Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Культура и искусство->Контрольная работа
Одной из наиболее распространённых на сегодняшний день игр с мячом является баскетбол. Это подвижная, весёлая игра, развивающая ловкость и выносливост...полностью>>
Культура и искусство->Реферат
Юристу приходится сталкиваться с людьми самых разнообразных профессий и различного уровня культуры. И в каждом случае необходимо находить нужный тон, ...полностью>>
Культура и искусство->Реферат
Благодаря своеобразию географического положения, политического и экономического развития Англия занимала несколько обособленное место среди европейски...полностью>>
Культура и искусство->Реферат
Ценности, несомненно, являются ядром культуры. Именно ценности, разделяемые и декларируемые основателями и наиболее авторитетными членами организации,...полностью>>

Главная > Реферат >Культура и искусство

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Факультет психологии

Дисциплина: Этнопсихология

Реферат

Тема:

Психологические особенности русской культуры, ее ментальность.

Выполнила студентка 4-го курса

Группы

Проверила –

Старший преподаватель


Санкт-Петербург

2009

Содержание.

Введение……………………………………………………………..стр.3-5

Глава 1. Менталитет и ментальность - теоретический подход:

    1. Менталитет и ментальность - определения………………стр.6-11

    2. Ментальные характеристики культуры – определение содержания понятия…….………………………………………………………стр.11-14

Глава 2. Отражение особенностей русской культуры в русском национальном характере:

    1. . Национальное своеобразие русской культуры………………стр. 14-18

2.2. Православие и русская культура………………………….…..стр.19-22

2.3.Особенности русского национального характера, как отражение культуры …………………………………………………….………стр.22-30

Заключение……………………………………………………….стр. 31-34

Список использованной литературы………...……………………стр.35

Введение.

Россия. Какие ассоциации рождаются в головах у нас, россиян, когда мы думаем о Родине? Какие чувства мы испытываем, когда говорим о том, что мы – русские? Да и что, в конце-концов, подразумевается под определением «русские»? Ну скажут тебе: доброта, гостеприимство, кокошник, лень…К сожалению, часто на этом мысль останавливается. Почему?

Работая в сфере экономики и менеджмента я постоянно размышляла о том, почему же разработанные на Западе и успешно применяемые там экономические модели или модели управления персоналом, не дают такого же эффекта в России? Часто раздражалась, списывая все на русскую лень и «образ Емели»…А может, это зависит от других причин? Почему-то всегда очень обидно слышать в бизнес-кругах: «На Западе такие принципы управления»; или мне, при устройстве на новую работу говорят: «К директору обращайся по имени», - я спрашиваю: «Как по имени? Ведь он намного старше меня. И в конце-концов – это знак уважения в России – обращение по имени и отчеству. Ведь у нас ТАК ПРИНЯТО». На что мне был ответ: «В Америке УЖЕ ДАВНО так обращаются». При чем здесь Америка? Ведь мы живем в России – древнем государстве, имеющем многовековую историю и свои, понятные нам, традиции.

Может, это происходит потому, что мы подходим к нашей истории с "общим аршином", с заимствованными из Запада образцами историографии, смотрим на себя сквозь чужие очки и поэтому "наши взгляды, убеждения выведены нами не из нас самих и не из нашей истории, а приняты целиком от других народов. – писал выдающийся русский мыслитель XIX в. К.Д.Кавелин. – Оттого мы не умеем связать прошедшего с настоящим, и всё что ни говорим, ни думаем, так бесплодно, в таком вопиющем разладе с совершающимися фактами и с ходом нашей истории." "Для нас самих, - вторит К.Д.Кавелину другой ярчайший учёный Н.А.Бердяев, - Россия остаётся неразгаданной тайной", ибо Россия воображаемая заслонила Россию действительную." И вообще Россию "всегда выдумывали, выдумывают и сейчас." Результат же печален: "Россия слишком мало известна русским…".

Давно известно, что если человек не любит или не уважает себя, то он навряд ли сможет чего-то добиться в жизни или быть привлекательным для окружающих. Уважение к себе – это основа, корни дальнейшего роста. Напрашивается параллель с русской нацией: незнание своей традиционной культуры, которая и составляет главную отличительную особенность нашего народа, ставит нас в положение «Ивана, не помнящего родства». Понимание и уважение к прошлому – залог успешного будущего. Ведь эти знания помогут лучше русскому человеку понять и принять себя, а значит, дальнейшее поведение может стать более осознанным. Именно данными соображениями обусловлен выбор темы.

Исследование ментальных характеристик культуры представляется актуальным во многих отношениях. Во-первых, тема актуальна с теоретической точки зрения. Современная наука имеет в своем распоряжении ряд философских и психологических теорий, посвященных анализу и выявлению особенностей менталитета народов.

Во-вторых, тема исследования актуальна в методологическом отношении. В условиях переоценки социокультурных ценностей происходящих у многих народов, например у народов постсоветского пространства вполне закономерен анализ основных стереотипов национального характера и логики развития личности человека в современных культурно-институциональных изменениях.

В-третьих, тема актуальна с позиций этнокультурных отношений. Анализ устойчивых ментальных характеристик культуры неразрывно связан с изучением социокультурных и социально-психологических комплексов полиэтнической среды, поскольку современный человек и общество уже переходят к глобалистским установкам видения мира, которые зачастую противостоят этнокультурным ценностям и традиционным установкам общества.

Сегодня в мире коммуникативные процессы приобретают статус ключевых факторов социальных изменений. Поэтому исследование ментальных характеристик становится важным основанием для построения типологий культуры. Существующие на сегодня в мире тенденции к объединению, глобализации ставят вопрос о национальном менталитете очень остро. Ведь именно знание особенностей нации позволит выбрать наиболее правильные рычаги воздействия и управления на данном пути, понять специфику, а не слепо копировать зарубежный опыт.

Глава 1: Менталитет и ментальность: теоретический подход

1.1. Менталитет и ментальность - определения.

Менталитет является предметом рассмотрения нескольких гуманитарных наук, каждая из которых вносит свою черту в определение данного понятия. Современный Философский энциклопедический словарь трактует менталитет как образ мышления, общую духовную настроенность человека или группы[1], ограничиваясь лишь изучением мышления. Энциклопедический словарь «Терра Лексикон» под данным понятием подразумевает определенный образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе [2]. В такой трактовке отсутствует упоминание о языке как о важной составляющей менталитета, а из культурных особенностей, вероятно, учитываются только особенности поведения.

Односторонняя трактовка не является особенностью только лишь современной науки. Менталитет как самостоятельный предмет исследования стал рассматриваться в 20-30-е гг. XX в. В начале XX века термин «ментальность», видимо, применялся двояким образом. В обычной речи этим в некоторой степени модным термином обозначались предпочтительно коллективные системы мироощущения и поведения, «формы духа». В это же время он появляется и в научном лексиконе, но опять же как «образ мыслей» или «особенности мироощущения».

