3,9

3

Д

3,0

4

Е

1,8

5

Ж

0

6

Из таблицы видно, что всякое увеличение производства ракет (с 0 до 6 штук) снижает производ­ство зерна (с 5 млн. до 0 т), и наоборот.

Рис. 2.1. Кривая производственных возможностей

Линия АБВГДЕЖ, которую называют кривой производственных возможностей (production possibility curve), показывает альтернативные варианты при полном использовании ресурсов.

Все точки, расположенные внут­ри фигуры ОАЖ, означают неполное использование ресурсов, на­пример точка К (одновременное производство 2,5 млн. т зерна и трех ракет). И наоборот, любая производственная программа, ха­рактеризуемая точками за пределами фигуры ОАЖ, не будет обес­печена наличными ресурсами (например, точка И).

Кривая произ­водственных возможностей обычно имеет выпуклую форму (во­гнута к началу координат). Это означает, что, изменяя структуру производства, например, в пользу ракет, мы будем в большей мере использовать в производстве ракет сравнительно малоэффектив­ные для этого ресурсы. Поэтому каждая дополнительная ракета требует все большего сокращения производства зерна (и наобо­рот). Производство первой ракеты вызвало сокращение производ­ства зерна на 0,2 млн. т, второй — на 0,3 млн., третьей — на 0,6 млн. т и т.д.

Этот пример наглядно иллюстрирует закон убы­вающей производительности (подробнее в теме 6). Кривая произ­водственных возможностей исторична, она отражает достигнутый уровень развития технологии и степень использования имеющих­ся ресурсов. Если увеличиваются ресурсы или улучшается техно­логия, площадь фигуры ОАЖ растет, кривая АБВГДЕЖ сдвига­ется вверх и вправо.

Если процесс происходит равномерно, то кривая АЖ симмет­рично смещается до положения А'Ж' (см. рис. 2.1). Если происхо­дит одностороннее увеличение эффективности технологии производ­ства одного из благ, то сдвиг носит асимметричный характер (см. рис. 2.2).

Рис. 2.2. Сдвиг кривой производственных возможностей при одностороннем расширении одного из видов производства

При одностороннем расширении производства зерна кривая АЖ смещается до положения А1Ж, при увеличении производства ракет — до положения АЖ1. Кривая производственных возможнос­тей может быть использована для характеристики структурных сдви­гов между промышленностью и сельским хозяйством, общественны­ми и частными благами, текущим и будущим потреблением (потре­бительскими и инвестиционными товарами и услугами) и т.д.

В условиях ограниченности ресурсов проблема экономического выбора неустранима, однако в различных экономических системах она решается по-разному. В традиционном обществе выбор зависит от традиций и обычаев, в командной экономике — от воли правящей элиты, в рыночном хозяйстве — от рыночной конъюнктуры.

2.2. Экономический кругооборот

Экономические блага движутся не сами по себе. Они выступа­ют как средства связи между экономическими агентами.

Экономические агенты. Экономические агенты (economic agents) — субъекты экономических отношений, уча­ствующие в производстве, распределении, обмене и потреблении экономических благ.

Основными экономическими агентами являются индивиды (домохозяйства), фирмы, государство и его подраз­деления. В свою очередь, среди фирм выделяют прежде всего ин­дивидуальные деловые предприятия, партнерства и корпорации.

Современная экономическая теория исходит из предпосылки о ра­циональном поведении агентов. Это означает, что целью является максимизация результатов при данных затратах либо минимиза­ция затрат при заданном результате. Индивиды стремятся к мак­симальному удовлетворению потребностей при данных издержках, государство — к наивысшему росту общественного благосостояния при определенном бюджете.

В качестве экономических агентов вы­ступают также, например, профсоюзы, целью которых является по­вышение зарплаты и улучшение социальных условий жизни их членов, средством — борьба за выгодные условия заключения кол­лективных договоров.

В современных теориях, развивающих принципы классичес­кого либерализма, единственно реальным экономическим агентом признается индивид. Все остальные агенты рассматриваются как производные от него формы: фирмы — как юридические фикции, а государство — как агентство по спецификации и защите прав соб­ственности.

Традиционная для микроэкономики раздвоенность на теорию поведения индивида и теорию фирмы тем самым преодоле­вается, а принцип максимизации полезности приобретает универ­сальное значение. В теории прав собственности фирма рассматри­вается прежде всего как определенная форма, сеть контрактов, по которым передаются пучки правомочий. Фирма возникает как не­обходимая реакция на дороговизну рыночной координации, как свое­образный способ минимизации трансакционных издержек.

В теории общественного выбора принципы методологического индивидуализма доводятся до логического завершения: государст­во рассматривается исключительно как совокупность индивидов, преследующих личные цели. Поэтому государственная политика, по мнению сторонников этой теории, определяется не столько об­щественными потребностями, сколько бесконечно меняющейся че­хардой частных интересов. Абсентеизм избирателей объясняется принципом рационального невежества, принятие решений в инте­ресах меньшинства — лоббизмом, продажность и беспринципность депутатов — практикой логроллинга, коррупция бюрократии — по­иском политической ренты (подробнее в теме 14).

Экономические агенты осуществляют связи друг с другом с помощью экономических благ. Движение их образует своеобразный кругооборот.

Экономический кругооборот. Экономический кругооборот (circular flow) круговое движение реальных экономических благ, сопровождающееся встречным потоком денежных доходов и расходов.

Основными субъектами рыночной экономики являются домо­хозяйства и фирмы. Домохозяйства предъявляют спрос на потре­бительские товары и услуги, являясь одновременно поставщиками экономических ресурсов. Фирмы предъявляют спрос на ресурсы, предлагая, в свою очередь, потребительские товары и услуги. По­ведение основных экономических агентов может быть выражено кругооборотом спроса и предложения (см. рис. 2.3).

Рис. 2.3. Кругооборот спроса и предложения

При всей условности схемы кругооборота она отражает глав­ное — в развитой рыночной экономике существует постоянное вза­имодействие спроса и предложения: спрос рождает предложение, а предложение развивает спрос.

Кругооборот спроса и предложения может быть конкретизи­рован с учетом движения ресурсов, потребительских благ и дохо­дов. Спрос домохозяйств выражается в расходах, осуществляемых на рынках потребительских товаров и услуг. Продажа этих товаров и услуг составляет выручку фирм. Покупка ресурсов, необходимых для этого, означает издержки фирмы. Домохозяйства, поставляя необходимые ресурсы (труд, землю, капитал, предпринимательские способности), получают денежные доходы (заработную плату, рен­ту, процент, прибыль). Таким образом, реальный поток экономичес­ких благ дополняется встречным денежным потоком доходов и рас­ходов (см. рис. 2.4).

Рынки

Рис. 2.4. Простая модель кругооборота

Эта модель может быть уточнена включением оборотов внут­ри секторов. Подчеркивая главное, простая модель кругооборота несколько идеализирует реальную действительность.

Во-первых, она не учитывает накопления как экономических благ, так и денежных ресурсов, а также то, что какие-то ресурсы могут выпадать из процесса оборота. Например, если потребители начинают сберегать часть полученных доходов, влияние совокуп­ного спроса уменьшается. Такие обстоятельства могут в дальней­шем существенно модифицировать элементарную модель круго­оборота. Самым важным из их последствий является развитие кре­дитной системы.

Во-вторых, схема абстрагируется от роли государства. Роль государства в современном мире весьма многообразна, так как оно влияет как на агентов рыночной экономики, так и на рынки про­дуктов, факторов производства, кредита. Если абстрагироваться от роли кредита, то функции государства в кругообороте можно пред­ставить следующим образом (см. рис. 2.5).

Рис. 2.5. Роль государства в кругообороте

Домашние хозяйства и фирмы платят в пользу государства налоги, получая от него, в свою очередь, трансфертные платежи и субсидии. Кроме этого, правительство осуществляет на всех рын­ках крупные закупки как потребительского, так и производствен­ного характера.

В-третьих, модель кругооборота может быть уточнена путем включения в нее международной торговли.

Модель экономического кругооборота имеет важное значение не только для понимания механизма функционирования рыночной экономики, но и для исследования специфики функционирования различных экономических систем. Чтобы подойти к их анализу, кратко остановимся на основных экономических целях, к которым стремятся индивиды, фирмы и общество в целом.

2.3. Экономические системы: основные ступени развития

Экономические системы (economic systems) — это совокуп­ность взаимосвязанных экономических элементов, образующих оп­ределенную целостность, экономическую структуру общества; единство отношений, складывающихся по поводу производства, распределения, обмена и потребления экономических благ.

Историческая классификация экономических систем должна включать, помимо современных, системы прошлого и будущего. В этой связи заслуживает внимания классификация, предложенная представителями теории постиндустриального общества, которые выделяют доиндустриальные, индустриальные и постиндустриаль­ные экономические системы (см. рис. 2.6).

Рис. 2.6. Историческое развитие экономических систем

Границами, отделяющими экономические системы друг от дру­га, являются промышленная и научно-техническая революции. Внут­ри каждой из этих систем возможна более дробная типология, что позволяет наметить пути для синтеза формационного и цивилизационного подходов.

В доиндустриальную эпоху господствовало доиндустриальное натуральное сельскохозяйственное производство. Индивид не мог просуществовать, не бу­дучи так или иначе связан с землей, с земледельческим процессом. Земля представляла собой как бы неорганическое тело трудящего­ся индивида, существовало природное единство труда с его естественными предпосылками. Человек был включен в биологические циклы природы, был вынужден подстраиваться под них, соизме­рять свои действия с биологическим ритмом сельскохозяйственного производства.

Направление деятельности, характер ее организации, масштабы производства были предопределены для человека заранее той ло­кальной группой, тем микрокосмом, к которому данный человек принадлежал. Поэтому производство в доиндустриальную эпоху всегда носило ограниченный, более или менее замкнутый, локаль­ный характер.

Место непосредственного производителя и его функция в про­цессе производства, цель и средства его деятельности, качество и количество выпускаемой продукции определялись не только уров­нем развития производительных сил, но и конкретными лицами: либо ассоциацией трудящихся, к которой данный индивид принад­лежал (первобытной или крестьянской общиной, ремесленным це­хом и т.п.); либо представителями господствующего класса, в лич­ной зависимости от которых непосредственный производитель на­ходился (будь то сборщик ренты-налога азиатского государства, рабовладелец или феодал).

Отсутствие общественного разделения труда, замкнутость, изолированность от внешнего мира, самообеспеченность ресурса­ми, а также удовлетворение всех (или почти всех) потребностей за счет собственных ресурсов составляют главные черты натуральной формы хозяйства. Для такого хозяйства преимущественное значение имело качество продуктов, а не их цена, его целью было личное потребление, которое мало изменялось от одной эпохи к другой.

Неизменной структуре потребностей способствовала и тра­диционность производственных пропорций. Технические изобре­тения и передовые производственные навыки распространялись крайне медленно, так как в условиях господства натурального хозяйства уровень производительности труда одного хозяйства почти не оказывал влияние на другое. Непосредственные произ­водители опирались на силу традиции. Не случайно в современ­ных экономических курсах такую экономическую систему назы­вают традиционной.

Личная зависимость охватывала не только отношения непо­средственного производства. Она распространялась и на отноше­ния распределения, обмена и потребления. Принадлежность к тому или иному коллективу (общине, касте, сословию, классу) предопре­деляла место человека не только в производстве, но и в обществе, а следовательно, отражалась в его образе жизни, "стандартах" его бытия: масштабах личного богатства, размерах доходов, источни­ках их пополнения и т.д. и т.п. Распределение, обмен и потребление материальных благ приобретали форму личных отношений, закреп­лялись традицией, нормами права, морали, а иногда и политичес­кими учреждениями, отражались в социальной психологии, освя­щались религией.

Индустриальное общество. Совершенствование искусственных, созданных человеком орудий труда, безусловно, способст­вует преодолению зависимости человека от при­роды, созданию предпосылок для перехода от естественных произ­водительных сил к общественным. Развитие системы орудий тру­да, техники позволяет человеку увеличить меру власти над внеш­ней природой. Техника выступает как "вторая природа", как при­рода, преобразованная человеком.

Промышленная революция означает качественный скачок в развитии производительных сил, замену естественных производи­тельных сил общественными в качестве ведущего и определяюще­го типа. В процессе перерастания мануфактурного производства в фабричное происходят глубокие изменения в содержании и харак­тере труда. Виртуозное мастерство ремесленников заменяется одно­образным механическим трудом. Индустриальный труд вытесняет аграрный, город теснит деревню. Стремительными темпами растет урбанизация населения. Товарно-денежные отношения приобрета­ют всеобщий характер. Промышленная революция раскрепощает индивида: на смену личной зависимости приходит личная незави­симость. Она проявляется в том, что присвоение средств производ­ства и жизненных средств не опосредовано в рыночной экономике принадлежностью человека к какому-нибудь коллективу. Каждый товаропроизводитель хозяйствует на свой страх и риск и сам определяет, что, как и сколько производить, кому, когда и при каких условиях реализовать свою продукцию. Однако эта формальная лич­ная независимость имеет в качестве своей основы всестороннюю вещную зависимость от других товаропроизводителей (и прежде всего — зависимость по линии производства и потребления жиз­ненных благ).

Овеществление отношений между товаропроизводителями выступает как зародыш отчуждения труда. Отчуждение труда ха­рактеризует различные аспекты сложившегося при рыночной эко­номике господства прошлого труда над живым, продукта труда над деятельностью, вещи над человеком. Экономические кризисы пере­производства, обострение классовой борьбы между рабочим клас­сом и буржуазией все настойчивее ставят вопрос об исторических судьбах фабрично-заводской системы. Мелкобуржуазный, консер­вативный и критически-утопический социализм предлагают свои рецепты решения обнаружившегося социального конфликта. Стре­мясь преодолеть разрыв между идеальными представлениями о справедливости и прозаической реальностью, они пытаются разре­шить коллизии рыночной экономики путем создания умозритель­ных конструкций. Закономерно, что для большинства из них ти­пичны элементы романтизма и утопизма.

