Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Право, юриспруденция->Курсовая
Нельзя не согласиться с мнением российского государствоведа начала ХХ в. А. Паршина о том, что без глубокого и всестороннего понимания природы и сущно...полностью>>
Право, юриспруденция->Реферат
Ядром Москвы самого её основания был Кремль. Вокруг этой крепости возводились другие крепостные стены, опоясавшие Китай - город, Белый город и Земляно...полностью>>
Право, юриспруденция->Реферат
В правоохранительном блоке Российского законодательства значительное место принадлежит нормам об административной ответственности. Реализация этих нор...полностью>>
Право, юриспруденция->Контрольная работа
Административно-процессуальные нормы, определяющие основы правового статуса участников процесса (нормы, регулирующие предметную и территориальную подв...полностью>>

Главная > Диссертация >Право, юриспруденция

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Оценивая состояние отечественной юридической науки и практики, П.Г. Редкин отмечал, что ранее в условиях отсутствия сословия юристов практическая потребность изучения герменевтики не возникала, «…теперь же, - когда научное понимание есть необходимо – предполагаемое следствие специального юридического образования, приобретаемого в наших университетах, - современность требует от русского правоведа изучения герменевтики как науки. След. настало время, чтобы и в наших университетах преподаваема была как Всеобщая Герменевтика в факультетах филологических, так и Юридическая Герменевтика в факультетах юридических, и чтобы это преподавание таких наук, практических по своей природе, не ограничивалось только изложением теории толкования, но было бы сопровождаемо практическими упражнениями в толковании. Тогда и мы, Русские правоведы, не только изучим основательно свои юридические памятники, но вместе будем уметь прилагать свои знания к практике, как того требуют от нас сами законы».

Таким образом, в указанный период юридическая герменевтика становится предметом преподавания в российских императорских университетах. Как справедливо подчеркивают В.Н. Протасов и Н.В. Протасова, «только с учреждением в 1755 г. Московского университета юридическое образование приобрело более или менее регулярный и научный характер. Главными очагами правового образования становятся юридические факультеты Императорских университетов. В XIX в. последовательно открылись три университета с непременным в их составе юридическим факультетом: в 1803 г. – Дерптский (позднее он назывался Юрьевский и Тартусский), в 1804 г. – Казанский, 1805 г. – Харьковский».

Так, например, проникновение юридической герменевтики как учебной дисциплины в российские императорские университеты можно проследить путем анализа учебного плана Дерптского университета, утвержденного уставом 1820 года по состоянию на 1859 год. Данный учебный план содержал перечень предметов «главных, второстепенных и рекомендованных». Профессор Н.П. Яснопольский, исследуя, в частности, специализацию учебных планов и занятий юридическими, государственными и экономическими науками в высших учебных заведениях России, указывает, что: «По учебному плану отнесены были к предметам второстепенным следующие: 1) логика, 2) энциклопедия права, 3) институции римского права, 4) философия права, 5) энциклопедия государственных наук, 6) герменевтика и экзегеза, 7) международное право, 8) общее и провинциальное церковное право, 9) судебная медицина, 10) контроверсы римского права и толкование важнейших текстов corpus juris civilis, 11) общая и местная внесудебная юридическая практика, 12) русское полицейское право, 13) местный уголовный процесс, 14) особое производство в местном гражданском процессе, 15) сравнительное правоведение, 16) практические занятия – семинарии – по гражданскому и уголовному процессу, 17) русский язык».

Д.Я. Самоквасов в Исследовании по истории русского права высказывает мысль о том, что «краткий очерк истории главнейших политико-юридических понятий и учреждений, в связи с изложением правил юридической герменевтики (толкования законов) и методологии» является частью Энциклопедии правоведения как «вводной науки к познанию системы действующих законов».

