Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Социология->Реферат
МЕТОДЫ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫКак профессиональная деятельность социальная работа общего профиля охватывает три широкие сферы: 1) социальная ...полностью>>
Социология->Реферат
Возникновение социологии как науки приходится на 1830-е гг., хотя попытки социологического анализа проблем общественной жизни предпринимались и раньше...полностью>>
Социология->Курсовая работа
История борьбы женщин за свои права, являясь частью истории человечества, почти не известна большинству людей. Лишь в последние десятилетия феминизм с...полностью>>
Социология->Реферат
Сaмaя пeрвaя жeнщинa - Eвa, сaмaя крaсивaя - Клeопaтрa, a сaмaя умнaя- Жорж Сaнд. Вы это знaли? Eсли дa, то зaбудьтe Пoтому что сaмaя пeрвaя жeнщинa- ...полностью>>

Главная > Книга >Социология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

* * *

Неоценимое значение при подготовке перевода книги имела поддержка и помощь коллег, сочетающих качества специалистов в области экономики и социологии и знатоков английского языка, д.ф.н., проф. Т.Ю.Сидориной, к.э.н. С.А.Афонцева, к.с.н. С.П.Баньковской, к.с.н. И.Ф.Девятко.

О. И. Шкаратан

 

1 В другом разделе М. Кастельс так уточняет этот тезис: "Российские группы интересов, особенно менеджеры компаний и правительственные аппаратчики, которые возглавляли процесс приватизации, удержали наиболее ценную собственность под своим контролем, однако занизили цены акций приватизированных компаний, чтобы предложить существенную прибыль иностранным партнерам в обмен на мгновенно получаемую наличность, которая чаще всего оседала на их банковских счетах за границей" (с. 149). Что же касается большинства россиян, то основой их повседневной жизни являются "механизмы выживания и мелкая торговля товарами... Квазинеформальная экономика киосков, как база для торговли, и возделывание овощей на дачах ради выживания - таковы реальные опоры перехода России к рыночной экономике" (с. 150).

 

Отзывы в печати

О трилогии Мануэля Кастельса "Информационная эпоха: экономика, общество и культура"

"Мы живем в эпоху интенсивных и сбивающих с толку преобразований, сигнализирующих, возможно, о движении за пределы индустриальной эры. Однако где великие социологические работы, которые наносят на карту этот переход? Интеллектуально хилые объясняют информационное общество, интеллектуально пустые дают самостоятельные социальные интерпретации постмодернизма. Отсюда -важность многотомного труда Мануэля Кастельса, в котором он стремится нанести на карту общественную и экономическую динамику информационной эпохи. Поэтому сравнение с веберовской работой "Экономика и общество" не будет совсем уж необоснованным". Энтони Гидденс, директор Лондонской школы экономики. (The Times Higher Education Supplement (Лондон), 13 декабря 1996 г.)

"Сделано огромное усилие для преодоления скудности основанного на фрагментации общественных наук подхода к информационному обществу. Когда я прочитал отзыв Гидденса, я подумал, что его оценка этой работы, возможно, немного преувеличена, но прочтя все три тома Кастельса, поразмыслив о них и перечитав работу Вебера, я переменил свое мнение". Крис Фриман, профессор и директор объединения исследователей-политологов Университета Сассекса - University of Sussex's Science Policy Research Unit (New Political Economy. Том 3. 1998. ? 3)

"Адам Смит объяснил, как работал капитализм, а Карл Маркс - почему он не работал. Сегодня общественные и экономические отношения информационной эпохи схвачены Мануэлем Кастельсом". Г. П. Захари (Wall Street Journal. 1 октября 1998 г.)

