Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

История->Реферат
Это название утвердилось в историографии, естественно, только после начала Второй мировой войны в 1939. В межвоенный период употреблялось название Вел...полностью>>
История->Закон
Русские союзники монголо-татарПосле распада СССР отношения между славянскими и тюркскими этносами в РФ стали этнической доминантой, определяющей судьб...полностью>>
История->Реферат
Проблема истории крестьянского вопроса в правительственной политике России предреформенного времени достаточно хорошо изучена. Вместе с тем, остаются ...полностью>>
История->Реферат
Славяне - крупнейшая в Европе группа народов, связанных родственным происхождением, общностью территории проживания и близостью языка. В эту группу вх...полностью>>

Главная > Курсовая работа >История

Сохрани ссылку в одной из сетей:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Исторический факультет

Документоведение и информационное обеспечение управления

Кафедра источниковедения

Познякевич Лилия Николаевна

«Документ» в Великом княжестве Литовском: история развития понятия

Курсовая работа студентки 2 курса, 7 группы

Научный руководитель:

кандидат исторических наук, доцент Козак К. И.

Минск, 2008

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ДОКУМЕНТИРОВАНИЯ НА БЕЛОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ 5

ГЛАВА 2 ДОКУМЕНТ И ЕГО ОФОРМЛЕНИЕ В КАНЦЕЛЯРИИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО 18

ГЛАВА 3 РАЗНОВИДНОСТИ ДОКУМЕНТОВ 26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 33

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ 36

ВВЕДЕНИЕ

Изучение организации документирования в канцелярии Великого княжества Литовского является одним из важнейших направлений исследований по развитию делопроизводства Беларуси, поскольку именно документы являются основным источником исторических сведений значительного отрезка истории.

Таким образом, бесспорная актуальность и имеющаяся теоретическая и практическая значимость данного исследования обусловили выбор темы курсовой работы, ее цель и задачи.

Цель настоящей курсовой работы заключается в том, чтобы на основании литературных источников и исторических документов исследовать истоки зарождения и дальнейшего развития понятия «документ» в Великом княжестве Литовском.

Достижение цели исследования предопределило обязательность разрешения следующих задач:

исследовать общую характеристику понятия документ;

рассмотреть документ и совокупность правил его оформления в канцелярии Великого княжества Литовского;

определить, какие правила и приёмы применялись для систематизации документов;

выявить систему и структуру государственной канцелярии Великого княжества Литовского;

изучить разновидности документов;

сделать выводы по результатам исследования.

Объектом исследования являются документы, правила и приёмы работы с ними периода Великого княжества Литовского.

При написании курсовой работы использовались общенаучные методы исследований (диалектика, единство исторического и логического, индуктивный и дедуктивный, анализ и синтез, системный подход), специальные приемы исторической науки.

При написании курсовой работы были использованы различные по характеру и содержанию источники, в том числе статьи периодических изданий, специальные исторические источники, научные работы, исторические документы.

Исчерпывающих характеристик рассматриваемых нами явлений в историографии нет. В работах различных авторов раскрыты отдельные вопросы, касающиеся эволюции понятия «документ» и института канцелярии в Великом княжестве Литовском. Так, С.Л. Пташицкий в своих работах приводит наиболее общую схему изготовления документов. Организацию и функции государственной канцелярии Великого княжества Литовского в период до Люблинской унии 1569 г. первым исследовал М. К. Любавский. Отдельные стороны организации и деятельности канцелярии и ее работников рассматривал Э. Д. Баненис.

Одним из наиболее сложных является вопрос о принципах формирования и ведения копийных книг канцелярии. Анализ книг государственной канцелярии проводили различные исследователи, такие, как С. Л. Пташицкий, М. К. Любавский, Н. Г. Бережков.

В некоторых работах были предприняты попытки изучения формуляров документов. Например, А.Е. Рыбаков подробно рассматривает систему делопроизводства в центральном аппарате государственного управления Великого княжества Литовского в XVI в. Его исследования охватывают период с конца XV – начала XVII вв.

ГЛАВА 1 ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ДОКУМЕНТИРОВАНИЯ НА БЕЛОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ

Современное понимание содержания понятия «документ» сформировалось не сразу, а имеет достаточно длинную историю. В этой связи глубокое и всестороннее раскрытие данного понятия в исторической динамике приобретает большое значение.

В толковых словарях даются разные определения понятия «документ», подчеркивающие различные аспекты этого понятия: «Письменное официальное понятие удостоверение, свидетельствующее о личности предъявителя»; «Исторические документы – летописи, хроники, записки и т. п., свидетельствующие о каком – либо историческом событии, лице, эпохе и т.п.»; «Вещественное доказательство; остаток старины, являющийся материалом к истории» [5, с.9]. Термин «документ» происходит от латинского слова «documentum». Появление документов связано с необходимостью дополнения звуковой речи в процессе общения людей. Это обеспечивает, прежде всего, закрепление, а также передачу той или иной информации. Носители, материальные предметы, на которых фиксировалась информация, выполняли в древние времена главным образом функцию свидетельства. Поэтому латинское слово «documentum» означало образец, доказательство, свидетельство. Этот термин в свою очередь произошел от глагола «docere» – учить, обучать. На базе этого слова были образованы слова «doceo»– учу, обучаю, «doctor» – ученый, «doctrina» – учение, и, наконец, «documentum» – то, что учит, поучительный пример. В этом значении слово документ использовалось Цезарем и Цицероном. Позднее оно приобрело юридическое значение и стало означать «письменное доказательство», «доказательство, почерпнутое из книг, подтверждающих записей, официальных актов». В качестве письменного свидетельства понятие «документ» употреблялось от средневековья до XIX в.

В белорусском языке этот термин почти не использовался. В XIII – начале XIV вв. все документы, которые создавались на территории Беларуси, именовались «грамотами». Начиная с XIV в. постепенно начинают использоваться названия «привилей» и «лист». Данные наименования становятся доминирующими в последующих веках. Они обозначали и законодательные акты, и акты управления государством и его территориями, и распорядительные документы, и частноправовые акты, и переписка и пр [20, с. 372]. Для обозначения частноправовых актов (купчие, продажные, меновные, «дельчие», «дарчие» и пр.) использовался также термин «запис».

Специальные исторические дисциплины, изучающие исторические источники, особое внимание уделяют группе письменных источников – документов. То есть, термин «документ» историческая наука рассматривает как важнейший исторический источник. Изучением документов в их ретроспективном качестве занимаются главным образом такие науки, как история и организация, теория и практика архивного дел – архивоведение.

Свои истоки история развития делопроизводства в Беларуси берет еще в IX-X вв. Дошедшие до нас письменные источники (летописи, свидетельства иностранцев), а также данные археологических раскопок позволяют проследить время и истоки возникновения предпосылок документирования и пути их развития. Возникновение документирования обусловлено двумя основными факторами:

  • образованием государства, когда возникает потребность в документальном оформлении отношений между верховной государственной властью и населением, различными социальными группами, частными лицами, между государствами;

  • возникновением и распространением письменности, которая создает средство для записи мыслей человека на различных материалах письма — камне, дереве, бумаге, пергаменте – и обмена мыслями на расстоянии и во времени[16, с. 21].