Один из основателей науки российского правоведения К.А. Неволин, ученик Ф.К. Савиньи, в «Энциклопедии законоведения» 1857 года также замечает, что науки, имеющие своим предметом законы, подразделяются на науки, имеющие своим предметом содержание законов, и науки, имеющие своим предметом образ изложения законов. Относительно образа изложения законов К.А. Неволин указывает, что они могут быть рассматриваемы также как и любое другое литературное произведение: с точки зрения языка изложения; состава, порядка смысловых связей и содержания, заключающегося в отдельных терминах закона; а также с целью выявления подлинности отдельных слов и выражений в законе. В связи с этим он, в частности, пишет: «Согласно с сим можно представить себе столько же особенных наук законоведения, в которых бы общие правила Лексикографии, Грамматики, Логики, Герменевтики и Критики были бы приложены к предметам законодательства. В особенности правила о том, как находить и излагать смысл, заключающийся в словах закона, представляют собой замечательное отличие от общих правил Герменевтики, почему они и заслуживают быть излагаемы в отдельной науке, под названием Юридической Герменевтики». По мнению К.А. Неволина, коренные начала юридической герменевтики представляет его учитель Ф.К. Савиньи в «Системе современного римского права» 1840 года.

Необходимость методологической разработки проблем интерпретации отмечает также П.И. Новгородцев: «…мы находимся несомненно к периоду некоторого кризиса в юриспруденции… давно известные приемы так называемой юридической конструкции, догматического построения и анализа по-прежнему с успехом применяются… Но рядом с этим среди юристов начинают ставиться новые задачи, о который с разных сторон все настойчивее повторяют в последнее время».

Термин «юридическая герменевтика» в этот период времени в русской юридической литературе достаточно широко распространен. Он употребляется как в монографических, так и в периодических печатных изданиях. Так, например, А.Д. Градовский в своем труде «Начала русского государственного права» неоднократно упоминает правила юридической герменевтики: «По общему правилу юридической герменевтики, в случае противоречия законов, закон позднейший отменяет закон предыдущий…», «примечания, присоединяемые к отдельным статьям нашего свода, имеют разнообразное содержание и значение… Значение нового примечания, по всем правилам герменевтики, определяется смыслом статьи, к которой оно отнесено». Д.И. Мейер при толковании сделки, также указывает: «при изъяснении смысла сделки, как и при толковании закона, должно руководствоваться ее буквальным смыслом, и это первое правило герменевтики…». Г.М. Барац, анализируя договоры Руси с Византией, при интерпретации смысла понятия «искус» также обращается к юридической герменевтике, отмечая, что «одно из правил же юридической герменевтики требует, чтобы при толковании смысла закона иметь всегда в виду, что закон лишних слов не употребляет».

Среди различных монографических работ начала XX века отсылки к общим правилам юридической герменевтики содержатся также в трудах А.А. Пиленко «Право изобретателя» (1908 г.), «Очерки по систематике частного международного права» (1911 г.); М.Н. Гернета «Устав уголовного судопроизводства. Систематический комментарий» (1914 г.); Л.А. Шалланда «Иммунитет народных представителей» (1913 г.); К.Н. Анненкова «Система русского гражданского права. Введение и общая часть» (1910 г.) и др.

В периодической печати упоминание юридической герменевтики и ее правил встречается в статье И. Фойницкого, посвященной защите в уголовном процессе. Анализируя ст. 557, 573, 575-578 устава уголовного судопроизводства, И. Фойницкий отмечает, что «из запрещения обвиняемому иметь защитника во время предварительного следствия было бы совершенно произвольно и негласно с элементарными правилами юридической герменевтики заключать, что в этот период процесса и обвинитель не имеет права обращаться к помощи поверенного». Аналогичные указания на правила юридической герменевтики содержатся в статьях В.Г. Щеглова, Л.И. Петражицкого, А. Лошницкого, К.П. Змирлова и др.

В работах периода второй половины XIX века – первых десятилетий XX века рядом авторов предпринимается попытка сформулировать понятие юридической герменевтики, систематизировать ее правила и определить место в системе правовых наук. Из работ данного периода, посвященных герменевтической проблематике юридических текстов, необходимо отметить также публикации М.М. Винавера, Л.Е. Владимирова, А.В. Завадского, К.А. Неволина, П.И. Новгородцева, Н.К. Ренненкампфа, Ф.В. Тарановского, Е.Н. Трубецкого, Г.Ф. Шершеневича и др.

