Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Культура и искусство->Реферат
Подводные пантеры — могучие мифические существа в мифологии индейцев региона Великих озёр.[1] На языке оджибве существо называлось Mishibizhiw («Mishi...полностью>>
Культура и искусство->Реферат
Актуальность. В современной жизни все больше использование занятий физическими упражнениями направлено не на достижение высоких результатов, а на повы...полностью>>
Культура и искусство->Реферат
Сало-сырец в зависимости от места отложения бывает подкож­ным, внутренним и межмускульным. Внутренний жир характеризу­ется более высокой температурой ...полностью>>
Культура и искусство->Реферат
Синагуа — племенная группа индейцев, обитавших в центральной части штата Аризона между реками Литл-Колорадо и Солт (ныне область между городами Флагст...полностью>>

Главная > Реферат >Культура и искусство

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Византинизм выступал против любых форм демократических изменений в рос­сийском обществе. Западные понятия свободной личности, индивидуализма и демок­ратии оставались для подавляющего большинства российского общества чуждыми и неприемлемыми – «западной заразой», – следовательно, вредными, опасными. Об опасностях, грозящих России введением западных ценностей, говорил Леонтьев: «Я осмелюсь даже, не колеблясь, сказать, что никакое польское восстание и никакая пугачевщина не могут повредить России так, как могла бы ей повредить очень мирная, очень законная демократическая конституция». И это потому, что «русские люди не созданы для свободы. Без страха и насилия у них все прахом пойдет» (цит. по: [3;С.144]). Он, очевидно, не питал иллюзий в отношении мифа об «особой исторической миссии» России, широко пропагандируемого определенной частью русской интеллигенции XIX века. Говоря о Леонтьеве, Бердяев утверждал, что «он верил не в Россию и не в русский народ, а в византийские начала, церковные и государственные. Если он верил в какую-нибудь миссию, то в миссию византизма, а не России» (цит. по: [3;С.128]).

Существует много концепций, рассматривающих развитие культуры и истории под углом зрения одного фундаментального фактора, с позиции единого субстанциального основания. И тогда, взятая в своих основах, история культуры предстает как монолог од­ного единственного начала, будь то мировой дух или материя. И очень немногие мыслители раскрывают диалогический характер жизни духа и культуры. Среди этих мыслителей следует прежде всего назвать Н. А. Бердяева.6

Если отвлечься от образного стиля изложения, то концепция Тойнби дает ключ к пониманию творческой природы и возможной альтернативности культурно-исторического процесса. Развитие культуры осуществляется как серия Ответов, даваемых творчес­ким человеческим духом на те Вызовы, которые бросает ему приро­да, общество и внутренняя бесконечность самого человека. При этом всегда возможны различные варианты развития, ибо возмож­ны разные Ответы на один и тот же Вызов. В осознании этого фундаментального обстоятельства и состоит непреходящее значение концепции Тойнби. [10;С.43] Своеобразную концепцию культуры развивал крупнейший русский социолог и культуролог, проживший большую часть своей жизни в эмиграции в США, Питирим Александрович Сорокин (1899-1968). В методологическом плане концепция П. А. Сорокина перекликает­ся с учением о культурно-исторических типах О. Шпенглера и А. Тойнби. Однако теория культурно-исторических типов П. А. Соро­кина принципиально отличается от теории О. Шпенглера и А. Тойн­би тем, что Сорокин допускал наличие прогресса в общественном развитии. Признавая наличие глубокого кризиса, который в настоя­щее время переживает западная культура, он оценивал этот кризис не как «Закат Европы», а как необходимую фазу в становлении новой формирующейся цивилизации, объединяющей все человечество.

В соответствии со своими методологическими установками П. Сорокин представлял исторический процесс как процесс разви­тия культуры. По Сорокину, культура в самом широком смысле это­го слова, есть совокупность всего сотворенного или признанного Данным обществом на той или иной стадии его развития. В ходе это­го развития общество создает различные культурные системы: по­знавательные, религиозные, этические, эстетические, правовые и т.д. Главным свойством всех этих культурных систем является тен­денция их объединения в систему высших рангов. В результате раз­вития этой тенденции образуются культурные сверхсистемы. Каж­дая из таких культурных сверхсистем, по словам Сорокина, «обла­дает свойственной ей ментальностью, собственной системой истины и знания, собственной философией и мировоззрением, своей рели­гией и образцом «святости», собственными представлениями право­го и должного, собственными формами изящной словесности и ис­кусства, своими правами, законами, кодексом поведения.

