Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Информатика->Курсовая работа
Во время столь бурно развивающихся цифровых технологий и глобальных сетей, общение во всех его формах стало неотъемлемой частью человеческих отношений...полностью>>
Информатика->Контрольная работа
Система классификации и кодирования (СКиК) является средством классификации и кодирования множества однотипных объектов. На основе СКиК, как правило, ...полностью>>
Информатика->Курсовая работа
Turbo Pascal - это среда разработки для языка программирования Паскаль. Используемый в Turbo Pascal диалект базировался на более раннем UCSD Pascal, п...полностью>>
Информатика->Курсовая работа
Современный Интернет – сложная и высокотехнологичная система, позволяющая пользователю общаться с людьми, находящимися в любой точке земного шара, быс...полностью>>

Главная > Реферат >Информатика

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Содержание

Введение…………………………………………………………………….3

1 Информационная война – как составная

часть военных конфликтов……………………………………………….11

1.1 Теоретико-методологические основы

анализа информационной войны…………………………………………11

1.2 Информационное противостояние:

история и современность………………………………………………….14

1.3 Современные технологии ведения информационных войн………..28

2 Информационное противостояние в современных

военных конфликтов на примере Южной Осетии………………………41

2.1 Предпосылки грузино-южноосетинского конфликта……………...41

2.2 Информационная политика Российской Федерации в условиях

обострения военно-политической ситуации в Южной Осетии…………50

2.3 Грузино-южноосетинский конфликт как поле

информационного противостояния и давления на Российскую

Федерацию со стороны США, ЕС и Грузии……………………………..59

Заключение………………………………………………………………….75

Библиография……………………….……………………………………...78

Введение

Актуальность темы. Современный политический процесс характеризуется расширяющимся участием общественности в сфере массовой коммуникации. Этому способствует процесс глобализации информационных потоков, которые зачастую беспрепятственно проникают на суверенные территории. Фактически, наблюдается процесс повсеместной информатизации и возникновения всемирного информационного пространства. Наряду с положительными явлениями глобальной информатизации, более четко проступают очертания новых проблем. Прежде всего, это относится к сфере информационной безопасности и информационным войнам. Нельзя утверждать, что данные проблемы возникли только в условиях глобальной информатизации, но возникновение единого мирового информационного пространства позволило превратить его в еще одно поле противоборства как на международном уровне, так и на региональном. Используя свое информационное преимущество, отдельные государства или их союзы осуществляют информационное противоборство с менее сильными соперниками.

Необходимость исследования данной темы вызвана тем, что в настоящее время межгосударственные и межнациональные конфликты все чаще протекают в информационном поле. На мой взгляд, это связано с угрозой массового, в худшем случае — тотального, уничтожения людей из-за возможности применения оружия. Следствием перехода основной массы межгосударственных конфликтов от открыто-вооруженной стадии к скрытно-информационной является увеличение психологического давления на индивидуумов. При этом давление оказывается с нескольких сторон. Например, если одно из государств пытается внедрить выгодные для себя настроения в другом, а это, в свою очередь, вызывает ответную, защитную реакцию, то в результате граждане второго государства становятся точкой приложения серьезных усилий со стороны представителей власти обеих конфликтующих сторон.

Проблематика информационных войн носит междисциплинарный характер. Как научное направление она имеет несколько аспектов, в частности, управленческий, экономический, организационно-технический, психологический, правовой, культурологический и иные. Однако за последнее время, когда в геополитическом пространстве мира информационные технологии и информация в целом получили определяющее значение, политический аспект изучения информационных войн играет главную роль.

Для Российской Федерации информационная политика является дополнительным мощным ресурсом в осуществлении модернизации страны и решении многих текущих внутренних и внешних проблем. Однако в этой сфере у России нет стратегического задела на несколько лет.

Вполне очевиден тот факт, что отставание страны в области технологий информационной политики не может содействовать успеху в решении поставленных задач. Ликвидировать отставание в данной области, как на теоретическом, так и на практическом уровне, возможно только при изучении мирового опыта субъектов противоборства в информационной сфере.

Не является секретом, что наше государство является участником подобных конфликтов. Причем зачастую оно занимает далеко не выгодную для себя позицию, что отрицательно сказывается на менталитете его граждан. Для того, чтобы снизить уровень психологического давления в ходе таких конфликтов, необходим, прежде всего, тщательный анализ складывающейся ситуации, знание закономерностей происходящих процессов и выработка адекватных мер по минимизации негативных последствий.

В современных условиях наряду с географическим формируется новое — электронное пространство. Традиционные противостояния между государствами осуществляются как в физическом, так и в новом — виртуальном, или киберпространстве. Сейчас становится все более очевидным, что несмотря на существование тенденции к унификации социокультурных процессов и к расширению экономического и военного сотрудничества на фоне геополитических изменений, происшедших в течение 1980-90-х гг. (развал СССР и социалистического лагеря, гражданские и этнические войны, меняющие границы государств и т. д.) идеологическое противостояние соперников по «холодной войне» осталось. Безусловно, в конце XX — начале XXI века оно видоизменилось, как и традиционные формы классических идеологий. После падения «железного занавеса» и провозглашения «деидеологизации» международных отношений, политики СССР, а затем и России, предполагалось глобальное политическое сотрудничество, а значит, ослабление столкновений в области политики и идеологии. Тем не менее, конфликты идеологий не исчезли, но латентный характер их протекания не способствует активному изучению этого явления.

В таких условиях «мирные» институты (средства массовой коммуникации) являются проводниками различных идеологий и оружием в войнах нового поколения — «информационных», которые, в свою очередь, могут, рассматриваться как реализация конфликтов идеологий. Появляются современные термины: «информационные войны», «стратегии информирования», «информационная безопасность» и пр., но пока отсутствуют дефиниции этих понятий, как научные, так и правовые.

Степень научной разработанности темы исследования. По моему мнению, научные знания об информационных войнах и сопутствующих им процессах представляют собой комплекс результатов исследований политологов, историков, социологов, философов, психологов, правоведов, теоретиков средств массовой информации и др. Информационные войны тесно связаны с общей природой массовой коммуникации, конфликтологией, психологическими свойствами политических отношений, поведением личности, социальных групп и общества в целом, воздействием средств массовой информации (далее — СМИ). Поэтому как научная проблема она в большей степени опосредованно — через призму смежных отраслей знания, находится в поле исследовательского внимания зарубежных и отечественных ученых достаточно давно.

Объектом исследования являются глобальные информационные войны на международной арене.

Предметом исследования является противоборство субъектов информационного воздействия на территории Южной Осетии.

Основная цель работы — выявление закономерностей и технологий развертывания информационных войн в контексте информационных процессов, реализующихся на региональном уровне, и выработка практических рекомендаций для субъектов политики и информационного противоборства России.

В исследовании ставятся следующие задачи:

1) рассмотреть информационные войны в контексте истории и современности;

2) рассмотреть содержание и особенности наиболее распространенных концепций информационных войн зарубежных и отечественных авторов;

3) рассмотреть условия и методы ведения информационных войн;

4) проанализировать общие закономерности деятельности субъектов и применения средств ведения информационных войн на примере вооруженного конфликта в Южной Осетии;

5) дать обзор текущей расстановки сил на глобальном информационном поле в контексте конфликта в Южной Осетии;

6) оценить положение России в международном информационном пространстве, складывающееся на сегодняшний день.

Дипломная работа опирается на широкий спектр источников. Подавляющее большинство работ по теме информационные войны в условиях вооруженных конфликтов, информационной безопасности и современных геополитических изменений опубликованы в периодике.

Для решения поставленных задач были использованы различные виды источников, которые можно условно разделить на четыре группы.

К первой группе источников относятся нормативные акты зарубежных стран и Российской Федерации, затрагивающие условия формирования и функционирования информационного общества и информационной безопасности.

Во вторую группу входят монографии, сборники научных статей, посвященные теории массовой коммуникации, пропаганды, ведения информационной войны и формирования системы информационной безопасности.

Третья группа источников представлена статьями из периодических изданий научного и публицистического характера, конкретизирующими положения теорий и концепций понимания информационного пространства, его субъектов, конфликтов в информационной сфере. К числу таких изданий относятся «Парламентская газета», «Российская газета», «Известия», «Полис», «The Times», «The Observer», «Time», «The New York Times», «Associated Press».

Четвертая группа источников — Интернет-издания, посвященные проблематике информационного противоборства, прогнозам и концепциям поведения в ходе внешнеполитического противостояния.

Теоретической и методологической основой дипломной работы, являются принципы современной теории политической науки. В дипломной работе использованы такие методы исследования как: диалектический, системный, компаративный, структурно-функциональный, институциональный, контент-анализ, дескриптивно-описательный и некоторые другие, в т.ч. на стыке теоретических и прикладных дисциплин (философии, психологии, социологии, истории, культурологи и др.) В этом деле главным для себя автор считает достижение оптимальной адаптации используемых методов других наук применительно к данному политологическому исследованию.