Первые государства на территории Беларуси, как свидетельствуют источники, возникают уже в VIII в. вместе с формированием кривичского, дреговичского и радимичского племенных союзов. В X в. наиболее известны Полоцкое, Смоленское, Туровское княжества. Среди них самым мощным в экономическом и политическом плане было Полоцкое княжество. К IX-X вв. относится распространение письменности у восточных славян (азбука Кириллы и Мефодия, созданная в 863 г.) Однако есть свидетельства, что восточные славяне задолго до кириллицы пользовались «чертами и резами» (болгарский писатель Храбр). На развитие русской письменности указывают договоры киевских князей с Византией 911, 944, 971 гг. [1, с. 9]. Самые ранние памятники белорусской письменности, сохранившиеся до наших дней, относятся к X-XV вв. Это надпись «Гороушна» на глиняной посуде, найденной археологами под Смоленском, и надпись на печати полоцкого князя Изяслава. Данный факт указывает на высокий уровень документирования на территории Беларуси уже в Х в. В XI в. на территорию Беларуси приходит летописание, создается Полоцкая летопись. В это же время в Полоцком и Турово-Пинском княжествах получает распространение такой известный памятник права, как «Русская правда» – сборник постановлений уголовного и процессуального права, составленный на основе древних славянских обычаев. С XII в. сохранились надписи на печати Ефросиньи Полоцкой, на кресте работы Лазаря Богши, многочисленные сочинения Кириллы Туровского на религиозные темы (проповеди, молитвы, поучения, каноны). XII в. не оставил нам более документальных памятников белорусской письменности, однако документы, сохранившиеся в соседних с Полоцким княжеством землях позволяют утверждать о распространении в этот период на Беларуси таких видов документов, как жалованные, рядные, договорные грамоты и др.[9, с. 345].

Таким образом, письменность получила достаточно широкое распространение на территории Беларуси в X-XII вв. Она использовалась в документировании всех сфер общественной и частной жизни людей. Кроме того, письменность использовалась и как средство создания документов, и как средство обмена информацией.

Важные, исторически значимые преобразования на белорусских землях приходятся на XIII-XIV вв. Развитие экономики, необходимость отражения внешней агрессии и отстаивания торговых интересов ведет к созданию централизованного государства — Великого княжества Литовского (ВКЛ). Все это предопределяет возрастание роли документирования. Процесс становления Великого княжества Литовского как суверенного государства начался с конца XII в. с объединения некоторых белорусских и литовких княжеств, и продолжался в XIII-XIV вв., когда в его состав вошли украинские и некоторые русские княжества. Институт создания документов, сформированный в XV-XVI вв., практически не изменялся в XVII-XVIII вв. до ликвидации государственности [10, с. 32].

Во главе державы стоял государь (господарь), который назывался великим князем, реже – королём. Правовой статус монарха Великого княжества Литовского характеризовался концентрацией в его руках широких властных полномочий. Он командовал вооружёнными силами, управлял внешней политикой, выдавал грамоты и издавал правовые акты, осуществлял контроль за управлением финансово-хозяйственной деятельности державы. Однако следует отметить, что власть великого князя была ограничена радой (паны-рада), в которую входили высшая светская и духовная знать, высокопоставленные должностные лица. Во время отсутствия господаря рада полностью управляла государством, функционировала в качестве исполнительно-распорядительного, законодательного, судебного и контролирующего органа. В первой половине XVI в. господарь часто выбирался одновременно и королем польским, что приводило к его длительному отсутствию в Великом княжестве Литовском.

Господарская рада и сейм являлись высшими органами государственной власти в княжестве. Специальных центральных учреждений по управлению различными сферами жизни страны, создано не было. Сложившаяся ситуация была связана с тем, что значительными автономными правами в княжестве пользовались некоторые области (земли Полоцкая, Витебская, Жмудская и др.), и большинство вопросов, возникавших в них, решалось местной администрацией. Это значительно ограничивало поток документов и дел, направлявшихся в центр. Все вопросы, требовавшие вмешательства центральной государственной власти, решались господарем и панами-радой непосредственно или через специально назначавшиеся для этого комиссии или отдельных лиц, а также систему должностей (урядов, или врядов). Наделение в 1566 году земских судов (действовали в каждом повете) официальным статусом главных учреждений на местах по решению дел частноправового характера и закон о свободном владении имениями, принятый Берестейским сеймом 1566 года, ограничили поток в центр не только государственных дел, но и дел частного характера [13, с. 109].

В итоге подготовка всех документов, создававшихся в центральном аппарате управления ВКЛ, а также работа с документами, поступавшими в центр, была возложена на государственную канцелярию – технически-исполнительное учреждение при господаре и панах-раде.

Государственная канцелярия первоначально сформировалась как личная канцелярия великого князя Витовта в XIV в и находилась в Вильно. С течением времени великокняжеская канцелярия приобрела значение государственного учреждения [6, с. 32]. Однако следует отметить, что никаких самостоятельных функций в управлении государством и решении судебных дел канцелярия не выполняла, но оказывала большое влияние главным образом на законодательную деятельность в ВКЛ [12, с. 3].

Основной задачей канцелярии являлось документирование решений господаря, рады и сейма. Во главе ее стоял канцлер, должность которого известна с 1429 г. В обязанности канцлера входило докладывать великому князю и Раде о государственных делах. Он вел переговоры с зарубежными странами, руководил штатом служащих канцелярии, следил за правильным оформлением документов, а также хранил их копии. Канцлеру доверялась подготовка наиболее важных государственных документов. В 1566 г. в связи с расширением делопроизводства в великокняжеской канцелярии и необходимостью постоянного нахождения хранителя печати при дворе государя для утверждения документов была введена должность подканцлера (вице-канцлера) – заместителя канцлера, хранителя малой государственной печати, который должен был сопровождать великого князя во время его отъездов из столицы [17, с. 9]. С появлением должности подканцлера связано разделение государственной канцелярии на главную (лат. cancellaria major), и меньшую (лат. cancellaria minor), однако организационно это разделение закреплено не было. Оно сводилось к распределению книг между канцлером и подканцлером в процессе их ведения. По поручению печатаря документ изготавливался любым из находившихся при нем писарей, скреплялся печатью, и его копия вносилась дьяком именно в ту книгу, которая всегда была при этом печатаре и им хранилась. Таким образом, в одни книги записывались копии документов, создававшихся по распоряжению канцлера, а в другие - подканцлера [19, с. 46]. Канцлер и подканцлер являлись хранителями не только тех книг, которые велись при них, но и вообще всех книг, сформированных при этих должностях.

За канцлером и подканцлером закрепилось название «печатари», так как ни один официальный документ не имел юридической силы без приложения большой или малой государственной печати, которыми они распоряжались. Канцлер и подканцлер принимали участие в подготовке проектов законодательных актов и их окончательном редактировании. Это, а также право канцлера и подканцлера на отказ в подписании и утверждении печатью официальных документов, если они противоречили действующим законам, обеспечили этим служащим весомое положение и влияние в центральном аппарате управления ВКЛ[6, с. 32].

Под началом канцлера и подканцлера в канцелярии работали регенты, секретари, писари, дьяки, переводчики («толмачи») [12, с. 5]. Наиболее существенные позиции занимал регент (конец XVI в.), входивший наряду с канцлером и подканцлером в число высших титулованных сановников ВКЛ. В его функции входила правка и передача на подпись великокняжеских, канцлерских и подканцлерских документов. Регент выполнял также обязанности нотариуса, а в случае смерти канцлера или подканцлера осуществлял их функции [17, с. 9].