Надо отметить, что уже на протяжении Нового времени в ряде философских разработок (например, работы Ш. Монтескье, Ж. Б. Вико, И. Гердера, Г. В. Ф. Гегеля и др.) получила развитие идея о народном духе какого-либо народа. Ко второй половине XIX в. эта идея настолько утвердилась в науке, что в 1859 г. М. Лацарус и X. Штейнталь объявили о формировании нового научного направления – этнической психологии и издании по данной проблематике соответствующего журнала. Эта новая наука должна была заниматься, по мнению ученых, изучением народной души, т.е. элементов и законов духовной жизни народов. В дальнейшем это направление поддержали В. Вундт, Г.Г. Шпет, Г. Лебон, Р. Тард и ряд других ученых.

В отечественной науке понятие менталитет, точнее некоторые его аспекты, также отражены. Так, для раскрытия духовной структуры общества часто использовались как синонимы такие категории, как «национальный характер», «национальная душа», «национальная сознание». Структура национальной души раскрывается исследователями, в частности, на примере анализа духовного мира русского народа. Надо отметить, что традиция изучения русского национального характера была заложена историками России XIX в. Н. М. Карамзиным, С. М. Соловьевым, В. О. Ключевским. Выработать философское и психологическое обоснование для исследований указанной проблематики в рамках «психологической этнографии» попытались К. М. Бэр, Н. И. Надеждин и К. Д. Кавелин. Кульминацией в развитии этого направления явились работы таких отечественных религиозных философов конца XIX – начала XX вв., как Н. А. Бердяев, B. C. Соловьев, Л. П. Лосский, Г. П. Федотов, Л. П. Карсавин, В. В. Зеньковский и др.

Термин менталитет зародился во Франции. Он встречается уже в отдельных работах Р. Эмерсона в 1856 г. Кроме того, У. Раульф на основе анализа французской публицистики рубежа XIX-XX вв. пришел к выводу, что смысловой заряд слова менталитет образовался до того[3], как термин появился в обыденной речи.

Принято считать, что в научный терминологический аппарат категорию менталитет одним из первых ввел французский психолог и этнограф Л. Леви-Брюль после публикации своих работ.

Нужно обратить внимание на то, что, начиная с Л. Леви-Брюля, категория mentalité стала употребляться не столько для характеристики особенностей типа мышления какого-либо социального объединения или этнической общности, сколько для отражения ее специфики в рамках конкретной исторической эпохи.

Стоит отметить тот факт, что практически никто из ученых не разграничивал понятия менталитет и ментальность. Аналогичная ситуация наблюдается и в современной отечественной и зарубежной науке. В то же время отдельные исследователи предпринимали попытки установить содержание и соотношение терминов менталитет и ментальность.

Так, одним из первых разграничить эти категории попытался О.Г.Усенко, предложивший определять ментальность как универсальную способность индивидуальной психики хранить в себе типические инвариантные структуры, в которых проявляется принадлежность индивида к определенному социуму и времени[4]. Иными словами, индивидуальная ментальность, по сути дела, растворяется в социальном менталитете, что представляется не совсем реальным отражением действительности.

В рамках социологического подхода различать термины менталитет и ментальность попытался В.В. Козловский. Менталитет, по его мнению, выражает упорядоченность ментальности и определяет стереотипное отношение к окружающему миру, обеспечивает возможность адаптации к внешним условиям и корректирует выбор альтернатив социального поведения[5].

Данное определение представляет собой особый взгляд на менталитет и ментальность. Во-первых, В.В. Козловский указывает на то, что оба явления, менталитет и ментальность, связаны с особенностями индивидуального и группового мышления. Само мышление характеризуется такими специфичными, хотя и взаимосвязанными чертами, как набор свойств, качеств, особый тип, способ мыслительной деятельности. Во-вторых, по мнению ученого, ментальность не является психическим состоянием, а представляет собой социокультурный феномен[6].

Другой исследователь, Л.Н. Пушкарев, пришел к выводу, что менталитет имеет общечеловеческое значение, в то время как ментальность можно отнести к различным социальным стратам и историческим периодам.

В определенном смысле сходную точку зрения высказали Е.А. Ануфриев и Л.В. Лесная, которые отметили, что в отличие от менталитета под ментальностью следует понимать частичное, аспектное проявление менталитета не столько в умонастроении субъекта, сколько в его деятельности, связанной или вытекающей из менталитета … в обычной жизни чаще всего приходится иметь дело с ментальностью …, хотя для теоретического анализа важнее менталитет[7]. При этом исследователи сближают феномены менталитет и ментальность настолько, что в одном случае индивид обладает ментальностью, а в другом – менталитетом.

Таким образом, обзор основных подходов к рассмотрению категорий менталитет и ментальность указал на диалектическую взаимосвязь указанных понятий. В то же время, в силу частой идентичности в употреблении данных понятий возможно использование их как синонимов.

Понятия менталитет и ментальность в современной научной литературе все чаще используются при культурфилософском анализе социальной действительности, цивилизационных процессов, культуры в целом. Если понятие «цивилизация» используется для обозначения конкретного общества с его общими и специфическими чертами, а понятие «культура» – для характеристики общих и специфических черт деятельности людей в этом конкретном обществе, то понятие менталитет и ментальность в этом контексте выражают, прежде всего, духовный мир общества и человека как личности.[8]

Ментальность можно определить как сформированную под влиянием географических и социокультурных факторов систему стереотипов поведения личности, ее чуственно-эмоциональных реакций и мышления, являющуюся выражением иерархически соподчиненных приоритетов и культурных ценностей. Понятие ментальности как всякое научное понятие – есть результат определенной абстракции и его нельзя полностью отождествлять с поведением и мышлением каждого отдельного индивида.

Ментальность как коллективно-личностное образование представляет собой устойчивые духовные ценности, глубинные установки, навыки, автоматизмы, латентные привычки, долговременные стереотипы, рассматриваемые в определенных пространственно-временных границах, являющиеся основой поведения, образа жизни и осознанного восприятия тех или иных явлений действительности. Это особая «психологическая оснастка» (М. Блок), «символические парадигмы» (М. Элиаде), «господствующие метафоры» (П. Рикер), наконец, «архаические остатки» (З. Фрейд) или «архетипы» (К. Юнг), «...присутствие которых не объясняется собственной жизнью индивида, а следует из первобытных врожденных и унаследованных источников человеческого разума»[9].

В своей сущности ментальность представляет собой исторически переработанные архетипические представления, через призму которых происходит восприятие основных аспектов реальности: пространства, времени, искусства, политики, экономики, культуры, цивилизации, религии. Рассмотрение ментальных особенностей сознания той или иной социальной группы позволяет проникнуть в «скрытый» слой общественного сознания, более объективно и глубоко передающий и воспроизводящий умонастроения эпохи, вскрыть глубоко укоренившийся и скрытый за идеологией срез реальности - образов, представлений, восприятий, который в большинстве случаев остается неизменным даже при смене одной идеологии другой. Это объясняется большей, по сравнению с идеологией, устойчивостью ментальных структур.

Еще Ж. Ле Гофф отмечал, что «менталитеты изменяются более медленно, чем что-нибудь другое, и их изучение учит, как медленно шествует история»[10]. Если идеология, с теми или иными отклонениями, в целом развивается поступательно, так сказать линейно, то в рамках ментальности представления изменяются в форме колебаний различной амплитуды и вращений вокруг некой центральной оси. В основе подобного движения и развития ментальности лежит определенный образ жизни.