В ходе развития техники происходят изменения ее элементов, структуры и функций. Углубляется разделение труда, развивают­ся его специализация (предметная и функциональная), кооперация и комбинирование. Тем самым создаются предпосылки для ослаб­ления зависимости не только от внешней природы, но и от ограни­ченных биологических возможностей самого человека (его физи­ческой силы, скорости движений, зрения, слуха и т.д.). Все это предъ­являет новые требования к формам организации бизнеса, рацио­нальному использованию всех ресурсов, развитию научной органи­зации труда, производства и управления. Фредерик У. Тейлор (1856—1915) разрабатывает основы научной организации труда, Генри Форд (1863—1947) внедряет поточно-массовое производст­во, Эльтон Мейо (1880—1949) создает научные предпосылки для развития системы человеческих отношений.

Постиндустриальное общество. В ходе научно-технической революции наука превращается в непосредственную производительную силу, всеобщие производитель­ные силы становятся ведущим элементом системы производитель­ных сил. Если после неолитической революции сложилась постприсваивающая производящая экономика, основой которой было сель­ское хозяйство, а результатом промышленной революции стало возникновение постаграрной экономики, основу которой составля­ла первоначально — легкая, а позднее — тяжелая промышлен­ность, то в ходе НТР возникает постиндустриальная экономика.

Центр тяжести переносится в непроизводственную сферу. В середине 80-х годов уже свыше 70% населения США было занято в сфере услуг. Если в аграрной экономике ведущим элементом была земля, а в индустриальной — капитал, то в современной лимитиру­ющим фактором становятся информация, накопленные знания.

Новые технологии стали результатом труда уже не "талан­тливых жестянщиков"1, а "высоколобых интеллектуалов". Итог их деятельности — революция в сфере телекоммуникаций. Если в XIX— первой половине XX в. главной формой коммуникации были газеты, журналы, книги, к которым затем добавились телефон, те­леграф, радио и телевидение, то в настоящее время они все более вытесняются средствами компьютерной связи.

Знания и информа­ция становятся стратегическими ресурсами. Это приводит прежде всего к существенным изменениям в территориальном размещении производительных сил. В доиндустриальную эпоху города возника­ли на пересечениях торговых путей, в индустриальную — вблизи источников сырья и энергии; технополисы постиндустриальной эпохи вырастают вокруг научных центров и крупных исследовательских лабораторий (Кремниевая долина в США).

В развитых странах происходит сужение собственно матери­ального производства при одновременном стремительном росте "ин­дустрии знаний". Таким образом, предпосылки будущего общества создаются не только и даже не столько в материальном, сколько, по словам К. Маркса, "по ту сторону материального производства".

Научно-техническая революция создает предпосылки для раз­вития отношений свободной индивидуальности. Они знаменуют этап, отрицающий и отношения личной зависимости, и отношения вещ­ной зависимости, выступающий как отрицание отрицания.

Отноше­ния личной зависимости существовали в условиях господства есте­ственных производительных сил. Они характеризовали такой этап развития человечества, когда индивид мог развиваться лишь в рам­ках ограниченного, локального коллектива, от которого он зависел. Отношения личной независимости, основанной на вещной зависи­мости, знаменовали такой уровень развития, когда под влиянием общественного разделения труда происходит обособление произво­дителей и они уже не нуждаются в той или иной форме естествен­но сложившейся или исторически развившейся коллективности, перерастают ее рамки.

Однако вместе со становлением всемирных отношений и универсальных потребностей развивается всесторон­ний процесс овеществления производственных отношений, проис­ходит отчуждение сущностных сил от работника, превращение их в чуждую, господствующую над ним силу. Отношения свободной индивидуальности знаменуют этап гармоничного единения человека и природы, самоконтроль человечества и его общественных сил, интеллектуальный прогресс мировой цивилизации.

Личность выступает как самоцель общечеловеческого разви­тия. Одновременно личность является главным орудием прогресса.

Выбор цели, пути ее достижения, а также организация непо­средственного трудового процесса в постиндустриальном обществе становятся не технологической, а гуманитарной задачей. Это обу­словливает высокую степень самостоятельности каждого человека, придает труду подлинно свободное творческое содержание. Сейчас очевидно главное: как рыночное хозяйство выработало соответст­вующий ему тип человека — "homo economicus", так и постинду­стриальному обществу будет соответствовать своя форма социаль­ности — свободная индивидуальность.

Таким образом, само развитие экономики создает онтологи­ческие предпосылки для формирования постиндустриальной пара­дигмы как составного элемента мировой цивилизации. В то же время очевидно, что далеко не для всех стран и народов (и для нашей страны в том числе) индустриальная парадигма полностью исчерпа­ла себя. Там, где сохраняется сфера ручного и малоквалифициро­ванного труда, неразвитая рабочая сила и отсталая технология, ин­дустриальные ценности по-прежнему остаются привлекательными.

Рассмотрим теперь подробнее современные экономические сис­темы.

2.4. Современные экономические системы

Использование ресурсов для удовлетворения потребностей подчинено экономическим целям, которые преследуют в своей эко­номической деятельности индивиды (домохозяйства), фирмы и об­щество в целом. Современная экономическая теория исходит из рационального поведения хозяйствующих субъектов при выборе целей их экономической деятельности. В реальной действительнос­ти это означает стремление к максимизации результатов при дан­ных затратах.

Экономической целью потребителя является максимизация удовлетворения всех его потребностей, т.е. максимизация функции полезности. Максимизация полезности зависит не только от теку­щего потребления, но и от сбережений, осуществляемых в соответ­ствии с динамикой цен.

Экономической целью фирмы выступает максимизация при­были или минимизация издержек производства. Для этого исполь­зуются не только цены, но и реклама, дизайн, изменение товарно-материальных запасов и т.д.

Главными экономическими целями современного общества являются: экономический рост, повышение эффективности про­изводства, полная занятость и социально-экономическая стабиль­ность. Экономический рост расширяет производственные возможности, является общей предпосылкой повышения народного бла­госостояния.

Однако такая предпосылка достижима лишь при эф­фективном (оптимальном) использовании всех ресурсов. Этот рост должен достигаться не за счет деградации окружающей среды, а за счет повышения эффективности использования старых ресур­сов и вовлечения в производственный процесс новых.

Важнейшим среди них является население. Здесь необходимо, с одной сторо­ны, поддерживать демографический оптимум, а с другой — обес­печивать полную занятость. Актуальной целью общества высту­пает также поддержание относительной стабильности цен. Их быстрый рост нарушает пропорции производства, ухудшает по­ложение населения.

Эти цели по-разному реализуются в различных экономичес­ких системах.

В современном мире существуют три основные разновидности экономических систем: рыночная, командная и смешанная. Позна­комимся с ними подробнее.

Рыночная экономика. Рыночная экономика (market economy) характеризуется как система, основан­ная на частной собственности, свободе выбора и конкуренции, она опирается на личные интересы, ограничивает роль прави­тельства.

В процессе исторического развития человеческого общества создаются предпосылки для укрепления экономической свободывозможности индивида реализовать свои интересы и способнос­ти путем активной деятельности в производстве, распределе­нии, обмене и потреблении экономических благ.

Объективные и субъективные предпосылки для этого возни­кают после ликвидации всех форм личной зависимости. Важную роль в этом сыграло развитие рыночной экономики. Рыночная эко­номика гарантирует прежде всего свободу потребителя, что выра­жается в свободе потребительского выбора на рынке товаров и ус­луг. Добровольный, без принуждения обмен становится необходи­мым условием суверенитета потребителя. Каждый самостоятельно распределяет свои ресурсы в соответствии со своими интересами и при желании может самостоятельно организовывать процесс про­изводства товаров и услуг в тех масштабах, которые позволяют его способности и имеющийся капитал.

Это означает, что существует свобода предпринимательства. Индивид сам определяет, что, как и для кого производить, где, как, кому, сколько и по какой цене реализовывать произведенную продукцию, каким образом и на что тратить полученную выручку. Поэтому экономическая свобода пред­полагает экономическую ответственность и опирается на нее.

Личный интерес выступает главным мотивом и главной дви­жущей силой экономики. Для потребителей этим интересом явля­ется максимизация полезности, для производителей — максимиза­ция прибыли. Свобода выбора становится основой конкуренции.

Совершенная конкуренция (perfect competition) предпола­гает: 1) множество покупателей и продавцов, 2) однородность товаров и услуг, 3) отсутствие ценовой дискриминации, 4) пол­ную мобильность всех ресурсов, 5) абсолютную информирован­ность о ценах.

Остановимся на этих признаках подробнее. Когда на рынке функционирует множество покупателей и продавцов, доля каждого экономического агента чрезвычайно мала. Он не в состоя­нии влиять на цены и объем продаваемых товаров и услуг. Цена на покупаемый (или продаваемый) товар для него складывается объ­ективно, не зависит от его воли и желания. Он выступает как "ценополучатель".

Единственно, что определяет он сам, — это количе­ство покупаемой (или продаваемой) по данной цене продукции. Для упрощения мы исходим из однородности товаров и услуг. Это оз­начает, что отсутствуют какие-либо различия у товаров одного ка­чества. Мы абстрагируемся от торговых марок, торговых знаков, рекламы, которая может сделать два одинаковых (по потребитель­ским свойствам) товара разнокачественными для потребителя. Пред­посылка об однородности тесно связана с предпосылкой об отсутст­вии ценовой дискриминации.

Мы предполагаем, что никто не подвергается ценовой дис­криминации: продукт одинакового качества продается по одной и той же цене всем покупателям, то есть не существует ситуации, когда одинаковый продукт продается одним покупателям по одной цене, а другим — по другой. Тем самым отсутствуют какие-либо основы для возникновения монопольной власти на рынке.

Полная мобильность ресурсов означает, что не существует каких-либо барьеров для входа в любую отрасль производства (на любой рынок) или выхода из нее. Отсутствуют экономические, юри­дические или политические запреты для перелива капитала, труда и других ресурсов из отрасли в отрасль.

Предприниматели, уходя из отрасли или входя в нее, руководствуются исключительно эко­номическими критериями, и прежде всего прибыльностью (или убы­точностью) производства. Перелив ресурсов характеризует чрез­вычайную гибкость рыночной системы. Изменение вкусов, техноло­гий и т.п. приводит к изменению относительных цен, а они выступа­ют как важный индикатор, показывающий, куда следует напра­вить ресурсы.

Ценовой механизм, с одной стороны, фиксирует сло­жившуюся в данном обществе ситуацию, отражает результаты сво­бодного волеизъявления покупателей и продавцов, а с другой — подает сигналы для нового перераспределения ресурсов: где про­изводство может осуществляться с высокой прибылью, со средней, а где уже ведется в убыток.

"В организации экономической деятельности, — пишут Роуз и Милтон Фридмен, — цены выполняют следующие три функции:

во-первых, они передают информацию;

во-вторых, служат стиму­лом к применению наиболее экономичных методов производства, что ведет к наиболее эффективному использованию имеющихся ре­сурсов;

в-третьих, они определяют, кто получает какую долю произведенного продукта, — другими словами, устанавливают распре­деление доходов'".

Безусловно, все эти функции тесно связаны между собой, переплетаются, поддерживают друг друга.

Наконец, очень важной предпосылкой является предпосылка об абсолютной информированности о ценах. Дело в том, что от­сутствие необходимой информации может стать препятствием для продажи равнокачественных товаров по одинаковым ценам, слу­жить основой для ценовой дискриминации или стать препятствием для перелива капитала.

Это тем более важно сейчас, в условиях становления постиндустриального общества. Таковы идеальные ус­ловия, отрицающие существование монополий, вмешательство го­сударства, инфляцию и т.д.

В реальной действительности существуют обстоятельства, зна­чительно отклоняющиеся от идеальных и превращающие совер­шенную конкуренцию в несовершенную. Это означает, что эконо­мическая свобода существует как потенция, как возможность, пре­вращение которой в действительность модифицируется многими обстоятельствами и в конечном счете уровнем экономического раз­вития.

Основу рыночной экономики составляет частная собственность. Она является гарантией соблюдения добровольно заключенных кон­трактов и невмешательства третьих лиц. Экономическая свобода — фундамент и составная часть свобод гражданского общества. Она выступает прежде всего как необходимое средство достижения по­литической свободы; в свою очередь, политическая свобода есть гарант экономической свободы.

В свободном обществе индивид мо­жет отстаивать и активно пропагандировать любые, в том числе радикальные, изменения в социальной структуре, конечно при ус­ловии, что его агитация не выливается в применение насильствен­ных действий по отношению к другим гражданам. Для пропаганды новых идей необходимо лишь позаботиться о том, чтобы их публи­кация имела коммерческий успех.

Классическая рыночная экономика исходит из ограниченной роли государственного вмешательства в экономику. Правитель­ство необходимо лишь как орган, определяющий правила рыноч­ной игры и следящий за выполнением этих правил.

В противоположность рыночной командная экономика (command economy) опи­сывается как система, в которой доминирует общественная (го­сударственная) собственность на средства производства, коллек­тивное принятие экономических решений, централизованное ру­ководство экономикой посредством государственного планирова­ния.

Переход к социализму в СССР на практике вылился в полное огосударствление экономики. В период форсированной индустриа­лизации и сплошной коллективизации происходит формирование административно-командной системы. Свертывание товарно-денеж­ных отношений привело к созданию такой своеобразной системы, которую А. А. Богданов удачно назвал "объединенным натураль­ным хозяйством'".

Новоявленная авторитарная власть находит опору в жестком централизме и мелочном администрировании. С течени­ем времени плановое хозяйство становится чрезвычайно громозд­ким и неповоротливым. В начале 80-х годов число плановых пока­зателей оценивалось в огромную величину — 2,7—3,6 млрд., в том числе в центре утверждалось порядка 2,7—3,5 млн.