Основная работа по организации и ведению делопроизводства в канцелярии была возложена на писарей, секретарей и дьяков. Писари (появились в XIV в. ) и секретари (впервые упоминаются в 1407 г.) появились в великокняжеской канцелярии в конце XIV в. Разница между ними заключалась в том, что первые являлись более государственными служащими, а вторые — личными доверенными помощниками господаря. Эта особенность нашла отражение в официальных названиях секретарской и писарской должностей: «Секретар его королевское милости» и «Писар Великого князства Литовского» [13, с. 110]. Для исполнения своих обязанностей секретари пользовались аппаратом государственной канцелярии наравне с писарями, в результате чего постепенно приобщались к государственным делам. Писари, наоборот, будучи постоянно рядом с господарем при решении государственных вопросов, завоевывали его расположение и становились его личными делопроизводителями. Во второй половине XVI в. совмещение двух этих должностей было наиболее удобным в практической деятельности государственной канцелярии. Вместе с тем в конце XV – начале XVI вв. подобное разделение секретарей и писарей не было закреплено. До 1566 года количество писарей в канцелярии было неопределенным. Реорганизация, произведенная Жигимонтом Августом, ограничила их число до пяти, и они получили название писарей «великих» (участвовали в подготовке проектов правовых актов), в отличие от писарей «скарбовых» (занимались документацией государственной казны ВКЛ) и «польных» (вели военную документацию и др.). Упоминаются в документах также писари татарские или арабские для переписки с восточными государями и перевода их грамот. В 1586 году количество писарей было сокращено до четырех [17, с. 9]. Дьяки являлись низшими служащими канцелярии, выполняли большей частью черновую работу (известны в канцелярии со времени великого князя Казимира. До XVI в. их статус еще не был четко определен, смешение функций дьяков и писарей было распространенным явлением. К середине XVI в. дифференциация между писарями и дьяками стала достаточно ощутимой. Некоторые писари получили постоянное место в раде. Они готовили документы, составляя тексты на основании распоряжений радных панов или услышанного на заседании рады. Значение же дьяков сводилось к роли писцов — им поручалось переписывание набело черновиков подготовленных писарями документов, а также внесение их в специальные копийные книги. Окончательное размежевание функций писарей и дьяков произошло после 1550 года, когда назначение на писарство стало осуществляться господарскими привилеями.

При государственной канцелярии несли службу господарские дворяне. В обязанности дворян входило выполнение различных поручений господаря и панов-рады, прежде всего, доставка документов из центра на места. Им поручалось вводить разных лиц во владение имениями по пожалованиям господаря или судебным решениям, они посылались на места для расследования преступлений, доставляли повестки в господарский суд, направлялись на поветовые сеймики в качестве господарских послов и др [13, с. 111]. Многие служащие связывали с государственной канцелярией всю свою жизнь, кадры ее готовились зачастую с детского возраста. При этом будущие писари, секретари, дьяки выполняли первоначально самые разные поручения короля и панов-рад, лишь постепенно приобщаясь к делопроизводственной деятельности, что подчеркивало значение данного вида деятельности в рассматриваемый нами преиод.. Также к работе в канцелярии привлекались личные секретари, писари и дьяки наиболее крупных радных панов, а также работники польской коронной канцелярии (особенно в XV — начале XVI вв.) [3, с. 64-65].

Делопроизводственная деятельность государственной канцелярии не ограничивалась документированием решений господаря, панов-рады и сейма по управлению государством. Большой объем ее работы был связан с обращениями частных лиц. Это было обусловлено тем, что все господарские пожалования, подтверждения, судебные решения готовились в канцелярии, где оформлялись надлежащим образом и вписывались в копийные книги. Значительный объем деятельности канцелярии составляло ведение судебного делопроизводства. В канцелярию поступали жалобы на противоправные действия, через нее велась переписка со спорящими сторонами [13, с. 111].

Подытоживая все вышесказанное можно сказать, что согласно своим функциям, секретари, писари и дьяки изготавливали все письменные акты, выходившие от господаря и панов-рады, а также принимали все письменные документы, поступавшие в канцелярию.

Целесообразно рассмотреть процесс создания документов рассматриваемого периода. Поводом к составлению документа мог служить как личный приказ господаря или канцлера, так и приказ кого-либо из радных панов, уполномоченных на это господарем. Издание приказания о составлении документа называлось «справой», «правлением». Писарь обязательно указывал в документе стереотипной фразой, чье приказание послужило основанием для составления документа. Изготовленный документ переписывался дьяком и, в зависимости от степени важности, скреплялся подписью секретаря, писаря или канцлера. Затем документ утверждался приложением печати. Во многих случаях документ выходил из канцелярии от имени великого князя без его подписи. Господарь до XVI в, подписывал только грамоты, посылавшиеся в другие государства. Начиная с Жигимонта Старого (1506-1548) господарь стал крепить своей подписью и другие документы.

Процессу выдачи на руки или отправлению местным органам управления подлинных документов предшествовала обязательная их сдача в канцелярию. Данный механизм включал в себя следующие элементы:

  • документ, имевший важное значение, обязательно вписывался в специальные книги для страхования;

  • документы выдавались из канцелярии за определенную плату, что приносило значительный доход государству, канцлеру и писарям;

  • подобным образом предполагалась канцелярская проверка правильности составления и оформления документа [6, с. 35].

Подлинники и черновики документов общегосударственного и местного значения, а также некоторых документов, выданных частным лицам, хранились в архиве, который находился при скарбе под присмотром канцлера. Поначалу они тщательно оберегались. В качестве первичных комплексов по формированию документов выступали специальные мешочки (saccus), в которые документы группировались по географическому признаку [18, с. 70]. Однако во второй половине XVI— начале XVII вв. многие оригинальные документы были вывезены из архива, поэтому основу архива ВКЛ составили специальные книги, в которые вписывались копии большинства документов, исходивших из канцелярии. Именно копийными книгами она пользовалась в своей практической деятельности.

Появление копийных книг относится к концу XV — началу XVI вв. Уже во второй половине XV в. в канцелярии велись реестры выданных документов, с указанием кому и когда был выдан документ и его краткого содержания. Параллельно в архиве хранились отпуски и копии документов, выданных из канцелярии, документы, поступавшие в канцелярию с мест, от частных лиц и из других государств. Первоначально в расположении этой массы документации не было никакого порядка, однако по мере накопления количества документов и необходимости работы с ними в дальнейшем возникла потребность в надлежащей организации процесса обработки их по книгам.

Судя по структуре и содержанию древних книг, к их составлению канцелярия приступила в 80-е годы XV в. По мере выполнения этой работы, в канцелярии начали вести текущие делопроизводственные книги, в которые вносились копии документов по мере их составления или поступления в канцелярию. Таким образом, с 1486 г. в канцелярии писарями и дьяками начинают вестись текущие книги, примерно с этого же времени в делопроизводство вносится систематизация по тематически-хронологическому признаку. С июня 1486 г. начинает вестись книга посольств, тогда же выделяются в отдельный разряд книги аренд и книги отправ [3, с. 140-146].

Говоря о развитии следует упомянуть о таком важном элементе документирования того времени, как «Литовская Метрика». Книги, в которые вписывались копии документов, исходивших из канцелярии ВКЛ, а также реестры, в которых кратко фиксировались выданные документы, и составили комплекс, получивший название «Литовская Метрика». Следует отметить, что в книги вносились не все документы. С относительно большой полнотой в книги вписывались документы, исходившие от господаря, панов-рады, сейма. Иногда, особенно на начальном этапе, в книги Метрики попадали документы, поступавшие в канцелярию от должностных лиц центрального и местного управления, а также дипломатические документы. Прочие документы вносились с большим отбором – только те, которые признавались заслуживающими увековечения или длительного хранения. Документы вписывали в книги, как правило, точно повторяя их содержание.