"Эти три тома дают монументальный и связный подсчет экономических, общественных, индивидуальных и культурных изменений, которые происходят повсеместно в эпоху компьютеризации. Однако это не просто очередная книга, провозглашающая информационную революцию. Концепция работы обширна, но она воплощается с такой ясностью и полнотой, что, как представляется, этот труд не устареет еще очень долгое время". Энтони Смит, Президент Магдален колледжа, Oxford (The Times Higher Education Supplement (Лондон), 4 сентября 1998 г.)

"Самая удачная попытка из уже сделанных очертить контуры глобальной информационной эпохи". Энтони Гидденс (New Statesman (Лондон), 23 января 1998 г.)

"Эта книга ... важна для тех, кто хочет понять смысл сегодняшней глобальной информационной экономики и осмыслить наше место в ней". Стив Мак-Гукин (Financial Times, 3 декабря 1996 г.)

"Значительное произведение, даже если бы книга была одна; три же книги вместе представляют, с моей точки зрения, целостную часть современного социального анализа, по крайней мере, на поколение". Фрэнк Вебстер (British Journal of Sociology. 1998. Том 49.)

"Эта книга станет вехой. Она будет своеобразным справочником для тех, кто попытается понять, куда мы идем". Роджер-Пол Дроит (Le Monde (Париж), 30 января 1998г.)

"Непременно достаньте трехтомник Мануэля Кастельса. "Информационная эпоха"

это книга, которую должен прочитать каждый, яркая проза, все 1200 страниц которой наполнены фактами". Джэй Олигви (Wired (Сан-Франциско), апрель 1998 г.)

"Ни один другой ученый не подошел к рассмотрению информационной эпохи таким очаровательным и новаторским путем, как этот автор". М. Перельман "Choice" (Журнал Американской ассоциации библиотек, февраль 1997 г.)

"Значение работы Кастельса состоит в его способности показывать взаимоотношения среди несопоставимых на первый взгляд явлений. И в отличие от популярного футуриста Элвина Тоффлера, Кастельс исчерпывающе исследует те или иные области и использует утонченные инструментальные средства ученого социальных

наук". Джек Фишер (San Jose Mercury News, 11 апреля 1999 г.)

"Мануэль Кастельс, всемирно признанный профессор социологии в Калифорнийском университете (Беркли), написал научную трилогию под общим названием "Эпоха информации", которая может оказаться наиболее важным из когда-либо сделанных исследований взаимодействия между технологией, экономикой, политикой и религией". (UPSIDE (San Francisco), ноябрь 1997 г.)

"Среди технической интеллигенции Кастельс быстро заработал репутацию новатора, того, кто создает логично, хорошо документированное и связное изображение начала XXI столетия, пусть даже прогнозы его не совсем четки. Что заслуживает внимания в работе Кастельса - это ее масштаб; попытка определить силы, придающие обществам новую форму. Не все соглашаются с выводами Кастельса, но даже критики аплодируют его кругозору". Пол Ван Сламброук (The Christian Science Monitor, 27 ноября 1998 г.)

"Трилогия Мануэля Кастельса об информационной эпохе - это веха". Андрее Ор-тега (El Pais (Madrid), 22 августа 1998 г.)

"Публикация этой монументальной работы вызвало своеобразный взрыв в издательском мире: многочисленные переиздания, переводы, обзоры, принятие книги как учебного пособия во многих колледжах. Исследование Кастельса свело вместе информацию из первых рук и дало объяснительные рамки касательно изменения социополитической ситуации на всей планете в конце этого столетия". (Передовая статья "Revista Espanola de Investigacion Sociologica", июнь 1999 г.)