Характерной чертой командной экономики является монопо­лизм производства, который в конечном итоге тормозит научно-технический прогресс. Государственное регулирование цен, моно­полизм производства, торможение технического прогресса законо­мерно рождают экономику дефицита.

Парадокс заключается в том, что дефицит возникает в условиях всеобщей занятости и почти полной загрузки производственных мощностей. Гиперцентрализм закономерно способствует разбуханию бюрократического аппарата. Основой его роста была монополизация роли в иерархическом раз­делении труда.

Административно-командная система — это свое­образная, идеологизированная форма бюрократизма. Для нее ха­рактерно сращивание законодательной и исполнительной, военной и гражданской, административной и судебной власти, слияние пар­тийного и государственного аппарата.

В условиях командной экономики господствует редистрибутивный принцип распределения продукции. Причастность к власти означает и причастность к распределению. Вертикальная, завися­щая от центра, форма распределения продукта воплощается в но­менклатурных уровнях распределения, торговля соединяется с рас­пределением, становится не формой обмена, а формой редистрибуции (спецмагазины, спецбуфеты, спецстоловые и т.д.). Поэтому глав­ной формой социальной борьбы становится не борьба за собствен­ность на факторы производства, а борьба за доступ к ключевым рычагам распределения, за контроль над каналами распределения. Доход в обществе зависит прежде всего от статуса, чина и долж­ности. В этих условиях прокламируемое всеобщее равенство все более и более превращается в фикцию.

Смешанная экономика. Под смешанной экономикой (mixed eco­nomy) подразумевается тип общества, синтезирующий элементы первых двух систем, то есть меха­низм рынка дополняется активной деятельностью государства.

Собственность

Частная

Общественная

Механизм

Рыночный

Частный капитализм

Социалистическая рыночная экономика

регулирования

Плановый

Капиталистическая плановая экономика

Социалистическая плановая экономика

Рис. 2.7. Типология индустриальных экономических систем с точки зрения форм собственности и механизма координации

Поскольку одним из важнейших признаков классификации эко­номических систем являются форма собственности (частная, обще­ственная) и способ координации экономической деятельности (ры­ночный, плановый), то простейшая типология индустриальных сис­тем выглядит следующим образом (см. рис. 2.7).

В качестве класси­ческого примера частного капитализма приводят Англию XIX в. и послевоенный Гонконг; капиталистической "плановой" экономики — фашистскую Германию; социалистической "рыночной" экономики — Югославию; социалистической плановой экономики — СССР.

Создание многомерной реальной типологии современных эко­номических систем дело довольно сложное. Обычно в качестве ос­новы берется степень развития государственной собственности и доля государственных расходов в валовом национальном продукте. Доля государственных расходов в валовом национальном продукте в большинстве развитых стран в XX в. имела тенденцию к росту. В ФРГ с 1972 по 1990 г. она выросла с 24,2 до 29,4%, в Великобритании — с 32,0 до 34,8%, во Франции — с 32,3 до 43%, в Швеции — с 27,7 до 42,3%.

Общие государственные расходы составляют ныне значительную часть валового внутреннего про­дукта: от 32,2% в США до 60% в Швеции. Основными статьями расходов являются расходы на оборону, образование и здравоохранение. Работники го­сударственного сектора составляли заметную часть занятых: от 5,9% в Японии до 32,2% в Швеции.

По степени участия государства в экономике с известной до­лей условности можно было бы расположить все страны на оси, одним концом которой является рыночная экономика, а другим — командная. Большинство стран разместилось бы между этими по­люсами. Их обычно и относят к смешанной экономике. В таких странах, как Россия, Швеция, Нидерланды, государство играет большую роль, чем в Англии, Японии и США.

11. Литература
  1. Базовый учебник: Нуреев Р. М. Курс микроэкономики. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 1999. Гл. 2.

Вопрос о потребностях и экономических благах подробно проработан в книге А. Маршалла с выделением необходимых определений. Проблема ограниченности ресурсов разобрана в учебнике К. Макконнелла и С. Брю (гл. 2). Более подробно с ней можно ознакомиться в учебнике политической экономии под редакцией П. Г. Олдака. Проблемы экономического выбора проанализированы во второй главе "Экономики" П. Самуэльсона. Наглядно вопрос о кривой производственных возможностей представлен в первом выпуске "Экономической школы".

Кругооборот экономических благ подробно разобран в учебниках К. Макконнелла и С. Брю, П. Самуэльсона. Проблеме экономических целей общества посвящена первая глава "Экономики" П. Самуэльсона. Попытка совместить политико-экономический подход и подход современной эконо­мической теории предпринят в учебнике политической экономии под ре­дакцией В. В. Радаева. Противоречивость экономических целей общества наглядно показана в учебнике под редакцией П. Г. Олдака.

Эволюция экономических целей человека в различных социально-экономических системах проанализирована в книге В. С. Автономова. Срав­нить альтернативные подходы к периодизации истории общества целесо­образно, прочитав предисловие к критике политической экономии Маркса и "Постижения истории" Тойнби (формационный и цивилизационный под­ходы). Основные черты доиндустриальной экономики разобраны в учебном пособии Р. М. Нуреева. Работа Д. Порта, монография Н. Розенберга и Л. Бирдцелла посвящены изучению экономического роста в эпоху станов­ления капитализма с позиций "новой экономической истории". Книга П. Гре­гори и Р. Стюарта содержит подробный сравнительный анализ современ­ных экономических систем, книги Дж. Ангресано и М. Готлиба — анализ этапов развития экономических систем.

Барр Р. Политическая экономия. Т. 1. С. 169—190.

Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. М.: Прогресс, 1986. С. 330—342.

Маркс К. К критике политической экономии. Предисловие // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 5—9.

Маршалл А. Принципы... Т. 1. Кн. 1. Гл. 1. Кн. 2. Гл. 2, 3. С. 56— 68, 112—131.

Норт Д. Институты и экономический рост. Историческое вве­дение // THESIS. 1993. Т. 1. Вып. 2. С. 69—91.

Нуреев Р. М. Политическая экономия. Докапиталистические способы производства. Основные закономерности развития. М.: МГУ, 1991. Гл. 1, 4. С. 6—22, 64—81.

Нуреев Р. М. Экономический строй докапиталистических фор­маций. Диалектика производительных сил и производственных от­ношений. Душанбе, 1989. Гл. 3. П. 1; Гл. 4. П. 1, 2; Гл. 5. П. 1. С. 63— 77, 108—119, 133—152.

Ойкен В. Экономические системы // THESIS. T. 1. Вып. 2. 1993. С.18—31.

Политическая экономия. Часть 1 / Под ред. В. В. Радаева. М.: Изд-во МГУ, 1992. Гл. 1, 2. С. 12—34.

Розенберг Н., Бирдцелл Л. Е., мл. Как Запад стал богатым. Экономическое преобразование индустриального мира. Новосибирск: Экор, 1995. Гл. 1, 10. С. 10—42, 314—351.

Стоунъер Т. Информационное богатство: профиль постинду­стриальной экономики // В кн.: Новая технократическая волна на Западе. С. 392—409.

Тойнби А. Дж. Постижение истории. М.: Прогресс, 1991. Введе­ние. С. 14—90.

Angresano J. Comparative Economics. Prentice-Hall. New Jersey, 1992. Ch. 1, 2. P. 1—28.

Gottlieb M. Comparative Economic Systems. Preindustrial and Modern Case Studies. Iowa State University Press, Ames. 1988. Ch. 1. P.3—29.

Gregory P., Stuart R. Comparative Economic Systems. 5-ed. Bos­ton, 1995. Ch. 1, 2. P. 3—36.

Тема 03. Рыночная система: спрос и предложение

Учебные цели

  1. Ознакомиться с основными характеристиками рыночной системы хозяйства.

  2. Уяснить принципы и стимулы развития, свойственные рынку.

  3. Понять роль ценового механизма и конкуренции в рыночной экономике.

  4. Уяснить каким образом рыночный механизм и конкуренция решают фундаментальные проблемы экономической организации общества.

  5. Раскрыть преимущества и недостатки рыночного механизма хозяйствования.

  6. Уяснить, как ценовая эластичность спроса может быть использована для измерения реакции объема спроса на изменение цены товара.

  7. Изучить перекрестную эластичность спроса и метод ее расчета; сравнить различия в величине коэффициента перекрестной эластичности по взаимозаменяемым, взаимодополняемым и нейтральным товарам.

  8. Обратить внимание на ценовую эластичность предложения, формулу расчета ее коэффициента, а также зависимость его величины от фактора времени.

План

    1. Рыночная система.

    2. Спрос и предложение

    3. Равновесие спроса и предложения.

    4. Эластичность спроса и предложения.

3.1. Рыночная система

Рынок представляет собой систему отноше­ний, в которой связи покупателей и продавцов столь свободны, что цены на один и тот же товар имеют тенденцию быстро выравниваться.

Рынок — это, прежде всего, место встречи продавцов и поку­пателей; между ними осуществляется обмен по цене, о которой уда­лось договориться. При этом происходит добровольное отчуждение своей собственности и присвоение чужой. Следовательно, рынок оз­начает взаимную передачу прав собственности.

Для осуществления сделки необходимы издержки, связанные с поиском информации, ведением переговоров, определением качественных и количествен­ных характеристик покупаемого товара или услуги, спецификацией и защитой прав собственности, заключением контракта и т. д. Поэто­му рынок можно определить как совокупность трансакций (от англ. transaction — сделка). В ходе обмена происходят своеобразный учет и общественная оценка реализуемых благ.

Рынок выступает как спе­цифическая форма взаимосвязи между обособленными в рамках об­щественного разделения труда производителями, каждый из кото­рых хозяйствует самостоятельно, на свой страх и риск.

Обществен­ные потребности выявляются с помощью системы цен. Они передают информацию, которая служит стимулом к применению наиболее эко­номных методов производства и наиболее эффективному использо­ванию ограниченных ресурсов. Тем самым рынок способствует пере­распределению доходов в пользу лучше хозяйствующих субъектов, использующих передовую технологию и высококачественные ресур­сы.

В развитом индустриальном обществе рынок представляет собой не площадь, где случайно встретились отдельные покупатели и про­давцы, а социальный механизм, осуществляющий постоянную связь между производителями и потребителями экономических благ. Важ­ную роль в выравнивании спроса и предложения, установлении рав­новесных цен играют оптовые покупатели и продавцы.

По широте охвата различаются локальные, национальные и международные рынки. Объектом купли-продажи могут быть по­требительские товары или ресурсы; соответственно различаются рынки потребительских товаров и услуг и рынки ресурсов (труда, земли, капитала, предпринимательских способностей, информации). Наряду с товарным рынком существует денежный рынок. Цены на рынке могут складываться как в процессе купли-продажи, так и до него.

Мы чаще сталкиваемся с такими товарами и услугами, цены на которые устанавливаются заранее. Это типично для несовер­шенной конкуренции. Цены на рынке могут складываться в про­цессе как личного, так и безличного контакта (см. рис. 3.1).

Рис. 3.1. Основные формы рынков

На рисунке заключены в рамки признаки той формы рынка, которая является объектом нашего изучения в данной теме. Позд­нее будут рассмотрены и другие, более сложные формы.

Трансакционные издержки. Одна из главных проблем функционирования рынка — это проблема трансакционных издержек — издержек в сфере об­мена, связанных с передачей прав собственности.

Понятие трансакционных издержек было введено в экономи­ческую теорию Р. Коузом в статье "Природа фирмы" (1937). Они включают расходы, связанные с поиском информации, затраты на ведение переговоров, работу по измерению свойств товара (услу­ги), издержки по спецификации и защите прав собственности, а также траты, связанные с преодолением оппортунистического по­ведения контрагентов. Политическая экономия XIX в. фактически абстрагировалась от трансакционных издержек. Однако в XX в. не замечать их стало просто невозможно.

В условиях рыночной экономики, где субъекты обособлены друг от друга, предпосылкой обмена выступает принадлежность благ агентам экономических отношений. Именно собственник, вступая в рыночные отношения, определяет, как и на каких условиях эконо­мическое благо будет передано другому лицу, то есть что является объектом передачи: права пользования, владения, распоряжения, управления и т. д. Сбор необходимых данных о правомочиях про­давца входит в издержки поиска информации и ведения перегово­ров.

Полное право собственности обычно включает целый набор прав:

владения, пользования, распоряжения, управления, право на до­ход, на капитальную стоимость блага, на безопасность, на переход блага по наследству или завещанию, а также бессрочность, запре­щение вредного использования, ответственность в виде взыскания и остаточный характер (классификация А. Оноре).

Значение трансакционных издержек для процесса обмена ста­ло объектом широкого анализа после доказательства Р. Коузом его теоремы (1960). Удельный вес трансакционных издержек особенно велик в обществе, где права собственности слабо определены (спе­цифицированы). Такие условия характерны для стран, осущест­вляющих переход к рыночной экономике.

Недостаточно развитая правовая сторона рыночных отношений создает благоприятные ус­ловия для жульничества, обмана, искажения информации о потре­бительских свойствах товаров и их реальной ценности.

Однако и в развитом обществе проблема минимизации трансакционных издер­жек по-прежнему актуальна. Это связано как с дальнейшим совер­шенствованием юридических норм, так и (что более важно) с ук­реплением этического фундамента, честности и ответственности, идеологии консенсуса в обществе. Последнее направление, как счи­тают многие современные исследователи, ведет к созданию мягкой инфраструктуры рынка и является наиболее эффективным и эко­номичным способом защиты интересов всех и каждого.

3.2. Спрос и предложение

Кривая спроса. Если мы рассмотрим ситуацию, складывающуюся на рынке какого-нибудь товара, то легко заметим, что между ценой товара и количеством проданного (реализованно­го) товара существует определенная связь. Чем ниже цена товара, тем большее его количество (при прочих равных условиях) готовы купить покупатели, тем выше на него спрос.