В соответствии со структурой великокняжеской канцелярии и архив делился на Большую метрику, находившуюся в ведении канцлера, и Малую метрику, которая была под наблюдением подканцлера. оба эти сановники назначали зависимых от себя заведующих архивом, именуемых «метрикантами» [25, с. 26]. Количество книг на протяжении XV-XVIII вв. росло. Тематический состав книг, ведшихся в канцелярии, был весьма разнообразным, а их содержание становилось богаче, следовательно, повышалась их информативность.

Типы книг, ведшихся в главной и меньшей канцеляриях, и правила их заполнения были одинаковы. Первые книги вице-канцелярии появляются с 1579 г. [6, с. 38]. Как правило, документ, вписанный в книгу главной канцелярии, не дублировался в книге меньшей канцелярии и наоборот, хотя были исключения. Однако, несмотря на наличие специальных книг, в канцелярии по-прежнему продолжало храниться некоторое количество разрозненных, несистематизированных или плохо систематизированных документов в форме подлинников, черновиков, копий, которые не всегда заносились в книги.

Книги Метрики имели очень большое значение для функционирования Великого княжества. К ним постоянно обращались разные лица за подтверждением выданных ранее привилеев, пожалований на земельные владения и других документов. Частая работа с книгами, а возможно и другие причины привели книги к значительному износу [7, с. 55]. По приказу канцлера Льва Сапеги с 1594 г. с целью сохранения информации содержавшейся в книгах документов началась работа по снятию копий с книг Метрики. Работа продолжалась 14 лет (1594-1607гг.). Снятие копий с книг не сопровождалось их разбором и восстановлением первоначального состава, в результате чего для книг-копий характерна видовая и хронологическая непоследовательность [24, с. 12]. Все наличные на тот момент в архиве книги были переписаны, копии книг сброшюрованы, переплетены, листы пронумерованы. Были сделаны реестры документов, находившихся в каждой книге-копии. С 1607 по 1624 гг. по постановлению сейма была проведена сверка содержания книг-копий с оригиналами, после чего старые книги были сданы на хранение, а новые должны были находиться у канцлера для общего употребления [12, с. 8-10]. Именно копии книг конца XV-XVI вв. с закрепленным в них несоответствием первоначальному составу книг Метрики сохранились до наших дней, большинство же оригиналов было утеряно во время войн XVII ст.

Также нельзя не отметить, что в великокняжеской канцелярии вёлся тщательный учёт документов. Был составлен реестр подлинных документов, учитывавший все наличные подлинники и включавший их краткое содержание [6, с. 41]. С конца XVI в. учету подлежали и документы, вписываемые в книги Метрики.

В результате рассмотрения зарождения и развития документирования на белорусских землях мы приходим к определенным выводам. Свои истоки история развития делопроизводства Беларуси берет в IX-X вв. В XIII – XIV вв. на белорусских землях ещё не сложилась чёткая система документирования, однако установились определённые традиции, которые более широкое распространение получили в XV-XVI вв. В это время уже появились новые виды и разновидности документов. Сформировался специальный институт – канцелярия, служащие которой несли ответственность, как за подготовку документов, так и за их сохранность. В великокняжеской канцелярии велся тщательный учет документов. Развитие документирования в Великом княжестве Литовском тесно связано и обусловлено структурой государственного управления. В исследуемый период термин «документ» не использовался. Его эквивалентом был термин «лист», а до XV в. – термин «грамота». При этом данные термины распространились на все виды документов.

ГЛАВА 2 ДОКУМЕНТ И ЕГО ОФОРМЛЕНИЕ В КАНЦЕЛЯРИИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО

Дальнейшее развитие документирования связано с XV-XVI вв., когда складываются формуляры-образцы документов, которые обеспечивали определенность формуляра данного вида. В Главном архиве древних актов (АГАД) в Польше хранится книга польской коронной канцелярии, содержащая образцы различных документов – Formularium expeditionum ex cancellaria S. Regiae Maiestatis. Образцы, собранные в этой книге, служили формулами, по которым писались акты. Формуляриум был составлен из действительно выданных документов и формировался в основном в годы правления Жигимонта Августа (1548—1572). Лишь немногие документы были включены в Формуляриум позднее; последний из них датирован 1607 г. Учитывая тесные отношения Польши и ВКЛ, схожесть организации государственного управления, а также на основании анализа текстов документов можно с большой долей уверенности предположить, что подобная книга с образцами форм документов существовала и в канцелярии ВКЛ [6, с. 25]. Формуляры различных видов документов складывались на протяжении многих веков. Уже в глубокой древности каждый вид документа оформлялся по-разному, но определенный вид имел однотипное оформление.

В рассматриваемое время определенную систематичность и структуру приобретает изложение текстов документов. В первой части документов обычно указывалась причина, повлекшая составление документа, например, «бил нам чолом», «вжо неоднокрото жалують нам мещане». Во второй излагалось решение по данной проблеме, например «А про то и тыми разы приказуем…», «И на то дали есьмо тым людем нашим сесь наш лист». Однако следует отметить, что изложение содержания документов изменялось вместе с изменением политических и социальных отношений. В целом, в структуре документа XVI в. можно выделить ряд основных элементов: указание на автора документа, адресование, основной текст, указание на свидетелей, присутствовавших при совершении акта, место составления, дата, подпись, печать.

Состав документов в этот период весьма разнообразен — уставные, судные, жалованные, духовные и прочие грамоты, выступающие как законодательные и частноправовые акты. В это время появляются и первые областные грамоты. Увеличивается объем частной переписки, которую отличает краткость и простота составления, дальнейшее развитие получает судебная, дипломатическая документация – составляются договорные, верительные, ленные грамоты и др. Термин «лист» использовался для всех выше упомянутых документов. Даже в тех случаях, когда в заголовке в копийной книге или в тексте документа указывалось конкретное название его разновидности, в тексте этот документ назывался также и листом. Все это позволяет сделать вывод о том, что термин «лист» в то время в целом соответствовал понятию «документ».

Документы составлялись в основном на «русском» языке. Большинство отечественных и зарубежных исследователей считают, что этот язык существенно отличается от московского русского, и характеризуют его как «белорусский позднего средневековья», «ранняя форма белорусского» либо «средневековый белорусский». Вместе с тем значительная часть документов составлялась на польском языке. Начиная с XIV в. при оформлении великокняжеских пожалований начинает употребляться латинский язык, который, по мнению составителей, должен был придавать большую значимость этим документам [16, с. 22]. Кроме того, политическое и культурное сближение с Польшой оказывало большое влияние на официальный язык государственной канцелярии. Проявлялось оно в возраставшем количестве польских слов и специальных терминов, заимствованных из западноевропейских документов. Из великокняжеской канцелярии документы выходили также на немецком, татарском, итальянском, еврейском языках.

