Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Государство и право->Реферат
Право хозяйственного ведения и право оперативного управления составляют особую разновидность вещных прав, неизвестную развитым правопорядкам Это - вещ...полностью>>
Государство и право->Реферат
Право регулирует общественные отношения, в результате чего они приобретают правовую форму, то есть становятся правовыми отношениями Правильное пониман...полностью>>
Государство и право->Реферат
Представления о государстве как организации, осуществляющей свою деятельность на основе закона, начали формироваться уже на ранних этапах развития чел...полностью>>
Государство и право->Реферат
Деятельность человека состоит ив поступков Поступок - глав­ный элемент человеческих взаимоотношений, в котором проявляются раз­личные качества личност...полностью>>

Главная > Дипломная работа >Государство и право

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Вымогательство, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, отличается от насильственного грабежа тем, что при грабеже насилие выступает средством завладения имуществом, а при вымогательстве оно является формой выражения психического насилия, подкрепляющего угрозу применить более серьезное насилие в случае отказа выполнить вымогательское требование.

Вымогательство, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, отличается большей агрессивностью насильственных действий виновного и их более высокой опасностью. Они могут выражаться в причинении здоровью потерпевшего любого вреда, повлекшего последствия, предусмотренные в ст.ст. 111, 112 и 115 настоящего Кодекса. Реальное причинение вреда здоровью не меняет вымогательской сущности содеянного, поскольку и в этих случаях насилие выступает как форма устрашения потерпевшего, а не средство завладения имуществом.

Особенности вымогательского насилия позволяют отграничить его от разбоя.35 Угроза насилием и реализация угрозы при вымогательстве всегда отстоют друг от друга во времени. Если при разбое психическое насилие представляет собой угрозу немедленной расправы над потерпевшим, то при вымогательстве виновный угрожает привести ее в исполнение в будущем. При этом может указываться сравнительно отдаленное время удовлетворения вымогательского требования, момент передачи требуемого может не уточняться вовсе либо предполагается передача имущества вслед за предъявлением требования. В таких случаях следует иметь в виду, что если при разбое насилие применяется для завладения имуществом, то при вымогательстве оно служит усилением требования, либо средством мести за отказ удовлетворить незаконные требования.

Если в результате вымогательства было совершено умышленное убийство, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 настоящей статьи и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК.

Вымогательство относится к числу наиболее опасных экономических преступлений. Это преступление против собственности. Поскольку уголовный закон защищает как общественно значимые, так и личные интересы, объектом преступного посягательства, предусмотренного ст. 163 Уголовного кодекса (УК) РФ, является собственность граждан или юридических лиц, а равно права на эту собственность. Предметом вымогательства могут быть также действия имущественного характера (выполнение работы, предоставление услуг и т.д.). Однако вымогательством нередко называют и вполне обоснованные действия лиц, направленные на истребование долга или иных законных выплат. Чтобы вернуть свои деньги, кредиторы порой вынуждены обращаться к помощи друзей, охранных структур, знакомых чиновников, и так далее. Надо признать, что действия таких лиц неотъемлемая часть современной реальной жизни. Ослабевшая государственная власть не обеспечивает защиту людей и бизнеса, судебная и исполнительная системы почти бездействуют. Упомянутые же лица в сложившихся условиях, как правило, действительно помогают пострадавшим кредиторам, по сути, выполняя функции правоохранительных органов, судов и исполнительных структур. И им нередко предъявляются обвинения в вымогательстве. На предварительном следствии или в суде задача адвоката, приглашенного для защиты таких лиц, состоит в том, чтобы не только грамотно изложить следователю, прокурору, суду свой субъективный взгляд на дело, но и помочь им разобраться в объективной стороне вопроса. В делах данной категории очень важно в соответствии с гражданским законодательством правильно расставить акценты в вопросах собственности, правоотношений подозреваемого с потерпевшим, а также дать оценку личности самого потерпевшего и объяснить мотивы его заявления о привлечении подозреваемого к уголовной ответственности.

Например, бывший высокопоставленный сотрудник КГБ СССР, затем ФСБ России, а в момент возбуждения уголовного дела руководитель крупной частной охранной компании полковник в отставке В.А.Павлов Московским городским судом был привлечен к уголовной ответственности по п. «б» ч. 3 ст. 163, п. «б» ч. 3 ст.159, ч.4 ст.33 и ч.2 ст. 291 УК РФ за вымогательство с бизнесмена Ю.Макарова под угрозой насилия и распространения порочащих сведений денежных средств в крупном размере (3 млн долларов США), за подстрекательство к даче взятки должностным лицам ГУВД Москвы и хищение путем обмана (мошенничество) денежных средств в крупном размере (50 тыс. долларов США), принадлежащих Макарову. Как объяснил суду Павлов, деньги с Макарова он требовал по просьбе компаньонов последнего по бизнесу академика Хряпова и бывшего начальника академии ФСБ генерал-лейтенанта в отставке Титаренко. Макаров обещал выплатить им оговоренную сумму за помощь в работе.