Так, например, П.Д. Калмыков указывает, что «герменевтика, в применении к законоведению, есть собрание правил, извлеченных из грамматики, логики и опыта, для руководства к истолкованию смысла законов». Ю.С. Гамбаров к предмету юридической герменевтики относит «не только закон, но и все другие источники права, и не только такие, как обычное право, автономические постановления и правительственные распоряжения, заключающие в себе юридические нормы, но и такие, как судебные решения, юридические сделки и т.д.». М.Н. Капустин предпринимает попытку определить юридическую герменевтику как науку, предмет которой «составляет истолкование законов». И.Я. Фойницкий по этому поводу отмечает: «Существует даже особая юридическая дисциплина, специально занимающаяся вопросом о толковании договоров и законов; она известна под названием герменевтики и рекомендует следующие главнейшие правила. Воля законодателя должна быть объясняема так, как она действительно выразилась в законе; если законодатель выразил совсем не то, что он предполагал и желал выразить, все-таки преимущество должно быть отдаваемо воле, в законе изложенной, буде она выражена совершено ясно, по правилу, что применению подлежит закон, lex, а не ratio legis… Законодатель предполагается действующим разумно и в согласии с самим собой. Если поэтому закон допускает несколько толкований, из которых одно приводит к абсурду, а другое нет, то предпочтение должно быть отдаваемо последнему. Под абсурдным понимается и вывод, противоречащий прочим постановлениям законодательства, ибо законодатель до последней крайности не должен быть предполагаем способным впадать в противоречия, как действующий разумно».

И.А. Покровский пятью годами позднее И.Я. Фойницкого, анализируя отношение к судебному толкованию в период до и после судебной реформы 1864 года, отмечает, что статьёй 10 Устава гражданского судопроизводства «судам было возвращено их естественное право толкования, в теории твердо установились следующие общие правила юридической герменевтики. Судья свободен в приемах для изъяснения истинного смысла закона; не будучи связан его буквой, судья может прибегать к толкованию логическому: он может делать заключение об истинном смысле закона, на основании его истории (толкование историческое) и преследуемых им целей. Если при применении всех этих методов окажется, что слова шире или уже его подлинного смысла, суд должен отдать предпочтение этому последнему (толкование ограничительно или расширительное). Если обнаружится, что данный случай не разрешается законом непосредственно, то надо принять в соображение закон аналогичный (аналогия закона); если и такого аналогичного закона нельзя найти, то необходимо обратиться к общему смыслу или общему духу законодательства (аналогия права)». Далее он продолжает: «…во всяком случае основным принципом толкования является правило, что только закон может быть источником судебного решения. Только из закона, из его прямых постановлений или из его общего духа, суд должен черпать нормы для своих приговоров, а отнюдь не из какого-нибудь естественного права или из общих представлений о справедливости, целесообразности и тому подобных, вне закона лежащих, инстанций».

Почти весь XIX век живет под действием этих интерпретационных правил. Они кажутся единственно правильными и верными. Однако с развитием общественных отношений все более увеличивалось отставание правового регулирования от реалий общественной жизни. Оценивая темпы развития промышленности этого периода, И.А. Покровский писал: «…чуть не каждое десятилетие создавало новые приемы в промышленности и торговле, а в связи с этим возникали и новые типы отношений, неизвестные не только источникам старого (римского или германского) права, но даже и кодексам начала XIX века». Применение права судами становилось все более затруднительным, поскольку согласно изложенным выше правилам судья в данном случае должен был искать решение в законе, несмотря на то, что закон таких правоотношений предвидеть не мог. Постепенно признается определенная интерпретационная свобода судьи. «Закон и суд не две враждебные силы, - указывает в связи с этим И.П. Покровский, - а два одинаково необходимых фактора юрисдикции. Оба они имеют одну и ту же цель – достижение материально справедливого; закон для достижения этой цели нуждается в живом дополнении и сотрудничестве в лице судьи. И нечего бояться этой творческой деятельности судьи: судья не в меньшей степени, чем законодатель, сын своего народа и своего времени и в не меньшей степени носитель того же народного правосознания».