Сохранившиеся документы позволяют выделить некоторые особенности документирования в рассматриваемый период. Подавляющее большинство документов XIII – XIV вв. писалось на пергаменте, а на протяжении XV-XVI вв. наблюдается повсеместный переход от пергамента к бумаге. Под каждый документ лист пергамента подбирался соответственно размерам его текста (писали, как правило, на обеих сторонах) и редко был более чем 40 х 25 см. При составлении документа с каждой стороны (слева, справа, вверху и внизу) обычно оставлялись поля, которые не имели фиксированных размеров и достигали иногда 5 см [6, с. 15]. Возрастание роли документов в государственной и частной жизни и увеличение их количества вызвало потребность в более дешевом носителе текстов документов – бумаге[6, с. 24]. В самих листах каких – либо слов, которые бы называли документ, т. е. заголовков не было, поэтому определить разновидность того или иного документа можно лишь на основе анализа содержания его текста. Как правило, каждое принимаемое решение документировалось отдельно, даже если решения принимались в один день и касались одного лица. В то же время тексты некоторых документов могли иметь комбинированный характер, то есть включать сразу несколько вопросов. Такую структуру имели тексты сеймовых ухвал, универсалов, конституций, рецессов, а также некоторых других документов.

Тексты большинства документов можно разделить на две части: вводную и основную. Во вводной части излагалась предыстория вопроса, причины и мотивы издания документа, процесс рассмотрения дела (в судебных документах). Вводная часть подтверждающих привилеев обычно включала полные тексты подтверждаемых актов. В основной части содержалась информация о принятом решении, давалось указание о его выполнении и т.п. Тексты всех документов были сплошными и писались без разделения на пункты или абзацы. По этой причине невозможно выявить и некоторые их реквизиты, хотя определенные элементы в структуре текстов уже в это время прослеживаются более или менее четко.

Одним из элементов текста являлось адресование, которое часто было одновременно и обращением. Обычно в начале текста грамоты отмечалось кому она выдавалась или направлялась, например: «Слово Изяслава, князя полочьского, к епископу и к местерю и к всем вельневицем и ратьманом, всем горожаном» [16, с. 22]. Лишь в верительных грамотах наименование адресата писалось на обороте листа, что было связано со специфическими особенностями их оформления. Несмотря на широкое употребление в документах XIII-XIV вв., этот элемент текста еще не был обязательным и в некоторых грамотах отсутствовал. В документах ВКЛ более позднего периода можно выделить четыре типа адресования:

1. конкретному должностному или частному лицу;

2. определенной группе лиц (чаще всего шляхте повета или воеводства) или всему населению ВКЛ с обязательным доведением содержания документа до каждого адресата;

3. определенной группе лиц или всему населению ВКЛ без обязательного ознакомления с содержанием документа, а лишь по мере необходимости;

4. абстрактному адресату.

Адресование обычно начинало текст документа и не отделялось от него абзацным отступом. Листы, исходившие от панов-рады, в части адресования отличались меньшей официальностью.

Почти всегда в тексте документа указывался его автор (составитель). Автор, как правило, назывался в начале грамоты, иногда рядом с обозначением обращения (адресования): «Поклон и благословены от Якова, епискупа полотьского, бровстови наместнику пискуплю и детем моим ратманом». Лишь изредка автор документа назывался внизу. Во всех случаях при обозначении автора указывался его титул или занимаемая должность: «Владислав божии милости король полоски, литовскии, руски, иных земель государь» [6, с. 15]. Таким образом, рассмотренный пример показывает, что полное перечисление титула было не обязательным и могло ограничиваться более высокими составляющими.

Большинство документов ВКЛ выходило из государственной канцелярии от имени великого князя, чье имя и полный титул писались в именительном падеже. Начиная с Александра (1502 год) указание автора документа писалось выше текста и центровалось. Указание на автора в документах, писавшихся от имени центральных врядников (должностных лиц), начиналось с предлога «от» и из текста не выделялось. В частных актах автор из текста не выделялся, указание автора обычно начиналось словом «Я».

В том случае, если документ составлялся при свидетелях, то на это в тексте обязательно указывалось (главным образом это касается документов XIV в.). В некоторых случаях свидетели перечислялись персонально «А при том были князь Василеи Друцкии, а Братоша, а Гирдни Любецки» [6, с. 15]. Как правило, это были радные паны, только по совету и при участии которых господарь, согласно привилею 1492 г., мог издать документ. Указание на свидетелей оформлялось с помощью стереотипной формулы «При том были». Формула «При том были» использовалась, главным образом, в привилеях и судебных решениях XV – начала XVI вв. В последующие годы она употреблялась все реже и реже. Окончательно указание на свидетелей совершения акта вышло из употребления в XVII в. Перечень лиц, присутствовавших при совершении акта, приводился сразу за основным текстом перед местом составления и датой. В некоторых случаях он мог писаться и в самом конце документа, после даты, иногда заменяя, а иногда дополняя подпись писаря. В частных актах указание свидетелей всегда было обязательным. Писалось перед датой и местом издания документа.

В большинстве документов отсутствовало место составления документа. Обычно составители ограничивались лишь указанием на место жительства или княжение автора документа. Однако это вовсе не означало, что составлялся и выдавался документ именно в этом месте. Только с конца XIV в. в документы начинает более или менее регулярно вписываться точное место создания документа, хотя твёрдо в практику документирования обозначение этого элемента вошло только в XV-XVI вв. Местом составления являлся населенный пункт, в котором документ был подписан господарем и выдан на руки заинтересованному лицу. Этот элемент документа оформлялся стандартной формулой, например: «Писанъ у Вилни». Место составления всегда указывалось после текста отдельным предложением.

Дата составления в документах XIII-XIV вв. указывалась гораздо чаще, однако тоже не была обязательной. Она завершала текст и при наличии указания на место составления документа размещалась вслед за ним, объединяясь в одно предложение. При этом в оформлении даты не было строгих правил. В документах числа даты обозначались буквами славянского алфавита и обязательно «от сотворения мира» или «рождества Христова» [6, с. 23]. Чаще всего рядом с годом показывался и точный день составления, однако он обозначался не числами-буквами, а привязывался к какому-нибудь религиозному празднику. Позднее использовались как буквенный, цифровой так и буквенно-цифровой (смешанный) варианты. При этом следует иметь в виду, что при датировании документов, написанных по-русски, в качестве цифр использовались буквы кириллического алфавита, а в латинских документах – римские, реже – арабские цифры.

Одним из обязательных элементов документа являлась подпись. Большинство документов XV в. не имело вообще никаких подписей. Для удостоверения документов использовалась стереотипная формула «правил – писал» или «приказ – писал». Начиная с XVI в. документ, как правило, имел две подписи: лица, от имени которого исходил или выдавался документ (господаря), и лица, ответственного за техническую подготовку и правильность оформления документа (писаря).

Великокняжеская подпись появляется на документах при Александре не позднее 1502 г. При Жигимонте Старом подпись господаря стала проставляться чаще, хотя подписание документов великим князем не стало правилом. Подпись писаря регулярно появляется на документах с 1511 г., когда привилей подписал писарь Богухвал. С 1516 г. документы в классическом варианте подписываются двумя лицами – господарем и писарем. Подпись господаря на документе располагалась слева под текстом и писалась, как правило, по-латыни, например: «Stefanus Rex». Подпись писаря располагалась справа под текстом ниже подписи господаря. Официальный документ центральной власти наряду с господарем вместо писаря могли подписать и другие лица. Например, канцлер, подканцлер, либо кто-либо из высших духовных лиц. В частных актах подпись была редким явлением. Статуты ВКЛ предусматривали подпись частноправового акта только в том случае, если человек умел писать.

Имманентной составляющей каждого документа того времени была печать, которая либо прикладывалась к листу ниже подписи на расплавленный воск цвета, либо привешивалась к документу. Фактически печать была единственным средством подтверждения подлинности документа. Разновидность документа не имела значения для способа прикрепления печати. Во второй половине XVI в. великокняжеская канцелярия использовала две государственные печати – большую, находившуюся у канцлера, и малую, бывшую у подканцлера [17, с. 12]. Печать прилагалась ко всем документам (привилеям, уставам, сеймовым постановлениям, инструкциям и др.) и для придания документу юридической силы имела большее значение, чем подпись. В текстах документов, как правило, указывалось на наличие господарской подписи и печати.