Итак, ментальность - весьма насыщенное содержанием понятие, отражающее общую духовную настроенность, образ мышления, мировосприятие отдельного человека или социальной группы, недостаточно осознанное, большое место в котором занимает бессознательное.

1.2. Ментальные характеристики культуры – определение содержания понятия.

Ментальными характеристиками культуры называются такие глубинные структуры, которые определяют на протяжении длительного времени ее этническое или национальное своеобразие. Мы уже отмечали, что как правило, черты, представляющие ментальные характеристики той или иной культуры, в отличие от идеологических, социально-политических, религиозно-конфессиональных и иных факторов, отличаются большой стабильностью и не изменяются столетиями. Более того, ментальные характеристики культуры, даже претерпевая некоторые изменения в ходе истории, все же остается в своей основе постоянным, что позволяет идентифицировать культуру на всем ее историческом пути - от зарождения до расцвета. Так, национальное своеобразие русской культуры узнаваемо и на стадии Крещения Руси, и в период монголо-татарского ига, и в царствование Ивана Грозного, и во время петровских реформ, и при жизни Пушкина, и в серебряный век, и при советской власти, и в эмиграции, и на современном этапе развития России.

Среди основных ментальных характеристик культуры выделяются духовные ценности как главный элемент культуры, а опыт жизнедеятельности людей напрямую влияет на них. Ценность является не свойством какой-либо вещи, а сущностью и одновременно условием полноценного бытия человека. Концептуальный анализ идей и подходов к проблеме ценностей и ценностных ориентаций личности показывает, что в сложной системе этих важнейших детерминант человеческой жизнедеятельности достаточно весомое место занимают религиозно-духовные и традиционные ценности. Традиционные ценности – это представление, о том, что привычный образ жизни, образ мышления, привычные цели существования и способы поведения предпочтительнее других. В качестве примера можно привести такие русские ментальные характеристики как сострадание и любовь к другим, вера, духовность, мудрость, психологическая и интеллектуальная восприимчивость, чувство национального самосохранения, правда, истина и красота.

Определенную роль в формировании ментальных характеристик культуры играют природные (ландшафтные, климатические, биосферные) факторы. Великий русский историк В. Ключевский не случайно свой Курс русской истории начинает с анализа русской природы и ее влияния на историю народа: именно здесь закладываются начала национального менталитета и национального характера русских.

Образцы поведения, ценностные ориентиры обычно задаются в рамках ментальности образованной части общества, а затем, отчасти упрощаясь, постепенно проникают в ментальность народа, закрепляясь в ней на долгие годы, десятилетия и даже века. Социальная дифференциация ментальностей отражает существующее в обществе разделение на общественные группы с присущими им материальными интересами, образом жизни и т.п. Например, крестьянской ментальности прошлого столетия в России был присущ больший консерватизм, чем ментальности образованных классов, и даже ранние по времени крестьянские восстания можно охарактеризовать как консервативные, ибо их идеалы находились не в будущем (как у интеллигенции), а в прошлом. Далее, крестьянской ментальности, формирующей и моделирующей поведение ее носителей, были присущи коллективные страхи, фантазии, отдельные и довольно жестокие проявления фанатизма и жестокости, что объяснялось тяжелыми условиями крестьянской жизни - бедностью, голодом, эпидемиями, высокой смертностью. Но, в отличие от бытующих мнений о «крестьянской массе», русскому крестьянину было присуще осознание своего особого «я», напряженное восприятие соотношения вечности и временности бытия при общей ориентации на христианские ценности. Воспроизводя шаг за шагом крестьянскую ментальность, можно постепенно сконструировать и образ жизни крестьянина, его духовный и материальный мир. Этот же метод лежит в основе анализа духовного мира интеллигенции[11].

Ментальность отражает тот пласт общественного и индивидуального сознания, в котором фактически отсутствуют систематизация, рефлексия и саморефлексия, а отдельные идеи являются не результатом деятельности индивидуального сознания, а представляют собой неосознанно и автоматически воспринятые установки, общие в целом для той или иной эпохи и социальной группы, обусловленные коллективными детерминантами представления и верования, традиции, имплицитно содержащиеся в сознании ценности, установки, мотивы и модели поведения, лежащие в основе рационально построенных и логически осмысленных концепций, теорий, идеологических систем.

Глава 2. Отражение особенностей русской культуры в русском национальном характере.

2.1. Национальное своеобразие русской культуры.

Ментальные характеристики русской культуры характеризуются целым рядом специфических особенностей, которые обусловлены тем, что любая попытка представить русскую культуру в виде целостного, исторически непрерывно развивающегося явления, обладающего своей логикой и выраженным национальным своеобразием, наталкивается на большие внутренние сложности и противоречия. Каждый раз оказывается, что на любом этапе своего становления и исторического развития русская культура как бы двоится, являя одновременно два отличных друг от друга лица. Европейское и азиатское, оседлое и кочевое, христианское и языческое, светское и духовное, официальное и оппозиционное, коллективное и индивидуальное - эти и подобные пары противоположностей свойственны русской культуре с древнейших времен и сохраняются фактически до настоящего времени. Двоеверие, двоемыслие, двоевластие, раскол - это лишь немногие из значимых для понимания историк русской культуры понятий, выявляемых уже на стадии древнерусской культуры. Подобная стабильная противоречивость русской культуры, порождающая, с одной стороны, повышенный динамизм ее саморазвития, с другой, - периодически обостряющуюся конфликтность, внутренне присущую самой культуре; составляет ее органическое своеобразие, типологическую особенность и называется исследователями бинарностыо (с лат. двойственность).

Бинарность в строении русской культуры - несомненный результат пограничного геополитического положения Руси-России между Востоком и Западом. Россия, по всей своей истории и географии, столетиями являлась евразийским обществом, то стремившимся сблизиться со своими европейскими соседями, то тяготевшим по всему строю жизни к азиатскому миру.[12]

Это была (со времен Золотой Орды) страна пограничной цивилизации. Деятелями культуры Запада Россия воспринималась как страна иного, неевропейского порядка. Так, Г. Гегель даже не включал русских в свой перечень христианских народов Европы. Многие наблюдатели приходили к выводу, что Россия - некий евразийский гибрид, в котором нет четких признаков ни той, ни другой части света. Освальд Шпенглер утверждал, что Россия - кентавр с европейской головой и азиатским туловищем. С победой большевизма Азия отвоевывает Россию, после того как Европа аннексировала ее в лице Петра Великого[13].

Кроме того, культурно-исторические парадигмы в русской истории наслаивались друг на друга: один этап еще не завершился, в то время как другой уже начался. Будущее стремилось осуществиться тогда, когда для этого еще не сложились условия, и, напротив, прошлое не торопилось уходить с исторической сцены, цепляясь за традиции, нормы и ценности. Подобное историческое наслоение этапов, конечно, встречается и в других мировых культурах - восточных и западных, но в русской культуре оно становится постоянной, типологической чертой: язычество сосуществует с христианством, традиции Киевской Руси переплетаются с монгольскими новациями в московском царстве, в петровской России резкая модернизация сочетается с глубоким традиционализмом допетровской Руси и т. д. Русская Культура на протяжении столетий находилась на историческом перекрестке, с одной стороны, модернизационных путей цивилизационного развития, свойственных западноевропейской культуре, с другой, - путей органической традиционности, характерных для стран Востока. Русская культура всегда стремилась к модернизации, но модернизация в России шла медленно, тяжело, постоянно тяготилась однозначностью и заданностью традиций, то и дело восставая против них и нарушая. Отсюда и многочисленные еретические массовые движения, и удалая жажда воли (разбойники, казачество), и поиск альтернативных форм власти (самозванчество) и т. п.