Например, при цене в 60 долл. покупатели готовы купить лишь одну единицу блага X, при цене в 30 долл. — три единицы, при цене в 20 долл. — четыре единицы и т.д.

Обратная зависимость между ценой и величиной спроса называется законом спроса.

Эта зависи­мость количества проданных благ от уровня цен может быть изо­бражена графически.

Кривая спроса кривая, показывающая, какое количество экономического блага готовы приобрести покупатели по разным ценам в данный момент вре­мени.

В экономической теории принято откладывать независимую переменную (цену) по вертикальной, а зависимую (спрос) — по го­ризонтальной оси (см. рис. 3.2).

Рис. 3.2. Зависимость величины спроса от цены

Изображенная кривая характеризует состояние цен и объема покупок продукции Х в определенный момент времени (например, на 1 января 2000 г.). Она имеет отрицательный наклон, что свиде­тельствует о желании потребителей купить большее количество благ при меньшей цене.

В общем виде:

QD = f (P),

где ОD — величина спроса (demand);

Р — цена (price).

Кроме цены, на спрос влияют и другие факторы. Рассмотрим это влияние подробнее.

Функция спроса. Функция спроса функ­ция, определяющая спрос в зависимости от влияющих на него различных факторов.

Важнейшим из них явля­ется цена на единицу блага в данный момент. Мы уже выяснили, что чем ниже цена, тем выше спрос, и наоборот. Изменение цен означает движение по кривой спроса (см. рис. 3.3).

Рис. 3.3. Кривая спроса

На спрос влияют не только цены, но и иные факторы: 1) уве­личение (или сокращение) доходов потребителя, 2) изменение вку­сов и предпочтений, 3) ценовые и дефицитные ожидания, 4) коле­бание расходов на рекламу, 5) изменение цен товаров-субститутов и комплементарных товаров, 6) рост (или уменьшение) количества покупателей и др.

Спрос является функцией всех этих факторов:

QD = f (Р, I, Z, W, Psub, Pcom, N, В), (3.1)

где QD — спрос;

Р— цена;

I— доход;

Z— вкусы;

W— ожидания (waiting);

Psub - цена на товары-субституты;

Pcom – цена на комплементарные товары;

N — количество покупателей;

В — прочие факторы.

Эти факторы способствуют сдвигу кривой спроса вправо или влево (см. рис. 3.4).

Рис. 3.4. Функция спроса (сдвиг кривой спроса)

Например, увеличение денежных доходов потребителей (при отсутствии инфляции) означает повышение спроса, то есть сдвиг кривой D в положение D2. При этом спрос может возрастать быстрее или медленнее роста дохода в зависимости от качества товара, его места в бюджете потребителя и ряда других свойств, которые будут выяснены позже.

Такая ситуация типична для боль­шинства товаров за исключением низкокачественных. Рост доходов переключает спрос потребителей на товары лучшего качества, спрос же на низкокачественные товары снижается, то есть кривая пере­мещается из положения D в положение D1.

Рост цен на товар, который является субститутом, дан­ного товара, повышает спрос на данный товар. Например, рост цен на красные гвоздики может переключить часть спроса на розовые (или белые) гвоздики, вследствие чего цена их также начнет расти. Это позволяет сделать вывод о том, что если два товара взаимоза­меняемы, (являются товарами-субститутами), то между ценой на один из них и спросом на другой существует прямая связь. Рост цен на красные гвоздики привел к росту спроса на розовые гвоздики.

Наоборот, повышение цен на взаимодополняемое (компле­ментарное) благо сокращает спрос на него. Например, рост цен на лыжи приведет к уменьшению объема их продаж. Следствием со­кращения объема продаж лыж будет падение спроса на лыжные крепления. Падение спроса на них заставит продавцов снизить их цены.

Таким образом, если два товара взаимодополняемы (компле­ментарны), то между ценой на один из них и спросом на другой существует обратная связь.

В нашем примере рост цен на лыжи привел к падению спроса на лыжные крепления.

Важным фактором, влияющим на спрос, является число по­купателей. Поясним это на примере. Допустим, у нас имеются два покупателя — Андреев и Борисов, индивидуальные функции спро­са которых известны (см. рис. 3.5а). Тогда совокупный спрос мо­жет быть определен путем сложения спроса Андреева и Борисова (см. рис. 3.5б).

а) Индивидуальный спрос б) Совокупный спрос

Рис. 3.5. Индивидуальный и совокупный спрос

В реальной рыночной экономике, когда речь идет о числе по­купателей, чрезвычайно важно учитывать их половозрастную струк­туру, средний размер семей, долю лиц пенсионного возраста и т.д.

На изменение спроса влияют и вкусы потребителей, однако их влияние порой довольно трудно определить однозначно. К тому же один и тот же фактор может оказывать разное (нередко прямо противоположное) влияние на различные группы населения.

Подведем итоги. Движение вдоль кривой спроса отражает изменение величины спроса: чем выше цена, тем ниже (при прочих равных условиях) величина спроса и, наоборот, чем ниже цена, тем выше величина спроса (см. рис. 3.3). Сдвиг кривой спроса влево или вправо отражает изменение спроса: оно происходит под влиянием факторов, определяющих функцию спроса (см. рис. 3.4).

Кривая предложения. Если мы рассмотрим ситуацию, складывающуюся на рынке со стороны предложения, то легко заметим, что зависимость величины предложения от цены прямая: чем выше цена, тем большее количество товара (при прочих равных условиях) готовы предложить продавцы. Например, при цене 20 долл. производители согласны продать лишь две еди­ницы блага X, при цене 30 долл. — четыре единицы, а при цене 50 долл. — шесть единиц блага X.

В общем виде: Qs = f(P),

где Qs — величина предложения (supply);

Р — цена (price)

Прямая связь между ценой и количеством предлагаемого про­дукта называется законом предложения.

Зависимость количества произведенных благ от уровня цен может быть изображена графически.

Кривая предложения — кривая, которая показывает, какое количество экономического бла­га готовы продать производители по разным ценам в данный мо­мент времени.

В экономической теории принято откладывать не­зависимую переменную (цену) по вертикальной, а зависимую (пред­ложение) — по горизонтальной оси (см. рис. 3.6).

0 Q

Рис. 3.6. Зависимость величины предложения от цены

Изображенная кривая S (от англ. supply) характеризует уро­вень цен и объем продаж блага Х в определенный момент времени (например, на 1 января 2000 г.). Она имеет положительный наклон, что свидетельствует о желании производителя продать большее количество благ по более высокой цене. Кроме цены, на предложе­ние влияют и другие факторы.

Рассмотрим их подробнее.

Функция предложения. Функция предложения определяет предложение в зависимости от влияющих на него различных факторов.
Как мы уже выяс­нили, важнейшим из них является цена на единицу блага в дан­ный момент времени. Изменение цены означает движение по кри­вой предложения (см. рис. 3.7).

Рис. 3.7. Кривая предложения (изменение величины предложения)

В действительности на предло­жение блага влияют не только цены самого блага, но и другие факторы: 1) цены факторов производства (ресурсов), 2) техноло­гия, 3) ценовые и дефицитные ожидания агентов рыночной эко­номики, 4) размер налогов и субсидий, 5) количество продавцов и др. Величина предложения является функцией всех этих фак­торов:

Qs = f(P, Pr, К, Т, N, В), (3.2.)

где Pr — цены ресурсов;

К — характер применяемой технологии;

Т — налоги и субсидии;

N — количество продавцов;

В — прочие факторы.

Например, повышение цен на факторы производства означает сокращение предложения, то есть сдвиг кривой S в положение S1. Наоборот, в случае понижения цен на факторы производства про­изойдет увеличение предложения, что приведет к сдвигу кривой S в положение S2 (см. рис. 3.8).

Рис. 3.8. Функция предложения (сдвиг кривых предложений)

Напомним, что под затратами в микроэкономике понимаются оцен­ки, причем такие оценки, которые отражают ценность данных факто­ров производства при их наилучшем альтернативном использовании (подробнее см. тему 01). Поэтому функция предложения отражает за­траты ресурсов, владельцам которых производитель уплатил по цене лучшей альтернативы. Если бы он не смог этого сделать, то владельцы ресурсов использовали бы их в производстве других товаров.

Подведем итоги. Движение вдоль кривой предложения отра­жает изменение величины предложения: чем выше цена, тем выше (при прочих равных условиях) величина предложения и, наоборот, чем ниже цена, тем ниже величина предложения (см. рис. 3.7). Сдвиг кривой предложения влево или вправо отражает изменение предложения: оно происходит под влиянием факторов, определя­ющих функцию предложения (см. рис. 3.8).

Для понимания функции предложения важное значение имеет фактор времени. Обычно различают кратчайший, краткосрочный (короткий) и долгосрочный (длительный) рыночные периоды. В крат­чайшем периоде все факторы производства постоянны, в кратко­срочном некоторые факторы (сырье, рабочая сила и др.) являются переменными, в долгосрочном — все факторы переменны (включая производственные мощности, число фирм в отрасли и т. д.).

Рис. 3.9. Изменение цен и объема предложения в кратчайший (а), короткий (б) и длительный (в) периоды

В условиях кратчайшего рыночного периода повышение (понижение) спроса приводит к повышению (понижению) цен, но не отражается на величине предложения (см. рис. 3.9а).

В усло­виях короткого периода повышение спроса обусловливает не только рост цен, но и увеличение объема производства, так как фирмы успевают изменить некоторые факторы производства в соответствии со спросом (см. рис. 3.9б).

В условиях длительного периода увеличение спроса приводит к значительному росту предложения при постоянных ценах или несущественном повыше­нии цен (см. рис. 3.9в).

3.3. Равновесие спроса и предложения.

Эластичность

Равновесная цена. В условиях рыночной экономики конкурентные силы способствуют синхронизации цен спроса и цен предложения, что приводит к равенству объемов спроса и объемов предложения.

Рис. 3.10. Цена предложения превышает цену спроса (РS > РD)

В условиях неразвитой рыночной экономики цена предложения может значительно превышать цену спроса (рис. 3.10), а объем пред­ложения не соответствовать объему спроса (рис. 3.11).

Рис. 3.11. Объем предложения превышает объем спроса

(QS > QD)

В первом слу­чае максимальная цена, которую в состоянии дать за данный товар (или услугу) покупатели, значительно ниже той минимальной цены, которую в состоянии предложить продавцы. Следовательно, рынок для данного товара (услуги) еще не сложился: покупатели еще недо­статочно богаты, чтобы предъявить на него спрос.

Во втором случае максимальный объем спроса ниже минимально допустимого объема предложения. Объем спроса настолько мал, что производителям не­выгодно поставлять товар в столь микроскопических количествах.

В ходе развития рынка осуществляется процесс взаимного приспособления продавцов и покупателей. Важную роль при этом играют цены, которые способствуют быстрому обмену необходимой информацией. Они делают условия обмена простыми, ясными и стандартизированными для всех участников рыночной экономики (см. рис. 3.12). Точка равновесия обозначается Е (от латинского Equilibrium).

Рис. 3.12. Цена равновесия и отклонения от нее

В точке равновесия

PE = PS = PD

где

PE — равновесная цена;

PS — цена предложения;

РS — цена спроса.

Это означает, что

qE = Qs = qD

где QE — равновесный объем;

QS — объем предложения;

QD — объем спроса.

Равновесная цена цена, уравновеши­вающая спрос и предложение в результате действия конкурент­ных сил.

Образование равновесной цены — процесс, требующий определенного количества времени. В условиях совершенной кон­куренции происходит быстрое взаимное приспособление цен спро­са и цен предложения, объема спроса и объема предложения. В результате установления равновесия выигрывают и потребители, и производители.

Поскольку цена равновесия обычно ниже макси­мально предлагаемой потребителями цены, величину излишка (вы­игрыша) потребителя графически можно изо­бразить через площадь Pmax EPE (см. рис. 3.13). В свою очередь, равновесная цена обычно выше минимальной цены, которую могли бы предложить наиболее передовые фирмы.

Если Е — точка равновесия, то цена, по которой продаются и покупаются товары, равна РE, а объем проданного товара равен QE (см. рис. 3.13). Следовательно, совокупная (общая) выручка равна TR = PE x QE. Совокупные издержки (затраты) произво­дителей равны площади фигуры 0Рmin EQE .

Излишек производителя

Рис. 3.13. Излишек потребителя, издержки и излишек производителя

Разница между общей выручкой PE x QE (площадью прямо­угольника 0PEEQE) и совокупными издержками (площадь 0PminEQE) и составляет излишек (выигрыш) производителя (площадь РEЕРmin).

Возможны как установление точной равновесной цены, так и небольшие отклонения от нее. Рыночное равновесие существует там и тогда, где и когда уже исчерпаны возможности изменения рыноч­ной цены или количества продаваемых товаров.

Существует два основных подхода к анализу установления равновесной цены: Л. Вальраса и А. Маршалла. Главным в подходе Л. Вальраса является разница в объеме спроса (предложения). Если существует избыток спроса Q2 – Q1 при цене Р1 (см. рис. 3.14а), то в результате конкуренции покупателей происходит повышение цены до тех пор, пока не исчезает избыток. В случае избытка предложе­ния (при цене Р2 ) конкуренция продавцов приводит к исчезновению избытка.

Рис. 3.14а. Концепция формирования равновесной цены

по Л. Вальрасу

Главным в подходе А. Маршалла является разность цен Р1 — Р2 Маршалл исходит из того, что продавцы прежде всего реаги­руют на разность цены спроса и цены предложения. Чем больше этот разрыв, тем больше стимулов для роста предложения. Увеличение (уменьшение) объема предложения сокращает эту разность и тем са­мым способствует достижению равновесной цены (см. рис. 3.14б).

Рис. 3.14б. Концепция формирования равновесной цены

по А. Маршаллу

Короткий период лучше характеризуется моделью Л. Вальраса, длительный — моделью А. Маршалла.