Таким образом, характеристика документов управления начинается с выявления наличия зафиксированных правил их составления. Законодательные акты XVI в. практически полностью определили процесс делопроизводства в суде и в значительной мере – в других областях государственной и частной жизни. Закон требовал обязательного письменного оформления и регистрации в государственных учреждениях актов частноправового характера, определял порядок регистрации документов и выдачи их частным лицам, устанавливал процедуру рассмотрения «справ» в судах, определял состав документов, выдаваемых и регистрируемых в канцелярии великого князя и на местах.

В рассматриваемое время четко прослеживается тенденция к законодательному закреплению правил удостоверения документов. В целом в структуре документа наметились следующие основные элементы: авторство, адресование, текст, указание на наличие свидетелей, которые присутствовали при совершении акта, место составлении, дата, подпись, печать. Говорить о строго выделившейся структуре оформления документов с установившимся числом реквизитов ещё нельзя. Однако именно в тот период были заложены её основы.

ГЛАВА 3 РАЗНОВИДНОСТИ ДОКУМЕНТОВ

При изучении источников по истории Беларуси наиболее актуальными и сложными являются вопросы классификации документов и определения их разновидностей, которые в документировании и историографии Беларуси в целом до сих пор не разработаны [14, с. 112].

При изучении видов и разновидностей документов А. Е. Рыбаков например, предлагает исходить из различных признаков, дополняя их анализом формы и содержания документов, а также учитывать самоназвания документов. На основании перечисленных критериев в общей документации центрального аппарата управления ВКЛ выделяются следующие основные группы документов:

  • законодательные – общеземские привилеи, областные привилеи, привилеи на Магдебургское право, привилеи территориям и населённым пунктам на прочие права и льготы, статуты ВКЛ и поправки к ним, сеймовые законы (ухвалы, конституции, рецессы, универсалы), господарские уставы;

  • распорядительные – земские, областные и волостные уставы, науки (инструкции), разнообразные распорядительные «листы»;

  • акты – в зависимости от содержания актированных событий – привилеи-данины, привилеи-потверженья, «листы на вольность», заставы, сознанья, «листы верющие» и др.;

  • переписка, сообщения и доклады должностных лиц – информационные листы, листы-запросы, «отписы», пильности, оповеданья [15, с. 12].

Среди всего количества «листов», создававшихся в центральном государственном аппарате, наибольшее значение имели законодательные акты. Длительное время законы ВКЛ оформлялись в виде великокняжеских привилеев (грамот) [6, с. 28]. Привилеи готовились в государственной канцелярии, после чего редактировались великим князем, переписывались и утверждались приложением государственной печати, а позднее и подписи великого князя.

Среди привилеев, имевших значение законов, наиболее важными были земские (общегосударственные). Такое название они получили за свой универсальный, всеобщий характер. В исторической литературе не сложилось единого мнения о том, какой привилей следует считать первым земским привилеем. Одни исследователи полагают, что первый из них издан в 1387г. великим князем Ягайло, [26, с. 140]. другие – привилей 1447г. великого князя Казимира [11, с. 79]. Со временем сложилась традиция, при которой избрание нового государя сопровождалось изданием привилея, в котором он обещал сохранять порядок, существовавший при его предшественниках, и провозглашал новые вольности и привилегии шляхте. Привилеи давались всему государству («земские» привилеи), отдельным землям («областные» привилеи), городам и местечкам («привилеи на Магдебургское право»), национальным, вероисповедальным, сословным группам населения. А также привилеями оформлялись господарские пожалования отдельным лицам. стр113Рассмотрим более подробно эти привилеи.

Для всех земских привилеев характерно общепринятое вступление. Обязательным атрибутом текста являлось полное перечисление господарского титула и указание на божественное происхождение великокняжеской власти: «Божью милостью король полский, великий князь литовский, руский, пруский, жомойтский...» [6, с. 29]. Исключение составил привилей 1506 г., содержание которого отличалось от других. В нем сохранялась формула "божьей милостью", но одновременно подчеркивалось, что избрание великого князя произошло с согласия и по желанию духовных и светских феодалов, а также других подданных и жителей ВКЛ. Таким образом, в привилеях, и особенно в привилее 1506 г., нашла отражение тенденция ограничения власти великого князя. Фактически привилеи 1506 г. завершил этап документирования законодательства в форме привилеев. Последующие, изданные в 1529, 1547, 1551 и других годах, в основном подтверждали законность предыдущих и повторяли их. В дальнейшем документирование законодательства шло в форме статутов и сеймовых постановлений.

Статуты ВКЛ 1529, 1566, 1588 гг. представляли собой собрания законов, акты систематизированного права. В них в определённом порядке фиксировались нормы государственного, земельного, гражданского, семейного, криминального, административного, и других отраслей права[26, с. 164]. Первоначальные редакции всех трех Статутов ВКЛ (1529, 1566, 1588 гг.) готовились в великокняжеской канцелярии, после чего выносились на рассмотрение сейма и великого князя, который утверждал их специальными листами-привилеями. Статут 1588 г. был напечатан и разослан в поветы, «чтобы тем быстрее к известности и употреблению прийти мог» [6, с. 29]. Статут 1588 г. рассматривался как основной закон государства, которым руководствовались жители Беларуси вплоть до 30-40-х годов XIX в.

Право издавать законодательные акты имели также сеймы ВКЛ (с 1569 г.– Речи Посполитой). Текущая законодательная деятельность сеймов находила свое отражение в соответствующих постановлениях. Общее название сеймовых постановлений – «ухвалы» («уфалы»), иногда «универсалы». С середины XVI в. встречается название «конституция», которое становится господствующим в XVII-XVIII вв. Документирование сеймовых постановлений осуществлялось также в форме «рецессов» [14, с. 121]. (впервые появляется в 1567 г.). Решения сейма доводились до сведения поветовой шляхты либо в форме выписов из ухвалы, либо специальными листами (универсалами). Следует отметить, что решения сеймов не всегда быстро доводились до сведения поветовой шляхты, а иногда и вовсе не доходили до нее. В других случаях постановления сеймов рассылались по областям в виде специальных листов (военных, серебщинных и др.). Постановления сеймов подразделялись на вечные и временные, а также на общие и для определенных сословий. Подготовкой законопроектов занималась канцелярия и специально созданные комиссии, учитывая просьбы и пожелания, высказанные послами сейма, представителями населения городов. Окончательно редактировал проект постановления сейма великий князь, после чего происходила конфирмация (утверждение) постановления, выражавшаяся в его подписании и приложении печати. С 1569 г. сеймовые постановления подразделялись на три группы:

  • относились ко всей Речи Посполитой;

  • имели силу только для Польши;

  • имели силу только для ВКЛ [6, с. 30].

Постановление считалось действующим в ВКЛ только тогда, когда об этом в нем имелась специальная оговорка и когда оно объявлялось на поветовых сеймиках и заносилось в специальные актовые книги, ведшиеся в каждом повете.

Земские привилеи, статуты, сеймовые постановления явились основными законодательными актами ВКЛ, однако документирование законодательной деятельности не ограничивалось только этими видами документов.