Время переходов

Предисловие к русскому изданию

В конце этого тысячелетия Россия осуществляет несколько фундаментальных переходов. От авторитарного, коммунистического государства к государству демократическому. От командной экономики к рыночной, хотя и с непредвиденной добавкой экономики бартерной. От экономической автаркии к частичному включению в глобальную экономику. От федеративного государства, основанного на "демократическом централизме", к децентрализованному федерализму с возрастающей автономией регионов. От идеологического контроля идей и коммуникаций к сочетанию свободы слова и информационных олигополии. От мировой сверхдержавы к ослабленной, но гордой нации, которая должна восстанавливать свою силу внутри себя. И от Индустриальной эпохи к Информационному веку. Этот последний переход есть фактически переход решающий, переход, в который вовлечены все страны. Проблема состоит в том, что ни одно государство не может выбирать свой темп и свою последовательность этих процессов перехода. Россия не может сначала закончить свой политический и экономический переход, а затем приступить к переходу в Информационный век. Она должна осуществлять их в одно и то же время, или другие мировые силы сделают это за Россию, не советуясь с русским народом.

Но в чем конкретно состоит этот переход? Он, безусловно, основан на революции в информационных технологиях (чипы, компьютеры, телекоммуникации, Интернет), создавшей в 1970-х годах новую технологическую систему, систему, которая с тех пор распространилась по всему миру. В этом смысле вышеназванная революция является, по крайней мере, столь же фундаментальным изменением, что и Индустриальная революция, стержнем которой было производство и распределение энергии. Настоящая книга представляет и объясняет то, чем именно является революция информационных технологий, почему она столь важна, почему и как она влияет на все области человеческого существования. Однако мое утверждение состоит не в том, что технология определяет общество. Произошло следующее: процессы экономических, политических и культурных изменений были усилены и увеличены необычайно могущественными информационными технологиями, из-за чего за последние 20 лет изменился мир в целом. Преобразование России есть часть и очень важная часть этого преобразования. Фактически, одним из утверждений этой книги является то, что информационная технология сыграла ключевую роль в кризисе Советского Союза. Эта книга не о технологии. Она об обществе. Она о том новом мире, в котором мы живем. И она не о будущем. Она о настоящем. В основе этой книги лежат многолетние научные исследования, эмпирические данные, наблюдения. Я категорически против футурологии, так как она не является серьезной, научной дисциплиной, однако делает вид, что говорит нам, как будет выглядеть мир, влияя, таким образом, на политиков и бизнес. И я критикую идеологию тех, кто думает, что информационные технологии решат все проблемы. Мои наблюдения показывают, что существует сложное взаимодействие между технологией, обществом, экономикой, культурой и политикой, которое преобразует мир, но не обязательно к лучшему. Это целиком и полностью будет зависеть от нас, от того, как мы, люди, используем эти технологии и приспосабливаем их к нашим нуждам, нашим мечтам, нашим проектам в конкретных жизненных условиях в каждом обществе и для каждого человека.

Настоящая книга есть книга, задуманная и написанная в Калифорнии, где я являюсь профессором Университета Беркли. Находиться здесь было важно, потому что Калифорния - это место рождения Революции информационных технологий так же, как Англия была родиной Революции индустриальной. Но это не книга, написанная с точки зрения перспектив Калифорнии. Во-первых, поскольку я испанец, я чувствую по-европейски, и меня интересует мир в целом, а не отдельная страна или регион, хотя для меня имеют особое значение конкретные люди в конкретных странах, например в России, так как моя жена - русская и, следовательно, часть моей семьи - русская. Из-за того, что я критически относился к этноцентрическому подходу теоретиков постиндустриализма, которые обычно думают, что мир будет похож на Соединенные Штаты и Западную Европу, для своей книги я исследовал большую часть мира. На это у меня ушло 15 лет: с 1983 по 1998 г. Я лично изучал, проводя полевую работу. Соединенные Штаты, Францию, Испанию, Италию, Англию, несколько латиноамериканских стран, Японию, Китай и страны Юго-Восточной Азии. И Россию, куда я впервые приехал в 1984 г. и которую я изучал в нескольких совместных исследовательских проектах между 1989 и 1997 гг. Результатом является эмпирический анализ преобразования мира в процессе перехода от Индустриального века к Информационному. Я не знаю, куда идет мир. Я не могу сказать вам, что делать, у меня нет никаких предписаний. Но я могу сказать, что происходит, и дать вам информацию, подкрепляющую мой анализ, так что вы сможете оценить его точность. А тогда вам самим придется выносить свой вердикт и решать, что делать с вашей страной, вашей жизнью и нашим миром.