Ментальные характеристики русской культуры исторически закономерно складывались как сложный, дисгармоничный, неустойчивый баланс сил интеграции и дифференциации противоречивых тенденций национально-исторического бытия русского народа, как то социокультурное равновесие (нередко на грани национальной катастрофы или в связи с приближающейся ее опасностью), которое заявляло о себе в наиболее решающие, кризисные моменты истории России и способствовало выживанию русской культуры в предельно трудных для нее, а подчас, казалось бы, просто невозможных общественно-исторических условиях и обыденных обстоятельствах как высокая адаптивность русской культуры к любым, в том числе прямо антикультурным факторам ее более чем тысячелетней истории.

Русскому менталитету присущ абсолютизм – что находит отражение даже в русском языке: частотность таких слов, как «абсолютно», «совершенно» – так же, как синонимичных им «ужасно», «страшно» – более чем в десять раз выше в русском языке, чем, скажем, в английском. И сама синонимичность тех и других понятий рисует образ глобальных, потрясающих и экстремальных перемен. Порой они выходят за рамки рационального и разумного, поскольку коллективный разум, как и идеология, есть сохранение существующего – и ради радикального изменения требуется опрокинуть и его тоже.

Постоянная потребность в принципиально новом дает стремление активно перенимать чужое (столь же быстро предавая забвению свое: пренебрегая им как отжившим). Русской мысли нередко ставили в вину обращение к иностранному наследию, за отсутствием своего собственного. Однако при этом не указывали обратную сторону медали: способность усвоения и воплощения чужих идей как общечеловеческих. Именно постоянное стремление к принципиально иному, новому, как и восприятие универсализма (объективности) идей дает возможность взращивать их на своей почве.

Второй русской чертой является выход за рамки своего: не только на уровне общества, но прежде всего на уровне личности, что проявляется в преодолении межличностных барьеров. Эта черта ярко видна всем, кто был за границей: русские стремятся объединять своих и чужих, в любых условиях организуя коллективное взаимодействие. Им легко удается это сделать, в отличие от представителей других наций, и это связано с отсутствием страха и наличием привычки вторгаться в самую суть чужой жизни, переступая личностный барьер и преодолевая изолированность индивидуальности. Обычно это качество обозначают как «русскую душевность». Иностранцы же нередко воспринимают его как агрессию: нападение на личность. Для подавляющего большинства наций границы личности святы, и психологический барьер между душами непреодолим.

Понятие нравственности неразрывно связано с очень значимым для русского менталитета понятием правды – что подтверждает русский язык. Русское слово «правда» не только имеет высокую частотность в русском языке по сравнению с другими, но и эпитет «мать» (правда-матка, правда-матушка), живописующий кровную близость правды человеку, его изначальное лоно и прибежище. А также и синоним «истина», означающий высшую правду: правду в духовном смысле, что смыкает его с понятием истока нравственности и идеала.

Можно смело сказать, что стремление к объединению людей/народов идеалом или некоей универсальной идеей является типичным для нашего характера. Исполняя такую роль, Россия (русский человек) имеет лицо перед другими народами (людьми).

Также важны для русского менталитета понятия души: как особого внутреннего, значимого мира - и судьбы, соотносящейся со смирением и выражением «ничего не поделаешь». Такие понятия души и судьбы как уникальные: присущие только русскому языку.

Эта черта характера в физическом отношении подтверждается более чем полугодовой спячкой природы и внешней пассивностью в этот период - на фоне которой происходит внутреннее, бессознательное брожение психики, предрасполагающее к глубинно-религиозному восприятию (в последнее время появились исследования, доказывающие, что краткость светового дня способствует медитации, хотя также и депрессии). Следствием этого становится философская глубина душевной жизни, проявленная в первую очередь даже не у философов, а у писателей, чьи произведения завоевали мировую известность (Толстой или Достоевский). Когда умолкает ясный разум, говорят образы. На то, что русская философия выражает себя в художественной литературе ярче, чем в рационально-логических концепциях, неоднократно указывали историки русской философии, среди них Э.Л.Радлов и А.Ф.Лосев.

Нации, лишенные столь продолжительного вынужденного снижения физической активности (неизбежного в нашем климате, как бы ни влиял на нее ныне напряженный, насильственный социальный ритм жизни), не развивают такой эмоционально-душевной философской глубины.

2.2. Влияние православия на ментальные характеристики русской культуры

В формировании ментальных особенностей русской культуры огромную роль сыграло русское православие. Оно придало внутреннюю определенность менталитету русского народа и в течение последнего тысячелетия определяет духовный потенциал нации. Православная вера выполняет для русского национального менталитета роль духовного стержня или духовной субстанции. Православие не проповедовало идеи предопределения. И потому ответственность за грехи, творимые по собственной воле, ложилась на грешника. Это было понятно и приемлемо. Православие в этом контексте тождественно эмоционально-художественному строю русского менталитета: оно отражает русскую приверженность абсолютным духовным ценностям, максимализм, образно-символическое построение отечественной национальной культуры.

Исторические условия существования, пространственная среда, православная религия и русская православная церковь как социокультурный институт наложили неизгладимый отпечаток на русский национальный менталитет.

Православная вера есть особое, самостоятельное и великое слово в истории и системе христианства. На православии основан русский национальный дух и национальная нравственность, уважение и любовь ко всем племенам и народам.

Нравственно-религиозная доминанта порождает ряд особенностей русского культурного менталитета. Во-первых, ни у одного народа не было христианской идеи на национально-государственном уровне, только у русских. Во-вторых, русский народ способен к религиозно-философскому мышлению. В-третьих, только русским свойственно познание мира религиозной интуицией, в отличие от Запада. В-четвертых, из всех европейских народов славяне и особенно русские являются наиболее склонными к религии, ибо они веровали в древности в единого Бога, а в нашем монотеистическом язычестве было предчувствие Христа и Богородицы, а христианские понятия, такие как Бог, рай, пекло, бес были исконно славянскими.

Ментальной характеристикой русской культуры, которая была обусловлена православием являются особенности отношения к частной собственности, богатству и справедливости в российском менталитете. В экономическом опыте русских доминировал не экономический интерес, а сложившаяся моральная экономика, которая главной целью имеет выживание. Поэтому люди отказывались от экономических успехов и связанного с ним риска, от тех ценностей, которые кажутся естественными в современной либеральной цивилизации. Имущественные отношения для основной массы населения носили трудовой характер, а достижения материального благополучия не являлись самоцелью. Отсюда в характере русских относительное безразличие к материальному богатству, индивидуальной собственности. Отсутствие традиций частной собственности в России есть православный взгляд на богатство, которое не есть результат труда, оно посылается Богом и дается не для скопления и хранения, но для благоугодного к ближним полезного употребления. Внимание сосредоточено на праведном употреблении богатства, а не стяжании его. Богатство должно служить человеку, а не наоборот. Доход не был самоцелью.