Кроме земских привилеев, от имени великого князя издавались привилеи областям (землям) и городам, в которых отражался их особый статус и права. Первые областные привилеи были даны Полоцкой и Витебской землям в промежуток времени от 1392 до 1399 гг. Среди других областных привилеев известны следующие: Витебской земле (1503, 1509, 1561), Полоцкой земле (1511, 1547, 1580, 1634), Смоленской земле (1505), Жмудской земле (1492, 1574) и др. Характерной особенностью этих законодательных актов явилось то, что более поздние привилеи выступали в роли подтверждений выданных ранее документов. В них обязательно дословно переписывались древние тексты первых областных привилеев и указывалось на обязательство центральной власти не нарушать «старины». Благодаря подтверждающим привилеям более позднего времени мы можем судить о содержании первых грамот Витебской и Полоцкой землям.

Законодательное регулирование жизни городов также оформлялось привилеями, получившими название привилеев на Магдебургское право. Они выдавались городам верховной властью или владельцем города. основное содержание этих документов – освобождение города от действия ряда общих законов, от суда и управления великокняжеской администрации, предоставление права самоуправления по административным и судебным делам [14, с. 117]. Первыми законодательными актами на Магдебургское право были великокняжеские привилеи жителям Вильно (1387 г.) и Берестья (1390 г). На протяжении XV-XVI вв. привиилеи на Магдебургское право были выданы всем крупным городам Беларуси.

Значение законов имели и некоторые привилеи, выданные национальным и вероисповедальным группам населения. Эти привилеи определяли права и положение соответствующей категории населения.

Кроме документов законодательного характера в ВКЛ составлялось и издавалось огромное количеств листов, затрагивавших самые разные стороны государственного управления и частной жизни.

Весьма распространенным видом документов в XVI в. были «уставы», содержавшие правительственные решения и инструкции по вопросам управления господарскими имениями, корчмами и другими доходными местами. В начале века они назывались также «вставами» [14, с. 122]. Уставы вырабатывались на совещаниях великого князя и панов-рады, а в случае отсутствия господаря в столице, выдавались без его участия радными панами. Уставы могли иметь земский характер (касались всего Великого княжества), областной (касались управления отдельными землями ВКЛ), волостной (направлялись конкретным представителям государственной администрации на местах) [6, с. 31].

К нормативным документам организационно-распорядительного характера следует отнести «науки», или «инструкции». Если устава фиксировала в первую очередь цены, налоги, повинности, то наука определяла прежде всего права, обязанности, полномочия и порядок действий должностных лиц. Эта способность нашла отражение в заголовках документов. Так устава давалась, как правило, на что-то («Устава на волоки», «Устава на подводы»), наука же давалась кому-то («Инструкция ревизорам и мерникам») [14, с. 125]. Наука могла выдаваться разными должностными лицами как центральным, так и местным врядникам, как правило, тем, кто осуществлял какие-либо операции с государственным имуществом с целью извлечения или увеличения доходов. Науки выдавались ревизорам, померчим и другим должностным лицам, в задачу которых входил обмер земли, определение размеров податей и т. п. Такие науки давал, как правило, подскарбий земский. Сам подскарбий земский мог получить науку от господаря.

От имени господаря в канцелярии ВКЛ составлялось и выдавалось также значительное количество документов текущего делопроизводственного характера, в том числе листы-распоряжения местной администрации, квитанции на выдачу «отправ» (т.е. денежных и материальных средств), «листы заставные» (документы о передаче господарских доходных мест в залог), листы арендные, «листы выволаные» (документы, на основании которых определенное лицо лишалось всех гражданских прав и подлежало изгнанию из страны), «листы железные» (документы, устанавливавшие обязательность отсрочки платежа или возврата кредита), «листы заручные» (документы, выдававшиеся жителям ВКЛ для обеспечения их личной безопасности) и многие другие [6, с. 31]. Привилеями великокняжеская власть оформляла земельные пожалования, пожалования должностей, шляхетского звания, освобождение от повинностей, предоставление особых прав и т д. В господарской канцелярии выдавалось большое количество разрешительных (до середины XVI в.) и утверждающих (конфирмационных) листов на совершение актов, касавшихся имущественных отношений, прав собственности. Из государственной канцелярии выходило огромное количество судебных документов (мандаты, выроки, декреты и пр.). Широко распространенным явлением была выдача отдельным лицам подтверждающих листов на более ранние пожалования, при этом в них указывалось содержание первых оригинальных привилеев.

Таким образом, нормативная документация центральных органов государственной власти и управления ВКЛ характеризовалась в XVI в. значительным разнообразием видов. Это было связано с решением задач государственного управления и законодательного регулирования жизни страны. Однако, отсутствие специальных центральных учреждений по управлению различными сферами жизни страны, а также законодательного закрепления вопросов документирования в канцелярии явилось причиной нечёткого разделения между документами. И прежде всего это усложняет определение вида документа.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам проведенного исследования истоков зарождения и дальнейшего развития понятия «документ» в Великом княжестве Литовском мы приходим к определённым выводам.

Свои истоки история развития делопроизводства в Беларуси берет еще в IX-X вв. Возникновение документирования обусловлено двумя основными факторами: образованием государства, возникновением и распространением письменности. Важные, исторически значимые для развития документирования преобразования на белорусских землях приходятся на XIII-XIV вв.

Подготовка всех документов, создававшихся в центральном аппарате управления Великого княжества Литовского, а также работа с документами, поступавшими в центр, была возложена на государственную канцелярию – технически-исполнительное учреждение при господаре и панах-раде. Согласно своим функциям, секретари, писари и дьяки изготавливали все письменные акты, выходившие от господаря и панов-рады, а также принимали все письменные документы, поступавшие в канцелярию.

В XIII - начале XIV вв. все создававшиеся на территории Беларуси документы назывались «грамотами». С XIV в. постепенно начинают использоваться названия «привилей» и «лист», которые становятся господствующими в последующие столетия. Поводом к составлению документа мог служить как личный приказ господаря или канцлера, так и приказ кого-либо из радных панов, уполномоченных на это господарем. Процессу выдачи на руки или отправлению местным органам управления подлинных документов предшествовала обязательная их сдача в канцелярию. Подлинники и черновики документов общегосударственного и местного значения, а также некоторых документов, выданных частным лицам, хранились в архиве, который находился при скарбе под присмотром канцлера. Большинство документов во второй половине XVI в. переписывались в книги. Копийные книги, в которые вписывались копии документов, исходивших из канцелярии Великого княжества Литовского, а также реестры, в которых кратко фиксировались выданные документы в XVI в. составили архив канцелярии. Книги Метрики имели очень большое значение для функционирования Великого княжества Литовского.

Формуляры различных видов документов складывались на протяжении многих веков. Уже в глубокой древности каждый вид документа оформлялся по-разному, но определенный вид имел однотипное оформление. Тексты большинства документов можно разделить на две части: вводную и основную. В целом, в структуре документа XVI в. можно выделить ряд основных элементов: указание на автора документа, адресование, основной текст, указание на свидетелей, присутствовавших при совершении акта, место составления, дата, подпись, печать. Говорить о строго выделившейся структуре оформления документов с установившимся числом реквизитов ещё нельзя. Однако именно в тот период были заложены её основы. Сохранившиеся документы позволяют выделить некоторые особенности документирования в рассматриваемый период. Состав документов был обусловлен особенностями государственного устройства и управления. Большинство документов Великого княжества Литовского выходило из государственной канцелярии от имени великого князя.