Рынок стихийно, автоматически способствует формированию равновесных цен (этот процесс А. Смит назвал механизмом "неви­димой руки"). Превышение цены спроса над ценой предложения способствует перераспределению ресурсов в пользу отраслей с высоким платежеспособным спросом.

Высокие цены свидетельст­вуют об относительной редкости благ, побуждая к расширению их производства и тем самым к лучшему удовлетворению обществен­ных потребностей. Так как равновесная цена значительно превы­шает издержки у тех производителей, затраты которых ниже сред­них, то она способствует перераспределению ресурсов от худших производителей к лучшим, повышая эффективность функциониро­вания национальной экономики в целом.

Дефицит и излишки. Тем не менее потребители далеко не всегда полагают, что существующие цены оптимальны. Дело в том, что несовершенство общественной структуры производ­ства на поверхности выступает как несовершенство системы цен. Общественное недовольство существующими равновесными ценами образует плодотворную почву для государственного вмешатель­ства в рыночное ценообразование.

На практике это выливается в установление максимальных или минимальных цен. Если установ­ленная государством максимальная цена (потолок цены) находится ниже равновесного уровня, то образуется дефицит, если государст­во устанавливает минимум цены выше равновесного уровня (так называемая субсидируемая цена), то образуется излишек (см. рис. 3.12). Фиксация цен означает отключение механизма рыночной координации.

В случаях, когда цена находится ниже равновесного уров­ня, дефицит не ослабевает, а усиливается, к тому же к денежным затратам потребителя добавляются неденежные (см. рис. 3.15).

Законодательный потолок цен

Рис. 3.15. Затраты потребителя в условиях законодательно установленного потолка цен

Пос­ледние связаны с поисками товаров, стоянием в очередях и т.д. — все они являются омертвленными затратами (deadweight cost), ко­торые не служат расширению производства дефицитного товара. Они оседают в сфере распределения дефицитного товара и не до­ходят до тех, кто его реально производит.

Потолок цен "подрезает" излишек производителей и тем самым снижает стимулы к его про­изводству на тех предприятиях, у которых издержки производства данного товара минимальны, поэтому дефицит не убывает.

Наобо­рот, те, кто продает (или распределяет) дефицитный товар, заинте­ресованы в сохранении его дефицита, потому что он становится источником их доходов (потому что увеличивает размеры неденеж­ных затрат — см. рис. 3.15). Поэтому они всячески будут пропа­гандировать государственное регулирование цен под различными "благовидными" предлогами.

В случаях, когда цена находится выше равновесной, воз­никает необходимость дополнительных мер, стимулирующих огра­ничение предложения и увеличение спроса, чтобы сократить раз­рыв между субсидируемой и равновесной ценами. И в том и в дру­гом случае рыночная экономика начинает функционировать менее эффективно, чем в условиях совершенной конкуренции.

Устойчивость равновесия. Устойчивое равновесие достигается тогда, когда от­клонения цен спроса от цен предложения постепен­но погашаются, стремясь к равновесной цене PE , a объем предложения приспосабливается к объему спроса. В точке равновесия цена спроса совпадает с ценой предложения (РD = PS) и объем спроса равен объему предложения (QD = QS).

Равновесие может быть устойчивым и неустойчивым, локальным и глобальным. Ус­тойчивое равновесие, в свою очередь, бывает абсолютным и относи­тельным. Отложим на оси абсцисс время — Т, а на оси ординат — цену. Когда отклонения от равновесной цены (например, Р1, Р2,) постепенно выравниваются на уровне PE, на рынке складывается устойчивое равновесие. Абсолютное равновесие имеет место в слу­чае установления единой равновесной цены (см. рис. 3.16а), отно­сительное — при небольших отклонениях от нее (см. рис. 3.16б).

Если равновесие достигается лишь в определенных пределах колебания цены, то говорят о локальной устойчивости. Но при этом (рис. 3.17а) устойчивость достигается лишь в интервале от Р2 до Р3.

Рис. 3.17а. Локальная устойчивость равновесия

Если же равновесие устанавливается при любых отклонениях цен от равновесной цены (см. рис. 3.17б), то устойчивость носит глобальный характер.

Рис. 3.17б. Глобальная устойчивость равновесия

Установление равновесия может происходить в результате цик­лических колебаний. Если колебания носят затухающий характер, равновесие устанавливается по истечении времени TE (см. рис. 3.18а). Если колебания носят равномерный или взрывной характер (см. рис. 3.18б, в), то цена равновесия не формируется.

Рис. 3.18. Колебания: затухающие (а), равномерные (б) и взрывные (в)

Паутинообразная модель. Простейшей динамической моделью, показывающей затухающие колебания, в результате которых формируется равновесие, является паутинообразная модель (см. рис. 3.19).


Рис. 3.19. Устойчивое (а) и неустойчивое (в) равновесие в паутинообразной модели и регулярные колебания (б) вокруг него

Она отра­жает формирование равновесия в отрасли с фиксированным цик­лом производства (например, в сельском хозяйстве), когда производители, приняв решение о производстве на основании существо­вавших в предыдущий год цен, уже не могут изменить его объем:

Qst =S(Pt-1),

где Qst — объем предложения в период времени t;

Рt-1,— фактическая цена экономического блага в период вре­мени, предшествующий периоду t.

Паутинообразная модель абстрагируется от естественных ко­лебаний урожайности и других стихийных, непредсказуемых явле­ний, типичных для сельскохозяйственного производства. Другим упрощением является предпосылка об отсутствии запасов и резе­рвов и их возможной реализации в условиях изменяющейся конъ­юнктуры рынка.

Равновесие в паутинообразной модели зависит от углов накло­на кривой спроса и кривой предложения. Равновесие устойчиво, если угол наклона кривой предложения S круче кривой спроса D (см. рис. 3.19а). Движение к общему равновесию проходит ряд циклов.

Избыток предложения (АВ) толкает цены вниз (ВС), и в результате возникает избыток спроса (CF), который поднимает вверх (FG). Это приводит к новому избытку предложения (GH) и так далее до тех пор, пока не устанавливается равновесие в точке Е. Колебания носят затухающий характер.

Движение может, однако, приобрести иное направление, если угол наклона кривой спроса D круче угла наклона кривой предло­жения S (см. рис. 3.19в). В этом случае колебания носят взрывной характер и равновесие не наступает.

Возможен, наконец, и такой вариант (см. рис. 3.19б), когда цена совершает регулярные колебательные движения вокруг поло­жения равновесия. Это возможно в том случае, если углы наклона кривых спроса и предложения равны.

Паутинообразная модель наводит на мысль о том, что углы наклона кривых спроса и предложения имеют существенное значе­ние для понимания механизма рыночного равновесия, определения закономерностей поведения на рынке покупателей и продавцов. Чтобы глубже разобраться в законах функционирования и разви­тия рыночной экономики, введем понятие эластичности.

3.4. Эластичность спроса и предложения

Эластичность спроса. Важную роль в изучении возможных реак­ций со стороны экономических агентов на изменение цены играет понятие эластичности.

Эластичность спро­са относительно цены показывает относительное изменение объема спроса под влиянием изменения цены на один процент.

Практическое значение при этом имеют не абсолютные величины, а относительные. И это понятно. Когда мы говорим, что цена на "Сникерс" поднялась на 10 рублей — это слиш­ком существенное для "Сникерса" изменение цены, его нельзя не заметить. Оно вызывает значительное изменение величины спроса. Рост цен автомобиля "Вольво" на 10 рублей практически не ощу­тим для покупателей этой автомашины, поэтому изменение цены и величины спроса дается в формуле эластичности не абсолютно, а относительно:

EPD =  Q/Q : P/P  = Q в %/ P в %, (3.3)

где EPD - эластичность спроса по цене;

Q/Q — относительное изменение спроса;

P/P — относительное изменение цены.

С увеличением цены объем спроса, как правило, снижается и Q < 0. Чтобы избежать отрицательных чисел, вводят знак минус:

EPD = - Q/Q : P/P или модуль EPD =  Q/Q : P/P 

Спрос называют эластичным, когда ЕPD>1 (это означает, что спрос растет или падает быстрее цены), и неэластичным (жестким), когда ЕPD<1, то есть спрос растет (падает) медленнее, чем изменя­ются цены.

Если изменение цены не вызывает никакого изменения спро­са, то = 0, если бесконечно малое изменение цены вызывает бесконечное расширение спроса, то EPD =  (см. рис. 3.20).

Рис. 3.20. Крайние случаи эластичности

Различают точечную и дуговую эластичность. Точечная эластичность может быть опреде­лена, если провести касательную к кривой спроса. Наклон кривой спроса в любой своей точке, как известно, определяется значением тангенса угла касательной с осью Х (рис. 3.21).

Рис. 3.21. Точечная эластичность

EPD = - Q/P x P/Q

Значение точечной эластичности обратно пропорционально тангенсу угла наклона.

Дуговая эластичность — показатель средней реакции спроса на изменение цены товара, выраженной кривой спроса на некотором отрезке D1D2.

EPD = - Q/P x P/Q = -(Q2 – Q1)/(P2 – P1) x

x (P2 – P1)/2 : (Q2 – Q1)/2 =

= -(Q2 – Q1)/(P2 – P1) x (P2 + P1)/(Q2 + Q1) (3.4)

Если кривая спроса задается линейной функцией Q = а — bР, то ее наклон совпадает с наклоном касательной во всех точках на кривой спроса и равен Q/Р = -b. Точечная эластичность линей­ной функции может выражаться тогда как

EPD = -bP/Q,

где b — наклон кривой спроса.

Хотя наклон для линейной функции неизменен, значение элас­тичности EPD будет различным в разных точках кривой и принимает любые значения. Эластичность линейной функции спроса изменя­ется от 0 (в точке D1) до  (в точке D2) (см. рис. 3.22).

Рис. 3.22. Свойства эластичности

Это обстоятельство легко объяснить чисто арифметически. Дело в том, что в левом верхнем углу процентное изменение количества продукции велико, каждый шаг означает значительное (в процентном отношении) изменение.

Наоборот, процентное изменение цены пред­ставляет довольно скромную величину, так как база, с которой осущест­вляется сравнение, относительно высока. Отсюда становится понятным, почему первоначально ЕPD> 1, а в правом нижнем углу ЕPD< 1.

Взаимосвязь изменения эластичности по цене и совокупная выручка. Взаимосвязь изменения эластичности по цене и совокупной общей выручки показана на рис. 3.23.

Рис. 3.23. Эластичность и общая выручка

Совокупная выручка равна произве­дению количества проданной продукции на ее цену:

TR = Р х Q, (3.5)

где TR (total revenue) — совокупная (общая) выручка (доход);

Р (price) — цена;

Q (quantity) — количество.

Если спрос по цене эластичный (EPD  l), то снижение цены вы­зывает рост совокупной выручки (TR). И наоборот, если спрос по цене эластичен, то рост цены приведет к снижению совокупной выручки. Противоположная ситуация складывается в нижнем ле­вом углу: процентное изменение количества продукции мало, а про­центное изменение цены — велико.

Если спрос по цене неэластичен (EPD < 1), то снижение цены приведет к падению совокупной выручки. И наоборот, если спрос по цене неэластичен, то рост цены приведет к росту общей выруч­ки. Влияние цены на совокупную выручку в условиях эластичного и неэластичного спроса отражено в табл. 3/1.

Таблица 3.1

Эластичность спроса по цене и совокупная выручка

Величина эластичности спроса

Влияние изменения цены на совокупную выручку (TR)

по цене

Увеличение цены

Уменьшение цены

EPD  1

TR

TR

EPD = 1

TR = const

EPD  1

TR

TR

Ценовая эластичность, как мы увидим, имеет важное значе­ние для фирм-ценоискателей, то есть фирм, пытающихся найти такую цену, которая обеспечит максимум прибыли (чистая моно­полия, монополистическая конкуренция, ценовая дискриминация и др.).

Факторы, влияющие на эластичность. Факторами, влияющими на эластичность являются:

  1. Наличие заменителей: чем больше товаров-субститутов, тем эластичнее спрос на данный товар. Одна­ко при этом следует учитывать, насколько узко определены грани­цы данного экономического блага.

Если мы возьмем в качестве при­мера соль, то ей трудно найти адекватную замену. Однако соль "Экстра" имеет в качестве заменителя соль грубого помола, кото­рая не украшает праздничный стол, но в ней больше йода и она с успехом может использоваться для засолки продуктов.

Таким об­разом, в первом случае практически отсутствуют товары-замени­тели, во втором заменителей (отдельной марки соли) можно найти гораздо больше (особенно если учесть разновидности соли, произ­водимые в разных странах).

2. Удельный вес товара в бюджете потребителя (обычно чем выше удельный вес, тем выше ценовая эластичность спроса).

  1. 3. Размер дохода.

  2. Качество товара: является ли данный товар предметом рос­коши (спрос на такие товары, как правило, эластичен) или предме­том необходимости (спрос на большинство из которых неэласти­чен).

Расчеты ценовой эластичности, произведенные в США, дали следующие результаты: эластичность спроса по цене таких пред­метов первой необходимости, как хлеб, равна 0,15; электричество, потребляемое в домашнем хозяйстве, — 0,13; одежда и обувь — 0,20. В то же время такие предметы, как автомобили, имели элас­тичность, равную 1,87; фарфор — 1,54.

  1. Размеры запаса: чем больше запас, тем более эластичен спрос.

  2. Ожидания потребителя. Если в краткосрочном периоде потребление электроэнергии неэластично (ЕpD =0,13), то в долгосрочном — довольно эластично и равно 1,89.

Такое значительное различие объясняется тем, что в краткосрочном периоде вы не можете быстро отказаться от имеющихся электроприборов (холо­дильников и другой энергопотребляющей бытовой техники). Од­нако, если цена за электричество стремительно растет, вы при покупке новых электроприборов будете учитывать их энергоем­кость и постепенно замените энергоемкие приборы на более эко­номные.