Юридическая герменевтика данного периода не имела еще прочно установленной и рациональной теории, основывалась на некоторых эмпирических правилах, сформулированных в большинстве случае еще римскими юристами и имеющих весьма ограниченное и условное значение. Закономерности развития права, целостность идеи права еще только начинают оформляться как важнейшие методологические основы русского правоведения. В конце XIX – начале XX века А.В. Завадский, Н.К. Ренненкампф и ряд иных авторов критикуют (и даже отрицают) юридическую герменевтику в современном им состоянии, отмечая «бесполезность» создания жестких правил интерпретации и необходимость учета социальных, психологических и иных особенностей познающего права субъекта. Тем самым, пытаясь расширить свободу толкования права, приблизив его к быстро развивающимся общественным отношениям. Так, Н.К. Ренненкампф высказывал следующие мысли по этому поводу: «…еще весьма недавно правила толкования соединяли в систему и возводили в особую науку, называемую юридической герменевтикой… но эта наука оказалась мало содержательною и бесполезною в применении: по большей части она заключала общие логические положения, выражавшие истину только относительную и не помогавшую действительной практике». Недостаточный уровень развития методологии, исторические и культурные особенности формирования правовых норм и правоприменения приводят к отказу от всякой рациональной теории интерпретации правовых норм. По мнению А.В. Завадского, юридическая герменевтика с точки зрения позитивного знания страдает рядом существенных недостатков, причем не только потому, что она не охватывает всей области юридического мышления, оставляя вне рассмотрения законодательную технику, явление проекции и вообще всю большую переходную область между чистым установлением фактов и действительным толкованием; более того, в той части, которую она охватывает, «ходячая теория права» рассматривает «правила, по которым должно вестись толкование (и вообще применение права) не как только естественные закономерности, но и как предписания, т.е. как тоже правовые нормы… законы, определяющие толкование, всегда только законы природы, а не нормы права»… Далее А.В. Завадский развивает эту мысль: «Не во власти законодателя увеличить посредством издания норм массу понимания…не в его власти посредством произвольных норм улучшать толкование, т.е. умственное восприятие его выражений…Восприятие этой нормы подлежит общим социальным, психологическим, логическим, лингвистическим и иным законам природы».



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Юридическая педагогика. Учебник

    Книга >> Педагогика
    ... 2. Становление и развитие юридического образования в императорской России История юридического образования в России восходит к XVIII ... конфликта: 1) возникновение и развитие конфликтной ситуации, которая ... рассматривается герменевтикой как фундаментальный ...
  2. Основные этапы возникновения и развития философии

    Реферат >> Философия
    ... понимание. 1. История возникновения философии Возникновение философии относится ... сознания с феноменами Герменевтика Бытие человека ... в России формировалась под ... психологических и юридических барьеров между ... общество. С развитием общественного производства и ...
  3. История философии (10)

    Конспект >> Философия
    ... Герменевтика. Развитие герменевтики в творчестве Шлейермахера, В. Дельтея, Г. - Г. Гадамера Причины возникновения ... рабочее движение. Новый этап в истории марксизма в России связан с именем В. И. ... , так как является юридическим лицом. В политике преобладает ...
  4. История развития философской науки

    Шпаргалка >> Философия
    ... индустриального общества”. В России пока закладывается лишь ... как, например, юридические или организационные нормы ... истории. Каждая ОЭФ имеет свои особые законы возникновения и развития ... собственно в философии герменевтики.Г-связующее звено между философскими ...
  5. История и теория философии

    Конспект >> Философия
    ... Психоанализ Экзистенциализм Герменевтика Феноменология Структурализм ... выбор вектора развития России). Проявляется борьба ... производства от юридических, политических, ... . . История религии исследует процесс возникновения и развития религиозного сознания ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.001474142074585