Методологической основой дипломной работы или анализа являются работы отечественных и зарубежных исследователей.

Положения, которые легли в основу изучения темы работы, вырабатывались зарубежными учеными с начала XX века. Прежде всего, это результаты исследований таких социологов, как Г.Д. Лассуэлл1, П. Лазарсфельд2, о влиянии средств массовой коммуникации на общественное мнение.

Смежная проблема — феномен «психологической войны» — отражена в работах Н. И. Живейнова3 и Д. А. Волкогонова4. Среди концептуальных теоретических работ, затрагивающих проблемы философского осмысления сущности информационной войны как одного из видов «нового оружия», необходимо отметить труды П. Вирильо5 и А.А. Зиновьева6. Большое значение имеют работы А.И.Каптерева, И.М. Дзялошинского, А.В. Манойло и Д.Б. Фролова о международном информационном обмене, а также ряд публикаций последних лет стали основой для изучения международного аудиовизуального ландшафта — пространства «информационных войн».

Большой вклад в оценку положения, роли и места России в глобальном информационном пространстве внесли А. С. Панарин7 и С. Г. Кара-Мурза8. В конце XX века проблематика информационных войн вызывает более пристально внимание со стороны отечественных ученых (Н.Л. Волковский9, В.М. Юрченко, И.В. Юрченко, В.Ф. Прокофьев, В.А. Лисичкин, Л.А. Шелепин, А.А. Мухин). Создается базис для разработки концепций, описывающих данный феномен.

В настоящее время вырабатываются концепции и подходы к пониманию природы процессов, происходящих в ходе информационного противоборства (Г.Г. Почепцов10, С.П. Расторгуев11, И. Н. Панарин, И.А. Михальченко, Я.В. Мальцева).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, разделенных на параграфы, заключения и списка использованной литературы.

Во введении обоснована актуальность выбора темы, поставлены цель и задачи исследования, охарактеризованы методы исследования и источники информации.

Первая глава раскрывает общие вопросы, раскрываются исторические аспекты проблемы информационных войн, анализируются современные технологии ведения информационных войн.

Вторая глава имеет практический характер и на основана на анализе предпосылок грузино-осетинского конфликта, информационной политики Российской Федерации в условиях обострения военно-политической ситуации в Южной Осетии, а также рассматривается грузино -южноосетинский конфликт как поле информационного противостояния и давления на Российскую Федерацию со стороны США, ЕС и Грузии .

По результатам исследования было показано противоборство Российской Федерации и США, ЕС и Грузии в информационном пространстве в контексте грузино-южноосетинского конфликта. Был вскрыт ряд проблем и сделаны выводы о необходимости дальнейшего изменения и улучшения информационной безопасности Российской Федерации.

1 Информационная война – как составная часть военных конфликтов

1.1 Теоретико-методологические основы анализа информационной войны

В настоящее время в теории политологии еще не выработано единое универсальное понятие информационной войны. Одним из первых теоретиков информационной войны признан Мартин Либики. В его работе «Что такое информационная война?», впервые опубликованной Национальным институтом обо­роны США, в 1995 г., само понятие не определено. Вместо этого Либики описывает формы информационной войны, среди которых семь основных и двадцать до­полнительных. Вся система «Information Warfare» описывается схе­мой, из которой и следует понятие «информационная война»12.

Положения, которые легли в основу изучения темы работы, вырабатывались зарубежными учеными с начала XX века. Прежде всего, это результаты исследований таких социологов, как Г. Лассуэл, П. Лазарсфельд, о влиянии средств массовой коммуникации на общественное мнение.

Смежная проблема — феномен «психологической войны» — отражена в работах Н. И. Живейнова и Д. А. Волкогонова. Среди концептуальных теоретических работ, затрагивающих проблемы философского осмысления сущности информационной войны как одного из видов «нового оружия», необходимо отметить труды П. Вирильо и А. А.Зиновьева. Большое значение имеют работы А.И.Каптерева, И.М. Дзялошинского, А.В. Манойло и Д.Б. Фролова о международном информационном обмене, а также ряд публикаций последних лет стали основой для изучения международного аудиовизуального ландшафта — пространства «информационных войн».

Министерство обороны США ввело в действие «Объединенную доктрину информационных операций» в октябре 1998 года. Перво­начально эта публикация называлась «Объединенная доктрина ин­формационной войны». Позже она была переименована в «Объединенную доктрину информационных операций». Причина изменения состояла в том, чтобы разъяснить отношения понятий информаци­онных операций и информационной войны.

Американский военный аналитик Ричард Шафрански рассмат­ривает информационную войну в контексте вооруженного столкновения («warfare») как вооруженные действия, направленные против любой части системы знаний или предположений врага. «Противник» — это любой, чьи действия противоречат целям лидера. Вне государства это может быть «образ врага» или «не мы». Внутри врагом может быть преда­тель или путешественник, любой, кто противостоит или недостаточно поддерживает лидера, который управляет средствами информацион­ной войны. Если члены группы не поддерживают цели лидера в ходе боевых действий, внутренняя информационная война (включая такие вещи, как пропаганда, ложь, террористические акты и слухи) могут быть использованы в попытке заставить их быть более лояль­ными к целям лидеров13.

Китайский военный аналитик Ван Пуфэн14, широко известный как основатель китайской информационной войны, дает ее всеобъемлющее рабочее определе­ние. Информационная война является продуктом эпохи инфор­мации, который в сражении в большой степени использует информа­ционную технологию и информационное оружие. Он составляет «сетевизацию» (wangluohua) поля боя и является новой моделью для окончательной борьбы времени и пространства. В центре его — борь­ба за контроль над информационным полем боя, с тем, чтобы оказать воздействие или принять решение о победе или поражении.

Основываясь на большом количестве китайских первоисточников, Майкл Пилсбури доказывает, что «целью информационной войны по китайской литературе яв­ляется информационное господство»15. Подобно американскому понятию «информационного превосходства» в информационной войне ки­тайцы будут стремиться разрушить у противника процесс принятия решения, оказывая воздействие на способность противника получать, обрабатывать, передавать и использовать информацию.

Одним из первых отечественных уче­ных, кто создал целостную концепцию информационных войн, является С.П. Расторгуев. Для построения умозаключений С.П. Расторгуев искусно использует точно выверенный понятийный аппарат. Базовое понятие, применяемое им, — «информационная систе­ма». Из всего многообразия систем автор теории наиболее часто обраща­ется к функционированию информационных самообучающихся систем (ИСС) — тех, которые претерпевают изменения при информационном воздействии. Человек, народ, государство представляют классические ИСС. Анализируя существующее положение вещей, он говорит о том, что наря­ду с защитой информации от внешних деструктивных угроз в современ­ный период развития высоких коммуникационных и технологий и методик психологического развития в обществе возникает проблема защи­ты информационной системы от избыточного объема «некачественной» информации. Это связано с тем, что при получении информации инфор­мационная система перерабатывает ее по собственному алгоритму, при этом изменяя себя. Если на вход такой системы подать информацию, приводящую к ущербу для системы, то в результате можно добиться полного или частичного ее уничтожения16.

Иной, более «прикладной» подход к пониманию и законам информационной войны можно наблюдать у Г. Г. Почепцова. Почепцов рассматривает информационные войны с точки зрения паблик-рилейшнз (PR). В качестве субъекта информационной войны в его представлении выступают общности людей — нации, государства, коллективы компаний и др. Объектом же всегда является массовое сознание. В своей книге «Информаци­онные войны» он описывает приемы и способы влияния на поведе­ние социальных групп, подробно рассматривает различные аспекты, влияющие на эффективность информационного воздействия17.

Одним из основополагающих тезисов данной концепции явля­ется утверждение о наличии двух автономных полей: пространства информации и пространства действия. С появлением возможности контролировать информационную реальность возникли варианты использования ее в качестве оружия.

Рассмотрев указанные концепции информационных войн можно сделать выводы, что основополагающим свойством информационных войн является их асимметрия, то есть латентность и направленность на наиболее уязвимые места в информационной обороне противника. Кроме того, в настоящее время их последствия могут быть сравнимы с применением кинетического оружия, когда расходы на проведение могут быть меньше в тысячи раз. Лидерами в разработке теории информационных войн являются исследователи из США, России и Китая.

1.2. Информационное противостояние: история и современность

Закономерность, выведенная известным историком Клаузевицем: «Война есть продолжение политики, но другими средствами18», — подразумевает и обратное: то, что политика — тоже война, веду­щаяся особыми средствами. Одним из них является информацион­ная война. В современных условиях проблемы информационных войн актуализировались в связи с глобализацией информационных процессов, бурным развитием и господством информационных тех­нологий, позволяющих политикам эксплуатировать информацион­ное пространство, процесс взаимодействия массовых коммуника­ций и их аудитории.