В общей документации центрального аппарата управления Великого княжества Литовского выделяются следующие основные группы документов: законодательные, распорядительные, акты, переписка, сообщения и доклады должностных лиц. От имени господаря в канцелярии Великого княжества Литовского составлялось и выдавалось также значительное количество документов текущего делопроизводственного характера. В рассматриваемое время четко прослеживается тенденция к законодательному закреплению правил удостоверения документов.

Таким образом, рассмотренные нами в курсовой работе вопросы раскрывают историю зарождения и развития понятия «документ» в Великом княжестве Литовском и являются наиважнейшими при исследовании истории делопроизводства на территории Беларуси.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алексеев, В.В. Страницы российской истории / В.В. Алексеев, В.А.Степанов. – М.: Издательский Дом «Прибой», 1998. – 480 с.

  2. Баніёніс, Э.Д. З гісторыі Літоўскай метрыкі / Э. Д. Баніёніс // Беларус. гіст. часопіс. –1994. – № 1. - С.17-23.

  3. Бережков, Н.Г. Литовская метрика как исторический источник. – Ч.16 О первоначальном составе книг Литовской метрики по 1522 год. – М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР в Мск., 1946.

  4. Груша, А. Асаблівасці вядзення кніг метрыкі Вялікага княства Летоўскага 30-40-ых гадоў ХVI стагоддзя // Архівы і справаводства. – 2001. - № 4. – С.102.-107.

  5. Давыдова, Э.Н. Делопроизводство: Учеб.-практич. руководство / Э.Н. Давыдова, А.Е. Рыбаков. – 8-е изд., стереотип. – Минск: ТетраСистемс, 2004. 288 с.

  6. Давыдова, Э.Н. История и организация делопроизводства в Беларуси / Э.Н. Давыдова, А.Е., Рыбаков. – Минск: ТетраСистемс, 1999. – 216 с.

  7. Даўгяла, Дз.І. Літоўская метріка і яе каштоўнасці для вывучэння мінуўшчыны Беларусі // Працы Першага з’езда даследчыкаў беларускай археалоніі і археаграфіі, 17-18 студзеня 1926 г. – Мінск, 1926.- С.53-59.

  8. Жумарь, С.В. Очерки истории архивного дела в Беларуси (ХV в. - 1991 г.) / С.В.Жумарь, В.В.Карев, М.Ф.Шумеко. - Минск, 1999. – 256 с.

  9. Крэнь, І.П. Гісторыя Беларусі. Курс лекцый У 2-х ч. Ч. 1 / І.П. Крэнь, І.І. Коўкель, С.В. Марозава. - Минск, 2000. – 656 с.

  10. Кузнецов, И.Н. История государства и права славянских народов / И.Н.Кузнецов. – М., 2004. – 242 с.

  11. Любавский, М.К. Очерки истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно. - М., 1915. – С.79.

  12. Пташицкий, С.Л. Описание книг и актов Литовской метрики. – Спб.: Тип. Правит. сената, 1887.

  13. Рыбаков, А.Е. Делопроизводство в Великом княжестве Литовском в ХVI в. / А.Е. Рыбаков // Делопроизводство. – 2001. - №1. – С.109-114.

  14. Рыбаков, А.Е. Нормативная документация в Великом княжестве Литовском в ХVI в.: состав и анализ // Архіварыўс: Зб. навук.-папул. паведамл. и арт. – Минск.: НГАБ, 2001. – Вып.1. – С.112-128.

  15. Рыбаков, А.Е. Общее делопроизводство в центральном аппарате государственного управления Великого княжества Литовского в XVI в.: автореф.… дис. канд. ист. наук: 07.00.09; 05.25.02 / А.Е. Рыбаков; БелНИИДАД. – Минск, 1999. – 20 с.

  16. Рыбакоў, А.Е. "Князь Гердзень кланяецца усім..." / А.Е. Рыбакоў // Беларуская мінуўшчына. - 1995. - № 37. - С. 21-23.

  17. Рыбакоў, А.Е. «... смотрел тое справы подканцлерий наш» / А.Е. Рыбакоў // Беларуская мінуўшчына. - 1997. -№ 5. - С. 8-12.

  18. Рыбакоў, А.Е. Арганізацыя дзяржаўнага apxiвa Вялікага княства Літоўскага ў XVI ст. / А.Е. Рыбакоў // Архівы i справаводства. - 1999. - № 2. -С. 70-76.

  19. Рыбакоў, А.Е. Галоўная i меншая канцылярыі Вялікага княства Літоўскага ў XVI ст. / А.Е. Рыбакоў // Беларус. гіст. часопіс. — 1998. -№ 3. - С. 43-47.

  20. Рыбакоў, А.Е. Ліст // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: У 6 т. / Беларус. Энцыкл. — Т. 4: Кадэты — Ляшчэня / Гал. рэд. Г.П.Пашкоў. - Мінск: БелЭН, 1997. — С. 372-373.

  21. Статут Великого княжетсва Литовского 1529: Текст, перевод, словарь-комментраий. – Минск. – 1960.

  22. Статут Великого княжетсва Литовского 1566. Поправы Статутовые // Времнник императорского Московского общества истории и древностей российских. – Кн.23. – М., 1855.

  23. Статут Великого княжетсва Литовского 1588: Тэксты. Даведнiк. Каментарыі. – Мінск. – 1989.

  24. Ходзін, С.Н. Фонды матэрыялы справаводства перыяду Вялікага княства літоўскага (XIV-XVIII стст.). “Літоўская метрыка” / С.Н.Ходзін // Архівы i справаводства. – 1999. - № 2. – С. 70-76.

  25. Шумейко, М.Ф. Архивоведение Беларуси. Ч. 1 / М.Ф.Шумейко, К.И.Козак, В.Д.Селеменев. - Минск,1998. – 216 с.

  26. Юхо, Я.А. Кароткі нарыс гісторыі дзяржавы і права Беларусі / Я.А. Юхо. – Мінск, 1992. – 286 с.



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Документоведение основные понятия

    Реферат >> Промышленность, производство
    ... свободу и др.). Отношения между княжествами закрепляются в договорах великих и удельных князей. Создаются ... целенаправленные исследования теоретических и методических проблем документоведения, находившие воплощение в конкретных прикладных разработках ...
  2. Организация работы социальных центров с обращениями граждан

    Курсовая работа >> Социология
    ... С ОБРАЩЕНИЯМИ ГРАЖДАН Специальность: документоведение ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. ... граждан на обращение сыграли статуты Великое княжество литовское (далее - BКJI.) [7, с. 8] ... подавались от имени всего Великого княжества Литовского, отдельных земель, ...
  3. История делопроизводства

    Курсовая работа >> Промышленность, производство
    ... в г. Ангарске Кафедра рекламы и документоведения Курсовая работа по дисциплине «Документоведение» История делопроизводства студентки ... мере превращения Московского княжества в Великорусское государство. Московским великим князьям удалось создать сильную ...
  4. Делопроизводство в России (1)

    Реферат >> Промышленность, производство
    ... По мере превращения Московского княжества в великорусское государство в нем ... Боярской Думой. Московским великим князьям удалось создать сильную ... . Илюшенко М.П., Кузнецова Т.В., Лившиц Я.З. Документоведение: Документ и системы документации: Учеб. пособие ...
  5. Документ в управленческой и правовой деятельности

    Реферат >> Промышленность, производство
    ... из удельного княжества. По мере превращения Московского княжества в великорусское ... личных поручений (приказов) великого князя ближайшему окружению. Их ... стандарте на терминологию в области документоведения и архивоведения: «Документ; документированная ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.002000093460083