2 Становление и развитие культуры на Руси в IX – XVII веках

Киевская Русь как государство существова­ло с княжения Рюрика (862-879) по княжение Мстислава Рюриковича (1125-1132). Иными словами, период Киевской Руси охватывает вторую половину IX – первую треть XII веков. Основными признаками государственности стали: создание и укрепление централизован­ной власти, наличие территории и первых гра­ниц, определение административного деления и форм власти на местах, установление дани и других источников формирования государства. На ранних этапах развития природа страны накладывала огромный отпечаток на весь ход ее истории. В. О. Ключевский отмечал равнинность, обилие речных путей на Восточно-европейской равнине, ко­торые облегчили грандиозные процессы колонизации племен, пре­допределили особенности и разнообразие хозяйственной деятель­ности народа. Но природа не охраняла общество от чужеродных вторжений.

История русской культуры начинается с ключевого социо­культурного события, перевернувшего жизнь древних русичей, изменившего их мировоззрение и поведение, включившего Древ­нюю Русь в поток мировой истории, – с Крещения Руси. Имен­но с этого момента для русской культуры в известном смысле начинается «осевое время»: события обретают свой неповтори­мый смысл; ход времени получает в сознании людей определенную направленность, даже целеустремленность и начинает рефлексироваться как история; бытие сознается человеком в его противоречиях и антиномиях, в движении; усиливается роль ра­циональности и рационально преломленного опыта – появля­ется философское мышление; религия наполняется этическим пафосом и смыслом, и вокруг нравственных оценок жизни и философско-этических учений развертывается духовная борь­ба. Именно таким образом характеризует понятие «осевого вре­мени» К. Ясперс, обосновавший культурологический подход к осмыслению мировой истории.

Фактически Древняя Русь совершала в этот момент гиган­тский культурно-исторический скачок, по своему духовному масштабу сопоставимый с теми грандиозными переворота­ми, которые переживало человечество в целом в период меж­ду 800 и 200 гг. до н.э., когда в мировой истории (в Китае, Индии, Иране, Палестине, Греции и др.) складывалось «осе­вое время».

Однако своеобразие Древней Руси заключалось в том, что, вступая в «осевое время» мировой и собственной истории, древ­нерусская культура не обретала ярких индивидуальностей ни в поэзии, ни в философии, ни в области религиозно-этических учений, ограничиваясь лишь персонификацией своих правите­лей и святителей, религиозных учителей и подвижников. Разу­меется, Креститель Руси Владимир может и должен рассматри­ваться как деятель древнерусской культуры; то же относится и к Ярославу Мудрому, и к Владимиру Мономаху и т.д., хотя культурные функции древнерусских князей совершенно осо­бые, не связанные с непосредственным созданием ценностей и смыслов культуры, произведений искусства и науки, фило­софской, религиозной и политической мысли. Все они – культурные политики, реформаторы общественной и религиозной жизни народа, руководители масштабных социокультурных процессов, имевших место в Древней Руси и оказавших боль­шое влияние на многие феномены ее культуры, но не сами творцы древнерусской культуры в полном смысле этого слова (писатели, художники, мыслители, религиозные пророки и пр.). Становление русского централизованного государства (Мос­ковского княжества, а затем Московского царства) сопровожда­лось соответствующим литературным «обрамлением», идеологи­чески и философски обосновывающим необходимость сильной деспотической власти. Среди таких произведений, например, «По­слание о Мономаховом венце» митрополита Спиридона-Саввы (1510-е гг.) и созданное на его основе «Сказание о князьях Влади­мирских». Созданная на рубеже XVI-XVII веков «Повесть о начале Мос­квы» строит аналогии «Третьего Рима» с первым и вторым, ос­нованными на пролитой крови. Великая спасительная миссия Москвы – в масштабах всей Руси, значимость ее святынь моти­вируются «пролитием кровей многих». Впервые в исто­рии русской культуры складывался в общенациональном мас­штабе феномен официальности применительно к литерату­ре, религии, политической идеологии, морали, правовым нор­мам и т.д. – фактически ко всей культуре (Д.С. Лихачев). В Московском царстве утверждается пышный и помпезный стиль, все приемы которого формализовались и застыли в виде жесткого канона, получившего название «второго монументализма» (Д. Лихачев).

В центр официальной культуры, включая политическую и религиозную идеологию, философию и богословие, литературу и искусство, был поставлен столичный город как само воплоще­ние официального представительства власти – социальной и духовной. Так, представление Москвы «Третьим Римом» (и пос­ледним) означало воплощение вселенской власти и восстанов­ление мировой империи (наподобие Римской или Византийс­кой, но еще более величественной и совершенной); националь­но-религиозного избранничества, преемственного по отношению к двум предшествующим священным царствам и приблизивше­гося вплотную к апофеозу христианства в мировом масштабе и Апокалипсису; смысловое единство «осевой» направленности ми­ровой истории (вектор которой знаменует развитие человече­ства от рождения Христа до конца света и Страшного суда) и ее сущностной повторяемости, вечности (Рим может быть первым, вторым, третьим, но он, даже передвигаясь в пространстве и во времени, остается одним и тем же «вечным городом»). Значи­мость столичного центра подтверждалась экстраполяцией его семантики на все государство. Не случайно в это время иност­ранцы называют Русь Московией, а русских – московитами (т. е., по-нашему, москвичами), как будто Русь и Москва тожде­ственны.