Информационное оружие психологического воздей­ствия имеет свою древнюю историю. Об этом гово­рится еще в библейской легенде о Гедеоне, кото­рый в целях победы над более многочисленным противни­ком прибегал к различным военным хитростям. Так, однажды он с тремястами человек подошел к лагерю про­тивника и с помощью труб, кувшинов, светильников и кри­ков так запугал многотысячное войско противника, что то впало в смятение и в нем свои же солдаты начали нападать друг на друга.

В военно-исторической литературе описаны многие дру­гие примеры дезинформации в военное время. Например, в 1312 году до н. э. хеттам удалось с помощью ложной инфор­мации ввести в заблуждение войско египтян во главе с фа­раоном Рамсесом II и в сражении под крепостью Кадеш на­нести им неожиданный удар. Это заставило Рамсеса II отказаться от дальнейшего штурма Кадета и возвратиться в Египет19.

Также есть многочисленные описания устрашающих знаков, письмен на камнях, деревьях и строениях, которыми пользовались древние народы в борьбе с неприятелем. Эти средства путешественники видели еще и в XX веке во время экспедиций в Африке, Австралии и других местах, где про­кипали народы прерий, пустынь и джунглей.

Из этих примеров следует, что древние правители и полководцы, согласно их концепции, стремились покорить противника без сражения тремя способами: во-первых, картиной мудрого правления, благосостоянием государ­ства, мирными преуспеяниями своего народа; во-вторых, мудрой политикой по отношению к противнику, полити­кой, исполненной внимания и уважения к его желаниям и нуждам, широко идущей навстречу его интересам; в-третьих, мероприятиями военно-стратегического характера и сочетании с распространением информации о них, что приводило противника к осознанию полной бесполезно­сти сопротивления.

Основные направления и формы информационно-пси­хологического воздействия, сложившиеся в войнах народов древних государств, получают дальнейшее развитие в эпоху средних веков. Это, например, ярко про­явилось в завоеваниях монголов, которые захватили во вре­мя своих походов практически все значительные регионы мира за исключением Западной Европы20.

Первая мировая война показала, какую огромную роль имеет печать как средство воздействия на общественное мнение и психологию масс. Пресса путем информации о военных событиях и определенного освещения фактов формировала определенные взгляды и мнения, воздействовала на духовное состояние армии и населения страны. Она содействовала формированию благоприятного общественного мнения в союзных и нейтральных государствах и вносила разложение в ряды противника.

О том, как в военных целях использовалась печать в России, некоторое представление дают записки М.К.Лемке «250 дней в царской Ставке»21, глава «Печать и пропаганда изнутри» мемуаров А.И.Деникина «Очерки русской смуты»22, а также ряд других публикаций23.

В ходе Первой мировой войны более четко определились периоды воздействия печати на объекты, на которые она направляет свое влияние. Предвоенный период делился на два этапа: ранний и более близкий к войне и предмобилизационный.

На раннем этапе задачей российской прессы было создать не только в своей стране, но и у общественности всего мира твердое убеждение в миролюбии своего государства и в том, что мероприятия, осуществляемые правительством, являются вынужденными и проводятся для улучшения благосостояния своего народа.

На более близком к войне этапе печать старалась показать всю несправедливость домоганий противника и указывала населению на те опасности, которые могут возникнуть у них со стороны нарушителей мира.

На предмобилизационном этапе печать должна была приводить неопровержимые доказательство того, что ожидаемая война является для Российской империи единственным и притом вынужденным выходом из создавшегося положения, осветить непримиримость противника, враждебность его намерений и действий, о котором германская сторона до этого молчала.

В период войны воздействие печати на формирование общественного мнения и сознание России, союзных, нейтральных и враждебных государств еще более усилилось. На начальном этапе вооруженных действий внимание печати было особо заострено на виновности немецкой стороны в войне. Печать представляла войну своего государства как борьбу против угрожающего своей жестокостью зачинщика. Справедливая цель войны – борьба с врагом за независимость – сплачивала народ

Далее, когда российское общество было убеждено, что войну начал противник и тем нарушил мир, печать указывала на пример наглости неприятеля, его алчности и преступности. Так, в начале войны в российской прессе широко были распространены различного рода публикации о зверствах и дикости германцах на захваченной ими у Франции территории.

Одной из главных задач российской прессы в период войны являлось поддерживать воинствующий дух населения, создавая иллюзию победы. В это время тиражировался лозунг повышения бдительности, необходимости борьбы со шпионами, шла реклама «нового оружия», возможностей и успехов армии союзников и всячески замалчивались свои потери и поражения. Шло активное деморализующее воздействие на неприятеля. Здесь основными тезисами воздействия на сознание войск и населения были: дела на фронте для Германии безнадежны; кровь проливается даром; распространялись различные прогнозы и предсказания; поддерживалась оппозиция.

Во время Первой мировой войны немецкое командование полностью взяло управление печатью в свои руки. Формы этого руководства были следующие:

1) Собеседования с представителями печати. Целью собе­седований с представителями печати было правильное ори­ентирование их во всех происходящих на фронте событиях, комментирование и разъяснение официальных сообщений о ходе военных действий.

2) Осведомление о ходе военных действий. Право осведом­ления о ходе военных операций принадлежит исключитель­но Верховному командованию, причем ни один орган печа­ти не должен был ни в малейшей мере выходить из рамок официального сообщения. Передача газетам официальных сведений о военных действиях производилась Управлением печати через Центральное телеграфное агентство (Бюро Вольфа).

3) Работа с военными корреспондентами. Из всех многооб­разных и сложных вопросов подготовки печати к войне един­ственный вопрос — о командировании в действующие армии военных корреспондентов — попал в поле зрения германско­го Генерального штаба в период подготовки его к мировой войне и был отражен в его мобилизационных соображениях. Еще в мирное время был произведен выбор подходящих лиц, исходя, главным образом, из степени доверия, которое то или другое лицо заслуживало с точки зрения соблюдения военной тайны. Однако мирный выбор не вполне оправдал ожидания. Многие весьма ценные кандидаты в корреспонденты должны были во время мобилизации отказаться от этой роли вслед­ствие неудовлетворительного состояния их здоровья и тех трудностей, с которыми связана жизнь на фронте.

4) Организация снабжения фронта общей прессой. Инфор­мация из внутренних областей государства имела очень важ­ное значение ввиду огромного влияния, которое оказывали эти известия на дух и настроение войск. Солдаты особен­но интересовались тем, что происходило в местах их по­стоянного жительства. Вот почему на снабжение войсковых частей газетами, издававшимися в районах их комплектования, было обращено преимущественное внимание. Основ­ными читателями их являлась главная масса войск — рядо­вой и унтер-офицерский составы. Не встречали препятствий доступу на фронт и крупные политические газеты, но они читались преимущественно офицерами. Запрещены были только немногие газеты независимого социал-демократиче­ского направления.

В странах Антанты пропаганда была организована по-раз­ному. В Англии она прошла долгий и сложный путь изменений.

Уже в первые месяцы войны государства Антанты реши­ли помещать в своих и нейтральных газетах статьи такого содержания, которое содействовало бы формированию бла­гоприятного для них общественного мнения и в то же время вызывало бы осуждение политического и военного образа действий Германии и ее союзников. Этим имелось в виду ока­зать непосредственное влияние на нейтральные и колеблю­щиеся страны.

Одновременно Англия взяла на себя инициативу вести соответствующую пропаганду также и среди неприятель­ского населения, для чего командировала в штабы союзных с ней армий по нескольку офицеров, получавших для своей деятельности указания от специального отдела Министерства иностранных дел в Лондоне и издателей «Морских известий» и «Военных известий».

В США, спустя неделю после их вступления в войну, 14 апреля 1917 года был образован по распоряжению прези­дента Комитет общественной информации (Си-пи-ай)24. В его руководство вошли военный и морской министры, государ­ственный секретарь и известный журналист Джорж Криль, который являлся председателем Си-пи-ай. Одним из результатов указанного мероприятия было то, что работавшие за границей представители комитета пользовались престижем названных выше крупных органов государственного управления.

«Комитет Крила» состоял из двух отделов внутренней и внешней пропаганды, которые делились на секции. Так, отдел внутренней пропаганды состоял из секций новостей, гражданского просвещения, кино, военных выставок, отношений с промышленниками, «союза труда и демократии», лекторов, рекламы и карикатур.

Главным направлением в работе международного отдела комитета было воздействие на зарубежную аудиторию в духе идей американизма.

Американская система пропаганды возникла сразу и не менялась существенно в течение всей войны.