В России была создана православная этика предпринимательства и товарно-денежных отношений, тогда как западное христианство культивировало в человеке прагматизм, накопительство, страсть к деньгам и богатству. В русском менталитете наибольшую ценность приобретает категория достатка, как мера духовности в приобщении к богатству. Предприниматели смотрели на свою деятельность иначе, чем на Западе, не столько как на источник наживы, а как на выполнение задачи, возложенное на него Богом или судьбой. Предпринимательство рассматривалось как определенный вид творчества, самоутверждения.

Богатство в православной этике воспринималось как нарушение справедливых механизмов. И если в основе рыночной экономики лежат принципы рациональности и целесообразности, то в России отдают приоритет идеям справедливости. В исторической ментальности у русских выработалось уравнительное понимание справедливости, связанное с суровыми климатическими условиями России, необходимостью физического выживания людей. Здесь не существовало объективной возможности обеспечить распределение производимых материальных благ пропорционально заслугам каждого человека перед обществом. Представления о равенстве несут в русском менталитете преимущественно моральный, а не правовой характер.

Под влиянием православия в русском менталитете сформировалась моральная традиция мироосвоения и хозяйствования, сохраняющаяся и там, где сознательная религиозность оказалась утраченной. Для русского мироосвоения характерны принципы религиозно-этического подхода к освоению жизни.

Многие исследователи отмечают равнодушие русских к устроению своей земной жизни, какое-то странное пренебрежение к материальному пласту, комфорту, удобству существования. Когда культура ориентирована на вечность, то человеческое существование в ней осознается особенно кратким и эфемерным. В «Херувимской песни» есть слова: «Всякое ныне житейское отложи попечение…», что означает отодвигание на задний план всех хлопот, связанных с обеспечением материального благосостояния, устройства в этом мире. При этом мир для такой личности – лишь временное пристанище, и ведущий тип мироощущения – это «деликатное терпение гостя».

Обращенность культуры в вечность объясняет то, почему в ней слабо разработана временная перспектива, ориентированность на будущее. Поэтому в таких культурах невероятно трудно что-либо реформировать. Они сильно сопротивляются всяким изменениям, и если они происходят, то они носят революционный, а точнее – апокалиптический характер.

Еще одной ментальной характеристикой русской культуры является самопожертвование. Самопожертвование в нашей культуре – абсолютная ценность. В истории несколько раз происходили довольно странные вещи – накануне и во время страшных бед, грозивших человечеству уничтожением, многие европейские страны, их уникальные, самобытные культуры и народы бывали спасены добровольной кровавой жертвой России.

Конечно, самобытная русская культура и ее духовный центр – православие сложны для понимания представителей иных национальных культур. Об этом блестяще сказал Пушкин: «греческое вероисповедание, отдельное от всех прочих, дает нам особенный национальный характер». Не удивительно, что Запад нас не знает и не понимает, гораздо важнее, чтобы мы сами знали и понимали свою культуру и менталитет.

2. Особенности русского национального характера, как отражение культуры народа.

     «Русский человек добр не из чувства долга, а потому, что это присуще, что он иначе не может..

Это нравственность не рассудка, а сердца.
     Воображение у русского человека – богато, дерзновенно и глубоко.

Европеец – техник. Русский – романтик. Европейца тянет к специализации. Русского – к целостному созерцанию. Европеец - расчленяющий аналитик. Русский – всепримиряющий синтетик. Он стремится не побольше знать, а постигнуть связь вещей, уловить сущность.
     У европейца – человек человеку волк, всяк за себя, всяк сам себе бог; поэтому все против всех … Русский подходит к своему ближнему непосредственно и тепло. Он сорадуется и сострадает. Он всегда склонен к расположению и доверию. Быстро сближается. Он умеет блюсти свое и чужое достоинство – и в тоже время не ломается, сердечен и быстро приспособляется в друзьям.
     Русский человек движим братством людей и жестоко страдает заграницей от грубого эгоизма людей. Достоевский пишет в одном письме: "Мы заграницей вот уже почти два года. По моему мнению, это хуже, чем ссылка в Сибирь».
     «Русский человек может быть и плохой делец, но братский человек. Он мастер давать и помогать – и дает с тактом и нежностью. Он гостеприимнее всех народов Земли. Он чувствует глубоко, умиляется и плачет. Русские люди и называют друг друга не по титулам и званиям, – а просто по имени и отчеству.
     …Англичанин хочет превратить мир фабрику, француз – в салон, немец – в казарму, русский – в церковь. Англичанин хочет добычи, француз – славы, немец – власти, русский – жертвы. Англичанин хочет наживаться от ближнего, француз – импонировать ближнему, немец – командовать ближним, а русский ничего от него не хочет. Он не желает превращать ближнего в свое средство.
     Это братство русского сердца и русской идеи. Русский всечеловек есть носитель нового солидаризма»

Немецкий философ Вальтер Шубарт о русском национальном характере в книге "Европа и душа Востока"

По определению некоторых исследований: национальный характер – это генотип плюс культура.

Так как генотип, то, что каждый человек получает от природы, то культура – это то, к чему человек приобщается с рождения, поэтому национальный характер, кроме неосознанных культурных архетипов, включает в себя и природные этнопсихологические черты индивидов.

 Специфическим для русского национального характера является то, что в иерархии духовных ценностей народа никогда не превалировали черты высокомерия, национального превосходства, а нажива и стяжательство не были мерилом общественного успеха, значительности личности. Когда персонаж Достоевского узнает «русскую действительную жизнь», он заключает, что «вся Россия есть игра природы». Согласно Ф. Тютчеву,

«Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать.

В Россию можно только верить».

Б. Паскаль отметил: «Ничто так не согласно с разумом, как его недоверие к себе». В осознании неповторимости, уникальности, невозможности измерить Россию «общим аршином» – ключ к постижению и явного – умом, и сокровенного – верой в Россию.

Как уже было сказано выше, национальный характер русского человека включает в себя неосознанные культурные архетипы и природные этнопсихологические черты индивидов.

Период язычества восточно-славянских племен не входит в историю культуры. Скорее это предыстория русской культуры, некое ее исходное состояние, которое продолжалось и могло продолжаться еще весьма длительное время, не претерпевая су­щественных изменений, не переживая сколько-нибудь значи­тельных событий.

Со времен, отмеченных постоянными контактами и противо­борствами с соседними кочевыми народами, в русской культуре и национальном самосознании глубоко укоренился фактор слу­чайности, непредсказуемости (отсюда знаменитое русское «авось да небось» и другие аналогичные суждения обыденного народного сознания). Этот фактор во многом предопределил свойства русского национального характера – бесшабашность, удаль, отчаянная смелость, безрассудство, стихийность, произвол и т.п., которы­ми связана особая мировоззренческая роль загадок в древней­шем русском фольклоре и гаданий в повседневном быту; склон­ность принимать судьбоносные решения путем бросания жребия и др. характерные особенности менталитета, базирующегося на неустойчивом равновесии взаимоисключающих тенденций, где любое неуправляемое стечение обстоятельств может оказаться решающим. Отсюда берет начало традиция принимать трудные решения в условиях жесткого и подчас жестокого выбора между крайностями, когда «третьего не дано» (да оно и невозможно), когда сам выбор между взаимоисключающими по­люсами подчас нереален или невозможен, или в равной степе­ни губителен для «избирателя», – выбора, происходящего бук­вально на цивилизационном распутье неподвластных ему сил (судьба, доля, счастье), о реальности и определенности прошлого (традиций, «предания») – по сравне­нию с ирреальным и неопределенным, драматически вариатив­ным и непредсказуемым будущим. Как правило, мировоззре­ние, складывающееся с ориентацией на факторы случайности и стихийности, исподволь проникается пессимизмом, фатализ­мом, неуверенностью (в том числе и в собственно религиозном смысле – как неверие, постоянно искушающее веру).