Перекрестная эластичность. Эластичность спроса на одно благо относи­тельно иен на другое благо называется пере­крестной эластичностью.

EDx,y = dQx/Qx :dPy/Py = dQx/dPy x Py/Qx (3.6)

Если EDx,y > 0, то перед нами взаимозаменяемые блага (субсти­туты), если EDx,y < 0 — взаимодополняемые.

Чем больше эластичность спроса на благо X, тем выше сте­пень заменяемости благ (в крайнем случае, когда EDx,y = + , перед нами совершенные субституты) и, наоборот, чем меньше эластич­ность, тем больше взаимодополняемость (если EDx,y = - , то мы име­ем пример жесткой взаимодополняемости).

Однако это правило, характеризующее взаимозаменяемость и взаимодополняемость благ, может использоваться лишь при неболь­ших ценовых изменениях.

Например, если цена на хлеб значитель­но снизится, то это повлечет повышение спроса не только на хлеб, бутербродное масло, тостеры, но и на другие товары, в том числе и на мебель. Тогда EDx,y < 0 для хлеба и мебели, что не характеризует их взаимодополняемость, а отражает лишь эффект дохода.

При исключении эффекта дохода можно получить по значению пере­крестной эластичности более точную оценку дополняемости или заменяемости благ (выявить взаимозамещаемые блага по Хиксу). Коэффициент эластичности спроса можно разложить на два ком­понента, характеризующие эффекты дохода и замещения (уравне­ние Слуцкого в коэффициентах эластичности).

Эластичность спроса относительно дохода. В современной экономической науке используется также показатель эластичности спроса относительно дохода

EiD = Q/Q : I/I (3.7)

Если показатель эластичности спроса относительно дохода является отрицательным (EiD < 0), то увеличение дохода приводит к падению спроса на данное благо, и можно сказать, что оно является низкокачественным.

Потребитель, став богаче, считает возможным и необходимым заменить его другим, более качественным товаром. Например, снизить потребление маргарина, заменив его маслом, отказаться от потребления части картофеля, заменив его другими овощами (огурцами, помидорами и т. д.).

Если показатель эластичности спроса относительно дохода положителен (EiD > 0), благо является нормальным.

Если 0 < EiD< 1, то спрос на благо растет медленнее дохода, что типично для благ первой необходимости (хлеб, соль, спички).

При EiD > 1 спрос на благо опережает рост доходов и не имеет насыще­ния (предметы роскоши). Такое деление допустимо при фиксиро­ванном уровне дохода по группам потребителей, так как в зависи­мости от дохода одни и те же блага могут давать численные значе­ния эластичности по доходу как меньше единицы, так и равные единице или больше нее (например, мебель).

Положение, что для каждого блага с эластичностью спроса по доходу, меньшей едини­цы (0 < EiD < 1), должно существовать благо с EiD > 1 для конкрет­ного потребителя, называется законом Энгеля.

Рассмотрим теперь эластичность предложения.

Эластичность предложения. Эластичность предложения по цене показывает относительное изме­нение объема предложения под влиянием измене­ния цены на один процент.

EPS = S/S : P/P (3.8)

Как было сказано ранее, для понимания эластичности предложе­ния важное значение имеет фактор времени.

В условиях кратчайшего рыночного периода предложение со­вершенно неэластично (EPS == 0). Поэтому повышение (понижение) спроса приводит к повышению (понижению) цен, но не отражается на величине предложения (см. рис. 3.9а).

В условиях короткого периода предложение более эластично. Это выражается в том, что повышение спроса обусловливает не только рост цен, но и увеличение объема производства, так как фирмы успевают изменить некоторые факторы производства в со­ответствии со спросом (см. рис. 3.9б).

В условиях длительного периода предложение почти совер­шенно эластично, поэтому увеличение спроса приводит к значи­тельному росту предложения при постоянных ценах или несущест­венном повышении цен (см. рис. 3.9в).

Рис. 3.9. Изменение цен и объема предложения в

кратчайший (а), короткий (б) и длительный (в) периоды

Практическое значение теории эластичности. Теория эластичности имеет важное значение для определения экономической политики фирм и значение теории правительства. Это наглядно видно на примере эластичности налоговой политики государства. Допустим, го­сударство вводит определенную (фиксированную) сумму налога на единицу товара, что равносильно смещению кривой предложения S вверх до S' (см. рис. 3.24).

Сумма налога распределяется между потребителями и произ­водителями, а также включает избыточное налоговое бремя, яв­ляющееся омертвленными издержками, которые представляют чис­тую потерю для общества. Эластичность при этом играет большую роль, так как позволяет определить, какую часть налога выпла­чивают предприниматели, а какую — потребители.

0 Количество

Рис. 3.24. Распределение налогового бремени

В случае эластичного спроса большая часть налога выплачи­вается производителем, в случае неэластичного спроса — потреби­телем (сравним разделение отрезка АЕ' на АВ и BE' в первом слу­чае и во втором на рис. 3.25).

а) Налоги и эластичный спрос б) Налоги и неэластичный спрос

Рис. 3.25. Эластичность спроса и распределение налога с продаж S'

Подобное явление легко объяснить, так как в случае элас­тичного спроса потребители при росте цены на данный товар будут стремиться переключить свой спрос на товары-субститу­ты. В случае неэластичного спроса это будет сделать гораздо труднее.

Наоборот, если предложение эластично, большая часть налога падает на потребителей, а если неэластично — то на производите­лей (см. рис. 3.26). Это и понятно.

а) Налоги и эластичное б) Налоги и неэластичное

предложение предложение

Рис. 3.26. Эластичность предложения и распределение налога с продаж

Эластичность предложения оз­начает, что производители без труда смогут переключить свои ре­сурсы на производство какого-либо другого товара или услуги. В случае неэластичного предложения переаллокация ресурсов про­исходит медленнее и с большим трудом, поэтому больше всего от налога пострадают производители.

11. Литература

  1. Базовый учебник

Нуреев Р. М. Курс микроэкономики. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 1999. Гл. 3.

Изложение вопроса в рамках стандартного вводного курса можно найти в учебниках К. Макконнелла и С. Брю (гл. 4, 5), П. Самуэльсона (гл. 4, 20), Н. М. Розановой и А. Е. Шаститко (Теория спроса и предложения); упро­щенное, но довольно глубокое изложение — в книге П. Хейне (гл. 2—4). Российскому читателю полезно начинать изучение с работы Милтона и Роуз Фридмен, лекций А. Я. Лившица и публикации "Экономической шко­лы" (в последней содержится детальная характеристика проблемы устой­чивости равновесия). С первоначальным вариантом концепции равновесия на индивидуальных товарных рынках следует знакомиться по книге А. Мар­шалла. Более строгое изложение вопросов (с использованием математичес­кого аппарата) можно найти в произведениях Р. Аллена, У. Баумоля (гл. 8 § 1—4), Р. Пиндайка и Д. Рубинфельда (гл. 1—2), А. Н. Чеканского и Н. Л. Фроловой (гл. 6), а также Н. М. Розановой и А. Е. Шаститко (Основы экономического выбора). Большое количество интересных примеров и си­туаций читатель найдет у Д. Хаймана (гл. 1—2).

Аллен Р. Математическая экономия. М., 1963. Гл. 1. С. 21—46.

Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело, 1993. Гл. 1. С. 4—32.

Маршалл А. Принципы... Т. 1. Кн. III. Гл. 1—5. С. 145—207. Т. 2. Кн. V. Гл. 7. С. 83—91.

Розанова Н. М., Шаститко А. Е. Теория спроса и предложе­ния, М.: Анкил,1995.

Розанова Н. М., Шаститко А. Е. Основы экономического вы­бора. М.: ТЕИС, 1996

Фридмен М., Фридмен Р. Хозяева своей судьбы. Гл. 1 // Фридмен и Хайек о свободе. Минск, 1990. С. 26—58.

Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия // МЭиМО. 1989. № 12. С. 6—14.

Чеканский А. Н., Фролова Н. Л. Теория поведения потребите­лей и рыночный спрос. М.: ТЕИС, 1996. Гл. 6. С. 102—123.

Тема 04. Институциональные аспекты рыночного

хозяйства

Учебные цели

  1. Уяснить правовые предпосылки рыночного хозяйства.

  2. Уяснить сущность и рассмотреть формы трансакционных издержек.

  3. Уяснить содержание внешних эффектов и меры воздействия на них со стороны государства.

  4. Уяснить сущность теоремы Р. Коуза.

  5. Охарактеризовать общественные товары.

  6. Выявить причины, формы и объективные границы вмешательства государства в развитие рыночной экономики.

"Никого нельзя заставить быть богатым или здоровым вопре­ки его воле", — заметил однажды Джон Локк.

1. Конспект лекции

План

4.1. Правовые предпосылки рыночного хозяйства

4.2. Внешние эффекты. Теорема Коуза

4.3. Общественные блага. Роль государства в рыночной экономике.

4.1. Правовые предпосылки рыночного хозяйства

Права собственности и их структура. В современной экономической теории под правами собственности понимаются санкционированные поведенческие нормы.

Права собственности (property rights) это совокупность властных прав, санкционированных поведенческих отношений, складываю­щихся между людьми по поводу использования ими экономичес­ких благ.

Существующий ныне набор прав формировался истори­чески в течение длительного времени. В римском праве ведущую роль играли права владения, пользования, управления и перехода вещи по наследству (или завещанию).

Со становлением капитализма к ним добавились такие суще­ственные характеристики, как, с одной стороны, право на основу или "капитальную стоимость" вещи, а с другой — право на доход, возникающий в результате использования или управления объек­том собственности. Национализации, имевшие место в ряде стран в течение XX в., остро поставили вопрос о временных границах ис­пользования вещи (бессрочное или с ограниченным сроком) и осо­бенно о праве на безопасность (гарантирующую от экспроприации под тем или иным благовидным предлогом). Защита от отрицатель­ных последствий использования вещи (отрицательных внешних эффектов, возникающих от пользования вещью) стала особенно актуальной с обострением экологических проблем. Она обусловила необходимость запрещения вредного использования вещи. Эти и другие правомочия (например, ответственность в виде взыскания вещи в уплату долга, так называемый остаточный характер неуч­тенных правомочий) составляют сейчас полное определение права собственности'. В реальной действительности возможны их самые различные сочетания.

Англосаксонская правовая традиция (в отличие от правовых систем континентальной Европы) рассматривает право собствен­ности как определенную совокупность частичных правомочий, кото­рая может укрепляться путем добавления к ней (спецификации — specification) все новых и новых прав или ослабляться путем отде­ления от нее некоторых правомочий — размывания (attennation) прав собственности. Процесс спецификации/размывания прав соб­ственности связан с трансакционными издержками.

Формы трансакционных издержек.

Трансакционные или операционные издержки (transaction costs) это издержки в сфере обмена, связанные с передачей прав собственности.

Категория трансакционных издер­жек была введена в экономическую науку в 30-е гг. Рональдом Коузом и ныне получила широкое распространение.

Обычно выделя­ют пять основных форм трансакционных издержек:

1) издержки поиска информации;

2) издержки ведения переговоров и заключения контрактов;

3) издержки измерения;

4) издержки спецификации и защиты прав собственности;

5) издержки оппортунистического поведения.

Издержки поиска информации связаны с ее асимметричным распределением на рынке: на поиск потенциальных покупателей или продавцов приходится тратить время и деньги. Неполнота имею­щейся информации оборачивается дополнительными расходами, связанными с покупкой товаров по ценам, выше равновесных (или продажей ниже равновесных), с потерями, возникающими вследст­вие покупки товаров-субститутов.

Издержки ведения переговоров и заключения контрактов также требуют затрат времени и ресурсов. Издержки, связанные с переговорами об условиях продажи, юридическим оформлением сделки, нередко значительно увеличивают цену продаваемой вещи.

Весомую часть трансакционных издержек составляют издерж­ки измерения, что связано не только с прямыми затратами на из­мерительную технику и сам процесс измерения, но и с ошибками, которые неизбежно возникают в этом процессе. К тому же по ряду товаров и услуг допускается лишь косвенное измерение или не­однозначное. Как, например, оценить квалификацию нанимаемого работника или качество покупаемого автомобиля? Определенную экономию обусловливают стандартизация выпускаемой продукции, а также гарантии, предоставляемые фирмой (бесплатный гаран­тийный ремонт, право обмена бракованной продукции на хорошую и т. д.). Однако полностью ликвидировать издержки измерения эти меры не могут.

Особенно велики издержки спецификации и защиты прав собственности. В обществе, где отсутствует надежная правовая за­щита, нередки случаи постоянного нарушения прав. Затраты вре­мени и средств, необходимых для их восстановления, могут быть чрезвычайно высоки. Сюда же следует отнести расходы на содер­жание судебных и государственных органов, находящихся на стра­же правопорядка.

Издержки оппортунистического поведения также связаны с асимметрией информации, хотя и не ограничиваются ею. Дело в том, что поведение после заключения контракта очень трудно пред­сказать. Нечестные индивиды будут выполнять условия договора по минимуму или даже уклоняться от их, выполнения (если сан­кции не предусмотрены). Такой моральный риск (moral hazard) всегда существует. Он особенно велик в условиях совместного труда — работы командой, когда вклад каждого не может быть четко отде­лен от усилий других членов команды, тем более если потенциаль­ные возможности каждого полностью неизвестны.

Итак, оппорту­нистическим называется поведение индивида, уклоняющегося от условий соблюдения контракта с целью получения прибыли за счет партнеров.

Оно может принять форму вымогательства или шантажа, когда становится очевидной роль тех участников коман­ды, которых нельзя заменить другими. Используя свои относитель­ные преимущества, такие члены команды могут требовать для себя особых условий работы или оплаты, шантажируя других угрозой выхода из команды.