С приходом к власти Гитлера роль пропаганды в управлении государства была увеличена, в связи с чем в 1933 году было образовано министерство пропаганды, которое сотрудничало в отдельных областях с другими ведомствами. Так, готовясь к войне, немецкая армия намеревалась помимо оружия использовать пропаганду. По согласованию с Геббельсом для этой цели при генеральном штабе было создано специальное управление по пропаганде среди войск и населения страны противника. В армейских группах функционировали отделы пропаганды.

Были созданы и специальные войска пропаганды. Их организация началась после того, как в 1938 году представитель вермахта генерал Кейтель и Геббельс заключили основопо­лагающее соглашение о ведении пропаганды во время войны25. В том же году в немецких вооруженных силах началось формирование специальных рот пропаганды. Первые пять рот пропаганды были приданы командованию армейских корпусов в Дрездене, Бреслау, Нюрнберге, Вене. Осенью 1938 года они участвовали в оккупации Судет. В июне 1941 года, к моменту нападения на СССР, в немецких войсках, предназначенных к войне на советско-германском фронте, было 17 рот пропаганды. В 1943 году роты пропаганды были выделены в особый род войск. Общая численность их в то время составляла 15 тысяч человек, а в штатный состав обычной роты пропаганды входило 115 человек. В зависи­мости от выполняемых задач ее состав мог увеличиваться или уменьшаться.

В состав рот пропаганды входили военные журналисты, фото-, кино- и радиорепортеры, персонал по обслуживанию пропагандистских радиоавтомобилей и киноустановок, специалисты по созданию и распространению антисоветской диктатуры, плакатов, листовок.

Роты пропаганды были призваны обслуживать не только средства массового воздействия гитлеровского рейха. До на­чала военных действий подразделения пропаганды проводи­ли работу среди своих войск и немецкого населения. С нача­лом войны в их действиях преобладала пропаганда, нацелен­ная на войска и население противника.

Что касается СССР, то там в первый же день войны было принято решение о реорга­низации отдела по работе среди войск и населения противника ГУПП РККА26 — в его составе создавались два пропагандистских отделения. Первое, ведущее — по Германии, включающее также инструкторов по странам — ее союзникам, второе — по работе среди населения оккупированных немецкими войсками стран: Польши, Югославии, Чехословакии и др. Первое возглавил батальонный комиссар И. С. Брагинский, хорошо владевший немецким, а также знавший некоторые другие языки, а батальонный комиссар С. А. Лесневский, специалист по Польше и другим славянским государствам, второе. В связи с переходом на штатное расписание военного времени отдел пополнился новыми сотрудниками — мобилизованными в армию учеными, редакторами, журналистами, переводчиками.

25 июня 1941 г. состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП (б) и правительства о систематическом проведении пропаганды среди войск и населения противника. Было со­здано Советское бюро военно-политической пропаганды, ко­торому вменялось в обязанность определять содержание, формы и методы пропаганды среди войск и населения про­тивника. Бюро осуществляло координацию пропаганды среди войск и населения противника, проводимую как военными, так и партийными органами пропаганды и информации. Отдел по работе среди войск и населения противника ГУПП РККА стал рабочим органом бюро военно-политической пропаганды. Он обязан был им формировать его о политико-моральном состоянии войск противника, об изменениях, происходящих в его войсках и тылу, разрабатывать по указанию бюро пропагандистские документы, обращенные к войскам и населению противника, к военнопленным.

Содержание пропаганды Красной Армии среди войск противника определялось следующими основными направлениями: разъяснение справедливого характера войны со стороны СССР и агрессивного захватнического — со стороны Гер­мании; разоблачение как виновников войны фашистского режима лично Гитлера и его окружения; показ роста сил и могущества Красной Армии, гибельности для Германии вой­ны на два фронта, неизбежности ее поражения; пропаганда плена как пути спасения и возвращения на родину.

Аппарат отделов по работе среди войск и населения про­тивника политуправлений фронтов развертывал свою работу. В июле 1941 г. издавалось 18 газет на иностранных языках, из них 10 — на немецком27. В Москве с августа выпускалась газе­та «Фронтиллюстрирте». («Фронтовая иллюстрация». Ее ти­раж был 200 тыс. экземпляров.) Начались регулярные пере­дачи на радио на немецком языке, финском, румынском язы­ках. За первые две недели было издано 67 листовок тиражом 90 млн. экземпляров28. Был налажен выпуск листовок на фронтах. В июле—августе 1941 года стали издаваться серии информационных листовок: «Международная информация», «Известия с фронта», «Что происходит в Германии», «Как живут военнопленные в Советской России».

В период холодной войны главными участниками, как военного, так и информационного противостоянии стали СССР и США. Информационная борьба проявлялась и в мирных условиях (формирование образа врага, «железный занавес», неверная подача информации о жизни в других государствах), и в условиях военных действий.

В холодной войне СССР и США использовали не только свои информационные возможности, но и задействовали ресурсы контролируемых территорий. В геополитическом плане США имели важное преимущество – изолированное положение на американском континенте, в окружении лишь двух государств, не представлявших угрозы их интересам. СССР после Второй мировой войны смог создать вокруг своих границ пояс из дружественных стран, также почти во всех странах Африки, Америки, Азии возникли коммунистические партии, усилилось влияние коммунистической партии США. Это существенно усложнило задачу США в плане непосредственного воздействия на главную целевую аудиторию информационно-психологического воздействия – население СССР, поскольку требовало преодоления определенной буферной зоны.

Ареной психологического противоборства становились и территории дружественных и нейтральных США государств. Отмечалась важность того, чтобы территории, богатые природными ресурсами, стратегически важные регионы, обладающие значительным производственным потенциалом, людскими ресурсами и военной силой, находились в «дружественных руках», что позволяло усилить влияние США на «стабильность, безопасность и мир».

Локальные войны и вооруженные конфликты второй половины XX века, а их насчитывают более 300, происходили на различных театрах военных действий: в Юго-Восточной Европе, Восточной и Южной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной, Центральной и Южной Африке, в Центральной и Южной Америке. В ходе их ведения совершенствовались формы и методы психологической войны. Например, война в Корее стала первым открытым столкновением двух противоположных идеологий после второй мировой войны. Опыт психологических операций, накопленный США и другими государствами в той войне, был использован для психологического и идеологического воздействия на противника.

В Корее (1950-1953) американцы столкнулись не только с решительным вооруженным, но и с активным идеологическим сопротивлением. Впервые за послевоенные годы в ходе ведения боевых действий из вооруженных сил США в течение полутора лет дезертировало 47 тыс. человек, в последующем их количество продолжало держаться на уровне 35-40 тыс. в год.

Обновленная концепция специальных методов войны прошла проверку в ходе войны во Вьетнаме. Для централизации планирования, руководства и контроля всеми психологическими операциями в рамках информационного агентства США был создан объединенный отдел по связям с общественностью. Вместе с традиционными формами ведения психологической войны впервые широкомасштабно стало использоваться телевидение. Телепрограммы разрабатывались для гражданской и военный аудиторий. Были созданы студия и четыре передающие станции, вещавшие по 6 ч в сутки. Среди вьетнамцев были распространены 3,5 тыс. телевизионных приемников, во многих школах и читальнях установлены телевизоры. В 1971 году уже 80 процентов местного населения могло смотреть телепередачи.

Анализ печати, литературы и источников позволяет сделать вывод о том, что информационные действия имели важное значение во всех локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века, в которых участвовал СССР. Прежде всего, это было в военно-политических кризисах в Восточной Европе. Кубинская революция 1953 – 1958 годов и ее победа широко освещались в СМИ Советского Союза. Проводилась идея защиты свободы и суверенитета Кубы и обеспечения возможности для ее народа создать «свободное и демократическое общество».

Еще во время подготовки к вводу советских войск в Афганистан на заседании Политбюро ЦК КПСС от 27 декабря 1979 года был утвержден специальный документ, который назывался «О пропагандистском обеспечении нашей акции в отношении Афганистана». В нем указывалось, что во всей нашей пропагандистской работе – в печати, по телевидению, по радио надлежало исходить из положений, содержащихся в обращении афганского руководства к Советскому Союзу с просьбой о военной помощи и сообщения ТАСС на этот счет, проект которого был утвержден на заседании Политбюро ЦК КПСС29.

Холодная война оказалась не чисто информационной. Точнее в ней существенную роль играли другие носители информации - нетрадиционные. Основной "коррозиционной" составляющей стала пропаганда с помощью материального мира, в рамках которой можно увидеть три измерения.