В таких или подобных условиях формировались и другие качества русского народа, ставшие его отличительными осо­бенностями, сросшиеся с национально-культурным ментали­тетом – терпенье, пассивность в отношении к обстоятель­ствам, за которыми тем самым признается ведущая роль в развитии событий, стойкость в перенесении лишений и тягот жизни, выпавших страданий, примирение с утратами и поте­рями как неизбежными или даже предопределенными свыше, упорство в противостоянии судьбе.

Зависимость от «капризов» суровой природы и климатичес­кой неустойчивости, от необузданной агрессивности кочевых народов, составляющих ближайшее окружение, неуверенность в завтрашнем дне (урожай или недород, война или мир, дом или поход в чужие земли, воля или кабала, бунт или покор­ность, охота или неволя и т.д.) – все это аккумулировалось в народных представлениях о постоянстве изменчивости, об из­вечной зависимости человека от господствующих над ним сил.

Как мы знаем, большое влияние на формирование русского культурного архетипа оказало принятие в 10 в. христианства, которое пришло на Русь из Византии в православной форме. Русский человек изначально был подготовлен к восприятию православия (всем ходом собственного развития).

Православие, хотя оно включило в себя все общество, не захватывало человека целиком. Православие руководило лишь религиозно-нравственным бытом русского народа, то есть регулировало праздники церковные, семейные отношения, времяпровождение, при этом обычная будничная жизнь русского человека не затрагивалась им. Такое положение вещей предоставляло свободный простор самобытному национальному творчеству.

В восточно-христианской культуре земное существование человека не имело ценности, поэтому основной задачей было подготовить человека к смерти, а жизнь рассматривалась как маленький отрезок на пути в вечность. В качестве смысла земного существования признавались духовные стремления к смирению и благочестию, аскетизм и ощущение собственной греховности.

Отсюда в православной культуре появилось пренебрежение к земным благам, так как они скоротечны и ничтожны, отношение к труду не как к творческому процессу, а как к способу самоуничижения. Отсюда расхожие выражения. Всех денег не заработаешь, с собой в могилу не заберешь и т.п.

Концепция бытия русского народа, формируясь на протяжении веков в экстремальных условиях, выработала в общественном сознании самобытную и исключительно жизнеспособную идеологию коллективного спасения, идею человеческой солидарности. Отсюда в русском социальном характере и сформировалась такое качество, которое принципиально отличает его от менталитета западного человека – коллективизм, общинность, соборность (в разные исторические периоды это качество, имея одно ценностно-смысловое содержание, звучало по-разному). На Западе весь исторический период – от гибели Римской рабовладельческой империи и до сегодняшнего бытия буржуазного общества формировался индивидуализм. Культ индивидуальности, наиболее полно заявивший о себе в эпоху Возрождения, затем развился и закрепился в эпоху Просвещения и в период торжества капитализма – в XIX веке.

     Общинные традиции, уходящие в глубокую древность и пронизывающие весь уклад жизни русского народа – труд, быт, досуг – это самобытное явление не только русского характера как такового, но и всей русской национальной культуры. Понять это – значит, "расшифровать" архетип нашей культуры.

     Общинная форма землевладения и в целом жизнеустройства – это исконная форма борьбы за существование народа, которая обусловливалась как минимум тремя обстоятельствами: трудными природно-климатическими условиями, необходимостью освоения огромных территорий, постоянными и многочисленными нападениями соседних народов. По словам известного в XIX веке геолога, социолога и публициста Л.И.Мечникова (1838-1888), "смерть или солидарность, других путей у русского народа не было, чтобы не погибнуть, - он должен был прибегнуть к солидарности и общему коллективному труду для борьбы с окружающими неблагоприятными условиями физико-географической среды". Одно только монголо-татарское иго, длившееся около трёх столетий, вынудило русских (дабы не исчезнуть, не раствориться в массе кочевников) выработать механизм общинного жизнеустройства. Всё это побуждало русских держаться друг возле друга и приучало сообща работать, сообща обороняться, сообща жить.

     Поздние общинные традиции укрепились в результате возникновения крепостного права с его поборами, которыми облагались крестьяне, податями по принципу круговой поруки мира. Это также "приучало" крестьян к равенству в распределении государственных тягот и тех источников, из которых они могли покрываться, т. е. земли. Земли распределялись общинами по душам (мужским) и едокам (мужским и женским душам), когда они доходны и с лихвой оправдывали платежи, и по рабочей силе, т. е. по "тяглу", когда земли не покрывали или едва покрывали фискальные налоги. Весь смысл земельных переделов заключался в равенстве распределения тех благ, которые можно было извлечь из пользования общинными землями, и в равенстве распределения тягот в виде государственных, земских, мирских и прочих платежей. И пока земли хватало всем, общины весьма дорожили общими переделами, так как в промежутках между переделами состав семей менялся к выгоде одних и невыгоде других.

     Именно на общинной основе зародился, вырос и стал самостоятельным явлением культурный архетип русского народа. Община создала традиции и формы самоуправления, бытовой непосредственной демократии, определила формы хозяйствования, место и роль в нём работника, его миропонимание и самочувствование. Славянофил А.С.Хомяков считал, что для русского крестьянина "мир" есть как бы олицетворение его общественной совести, перед которой он выпрямляется духом. Да и сама Россия "в глазах простолюдина…не государство и не нация, а скорее семья. Этот патриархальный взгляд столь же древен, кажется, как и сама Россия, он… лишь распространился и упрочился".

     Община сыграла главенствующую роль в жизни русского народа. Община для русских – это их сила но, увы, и слабость одновременно. Общинная форма хозяйственной и социальной жизни дала возможность русскому человеку освоить самые обширные и самые тяжёлые пространства планеты. Она вырабатывала коллективизм, "соборность", дававшие людям чувство защищённости, уверенности в жизни, снимавшие крайний индивидуализм, эгоцентризм, этническую исключительность.

  Но в общине личная свобода нередко приносилась в жертву коллективистско-патриархальному братству. Уравнительные тенденции, принижение роли индивида, личности явственно прослеживается в ней. Не случайно А.И.Герцен отмечал, что в общине мало движения, а М.А.Бакунин говорил о рождении в общине тупоумной неподвижности, непроходимой родной грязи.