Читатель должен знать, что данный том является урезанной версией моей трехтомной книги об Информационном веке. Из-за особых обстоятельств в России было предложено издать сокращенную версию. Из-за моей сильной заинтересованности в общении с русскими людьми я дал на это свое согласие, дал в виде исключения, так как не одобрил подобного сокращения ни одного издания на другом языке. Первый том моей трилогии публикуется здесь во всей своей полноте. Это том, в котором рассматриваются фундаментальные трансформации в технологии, экономике, труде, средствах передачи информации, пространстве и времени. Таким образом, все основные измерения структурной трансформации здесь представлены. Дополнительно я включил две самые важные главы третьего тома. Первая из них - глава, анализирующая причины распада Советского Союза, как результата противоречий, порожденных в советской системе в процессе ее перехода к информационному обществу. Другая глава из третьего тома - это общее заключение моей трилогии, которое есть и заключение к той книге, что вы держите в своих руках, и представляет синтез всех находок и результатов анализа. Том, которого вы в данный момент лишены, - том II - посвящен социальным движениям и политике, в нем изучается реакция людей всего мира на глобализацию и исключающее* технологическое развитие. Однако введение и заключение настоящей книги дадут вам некоторое представление об анализе, содержащемся во втором томе трилогии, который в английском издании называется "The power of identity".

Эта книга довольно неожиданно для меня вызвала много споров и реакций повсюду в мире. Она уже переведена или находится в процессе перевода на 12 языков. Средства массовой информации, бизнес, гражданские организации и политики повсюду в мире обсуждают ее. Говоря со всей откровенностью, я думаю, что это неожиданное внимание не связано с качеством данной книги. Оно вызвано тем, что настоящая книга является ответом (правильным или неправильным - судить вам) на широкомасштабный запрос на понимание драматических изменений, которые мы переживаем в нашем мире. На потребность людей знать, что происходит, представители академической науки отвечают статистическими моделями и абстрактными теориями, которые подходят академической среде, но не реальному миру. Человеческое беспокойство эксплуатируется футурологами и консультантами, которые говорят все, что может стать модным, не утруждаясь строгим научным исследованием. То, что я попытался делать в своей книге, - это использовать методы и теории научного исследования, приложив их к задаче понимания нашего нового мира самым конкретным образом. Моя надежда заключается в том, что эта попытка может помочь вашему пониманию и внести свой вклад в дело создания лучшего мира.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Становление информационной эпохи

    Реферат >> Философия
    ... и всего научного сообщества. Литература Кастельс М. «Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000, Ле Гофф ...
  2. Информационное общество и его взаимодействие с культурой

    Курсовая работа >> Социология
    ... / М.Кастельс. -М.: Academia, 1999. 10.Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст]/ М.Кастельс.- М.: Наука, 2006. 11 ...
  3. Информационные технологии как средство трансформации повседневной жизни человека

    Дипломная работа >> Философия
    ... ] / И.Т. Касавин, С.П. Щавелев. – М. : КАНОН+, 2010. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура [Текст] / М. Кастельс. – М. : ГУ ВШЭ, 2010 ...
  4. Информационный рынок (4)

    Реферат >> Экономика
    ... , А. Современные тенденции становления информационного общества в мировой экономике и России/А.Мовесян.- общество и экономика.-2001.-№6 Костелье, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура/М.Костелье.-М.: Дашков ...
  5. Виртуализация как характерная черта информационного общества

    Курсовая работа >> Социология
    ... . 31 Кастельс М. «Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ, 2000, с.317. 32 Кастельс М. «Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУ ВШЭ ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0019688606262207