Первым типом нового информационного влияния можно считать бытовые вещи, изготовленные на Западе, которые, несомненно, были иными, часто лучшими, более яркими, в ряде случаев изготовленными из новых необычных материалов. Им не было равных, поэтому элемент опасности, который исходил от них, почувствовала и государственная машина. Вспомним, какую яростную борьбу вело советское государство с джинсами, с товарами, где было написано "Made in...", последняя надпись появлялась на всех карикатурах, где фигурировали так называемые стиляги. В то же время иностранная вещь бытового использования стала важной приметой жизни элиты со времен Хрущева.

Другим носителем информации также были вещи, только на экране кино или телевидения. Зритель часто получал массу второстепенной информации, совершенно не связанной с сюжетом. Женщин интересовали интерьеры домов, кухонь, платья героинь; мужчин - марки автомобилей. В некоторые периоды государственная машина приостанавливала этот поток явно неравноценного культурного обмена, но ненадолго. В условиях конфронтации с США, существовали дружественные отношения с Францией, когда на экраны нашей страны выходило большое число современных французских и итальянских кинокомедий, поэтому данный информационный поток не останавливался.

Третьим носителем информации становились люди, побывавшие за границей. И хотя это были не столь распространенные случаи, но они как путешественники во времени несли за собой принципиально новую информацию, которую нельзя было нейтрализовать. В большинстве случаев это были люди, которые в основном составляли элитную прослойку той системы.

С начала 80-х годов, с приходом к власти администрации Рейгана, роль психологических операций существенно по­вышается. В этот период в пропагандистские материалы вно­сятся понятия «стратегия национальной безопасности»30. Дан­ная стратегия была разработана аппаратом Рейгана в 1981 году и в общем виде состояла из четырех компонентов: дип­ломатического, экономического, военного и информацион­ного. В качестве основного выдвигался последний. В 1981— 1983 годах глава Белого дома издал ряд директив, в которых было уделено большое внимание информационно-психоло­гическому обеспечению политики национальной безопасно­сти Соединенных Штатов Америки31.

Этот упор на информационный компонент, как основ­ной, нашел подтверждение в вооруженном конфликте в Гре­наде.

Важным последствием проведения психологической операции в Гренаде явилось распоряжение президента (в начале 1984 года) Министер­ству обороны восстановить структуру и потенциал органов психологических операций вооруженных сил США.

В 90- х годах Центральное разведывательное управление (ЦРУ) упоминало только Россию и Китай в качестве основных источников угрозы из киберпространства. Сегодня американские эксперты отмечают, что уже более 20 стран планируют и осуществляют различные виды информационных операций, направленных против Соединенных Штатов. ЦРУ отмечает, что ряд противостоящих США государств, включают информационную войну как часть их новых военных доктрин32.

Рассекреченная оценка угрозы, проведенная разведкой Военно-морского флота США, выделяет Россию, Китай, Индию и Кубу в качестве стран, которые открыто подтвердили политику подготовки к информационной войне. Северная Корея, Ливия, Иран, Ирак и Сирия по сообщениям из открытых источников совершенствуют свою деятельность в этом направлении, а Франция, Япония и Германия уже весьма активны в этой области.

Таким образом, можно сделать вывод, что информационно-психологическая война велась во всех войнах и противостояниях человечества. Ее содержание составляли в основном действия противостоящих сторон по распространению дезинформации или информации для воздействия на намерения и ориентацию населения, личного состава вооруженных сил и лиц принимающих решения, с целью формирования общественного мнения, выгодного для воздействующей стороны.

Современная научно-техническая революция совершила подлинный переворот в информационной борьбе. Сегодня все больше сил и средств вовлекаются в информационные противостояния, все масштабнее становятся ее последствия. Наглядной иллюстрацией этому служат войны и вооруженные конфликты последних десятилетий XX века и начала XXI века. Их анализ со всей очевидностью свидетельствует о том, что ход и исход военных действий любого масштаба в современном мире определяется искусством ведения информационной борьбы.

1.3 Современные технологии ведения информационных войн

Конец XX века стал периодом активного развития высоких технологий и значительного увеличения роли информации. Информационные технологии проникают не только в повседневную жизнь, они коренным образом меняют способы ведения войны, представляя командованию полную и качественную картину боевых действий. Новые технологии позволяют собирать, анализировать и распространять информацию о противнике для получения преимущества над ним. Однако наряду с преимуществами информационные системы несут в себе ряд серьезных недостатков. В первую очередь, они уязвимы для противника, пытающегося всеми способами обладать информационным превосходством, воздействуя на информационные системы и информационные процессы противостоящей стороны.

С.П. Расторгуев в одном из своих интервью «Литературной газете» сказал: «Информационное оружие использует энергию, заложенную в человеке. Она берется из “головы” того, на кого оно действует, и он сам себя уничтожает, “заставляет” себя выполнять разные поступки, болеть или вылечиваться. Но это делает именно он сам. Надо только грамотно и в хорошо упакованном виде ему подать соответствующие исходные данные – информацию»33.

Действительно, среда обитания человека резко изменилась с появлением Интернета. Информация распространяется моментально по всему миру. Перепрограммировать человека стало быстрее, дешевле и легче, чем убить. Информационные средства иногда даже бесплатно поставляются компьютеры в вузы, – лишь бы их пользователи получали соответствующую информацию.

На сегодняшний день существует множество способов и методов ведения информационной войны.

Средствами реализации программно-технических методов ведения информационных войн являются компьютерные вирусы, логические бомбы и аппаратные закладки, а также специальные средства проникновения в информационные сети. Данные средства используются для сбора, изменения и разрушения информации, хранящейся в базах данных, а также для нарушения или замедления выполнения различных функций информационно-вычислительных систем.

Программно-технические средства можно классифицировать согласно выполняемым с их помощью задачам на средства сбора информации, средства искажения и уничтожения информации и средства воздействия на функционирование информационных систем. Причем некоторые средства могут быть универсальными и использоваться как для искажения (уничтожения) информации, так и для воздействия на функционирование информационных систем объекта воздействия.

Средства сбора информации позволяют производить несанкционированный доступ к компьютерным системам, определять коды доступа, ключи к шифрам или другую информацию о зашифрованных данных и по каналам обмена передавать полученные сведения заинтересованным организациям.

В настоящее время разработаны специальные программные продукты, так называемые "ноуботы"34, которые способны перемещаться в информационной сети от компьютера к компьютеру и при этом размножаться, создавая копии. "Ноубот" вводится в компьютерные системы и, обнаружив интересующую его информацию, оставляет в этом месте свою копию, которая собирает информацию и в определенное время передает ее. С целью исключения обнаружения в "ноуботе" могут быть предусмотрены функции самоперемещения и самоуничтожения.

Задачи сбора информации решаются и с помощью программных продуктов "Демон" ("Demon"), "Вынюхиватели" ("Sniffers"), "Дверь-ловушка" ("Trap Door"). Программный продукт "Демон", введенный в систему, записывает все команды, вводимые в нее, и в определенное время передает информацию об этих командах. Аналогично действуют и "Вынюхиватели", которые считывают и передают первые 128 битов информации, необходимых для входа в систему. Программы используются для вскрытия кодов доступа и шифров. "Дверь-ловушка" позволяет осуществлять несанкционированный доступ к информационным массивам базы данных в обход кодов защиты. При этом система и элементы защиты его не распознают.

Созданы и постоянно модернизируются специальные технические устройства, позволяющие считывать информацию с мониторов компьютеров. Перспективным является также создание миниатюрных специализированных комплексов сбора, обработки и передачи информации, которые могут внедряться под видом обычных микросхем в состав самых различных радиоэлектронных устройств.

Средства искажения и уничтожения информации включают программные продукты "Троянский конь" ("Trojan Horse"), "Червь" ("Worm"), а также многочисленные компьютерные вирусы, количество которых превышает 60 тысяч.

"Троянский конь" позволяет осуществить скрытый несанкционированный доступ к информационным массивам. Он активируется по команде и используется для изменения или разрушения информации, а также замедлять выполнение различных функций системы.

"Червь" – это посторонний файл, сформированный внутри информационной базы данных системы. Он способен изменять рабочие файлы, уменьшать ресурсы памяти, а также перемещать и изменять определенную информацию.

К средствам воздействия на функционирование информационных систем относятся "Логические бомбы", "Бомбы электронной почты" и т. д35.

Логическая бомба представляет собой инструкцию, находящуюся в неактивном состоянии до получения команды на выполнение определенных действий на изменение или разрушение данных, а также нарушение работоспособности информационно-вычислительных систем.

Так, в ходе первой войны в Персидском заливе Ирак не смог применить против многонациональных сил закупленные во Франции системы ПВО, так как их программное обеспечение содержало логические бомбы, активизированные с началом боевых действий.