Данное дело по ряду причин получило широкую известность. Одна из его особенностей заключалась в том, что потерпевшим являлся известный в кругах, связанных с продажей за рубеж российского оружия, бизнесмен Юрий Макаров. В отношении этого бывшего старшего офицера и сотрудника Главного штаба ВВС России Главной военной прокуратурой (которая вела предварительное следствие и поддерживала обвинение против Павлова в суде) в период данного судебного процесса расследовалось другое уголовное дело о хищениях крупных партий авиатехники и продаже ее иностранцам.

Павлову вменялись в вину особо тяжкие преступления, наказание за которые может достигать 20 лет лишения свободы. Но защитники значительно поколебали позицию обвинения и сумели убедить суд в отсутствии как моральных, так и правовых оснований для привлечения Павлова к уголовной ответственности. В поддержку Павлова выступила общественность, его поддерживали многие известные в стране люди. Павлов В.А. был приговорен судом к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Верховный Суд РФ, рассмотревший дело по протесту Главной военной прокуратуры (считавшей приговор излишне мягким) и кассационным жалобам Павлова и его адвокатов (возражавших против слишком строгого наказания), приговор Мосгорсуда оставил в силе. Предстоят длительные процессы обжалования адвокатами этих судебных постановлений в надзорном порядке, которые рано или поздно с учетом появляющихся судебных прецедентов должны завершиться справедливым решением. Считается, что осмыслить происшедшее следует уже сейчас. Этот и другие подобные процессы дают основание ставить перед Пленумом Верховного Суда РФ вопрос о необходимости дополнительных разъяснений судебной практики по делам о вымогательстве как наиболее распространенным в условиях нынешней неразвитой экономики с ее взаимными долгами, неплатежами и бесконечными спорами.

Кандидат юридических наук К.Н.Голиков, анализируя защитительную речь адвоката по описанному делу, наряду с другими аргументами, свидетельствующими об отсутствии вины Павлова в инкриминируемом ему вымогательстве, остро поставил вопрос о пределах допустимой государственной защиты потерпевших, которые сами виновны перед государством. По информации К.Н.Голикова, потерпевший по делу о вымогательстве гражданин Макаров следственным органом был изобличен, в частности, в нелегальных сделках с оружием (речь шла о реализации в особо крупных размерах за границу боевого оружия (современных военных самолетов, вертолетов и боевого авиационно-технического имущества) и «перекачке» крупных денежных сумм в западные банки и оффшорные компании). Сведения о незаконных сделках по продаже потерпевшим оружия из официальных материалов, содержащихся в расследуемом Главной военной прокуратурой уголовном деле в отношении того же Макарова и ряда высокопоставленных офицеров ВВС России (дело полковника Воронки, подполковников Кучеренко, Макарова и других), получили известность, поэтому вопрос о пределах допустимой государственной защиты подобных потерпевших неоднократно поднимался в средствах массовой информации. Его рассматривали и на организованной 18 мая 1999 г. в Центральном доме журналиста пресс-конференции ряда российских и зарубежных СМИ.

Предметом обсуждения стала неопределенность трактовки нормы закона об уголовной ответственности за вымогательство.

Из содержания диспозиции ст. 163 УК РФ следует, что вымогательством признается требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

В описанном же случае речь идет о требованиях Павлова не в отношении имущества потерпевшего, а в отношении средств, полученных последним от нелегальных поставок за рубеж имущества, похищенного у государства, и потерпевшему, таким образом, не принадлежащих по определению. С субъективной точки зрения Павлов относился к происходящему как лицо, уполномоченное собственником изъять у недобросовестного должника долг. Кроме того, как правильно утверждает К.Н.Голиков, уголовно-правовой нормой защищаются лишь законные, а не связанные с криминальным бизнесом интересы потерпевшего.

Получается, что Павлов, требуя, чтобы Макаров перечислил компаньонам своего доверителя 3 млн долларов США, не посягал на имущество Макарова, а угроза распространения о нем сведений не посягала на его законные интересы. Но суд рассудил иначе, указанные доводы во внимание приняты не были. Не отреагировала на них и Коллегия Верховного Суда РФ.

Думается, цель закона состоит не только в том, чтобы в подобных ситуациях любой ценой наказать кредитора или его представителя, нередко прибегающих к достаточно жестким и неприятным для должника мерам при истребовании долгов. Применяемые ими способы воздействия по внешним признакам, действительно, порой ничем не отличаются от вымогательства в уголовно-правовом смысле. Но, порицая их, важно ограничить право на государственную защиту таких «потерпевших».