     Русский человек не только коллективно, сообща трудился и оборонял свою землю, но и сообща отдыхал, веселился. Общественная жизнь крестьянина широко проявлялась в календарной обрядности, в совместных праздничных гуляниях и развлечениях. В жизни русского народа они всегда занимали особое место. В традиционной народной культуре праздник отнюдь не понимался как простое отдохновение от труда, узаконенное безделье: он нёс в себе важные общественные функции (свободное и творческое общение с членами коллектива; самовыражение личности в различных досуговых формах; укрепление или подтверждение своего социального статуса; демонстрация способностей, талантов и даже нарядов; укрепление контактов с другими людьми и т. д.). В праздниках всегда были представлены нравственные, воспитательные, психологические, мировоззренческие, эстетические, зрелищно-художественные компоненты поведения личности и социума в целом. Здесь складывался и одновременно проявлялся характер русского народа как социально-культурный феномен.

     Таким образом, в ходе тысячелетнего освоения безмерных пространств, невероятно тяжёлого мирного и ратного труда и совместного сотрудничества у русского народа в его национальном характере выработались и закрепились основополагающие черты – общинность, коллективизм, взаимовыручка, а вместе с ними – доброта, открытость и душевность в отношениях друг с другом и с другими народами. Немецкий философ Вальтер Шубарт почти сто лет тому назад писал, что "русский обладает…теми душевными предпосылками, которых сегодня нет ни у кого из европейских народов. …Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государственности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу человеку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе".

     Многие исследователи проявление "доброты" относили к числу первичных, основных свойств характера русского народа. Об этом феномене хорошо писали Ф.М.Достоевский, отмечавший, что "русские люди долго и серьёзно ненавидеть не умеют". А Н.О.Лосский тонко подметил, что у русских (и у всех славян) высоко развито ценностное отношение к людям, впрочем, как и ко всем предметам вообще. Это выражается, в частности, в обилии уменьшительно-ласкательных имён. Уменьшительные имена, выражающие чувства нежности, весьма распространены и разнообразны Особенно велико их число для имен личных: Иван – Ваня, Ванечка, Ванюша; Мария – Маня, Маша, Манечка, Машенька, Машутка.

     Отсюда, делает вывод Шубарт, "проблема Востока и Запада – это прежде всего проблема души", иначе говоря – культуры и созданного ею национального характера. "Россия не стремится ни к завоеванию Запада, ни к обогащению за его счет, …русская душа ощущает себя наиболее счастливой в состоянии самоотдачи и жертвенности". Европа же "никогда не претендовала на какую-либо миссию по отношению к России. В лучшем случае он жаждала экономических выгод, концессий".

     "В противоположность западному русское мировоззрение содержит в себе ярко выраженную философию "Мы"… - писал он. – Для нее последнее основание жизни духа и его сущность образуется "Мы", а не "Я"". Семен Людвигович Франк (1877-1950)

Сложность, противоречивость, неоднозначность национального характера русских хорошо передал поэт XIX века А.К.Толстой:

Коль любить, так без рассудка

Коль рубить, так уж с плеча

Коли спорить, так уж смело

Коль карать, так уж за дело

Коль простить, так всей душой

Коли пир, так пир горой.

Академик Д.С.Лихачев в своей статье "О национальном характере русских" так «рисует» образ России: Россия – это женщина, "сидящая при пути в задумчивой позе, в черном платье. Она чувствует себя при конце времен, она думает о своем будущем. Она плачет…".     

Заключение.

Анализ устойчивых ментальных характеристик культуры необходим и неразрывно связан с изучением социокультурных и социально-психологических комплексов полиэтнической среды, поскольку современный человек и общество уже переходят к глобалистским установкам видения мира, которые зачастую противостоят этнокультурным ценностям и традиционным установкам общества.

Менталитет – это одно из основных понятий современного гуманитарного знания. Оно включает в себя главные характеристики этноса и является одним из ведущих критериев при сопоставлении наций друг с другом.

В отечественной науке понятие менталитет, точнее некоторые его аспекты, также отражены. Так, для раскрытия духовной структуры общества часто использовались как синонимы такие категории, как «национальный характер», «национальная душа», «национальная сознание».

Ментальность можно определить как сформированную под влиянием географических и социокультурных факторов систему стереотипов поведения личности, ее чуственно-эмоциональных реакций и мышления, являющуюся выражением иерархически соподчиненных приоритетов и культурных ценностей. Понятие ментальности как всякое научное понятие – есть результат определенной абстракции и его нельзя полностью отождествлять с поведением и мышлением каждого отдельного индивида.

Ментальными характеристиками культуры называются такие глубинные структуры, которые определяют на протяжении длительного времени ее этническое или национальное своеобразие. Как правило, черты, представляющие ментальные характеристики той или иной культуры, в отличие от идеологических, социально-политических, религиозно-конфессиональных и иных факторов, отличаются большой стабильностью и не изменяются столетиями.

Среди основных ментальных характеристик культуры выделяются духовные ценности как главный элемент культуры, а опыт жизнедеятельности людей напрямую влияет на них.

Определенную роль в формировании ментальных характеристик культуры играют природные (ландшафтные, климатические, биосферные) факторы. Великий русский историк В. Ключевский не случайно свой Курс русской истории начинает с анализа русской природы к ее влияния на историю народа: именно здесь закладываются начала национального менталитета и национального характера русских.

Ментальные характеристики русской культуры характеризуются целым рядом специфических особенностей, которые обусловлены тем, что любая попытка представить русскую культуру в виде целостного, исторически непрерывно развивающегося явления, обладающего своей логикой и выраженным национальным своеобразием, наталкивается на большие внутренние сложности и противоречия.

В формировании особенностей русской культуры огромную роль сыграло русское православие. Оно придало внутреннюю определенность менталитету русского народа и в течение последнего тысячелетия определяет духовный потенциал нации. Православная вера выполняет для русского национального менталитета роль духовного стержня или духовной субстанции. Православие в этом контексте тождественно эмоционально-художественному строю русского менталитета: оно отражает русскую приверженность абсолютным духовным ценностям, максимализм, образно-символическое построение отечественной национальной культуры.

Характеристикой русской культуры, которая была обусловлена православием, являются особенности отношения к частной собственности, богатству и справедливости в российском менталитете.

В статье журнала «Звезда» за 2001 г. №5 Гузевич Д.Ю. размышляя о двойственности русской культуры, пишет о том, какие факторы приводят к «непознаваемости» России. Он говорит о том, что русская культура представляет собой две относительно независимые, хотя и тесно связанные между собой – и генетически, и функционально – культурные системы: националь­ную, православную русскую (великорусскую) и российскую (мега) культуру формиру­ющейся Российской империи – полиэтническую и, в значительной степени, поликонфессиональную.

Их смешение, объединение или замещение (подстановка национальной единицы на место имперской) в литературе и в повседневном обиходе происходят по многим причинам и на разных уровнях. Вот лишь некоторые из них:

1. В советскую эпоху термин «русский» своей чрезвычайно возросшей функцио­нальностью полностью вытеснил из обихода термин «великорусский», существую­щий едва ли не в виде реликта, и потеснил термин «российский», который начал воз­рождаться лишь после распада СССР.

2. Обе культурные системы используют один и тот же язык – русский. Ранее они обе базировались на двух разных диглоссиях (функциональном двуязычии): ве­ликорусская – на русско-старославянской, российская – на русско-французской. Это с неизбежностью оказывало влияние и на словарный запас русского языка, и на его структуру.

Советская власть уничтожила обе диглоссии, что нельзя не признать культурной катастрофой.