Бомбы электронной почты – это большой объем несанкционированных сообщений с целью увеличения нагрузки на сервер таким образом, чтобы он стал недоступен или его ресурсы стали недостаточными для нормальной работы. Именно таким образом был заблокирован еще в марте 1999 г. на трое суток сервер НАТО. Неизвестный адресат регулярно присылал на адрес Североатлантического блока около 2000 телеграмм в день, которые переполнили электронный "почтовый ящик".

Радиоэлектронные методы воздействия предполагают использования средств радиоэлектронного подавления, радиоэлектронной разведки и некоторые другие. Основным предназначением такого оружия является контроль информационных ресурсов потенциального противника и скрытое или явное вмешательство в работу его систем управления и связи в целях дезорганизации, нарушения нормального функционирования или вывода их из строя как в мирное, так и в военное время при действиях самостоятельно либо в сочетании с другими средствами воздействия на противника.

Станции голосовой дезинформации, разрабатываемые в настоящее время в США, позволят входить в радиосети объекта воздействия и смоделированным компьютерными средствами голосом командира подразделения (части) противника отдавать приказы и распоряжения подчиненным им войскам, тем самым нарушая управление войсками.

Радиоэлектронное подавление – это особый вид радиоэлектронной борьбы, призванный нарушать или затруднять функционирование электронных средств противника путем излучения, отражения электромагнитных, акустических и инфракрасных сигналов. РЭБ осуществляется автоматически, наземными, корабельными и авиационными системами постановки помех .

Таким образом, можно прийти к выводу, что практически все вышеперечисленные средства ведения информационного противоборства используются для поражения объектов (целей противника), в основном с целью их подавления. Причислить к оружию, к средству ведения информационной войны, можно и средства массовой информации, включая глобальную информационную сеть "Интернет", а также программно-технические и радиоэлектронные средства сбора информации.

Что касается средств массовой информации, то использование их с целью оказания активного информационно-психологического воздействия может снизить или даже лишить личный состав противника на определенный период боеспособности, заставив его уклоняться различными путями от участия в боевых действиях. В этом случае СМИ выступают в качестве средства подавления, то есть тоже относятся к оружию.

Коммуникационная сфера вообще и СМИ в частности – всегда были активными участниками вооруженных конфликтов. В этом контексте весьма символически выглядит факт, ставший 60 лет назад поводом для второй мировой войны – нападение на радиостанцию в Глейвице36. Историки отмечают, что Б.Муссолини, по мнению его же соратников, при планировании военных операций больше внимания уделял тому, какие заголовки появятся в газетах, чем воинской целесообразности . Однако во второй мировой войне испытали поражение именно те государства, у которых достижения в информационно-пропагандистской сфере были наиболее убедительными. Использование СМИ в то время имело сравнительно небольшое значение для военного успеха.

Как правило, СМИ разделяют на два типа: печатные и электронные (или телерадиовещательные). Печатные СМИ (газеты и журналы) поставляют информацию путем изготовления и распространения множества экземпляров какого-либо периодического издания. В отличие от электронных СМИ, печатные обычно более долговечны – по крайней мере, были до широкого распространения видео- и аудиозаписи – и требуют грамотности от тех, кому они адресованы. Кроме того, печатные СМИ не ограничены количеством каналов, тогда как обычно существует определенное число возможных радиочастот и телевизионных каналов (сегодня быстро растущее). Количество же газет или журналов, которые могут быть опубликованы, как правило, не ограничено. В целом, печатные СМИ больше предназначены для подробного освещения событий, чем электронные СМИ.

Электронные СМИ появились позже печатных, менее долговечны и меньше зависят от общей грамотности человека или доступности ему городской инфраструктуры. Последний пункт приобретает особо важное значение в отдаленных уголках мира. Человек может слушать транзисторный радиоприемник, при этом не имея возможности пользоваться электросетью, не посещав школу или проживая вдали от города. Из-за ограниченного количества каналов радио и телевидение обычно более строго регулируются государством, чем печатные СМИ (например, в США частоты телеканалов распределяет Федеральная комиссия по связи [FCC]). Чем более авторитарно общество, тем легче государству контролировать радио и (особенно) телевидение в те моменты, которые оно считает слишком опасными. Хотя телевизионные сети, как частные, так и государственные, как правило, вещают на определенную страну, их влияние часто распространяется далеко за ее пределами. В 1989 году одним из основных факторов демократических революций в Восточной Европе была возможность смотреть западные телепередачи.

В наше же время даже возникновение таких понятий как «информационная война», «медиа-агрессия», «информационная безопасность» свидетельствует не только о тесной связи масс-медиа с конфликтными ситуациями, но и о том, что в вооруженных конфликтах современности борьба на информационном поле не менее важна, чем непосредственно военные действия. Это связано также и с приходом «информационной эры». Само слово media – «посредник» – указывает на то, что средства массовой информации являются связующим звеном между публикой и некоей объективной реальностью, на самом деле существующей где-то в этом мире. Западная культура приучила нас к такому взгляду. Однако следует иметь в виду, что журналисты и редакторы сообщают нам сведения об этой объективной реальности после тщательного отбора материала и решения, какое количество внимания уделять рассмотрению каждой конкретной темы. «Новости – это рамка, которая придает миру определенные очертания37». Если до недавнего времени война влияла большей частью на информационную сферу, в частности, на журналистику (например, первая мировая война стала стимулом для появления и развития в США аналитической журналистики, так как американцы не могли понять, каким образом убийство эрцгерцога Фердинанда послужило причиной такого конфликта), то в последнее время наблюдается обратная связь, причем как на макро, так и на микроуровне.

В наше время СМИ играют все большую роль как в решении вооруженных конфликтов, так и непосредственно в их ходе. Сегодня в развитых государствах любое действие невозможно без соответствующей информационной подготовки. Современные войны – это, прежде всего, вооруженные политические демонстрации. И демонстративный момент в них не менее важен, чем собственно момент применения оружия.

Журналисты давно стали третьей стороной едва ли не каждого вооруженного конфликта, и от того, какую сторону СМИ склонны поддержать, в значительной мере зависит его результат. Ученые, которые исследуют влияние информационных процессов на ход современных вооруженных конфликтов, отмечают: «Политические, идеологические и геополитические взгляды формируются у значительной части общества исключительно на основе телекоммуникаций»38. Медиа-образ фактически является атомарным синтезом, в котором сосредоточенно сразу несколько подходов – этнический, культурный, идеологический, политический.

Информационное обеспечение последних военных кампаний США в Югославии, Ираке, Афганистане стало темой отдельных исследований. Началу военных действий всегда предшествовали мощные информационные кампании, целью которых, прежде всего, являлась дискредитация противника, создание образа врага. Основной этап информационной войны (как свидетельствует опыт операций в Ираке и Югославии) состоит в демонстрации преимуществ американского оружия, утаивании собственных потерь, преувеличении вреда, причиненной вражеской армии, военно-промышленным объектам и средствам коммуникации, в том числе теле- и радиостанциям противника. При этом такую информацию распространяют через контролируемые военными пресс-центры. Исследователи отмечают, что в начале кампании всегда нужны большие ресурсы, чтобы успеть быстро сформировать в общественном сознании нужный стереотип. А сломать сформировавшийся стереотип практически невозможно.

Основными инструментами воздействия на аудиторию являются: главные новости и политической пропаганда.

Главные новости можно определить как сообщение о событии, которое произошло или стало известно за последние 24 часа и может иметь важные последствия в дальнейшем. Событие, достойное освещения в масс-медиа, имеет пять главных признаков: оно должно быть персонифицированным, драматичным и наполненным конфликтами, актуальным и конкретным, новым или отклоняющимся от нормы и иметь привязку к темам, которые и в дальнейшем будут интересовать новостные масс-медиа. Новости также разделяют по нескольким второстепенным признакам. Обычно это отсутствие оскорбительного тона, восприятие новостей как заслужи­вающих доверия, компактность и ориентирование на интересы местной аудитории.

Важной разновидностью главных новостей являются чрезвычайные или кризис­ные новости, которые можно определить как природное или обусловленное челове­ком событие, представляющее собой непосредственную серьезную угрозу жизням и имуществу или душевному спокойствию многих людей. Такие чрезвычайные со­бытия отличаются внезапным началом, неопределенностью и слабым контролем, выраженной эмоциональной реакцией и угрозой человеческим жизням и имущест­ву. Во время чрезвычайных событий роль масс-медиа в обще­стве становится особенно важной. Исследователи установили и изучили несколько различных видов воздействия чрезвычайных событий. Исследования распростране­ния новостей концентрируются на сообщении новостей и их распространении среди аудитории посредством печатных и вещательных медиа или межличностных кана­лов. В других работах исследуется воздействие того или иного чрезвычайного собы­тия на сами информационные организации — в фокусе внимания оказывается их особое значение для общества и их деятельность в ответ на кризис. Другим типом воздействия чрезвычайного события является эффект сплочения, проявляющийся в объединении людей в неспокойное время вокруг лидера, например президента.