Таким образом, трансакционные издержки возникают до про­цесса обмена (ex ante), в процессе обмена и после него (ex post). Углубление разделения труда и развитие специализации способст­вуют росту трансакционных издержек. Их величина зависит также и от господствующей в обществе формы собственности. Существу­ют три основные формы собственности: частная, общая (коммуналь­ная) и государственная. Рассмотрим их с точки зрения теории транс­акционных издержек.

Частная, общая (коммунальная) и государственная собственность. В условиях частной собственности всей полнотой прав обладает отдельный человек. В условиях государственной собственности решение принимается на основании установленных правил и процедур, которые регулируют ин­тересы общества в целом.

В условиях общей (коммунальной) собственности все участ­ники организации (коммуны), которой такая собственность принад­лежит, обладают общим правом использования блага (до его при­своения) и частным правом на использование после того, как удалось его получить (присвоить) во временное или постоянное владение.

Поскольку при государственной собственности отдельный член общества владеет собственностью не непосредственно (как при част­ной собственности), а опосредованно (через установленную в обще­стве систему правил и процедур), то и контроль за этой собствен­ностью усложняется. Ее, как правило, нельзя продать или передать другому лицу, трудно контролировать тех, кто ею непосредственно управляет (т. е. бюрократию). Сложность процедуры принятия ре­шений также ослабляет функции контроля и оперативного управ­ления ею. Поэтому на практике отсутствует прямая связь между желаниями и стремлениями совладельцев государственной собст­венности и результатами ее реального использования. К тому же желания и стремления отдельных совладельцев редко совпадают, и согласование интересов превращается в большую проблему, ре­шение которой зависит от соотношения политических сил.

Общая (коммунальная) собственность возникает там и тогда, где и когда издержки по спецификации и защите частных прав собственности чрезвычайно высоки. Выгоды же от установления частных прав собственности или равны нулю (если благо имеется в изобилии), или явно меньше затрат, связанных с их установлением.

Основной проблемой общей собственности является ее сверх­использование: каждый индивид стремится опередить другого в потреблении того, что достается ему бесплатно. То, что в результа­те хищнической эксплуатации могут сократиться возможности по­требления других собственников, его не интересует. Но, поскольку так поступают все, благо, находящееся в общей собственности, бы­стро истощается. Поэтому общая (коммунальная) собственность ока­зывается неустойчивой, нестабильной и с течением времени пре­вращается либо в частную, либо в государственную собственность.

4.2. Внешние эффекты. Теорема Коуза

Внешние эффекты. Внешние эффекты, экстерналии (externalities) - издержки или выгоды от рыноч­ных сделок, не получившие отражения в ценах.

Они называются "внешними", так как касаются не только участвующих в данной операции экономических агентов, но и третьих лиц. Возникают они в результате как производства, так и потребления товаров и услуг.

Внешние эффекты делятся на отрицательные и положитель­ные. Отрицательные эффекты связаны с издержками, положитель­ные — с выгодами для третьих лиц. Таким образом, внешние эф­фекты показывают разность между социальными издержками (вы­годами) и частными издержками (выгодами).

MSC = МРС + МЕС, (4.1)

где MSC — предельные общественные издержки (marginal social cost);

МРС—предельные частные издержки (marginal private cost);

МЕС—предельные внешние издержки (marginal external cost).

Рис. 4.1. Отрицательный внешний эффект

Отрицательный внешний эффект (negative externality) воз­никает в случае, если деятельность одного экономического аген­та вызывает издержки других.

Покажем это на примере. Целлюлозно-бумажный комбинат осуществляет сброс недостаточно хоро­шо очищенной воды в реку. Допустим, что сброс сточной воды про­порционален объему производства. Это означает, что по мере роста производства растет и объем загрязнения окружающей среды. По­скольку целлюлозно-бумажный комбинат не осуществляет полной очистки воды, его предельные частные издержки оказываются ниже предельных общественных издержек, так как не включают расхо­ды на создание дополнительной системы очистных сооружений. Это приводит к тому, что количество выпускаемой продукции превы­шает эффективный объем выпуска (рис. 4.1). Без очистных со­оружений количество выпускаемой продукции составляет Q1 т бу­маги при цене Р1. Рыночное равновесие устанавливается в точке Е1, в которой предложение, равное предельным частным издержкам МРС, пересекается с кривой спроса, равной предельным общест­венным выгодам MSB, т. е. МРС = MSB.

Между тем предельные социальные издержки равны сумме предельных частных издержек плюс предельные внешние издерж­ки. Следовательно, если бы удалось превратить внешние издержки во внутренние, эффективный объем выпуска сократился бы до Q2 при росте цены до Р2. В точке Е2 предельные общественные выгоды равнялись бы предельным общественным издержкам MSB = MSC.

Обратим внимание на то, что и в точке Е2 не устраняются пол­ностью последствия загрязнения окружающей среды (ведь в на­шем случае выпуск сточных вод пропорционален объему производ­ства, а объем производства целлюлозно-бумажного комбината в точке Q2 отнюдь не равен нулю). Однако ущерб от загрязнения сущест­венно уменьшается. Площадь треугольника АЕ1Е2 показывает по­тери эффективности, связанные с тем, что предельные частные издержки оказались ниже предельных социальных издержек.

Таким образом, при наличии отрицательного внешнего эффекта экономическое благо продается и покупается в большем по сравне­нию с эффективным объеме, т, е. имеет место перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами.

Рис. 4.2. Положительный внешний эффект

Положительный внешний эффект (positive externality) воз­никает в случае, если деятельность одного экономического аген­та приносит выгоды другим.

MSB = МРВ + МЕВ, (4.2)

где MSB—предельные общественные выгоды (marginal social benefit);

МРВ—предельные частные выгоды (marginal private benefit);

МЕВ—предельные внешние выгоды (marginal external benefit).

Развитие образования дает прекрасный пример достижения положительного внешнего эффекта. В обществе каждый его член выигрывает от того, что сограждане получают хорошее образова­ние. Однако каждый из нас, принимая решение о получении обра­зования, вряд ли задумывается о тех выгодах, которые получает общество в целом. Принимая решение, рациональный потребитель соотносит затраты, связанные с получением хорошего образования, и те выгоды, которые могут быть в результате этого получены. Не удивительно, что инвестиции в человеческий капитал могут быть ниже оптимальных для общества (рис. 4.2). Рыночное равновесие Е1 устанавливается в точке пересечения предельных частных вы­год и предельных социальных издержек: МРВ = MSC.

Между тем предельные социальные выгоды больше предельных частных выгод на величину предельных внешних выгод. Поэтому эф­фективное для общества равновесие достигалось бы в точке пересе­чения предельных социальных выгод и издержек, т. е. в точке Е . Эффективность увеличивается на площади треугольника АЕ1Е2.

Таким образом, при наличии положительного внешнего эффекта экономическое благо продается и покупается в меньшем по сравне­нию с эффективным объеме, т. е. имеет место недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними эффектами.

Корректирующие налоги и субсидии. Для того чтобы сократить перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами и восполнить недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними эффектами, необхо­димо трансформировать внешние эффекты во внутренние.

Транс­формация внешних эффектов во внутренние (internalization, of an externality) может быть достигнута путем приближения предельных частных издержек (и соответственно выгод) к пре­дельным социальным издержкам (выгодам).

А. С. Пигу в качестве решения данной проблемы предложил использовать корректирую­щие налоги и субсидии.

Корректирующий налог (corrective tax) — это налог на вы­пуск экономических благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, который повышает предельные частные издержки до уровня предельных общественных.

В нашем примере с целлюлозно-бумажным комбинатом налог (tax-T), равный пре­дельным внешним издержкам Т = МЕС, мог бы приблизить рыноч­ное равновесие к эффективному:

MSB = MSC.

Корректирующая субсидия (corrective subsidy) — это суб­сидия производителям или потребителям экономических благ, ха­рактеризующихся положительными внешними эффектами, ко­торая позволяет приблизить предельные частные выгоды к пре­дельным общественным.

В случае с обучением корректирующая субсидия, равная пре­дельным внешним выгодам (S = МЕВ), могла быть предоставлена студентам, что повысило бы их спрос на услуги образовательных учреждений до уровня, при котором MSB = MSC.

Корректирующие налоги и субсидии не могут решить полнос­тью проблемы, возникающие благодаря существованию внешних эффектов. Во-первых, в реальной практике довольно трудно точно исчислить предельные издержки и выгоды. Во-вторых, размеры ущерба определяются в ходе юридических и политических дискус­сий весьма приблизительно. И наконец, отнюдь не последнюю роль играет то обстоятельство, что корректирующие налоги, которые платят производители благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, отнюдь не всегда достигают поставленной цели. Все это предопределило критику корректирующих налогов и субсидий и попытки нахождения принципиально новых путей ре­шения проблемы. Они связаны прежде всего с работами Р. Коуза.

Теорема Коуза. Р. Коуз исходит из того, что рассматриваемая проблема носит обоюдоострый или, как он го­ворит, "взаимообязывающий" характер: "При избегании ущерба для В мы навлекаем ущерб на А. Действительный вопрос, который нужно решить, это следует ли позволить А наносить ущерб В или нужно разрешить В наносить ущерб А? Проблема в том, чтобы избежать более серьезного ущерба"1.

Ответ отнюдь не очевиден до тех пор, пока не удалось опреде­лить ценность того, что мы в результате этого приобрели, и цен­ность того, чем пришлось ради этого пожертвовать. Таким образом, решение, предложенное А. С. Пигу, не использует концепцию аль­тернативных издержек и подходит к факторам как к веществен­ным, а не правовым явлениям.

Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к вы­воду, который Дж. Стиглер назвал "теоремой Коуза" (Coase theo­rem).

Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон тщательно определены, а трансакционные издерж­ки равны нулю, конечный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в распределении прав соб­ственности (если отвлечься от эффекта дохода).

Эту же мысль Дж. Стиглер выразил следующим образом: "... В условиях совер­шенной конкуренции частные и социальные издержки равны"2.

Сравнение системы ценообразования, включающей ответствен­ность за ущерб от отрицательных внешних эффектов, с системой це­нообразования, когда такой ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд выводу о том, что если участники могут договориться сами и издержки таких переговоров ничтожно малы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально возмож­ный результат, максимизирующий ценность производства.

Р. Коуз приводит следующий пример. По соседству располо­жены земледельческая ферма и скотоводческое ранчо: земледелец выращивает пшеницу, а скотовод разводит скот, который время от времени стравливает посевы на соседних землях. Налицо экстернальный эффект. Однако, как показывает Р. Коуз, эта проблема может быть успешно решена без участия государства.

Если скотовод несет ответственность за ущерб, возможны два варианта: "Либо скотовод уплатит фермеру за необработку земли, либо он решит сам арендовать землю, заплатив фермеру за необ­работку земли чуть больше, чем платит сам фермер (если фермер сам арендует ферму), но конечный результат будет тем же и будет означать максимизацию ценности производства".

Если нет ответственности за ущерб, размещение ресурсов ока­зывается таким же, как и раньше. Различие состоит лишь в том, что теперь платежи будет осуществлять фермер. Однако "конеч­ный результат (который максимизирует ценность производства) не зависит от правовой позиции, если предполагается, что ценовая система работает без издержек"4. При нулевых трансакционных издержках и у фермера, и у скотовода будут экономические стимулы увеличения ценности производства, так как каждый из них по­лучит свою долю в приросте дохода. Однако при учете трансакционных издержек желаемый результат может быть и не достигнут. Дело в том, что высокая стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при оценке ущерба не исключены значительные различия потребительских предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше, чем другой). Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода.

Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для ограниченного числа участников сделки (двух-трех). При возрастании численности участников резко увеличиваются трансакционные издержки, и предпосылка об их нулевом значении перестает быть корректной.

Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек "от противного". В реальной действи­тельности они играют огромную роль, и удивительно то, что нео­классическая экономическая теория до недавнего времени их со­всем не замечала.

Борьба с загрязнением окружающей среды. Теорема Коуза помогает выработать пра­вильную стратегию в борьбе с загрязне­нием окружающей среды.

Эффективная политика в области контроля за загрязнени­ем окружающей среды — это такая политика, которая позво­ляет сбалансировать предельные общественные выгоды контро­ля с предельными общественными издержками, необходимыми для его проведения в жизнь.

Пересечение кривой предельных общест­венных выгод MSB с кривой предельных общественных издержек MSC позволяет определить эффективный для данного общества уро­вень вредных выбросов (рис. 4.3). Дело в том, что по мере сниже­ния процента загрязняющих окружающую среду выбросов предель­ные социальные затраты резко возрастают, поэтому каждый допол­нительный процент снижения обходится все дороже и дороже.

Предельные выгоды и предельные издержки

Рис. 4.3. Определение эффективного уровня выбросов

Существуют три основных пути сокращения вредных выбро­сов в окружающую среду: 1) установление норм или стандартов по вредным выбросам; 2) введение платы за выбросы; 3) продажа вре­менных разрешений на выбросы.

Стандарты по вредным выбросам (emissions standards)это установленные законом пределы концентрации вредных ве­ществ в промышленных отходах.

Такие стандарты приняты во многих странах. В США, напри­мер, за их выполнением следит Управление по охране окружающей среды. Превышение установленных правительственными органами стандартов влечет крупный штраф или уголовное наказание.

Практика установления стандартов имеет, однако, свои оче­видные недостатки. Прежде всего они разрешают в определенных пределах бесплатно сбрасывать вредные вещества. При установ­лении единых для страны норм не учитываются разная степень остроты экологических проблем в разных регионах, а также суще­ственные различия предельных частных издержек отдельных фирм. Поэтому затраты, связанные с достижением единого уровня за­грязнения, могут приводить к значительным потерям отдельных фирм и общества в целом, так как игнорируются существующие в частном секторе сравнительные преимущества. И наконец, что осо­бенно важно, стандарты не стимулируют производителей к сниже­нию существующего уровня загрязнения.