Однако консолидация различных явлений культуры под зна­ком государственного официоза предполагала смысловое про­тивостояние этой культурно-идеологической монополии госу­дарства нараставшей в обществе территориальной, социаль­ной и культурной дифференциации, идейному плюрализму и стилевому многообразию неофициальной культуры (включая литературу и словесность вообще).

Воззрения и идеи культурологического характера «монгольской» Ру­си можно представить в русле трех основных направлений развития общественного сознания и теоретической мысли. Первое направление традиционно составляли воззрения на культуру христианско-православной церкви. Второе направление находилось в оппозиции к первому, так как выражало свободомыслие – различные еретические воззрения, критику церковной практики, деятельности иерархов церкви. Источниками, в которых отражались культурологические идеи, стали описания побед над монголами, других военных походов. «Поход на Ка­зань», «Оборона Пскова», «Повесть о житии Александра Невского», «Задонщина», «Сказание о мамаевом побоище», «Житие Сергия Радонеж­ского» и другие героико-эпические произведения характеризовали военно-политическую ситуацию на Руси в XIV-XV веках, отношения между Московским государством и другими княжествами, роль право­славной церкви в духовном и организационном объединении сил рус­ских земель в борьбе против монгол, образ жизни людей. Культурологи­ческий характер имели также возвышенный стиль и обращения к былинному эпосу, свойственные этим повествованиям. Формировалась народная баллада.

Когда Московская Русь начала превращаться в империю, подписав тем самым приговор своей собственной национальной культуре? Год можно назвать безошибоч­но: 1552 – завоевание Казанского ханства и начало присоединения первых террито­рий на Северном Кавказе – Карачая, Черкесии, Кабарды, то есть территории, ве­ликорусскому этносу никогда ранее не принадлежавшей. А где верхняя граница, по­зволяющая нам утверждать, что de facto перед нами уже империя? Тоже указать не сложно: 1 октября 1653 г. Земский собор в Москве, а 8 января 1654 г. Переяславская рада приняли решение о вхождении Украины (Малороссии) в состав Московского государства. То есть ровно столетие, за которое были присоединены также Астрахан­ское ханство (1556), Сибирское ханство Кучума, завоеваны и вновь утеряны террито­рии в Прибалтике, а затем пройдена вся Сибирь (к 1648). Причем эти процессы были достаточно органичны для русской ментальности и для русской политики, ибо рас­сматривались как продолжение вековой борьбы с татарами и как воссоединение не­когда отторгнутых земель. Так реконкиста незаметно переросла в конкисту.

Становление империи de facto еще не гарантирует той же стадии развития соот­ветствующей культурной системы. Общие критерии, позволяющие соотнести эти яв­ления, отсутствуют. Зато это возможно на событийном уровне. И большая система, и входящие в нее малые обладают по отношению друг к другу достаточно высокой ав­тономией. А это значит, что для решения своих задач большая система может опи­раться на достижения любой из малых, входящих в нее, а не только титульной, ее породившей. Более того, ее действия могут оказаться неприемлемыми для титульной подсистемы, глубоко ей чуждыми и враждебными (что хорошо для Российской импе­рии, отнюдь не обязательно хорошо для Великороссии). С того момента, как был дан толчок к рождению большой системы, джинн из бутылки уже выпущен. [4;С.153]



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Русский национальный характер (3)

    Реферат >> Культура и искусство
    Русский национальный характер Размышления о характере русского народа приводят нас к выводу, что характер народа и характер отдельного человека ... все черты и свойства русского национального характера. В целом, в русском характере можно увидеть качества Петра ...
  2. Русские философы о русском национальном характере

    Реферат >> Философия
    ... исследования - русский национальный характер. Цель моей работы - выразить знания о русском национальном характере в русской философии. Задачи: 1. Изучить национальный характера народа ...
  3. Отражение русского национального характера в языке

    Реферат >> Иностранный язык
    ... национального характера Глава 2. Русская национальная личность и ее отражение в языке 2.1 Основные черты русского национального характера 2.2 Непредсказуемость мира в русской языковой ...
  4. Русская культурология XX века

    Реферат >> Культура и искусство
    ... l» (кн. 1-3, 1929-1945). К исследованию русского национального характера, наиболее полно проявившегося в переломные моменты ... — в сегодняшней аморфности русского национального сознания, в сером равнодушии к своей национальной принадлежности и ещё большем ...
  5. Русский человек особенности менталитета

    Реферат >> Литература и русский язык
    ... . Сформулируем принципиальную ментальную идею для национального характера русских - “душа всего дороже”. Известная во ... ; рабство и бунт”. И.Ильин основное противоречие русского национального характера видел в том, что “он колеблется ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0028271675109863