Данные о силе воздействия политической пропаганды на протяжении многих лет отличались друг от друга. Исследования поведения избирателей в 1940-х и 1950-х го­дах показали ограниченное воздействие масс-медиа, а более поздние работы показали более прямое и мощное воздействие медиа на избирателей.

На характер политической пропаганды в обществе воздействуют несколько ди­намичных сил. Они касаются социальной сферы, политической ситуации, медиаокружения и медиасодержания. В США можно наблюдать значительное воздействие масс-медиа на процессы политической коммуникации, поэтому СМИ ответственны за осуществление ряда специальных функций.

Политическая реклама представляет собой основную форму коммуникации меж­ду политическими кандидатами, с одной стороны, и избирателями — с другой. По­литическая телевизионная реклама эффективна при формировании имиджа кон­кретного кандидата, сообщении информации, касающейся ключевых пунктов его программы, и, иногда, при воздействии на решение избирателей.

На политическую пропаганду также влияет содержание сюжетов новостей, в осо­бенности их фреймы и признаки. Фрейм представляет собой абстрактное понятие, используемое специалистами в области медиа для передачи новостей определенным способом. Особенности фрейминга часто влияют на восприятие аудитории и ее ин­терпретацию новостей. Четырьмя основными видами искажения новостей являются персонализация, фрагментация, драматизация и нормализация.

Также существуют определенные приемы и тактики ведения информационной войны.

«Утечка информации». Это своего рода диверсионная атака по тылам. В некоторых СМИ появляется закрытая информация негативного характера по отношению к оппоненту. Затем она разносится с помощью тяжелой артиллерии серьезных изданий и при необходимости поддерживается авиационной бомбежкой — листовками и плакатами.

Противодействовать такой атаке достаточно сложно, поскольку, как правило, закрытая информация базируется на реальных, но непубличных фактах. Многие политики и компании «прячут скелеты в шкафу» в надежде, что никто об этом не узнает. Их же оппоненты радостно эти «скелеты» извлекают и выставляют напоказ общественности.

«Лихая кавалерийская атака». Как правило, она проводится в несколько этапов, когда в информационном пространстве массово появляются материалы с «нужной» информацией об оппоненте (как на основе реальных, так и виртуальных фактов). Используется, естественно, и легкая кавалерия: новости на телевидение и в интернет-изданиях. Пока атакуемая сторона начнет разворачиваться и опровергать факты — атакующие исчезают.

«Наступление по всему фронту». Классическая схема: в зарубежных СМИ появляются две-три публикации скрыто негативного характера. Затем они широкомасштабно транслируются с усилением акцента на негатив и разворачиваются в массированную кампанию. Используется весь арсенал информационного оружия вплоть до пикетов и манифестаций.

Удовольствие дорогое, поэтому случаи разворачивания таких кампаний можно пересчитать по пальцам.

«Окружение противника». Скрытно готовятся минные поля (информационные закладки), задача которых — сковать передвижение противника и подготовить почву для атаки. Для этого на второсортных информационных ресурсах подчас размещается откровенная ложь. Затем готовятся два фланговых удара, когда по двум, на первый взгляд, независящим причинам начинается масштабная атака.

Фланговые удары смыкаются, и становится понятно, что речь шла об одном и том же предприятии и одной и той же проблеме. А объект уже прочно сидит в информационном котле без всякого шанса вырваться наружу. Применяется в локальных информационных войнах, как правило, в политике на региональном уровне. Эффективное противодействие — своевременное обнаружение и обезвреживание информационных «мин-закладок».

«Поднятие полем». После украинского «майдана» многие обратили внимание на массовые акции и манифестации, призванные наглядно демонстрировать «народный гнев». Поэтому не удивительно, что «поднятие полем» является на сегодня наиболее популярным айвар-приемом.

При «поднятии полем» кризис инициируется на уровне «поля» — трудового коллектива, жителей города или района. Это становится информационным поводом для создания видимости кризиса и используется как платформа для разворачивания медийной атакующей кампании. Противодействие — дезавуирование заказного характера «народного гнева» и переход в контратаку по основным спорным позициям.

Таким образом, СМИ становятся важнейшим фактором, обеспечивающим поддержку или осуждение той или другой военной акции, и они создают и разрабатывают специальную систему "всеобщих" человеческих ценностей и прикрепленных к ним структур дискурсов, обращение к которым должно быть самоочевидным для конструируемого сознания члена мирового просвещенного сообщества.

2 Информационное противостояние в современных военных конфликтах на примере Южной Осетии

2.1 Предпосылки конфликта

Грузино-осетинский конфликт длится уже не первый год. Противостояние между Тбилиси и Цхинвали своими корнями уходит в далекое прошлое. Зачатки конфликта проявились еще в 20-х годах XX века, после того, как Южная Осетия решением И.В.Сталина была передана в состав Грузии39.

Республика Южная Осетия - непризнанная республика, де-юре входящая в состав Грузии (в виде частей четырёх разных районов), но фактически самоуправляемая. Независимость Южной Осетии и её отделение от Грузии не признаны ни одним государством, кроме Российской Федерации и Республики Никарагуа.

Мировое сообщество рассматривает Южную Осетию — Цхинвальский регион как зону этнополитического конфликта40.

О важности сохранения территориальной целостности Южной Осетии — Цхинвальского региона говорится в Концепции ОБСЕ по мирному урегулированию грузино-осетинского конфликта от 1995 года: «Наряду с территориальной целостностью Грузии, ОБСЕ признаёт и территориальную целостность Южной Осетии в границах бывшей Юго-Осетинской автономной области»41.

Территории, населенные осетинами, вошли в состав Российской империи в конце XVIII – начале XIX веков как самостоятельно, так и в составе феодальной Грузии. После революции 1917 года Северная Осетия вошла в состав Горской республики, а затем стала автономной республикой в составе РСФСР. Южная Осетия оказалась в составе Грузии, где в 1922 году получила статус автономной области. При этом до установления в Грузии советской власти на осетинских территориях произошло несколько национальных восстаний.

С началом перестройки в Грузии и Южной Осетии активизировались национальные движения. 10 ноября 1989 года Совет народных депутатов Юго-Осетинской автономной области преобразовал регион в автономную республику в составе Грузинской ССР. Президиум Верховного совета Грузии 16 ноября 1989 года признал это решение незаконным и создал "комиссию по изучению вопросов, связанных со статусом Юго-Осетинской АО". Осетины восприняли это как шаг к ликвидации автономии. 23 ноября 1989 года грузинские националистические движения попытались провести митинг в Цхинвали, из разных районов Грузии сюда прибыли, по разным данным, до 60 тыс. человек. Колонна была остановлена у въезда в город и после двух суток противостояния, в результате которого были убитые и раненые, повернула обратно. В регионе начались столкновения осетинских и грузинских вооруженных формирований.

20 сентября 1990 года Юго-Осетинский облсовет провозгласил регион Юго-Осетинской Советской Демократической Республикой. 10 декабря 1990 года парламент Грузии постановил упразднить Юго-Осетинскую автономную область. На следующий день, после гибели в межэтническом столкновении нескольких человек, Тбилиси ввел на территории Цхинвали и Джавского района чрезвычайное положение. По приказу председателя парламента Грузии Звиада Гамсахурдиа 6 января 1991 года в Южную Осетию были переброшены грузинские отряды, боевые действия резко активизировались, началась блокада автономии.

19 января 1992 года в Южной Осетии состоялся референдум по вопросу "о государственной независимости и (или) воссоединении с Северной Осетией"42, большинство поддержало эти идеи. Одновременно части республиканской гвардии Грузии с тяжелой техникой продолжали безуспешно осаждать Цхинвали и другие населенные пункты. Всего в ходе боевых действий безвозвратные потери (убитые и пропавшие без вести) с осетинской стороны составили 1 тыс. человек, ранено свыше 2,5 тыс. К середине 1992 года бои стали стихать, чему способствовала политическая нестабильность в самой Грузии, где началась гражданская война.

В соответствии с Соглашением о принципах урегулирования конфликта в Южной Осетии, подписанным 24 июня 1992 года Россией и Грузией43, была создана смешанная контрольная комиссия в составе представителей Северной и Южной Осетии, Грузии и России. Перед комиссией была поставлена задача обеспечения контроля за прекращением огня, выводом вооруженных формирований, роспуском сил самообороны и обеспечения режима безопасности в зоне конфликта.

Для реализации данных задач при комиссии были сформированы смешанные силы по поддержанию мира и правопорядка, а также образованы смешанные группы наблюдателей, которые были размещены по периметру зоны безопасности. В Южную Осетию 9 июля 1993 года на основании распоряжения правительства РФ от 2 июля 1993 года44 были введены миротворческие силы в составе трех батальонов (российского, грузинского, северо-осетинского).