Большей гибкостью обладает плата за выбросы. Плата за вы­бросы — это плата, взимаемая с фирмы за каждую единицу за­грязняющих окружающую среду выбросов.

Такая система способ­ствует сокращению общего объема вредных выбросов, о чем на­глядно свидетельствует опыт применения ее в ФРГ. Однако полной уверенности в том, что стандарты загрязнения не будут нарушены, при такой системе нет.

Цена (тыс. руб. за кг)

Количество лицензий или количество выбросов (кг в день)

Рис. 4.4. Права на загрязнение окружающей среды: роль движения "зеленых"

В последнее время получают все более широкое применение новые методы борьбы с загрязнением окружающей среды. Среди них такая своеобразная форма, как продажа прав на загрязнение природной среды. Государство определяет объем вредных выбро­сов, допустимый в данной области, и продает его в форме лицензий с аукциона. Предположим, оно желает сократить объем вредных выбросов с 1500 до 1000 кг, тогда государство продает лицензий не 1500, а 1000 шт., каждая из которых дает право на выброс 1 кг (рис. 4.4). Поскольку предложение абсолютно неэластично, рав­новесие установится в точке Е. В этом случае цена одной лицензии на право сброса 1 кг загрязняющего вещества в день будет равна 100 тыс. руб. Если местное общество партии защитников окружаю­щей среды ("зеленых") решит улучшить экологическую ситуацию в области, оно может купить часть лицензий, с тем чтобы изъять их из обращения. Если эта часть составит 100 лицензий, то цена одной лицензии повысится до 120 тыс. руб. Таким образом, продажа прав на загрязнение является гибким средством в борьбе за улучшение экологической ситуации в стране.

4.3. Общественные блага. Роль государства в рыночной экономике

Общественные блага. Чисто общественное благо (pure public good) — это такое благо, которое потребляется коллективно всеми гражданами независимо от того, платят люди за него или нет.

Чисто общественное благо характе­ризуется двумя свойствами: неизбирательностью и неисключаемостью в потреблении. Такими свойствами обладает, например, нацио­нальная оборона.

Свойство неизбирательности в потреблении означает, что по­требление чисто общественного блага одним человеком не уменьша­ет его доступности для других. Такие блага неконкурентны, так как предельные издержки для дополнительного потребителя равны нулю.

Свойство неисключаемости в потреблении означает, что ни один человек не может быть не допущен к потреблению блага, даже если он отказывается за это платить. Чисто общественное благо обладает своеобразным положительным внешним эффектом: как только кто-нибудь начинает его потреблять, оно становится доступным для всех.

Чтобы глубже понять особенности чисто общественного блага, сравним его с чисто частным благом.

Чисто частное благо (pure private good) это такое благо, каждая единица которого мо­жет быть продана за отдельную плату.

В отличие от чисто част­ного блага чисто общественное благо не может быть разделено на единицы потребления (его нельзя выпускать "мелкими" партиями) и быть продано по частям. Невозможность определения цены на отдельные единицы чисто общественного блага объясняет особен­ности определения совокупного спроса на чисто общественное бла­го (рис. 4.5). Цена в данном случае не является переменной вели чиной. Поэтому кривая спроса на чисто общественное благо отра­жает предельную полезность всего имеющегося его наличного объема. Все потребители (в нашем примере их трое: Андреев, Борисов и Васильев — см. рис. 4.5) должны потребить весь объем выпу­щенного блага целиком. В отличие от совокупного спроса чисто част­ных благ (который получается путем сложения кривых индивиду­ального спроса по горизонтали) совокупный спрос чисто общест­венных благ определяется путем суммирования предельных выгод (получаемых от имеющегося наличного объема) по вертикали.

Р (тыс. руб. за ед.) Р (тыс. руб. за ед.)

0 2 4 6 12 Q

а) Чисто частное благо б) Чисто общественное благо

Рис. 4.5. Определение совокупного спроса на чисто частное благо и чисто общественное благо

Проблема безбилетника. Потребление чисто общественных благ происходит коллективно, однако индивидуальная польза от этого потребления различна. В нашем примере (см. рис. 4.5) индивиды получают различную выгоду: наименьшую — Андреев, наибольшую — Васильев. Такая ситуация предполагает наличие точной информации о предельных выгодах каждого чело­века. Однако в реальной действительности наличие такой инфор­мации — большая редкость.

Если оплата чисто общественных благ будет осуществляться в соответствии с предельными выгодами от их использования, появ­ляются мощные стимулы для сокрытия истинной информации и преуменьшения реальных размеров получаемых выгод. Действи­тельно, поскольку потребители получают выгоды от чисто общест­венного блага независимо от того, платят они за него или нет, то возникает желание обойтись без лишних выплат, получить это бла­го даром. Такая ситуация получила название проблемы безбилет­ника, "зайца" (free-rider problem).

Проблема безбилетника чаще возникает в больших, чем в ма­лых группах потребителей, так как там труднее получить необхо­димую информацию о положении плательщиков. В результате существования проблемы безбилетника производство чисто обще­ственных благ бывает ниже эффективного. Рынок оказывается не в состоянии справиться с этой проблемой, терпит фиаско. Исправить "провалы" рынка помогает государство.

Провалы рынка. Функции государства в рыночной экономике. «Провалы» (фиаско) рынка (market failures) — это случаи, когда рынок оказывается не в состоянии обеспечить эффективное использование ресурсов.

Обычно выделяют четыре типа неэффективных ситуаций, сви­детельствующих о "провалах" рынка:

1) монополия;

2) несовершенная (асимметричная) информация;

3) внешние эффекты;

4) общественные блага.

Во всех этих случаях приходит на помощь государство. Оно пытается решить эти проблемы, осуществляя антимонопольную политику, социальное страхование, ограничивая производство то­варов с отрицательными внешними эффектами и стимулируя про­изводство и потребление экономических благ с положительными внешними эффектами. Эти направления деятельности государства составляют как бы нижнюю границу вмешательства государства в рыночную экономику. Однако в современном мире экономические функции государства гораздо шире. В их числе: развитие инфра­структуры, дотации на школьное обучение, пособия по безработи­це, различные виды пенсий и пособий малообеспеченным членам общества и др. Лишь небольшое число этих услуг обладает свойст­вами чисто общественных благ. Большинство из них потребляется не коллективно, а индивидуально. Тем не менее доля государствен­ных расходов в валовом национальном продукте во всех развитых странах в XX в. имеет тенденцию к росту. К тому же обычно госу­дарство проводит антиинфляционную и антимонопольную полити­ку, стремится сократить безработицу. В последние десятилетия все более активно оно участвует в регулировании структурных изме­нений, стимулирует научно-технический прогресс, стремится под­держивать высокие темпы развития национальной экономики. Если к этому добавить региональное и внешнеэкономическое регулиро­вание, то станет очевидно, почему роль государства в течение XX в. неуклонно возрастала.

Государственный аппарат стремился решить две взаимосвя­занные задачи: обеспечить нормальную работу рынка и решить (или хотя бы смягчить) острые социально-экономические проблемы.

Между тем стремительное увеличение государственного сек­тора и государственного регулирования в условиях рыночной эко­номики не может быть беспредельным. Рыночная экономика накла­дывает на функции государства определенные ограничения.

Прежде всего недопустимы такие методы вмешательства го­сударства, которые разрушают рыночный механизм, подменяют его прямым администрированием. Гораздо эффективнее действуют косвенные регуляторы (налоги, субсидии и т. д.), особенно те из них, которые органично встроены в рыночную экономику. Поэтому государственное регулирование должно не заменять силы рынка, а скорее ослаблять или усиливать действие рыночных сил. Следует помнить, что все экономические регуляторы противоречивы. Крат­косрочные выгоды могут обернуться долгосрочными потерями. Более того, применяя целый набор экономических мер, не следует забывать, что многие из них противоречивы, действуют в разные, нередко прямо противоположные стороны. Поэтому необходимо свое­временно выявлять их негативные эффекты и заблаговременно принимать меры по их ликвидации. Вообще сфера действия пря­мых и косвенных административных методов должна быть строго определена. Тенденция к огосударствлению экономики не должна быть единственной. Время от времени необходимо предпринимать энергичные шаги по разгосударствлению экономики.

Способы разгосударствления могут быть различны. Это преж­де всего поощрение конкуренции и либерализация рынков, сни­жение барьеров для вступления в отрасль, активная антимонополь­ная политика. Эффективной мерой может стать и стимулирование смешанного предпринимательства. Наконец, сильной мерой явля­ется денационализация государственной собственности, развитие процессов приватизации.

Опыт показывает, что приватизация может быть успешной лишь при наличии определенных условий. Прежде всего к ним от­носятся:

  • наличие надежной правовой базы проведения денациона­лизации;

  • создание развитой рыночной инфраструктуры (и фондового рынка прежде всего);

  • хорошо продуманная процедура продажи государственных предприятий;

  • предварительная оценка величины спроса на денационали­зируемый сектор (или отрасли) экономики.

Лишь при наличии этих условий денационализация экономи­ки может быть эффективной. Следует помнить, однако, что этот процесс во многом зависит от самого государства. Между тем раз­растание бюрократического аппарата усложняет сам процесс при­нятия решений. Поэтому "провалы" рынка могут быть дополнены, а иногда и усилены "провалами" государства. Однако о них мы расскажем в следующей главе.

11. Литература

  1. Базовый учебник

Нуреев Р. М. Курс микроэкономики. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 1999. Гл. 13.

Основные вопросы темы кратко изложены в учебнике Э. Доллана и Д. Линдсея (гл. 12). Более углубленное изложение теории прав собствен­ности можно найти в книге Р. Капелюшникова. Проблема трансакционных издержек раскрыта в статье Р. Коуза "Проблема социальных издержек" (гл. 5). В статье О. Уильямсона "Вертикальная интеграция производства..." концепция трансакционных издержек использована для объяснения раз­вития рыночных структур. Институциональный анализ экономической ис­тории нового времени с точки зрения эволюции отношений собственности показан в статье Д. Норта. Статья О. Уильямсона "Сравнение альтернатив­ных подходов..." характеризует основные научные подходы к анализу роли фирмы в рыночном хозяйстве. Подход к фирме как к механизму экономии трансакционных издержек представлен в статье Р. Коуза "Природа фир­мы" (гл. 2).

Вопрос о роли государства в рыночной экономике затрагивается во всех предлагаемых в списке основной литературы учебниках. В главе 14 кни­ги П. Хейне анализируется право государства использовать принуждение и объясняется суть "проблемы безбилетника". Сфера деятельности государства в экономике описывается в учебнике под ред. А. Лившица и И. Н. Никулиной. У К. Макконнелла и С. Брю (гл. 3) основное внимание уделяется общест­венным интересам. Вопрос о минимальных и максимальных границах учас­тия государства в управлении рыночной экономикой, а также о необходи­мости и формах разгосударствления наиболее полно раскрывается в рабо­те под редакцией А. Лившица и И. Н. Никулиной.

2. Бусыгин В. П., Кокович С. Г., Цыллаков А. А. Методы микроэ­кономического анализа: фиаско рынка. Новосибирск, 1996. Гл. 3, 4. С.30—52.

Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. М.: Наука, 1990. Разд. 2, 6, 9. С. 10—15, 37—43, 63—77.

Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело, 1993. Гл. 1, 2, 5, 7. С. 4—53, 87—141, 169—192.

Менар К. Экономика организаций. М.: Инфра-М, 1996.

Найшулъ В. А. Либерализм и экономические реформы // Ми­ровая экономика и международные отношения. 1992. № 8.

Норт Д. Институты и экономический рост: Историческое вве­дение // THESIS. 1993. Весна. С. 69—91.

Савас Э. С. Приватизация: ключ к рынку. М.: Дело, 1992. Ч. 2 С. 53—158.

Хайек Ф. Дорога к рабству. М.: Экономика, 1992. Гл. 4—5. С. 39—60.

Шаститко А. Е. Внешние эффекты и трансакционные издерж­ки. М.: ТЕИС, 1997.

Эрроу К. Возможности и пределы рынка как механизма рас­пределения ресурсов // THESIS. Т. 1. Вып. 2. С. 53—58.

Milgrom P..Roberts J. Economics, Organization and Management. Prentice Hall, 1992. Ch. 9.

North D. Structure and Change in Economic History. N. Y., 1981.

Eggertsson T. Economic Behavior and Institutions. Cambridge University Press, 1990.

1



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Курс лекций по Экономической теории (2)

    Реферат >> Экономическая теория
    ... отклоняться от экономической традиции. Темы рефератов по курсу «Макроэкономика» Темы рефератов по курсу «Введение в экономическую теорию» для ...
  2. Курс лекций по Экономической теории (4)

    Реферат >> Экономическая теория
    ... лекций. / С. Г. Серяков – М. : Юрист, 2001.– 318 с. 12. Чепурин М. Н., Голиков А. Н., Ермилова С. В. Сборник задач по экономической теории ...
  3. Курс лекций по Экономической теории (5)

    Реферат >> Экономическая теория
    ... в нем мысли с современными представлениями о предмете экономической теории. Экономическая теория изучает хозяйственную жизнь общества и пути ... сама по себе экономика выйти из кризиса не сможет. Предметом экономической теории, согласно ...
  4. Курс лекций по Экономической теории (7)

    Реферат >> Экономическая теория
    ... экономической теории в развитии общества [:] ПЛАН ЛЕКЦИИ: Предмет и место экономической теории в системе экономических наук Экономические законы и категории Основные экономические ... за тенге по мировому, государственному, свободному и аукционному курсу. рынок ...
  5. Курс лекций по Экономической теории (1)

    Тезисы >> Экономическая теория
    ... ) и экономической роди государства. Кризис 1929-33гг. нанес сильный удар по неоклассической теории В 1936г ... возможность и результативность хозяйственной деятельности. В предыдущих лекциях рассматривались законы спроса и предложения безотносительно ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0018599033355713