Итак, решение вынесено, но вопросы остались. Считается, что единственный возможный выход для кредитора пригрозить должнику тем, что о происшествии узнают его знакомые, тем самым он приобретет дурную репутацию. Иными словами, кредитору официально предлагается применить угрозу распространения позорящих должника сведений. А согласно рекомендациям Института проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, «законные имущественные претензии не могут считаться вымогательством даже при предъявлении их под угрозой насилия».

Но в реальном процессе борьбы с преступностью нередко происходит обратное. Часто, не желая нести ответственность за договорные нарушения в гражданских правоотношениях с партнерами, когда те начинают активные действия, например, по истребованию долга, должники, подобно упомянутому, обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о вымогательстве. А правоохранительные органы и прокуроры, не затрудняя себя тщательным анализом ситуации, возбуждают уголовные дела и привлекают к ответственности не виновных в данном деянии лиц.

Так, Октябрьским РОВД г. Барнаула по заявлению гражданина Качалова было возбуждено уголовное дело в отношении гражданина Лобунца. После проведенного следствия последнему предъявили обвинение в вымогательстве, совершенном с угрозой применения насилия, повторно по предварительному сговору группой лиц, под угрозой убийства, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего (ч. 3 ст. 163 УК РФ).

Из материалов дела следовало, что в январе 2006 г. Лобунец передал Качалову во временное пользование магнитофон «Осака». В процессе использования магнитофон пришел в негодность, и Лобунец потребовал, чтобы Качалов выплатил ему в качестве компенсации 100 тыс. рублей. Качалов согласился, однако свое обещание не сдержал и с Лобунцом не рассчитался. В конце февраля Лобунец, прийдя домой к Качалову, потребовал от него новый магнитофон или 250 тыс. рублей и сообщил, что штраф за задержку расчета составит 20 тыс. рублей за каждый дополнительный день. При этом он угрожал матери Качалова убийством сына. В начале апреля 2006 г. Лобунец и трое не установленных следствием лиц встретили Качалова на улице, завели его в подвал дома, где потребовали заплатить 1500 тыс. рублей, а затем сильно избили, причинив ему легкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

Несмотря на сомнительность предъявленного Лобунцу обвинения в вымогательстве, дело последнего было направлено в суд, который, к сожалению, ошибку следственного органа и прокуратуры не исправил. Лобунец был признан виновным и осужден к длительному сроку лишения свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда приговор оставила без изменений.

Заместитель председателя Верховного Суда РФ, куда обратился адвокат осужденного, внес протест на судебные постановления. Президиум Алтайского краевого суда постановлением от 9 января 2008 г. удовлетворил протест, указав следующее. Лобунец не стремился завладеть чужим имуществом, принадлежащим лично потерпевшему Качалову, а лишь требовал у Качалова деньги за сломанный магнитофон. Качалов согласился с его требованием, но деньги не отдавал. Лобунец, осуществляя различные действия по взысканию денег, никаких реальных шагов для реализации угрозы убийством не предпринимал. Угроза Качалову должна была лишь заставить его расплатиться, оснований опасаться ее осуществления не было. Действия Лобунца нельзя квалифицировать как вымогательство, поскольку он хотел вернуть деньги за собственный сломанный Качаловым магнитофон, вымогательство же предполагает истребование чужого имущества. Поэтому Лобунец был признан виновным по более «мягким» статьям закона: за самоуправство и причинение легких телесных повреждений.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Уголовная ответственность за вымогательство (3)

    Курсовая работа >> Государство и право
    ... от уголовной ответственности за вымогательство Уголовным законом предусматривается несколько критериев освобождения лица от уголовной ответственности: Освобождение от уголовной ответственности ...
  2. Уголовная ответственность за вымогательство (2)

    Реферат >> Государство и право
    ... . А.С. Грибоедова Контрольная работа Дисциплина: «Уголовное право» Тема: «Уголовная ответственность за вымогательство» Выполнила: студентка 2курса заочной ...
  3. Ответственность за вымогательство по Уголовному кодексу России

    Реферат >> Государство и право
    ... теоретических и практических аспектов уголовной ответственности за вымогательство позволяет сделать следующие выводы: Ответственность за вымогательство предусмотрена ст. 163 ...
  4. Уголовно-правовая характеристика ответственности за вымогательство

    Реферат >> Государство и право
    ... уголовной ответственности за вымогательство 27 Проблемы разграничения уголовной ответственности за вымогательство с ответственностью смежных деяний 27 Основания и условия освобождения и прекращения уголовной ответственности за вымогательство ...
  5. Уголовная ответственность за бандитизм (4)

    Закон >> Государство и право
    ... тогда, когда совершается вымогательство организованной группой, имеющей оружие ... «организованная группа» применительно к вымогательству свидетельствует о том, что ... РФ, в которой установлена уголовная ответственность за создание вооруженного формирования, ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0018119812011719