3. Обе рассматриваемые культурные системы лежат в разных параллельных плоскостях. В этом случае, как известно, для смотрящего сверху или снизу оба мно­жества сливаются. Мы же предлагаем посмотреть сбоку.

С формальной точки зрения, у этих двух культур имеется еще одно важное отли­чие – вектор действия. У российской он направлен вовне, в первую очередь в Евро­пу. Это – европоориентированная культура, еще в ходе своего формирования ставшая неотъемлемой частью европейской палитры.

Что же касается великорусской культуры, то у нее иное направление. И отнюдь не на Восток, не в Азию. А внутрь себя. Как и у большинства других этнокультур.

Важно подчеркнуть, что менталитет при выражении, наци­онального характера, действует спонтанно, не осознаваясь, проявляясь в совокупнос­ти принципов и привычек, отражающихся в чертах характера (таковы, например, свой­ственные россиянам чувства справедливо­сти, терпения, жертвенности, готовности на подвиг и др.). Таким образом, структура менталитета – сложная многоуровневая пирамида механизмов и способов действия, непосредственно связанных с многовековой культурой народа.

Список литературы.

  1. Ануфриев Е. А., Лесная Л. В. Российский менталитет как социально-политический феномен // СПЖ., 1997. № 4

  2. Бабаков В. Национальные культуры в общественном развитии России // Социально-политический журнал. – 1995. – № 5. – С. 29-42

  3. Болотков В.Х., Кумыков А.М. Феномен нации и национально-психологические проблемы в социологии русского зарубежья.- М.: Логос, 1998

  4. Гуревич А.Я. Средневековый купец //Одиссей. Человек в истории. Личность и общество. - М., 1990.

  5. Гузевич Д.Ю. Кентавр, или к вопросу о бинарности русской культуры: Становление культуры в России // Звезда. – 2001. – № 5. – С. 186-197

  6. Горюнов Е.В. Соотношение народной и ученой культуры Средневековья в зеркале церковных обрядов и священных предметов // Одиссей. Человек в истории. (Картина мира в народном и ученом сознании). - М., 1994.

  7. Культурология: теория и история культуры. - М.: Знание, 1998.

  8. Раульф У. История ментальностей. К реконструкции духовных процессов. Сборник статей. – М., 1995.

  9. Россия и Запад: Диалог культур. М., 1994.

  10. Стельмашук Г.В. Культура и ценности // Актуальные проблемы философии, социологии и культурологии. – СПб.: ЛГОУ им. А.С. Пушкина.- 2000.

  11. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. - М., 1994.

  12. Споры о главном: Дискуссии о настоящем и будущем исторической науки вокруг французской школы «Анналов». - М., 1993.

  13. Сикевич З.В. Русские: образ народа. – СПб, Изд-во СПб Университета, 1996г. 152с.

  14. Советов, Ф. В. Закономерные особенности русского менталитета // Сборник трудов аспирантов и магистрантов. Сер. Социально-гуманитарные науки. – Н. Новгород, 2007.

  15. Терра Лексикон. Иллюстрированный энциклопедический словарь. Под ред. С. Новикова. – М.: Терра, 1998.

  16. Усенко О.Г. К определению понятия "менталитет" // Русская история: проблемы менталитета. - М., 1994.

  17. Философский энциклопедический словарь. Под ред. Губского Е. Ф. – М.: Изд-во Цифра, 2002.

  18. Юдин А.В. Русская народная духовная культура. – М., 1999

Материалы с сайтов:

1. http://slavmir.orthodoxkuban.com.ru/

Н.И. Бондарь. Традиционная культура: понятие, явление, современное состояние.

2. http://www.lihachev.ru/ сайт «Площадь Д.С. Лихачева»

3. http://anthropology.ru/ru/texts/shilkov/phcult.html

Шилков Ю.М. «К психологии культуры»

1 Философский энциклопедический словарь. Под ред. Губского Е. Ф. – М.: Изд-во Цифра, 2002. – С.263

2 Терра Лексикон. Иллюстрированный энциклопедический словарь. Под ред. С. Новикова. – М.: Терра, 1998. – С.349

3 Раульф У. История ментальностей. К реконструкции духовных процессов. Сборник статей. – М., 1995. С. 14

4 Усенко О.Г. К определению понятия "менталитет" // Русская история: проблемы менталитета. - М., 1994. С.15

5 Козловский В.В. Понятие ментальности в социологической перспективе // Социология и социальная антропология. - СПб., 1997. С.12

6 Козловский В.В. Понятие ментальности в социологической перспективе // Социология и социальная антропология. - СПб., 1997. С.19

7 Ануфриев Е. А., Лесная Л. В. Российский менталитет как социально-политический феномен // СПЖ., 1997. №4

8 См.: Стельмашук Г.В. Культура и ценности / Г.В. Стельмашук // Актуальные проблемы философии, социологии и культурологии: Учен. зап. – Т. V. – Вып. 2. – СПб.: ЛГОУ им. А.С. Пушкина. – 2000. – С. 7.

9 Юнг К.Г. Архетип и символ. - М., 1991. - С.64

10 Споры о главном: Дискуссии о настоящем и будущем исторической науки вокруг французской школы «Анналов». - М., 1993.- С.149.

11 Гуревич А.Я. Средневековый купец//Одиссей. Человек в истории. (Личность и общество. - М., 1990. - С.97). См. также: Горюнов Е.В. Соотношение народной и ученой культуры Средневековья в зеркале церковных обрядов и священных предметов//Одиссей. Человек в истории. (Картина мира в народном и ученом сознании). - М., 1994. - С.141-164.

12 Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. - М., 1994.

13 Цитата приводится по книге Россия и Запад: Диалог культур. М., 1994.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Русская культура первой половины ХIХ в

    Реферат >> Культура и искусство
    ... , живописи, других искусств. 1. Для понимания особенностей русской культуры 19 века существенное значение имеет ... современного ему общества с такой художественной, психологической силой, что гоголевские персонажи приобрели ...
  2. Русская культура 9-19 вв

    Реферат >> Культура и искусство
    ... М.Ю. Лермонтов. Его творчество – это глубокий психологический реализм и романтическая направленность. Самым известным ... ее воздействия на общество. Особенности русской культуры. Западники и славянофилы. Культура русского народа, зародилась на огромном ...
  3. Русская культура и революция (2)

    Реферат >> История
    РУССКАЯ КУЛЬТУРА И РЕВОЛЮЦИЯ Анализируя специфические проблемы социодинамики отечественной культуры, ее особенности мы уже отмечали, что ... , объединено театральное дело. Велики были психологические и нравственные последствия революции и войны для ...
  4. Культура России XIX века (1)

    Реферат >> Культура и искусство
    ... века. Для понимания особенностей русской культуры XIX и начала XX в. ... последующую литературу оказал лермонтовский метод психологического анализа, «диалектики чувств». В ... , музыки и живописи» к созданию психологически содержательного и правдивого образа. Во ...
  5. Культура Московской Руси (2)

    Реферат >> Культура и искусство
    ... идет процесс становления русского национального характера. Характер — это совокупность психологических особенностей человека, проявляющихся ... половины XIV века ослабляется влияниеместных особенностей русской культуры. Раньше эта тенденция проявилась в ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0034410953521729