Боевые действия, сошедшие к тому времени на уровень одиночных огневых контактов и рейдерства, были прекращены после подписания Дагомысских соглашений между Россией и Грузией45. 14 июля 1992 года в зону конфликта были введены миротворческие силы в составе трёх батальонов (российского, грузинского и осетинского).

Дагомысские соглашения предусматривали прекращение огня и создание органа для урегулирования конфликта — Смешанной контрольной комиссии (СКК), в которую вошли грузинская и южноосетинская (в грузинских источниках называемая "Цхинвальской") стороны, Россия и, в качестве отдельной стороны, Северная Осетия. Всего за период с декабря 1990 по июль 1992 года в результате конфликта в бывшей автономной области погибло от двух до четырех тысяч человек.

В декабря 2000 года было подписано российско-грузинское межправительственное «Соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и в возвращении беженцев»46. В апреле 2001 года в Южной Осетии состоялся референдум по внесению изменений в Конституцию республики, проведение которого руководство Грузии считает незаконным.

6 декабря 2001 года президентом Южной Осетии после двух туров голосования был избран Эдуард Кокойты. Л. Чибиров проиграл ему в первом туре голосования.

15 января 2002 года парламент Южной Осетии принял поддержанное президентом Кокойты постановление просить российские власти принять Южную Осетию в состав России.

В начале января 2004 года кандидат в президенты Грузии Михаил Саакашвили без согласования с цхинвальскими властями посетил грузинское село Тамарашени в Южной Осетии близ Цхинвали и в своем выступлении перед жителями села заявил, что 2004 год — это последний год, когда Южная Осетия и Абхазия не принимают участия в грузинских выборах.

В конце мая 2004 года, заявив о своем намерении бороться с контрабандой, Грузия ввела на подконтрольную Южной Осетии территорию отряды МВД и армейского спецназа. 3 июня 2004 года Грузия направила в Цхинвальский регион 20 вагонов с танками и бронемашинами, несколько установок "Град" и 350 миротворцев. Грузия в Цхинвальском регионе располагала 150 военнослужащими, вооруженными стрелковым оружием. Всего в зоне конфликта Грузия должна была иметь 500 военнослужащих с ограниченным количеством тяжелой техники.

28 июня 2004 года трое сотрудников МГБ Грузии были задержаны по подозрению в проведении диверсионно-террористических акций в Южной Осетии. После этого Грузия отказалась участвовать в заседании Смешанной контрольной комиссии по урегулированию в Южной Осетии, которое планировалось провести в Москве 30 июня. 3 июля представители грузинских спецслужб были освобождены. Грузия заявила о намерении продолжить работу в рамках комиссии.

Обстановка в зоне грузино-осетинского конфликта обострилась 8 июля 2004 года в связи с вооруженным столкновением в Лиахвском ущелье Южной Осетии. По поступившим из Тбилиси данным, двое грузинских миротворцев ранены, один похищен. 8-9 июля в Цхинвали прошли переговоры по урегулированию грузино-осетинского конфликта между государственным министром Грузии Георгием Хаиндравой и заместителем командующего сухопутными войсками РФ генерал-лейтенантом Валерием Евневичем – была достигнута договоренность об освобождении задержанных в Южной Осетии военнослужащих внутренних войск Грузии.

19 августа 2004 Цхинвали был обстрелян из минометов, погибли четыре человека. В тот же день произошли боевые столкновения у села Тлиакан, в ходе которых погибло 16 грузинских военнослужащих и один осетинский ополченец. Грузинские власти также сообщили о гибели восьми казаков, якобы поддерживавших осетин, однако эта информация была опровергнута осетинской стороной. 20 августа 2004 года грузинские войска выведены из зоны конфликта.

12 декабря 2005 года Эдуард Кокойты обратился с официальным заявлением к президенту РФ Владимиру Путину, президенту Грузии Михаилу Саакашвили и главам государств ОБСЕ, выступив с новой инициативой по мирному урегулированию грузино-осетинского конфликта. Предусматривалась трехэтапная схема урегулирования, включающая демилитаризацию зоны конфликта, социально-экономическую реабилитацию региона и политические переговоры. Кроме того, предполагалась создание зоны экономического благоприятствования которая, как вариант, могла бы включать Алагирский район Северной Осетии РФ, Южную Осетию и Горийский район Грузии.

В январе 2005 года на заседании ПАСЕ в Страсбурге президент Грузии Михаил Саакашвили озвучил мирные инициативы в отношении Южной Осетии. В соответствии с ними, Южной Осетии предложен широкий автономный статус в составе единого грузинского государства. Инициативы Саакашвили в телефонном разговоре 15 февраля поддержал президент США Джордж Буш. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, комментируя инициативы Саакашвили, заявил, что "Южная Осетия - давно уже независимая республика", и о создании единого с Грузией государства речи быть не может.

15 февраля 2006 года парламент Грузии принял постановление, предусматривающее прекращение миротворческой операции в зоне грузино-осетинского конфликта. Действия России в регионе в этом документе расценивались как "интервенция".

Также в феврале 2006 года Э. Кокойты обвинил Тбилиси в подготовке спецоперации по уничтожению руководства Южной Осетии, в том числе и его самого47. В марте того же года он подал в Конституционный суд РФ заявление о присоединении непризнанной республики к Российской Федерации.

31 мая 2006 года была проведена ротация российских войск в составе Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта. Ротация российских военных проходила через Рокский тоннель, который Грузия не контролирует. Официальный Тбилиси счел действия российской стороны вызовом в свой адрес. Власти страны заявили, что под видом ротации Россия вводит в регион дополнительные войска.

14 июня 2006 года главы Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья — Кокойты, Сергей Багапш и Игорь Смирнов — подписали декларацию о сотрудничестве. В этом документе говорилось о намерении непризнанных республик создать совместные миротворческие силы в том случае, если из зон конфликтов выведут российских миротворцев. В документе подчеркивалось стремление трех непризнанных государств развивать отношения с Россией.

18 июля 2006 года парламент Грузии принял постановление о немедленном выводе российских миротворцев с территории страны.

Осенью 2006 года Кокойты обвинил руководство Грузии в наращивании военных сил в верхней части Кодорского ущелья, на границе с Абхазией и пообещал оказать военную помощь Абхазии в случае нападения со стороны Грузии.

12 ноября 2006 года президентом Южной Осетии вновь избран Э. Кокойты, набрав 96 % голосов избирателей. Одновременно с выборами президента проходил референдум, на котором 99 процентов проголосовавших жителей Южной Осетии высказались за независимость (явка избирателей составила 95,2 процента); референдум не был признан международным сообществом48. На альтернативных выборах в селах (преимущественно грузинских), контролируемых правительством Грузии, победил Дмитрий Санакоев, возглавивший прогрузинскую администрацию Цхинвальского региона в селе Курта.

29 ноября 2007 года власти Цхинвали передали российским властям и международным организациям обращение с просьбой признать Южную Осетию.

В начале 2008 года происходило нарастание напряженности в зоне конфликта, а также в отношениях между Россией и Грузией.

16 апреля 2008 года МИД России сообщил, что Президент России В. Путин дал правительству поручения, на основании которых Москва будет строить с Абхазией и Южной Осетией особые отношения.

17 апреля 2008 года Кокойты заявил, что грузинские военные подразделения подтягиваются к границам его республики и призвал «воздержаться от необдуманных шагов, которые могут привести к трагическим последствиям».

Во второй половине июля, одновременно с совместными учениями Грузии и США «Немедленный ответ», Россия проводила крупномасштабные учения «Кавказ-2008», в которых были задействованы подразделения различных силовых структур, несмотря на предостережения со стороны Грузии.

В конце июля — начале августа происходила эскалация грузино-южноосетинского конфликта. Регулярно происходили перестрелки и огневые налеты разной степени интенсивности. Мирные жители Южной Осетии в массовом порядке стали покидать зону конфликта.

Днём 7 августа 2008 секретарь Совета безопасности Южной Осетии Анатолий Баранкевич заявил: «По всей границе с Южной Осетией наблюдается активность войск Грузии. Все это говорит о том, что Грузия начинает широкомасштабную агрессию против нашей республики»49.

Таким образом, можно сделать выводы о наличии объективных противоречий Грузии и Южной Осетии.

Грузино-осетинские отношения уходят в глубь веков. Они документируются историческими источниками, позволяющими судить об их неоднозначности в разные периоды.

Проблема генезиса грузино-осетинских или осетино-грузинских взаимоотношений - от дружественных до конфликтных - существовала всегда. На момент распада Советского Союза как крупной этнофедеральной системы грузино-осетинские отношения содержали существенный объективно сформировавшийся конфликтный потенциал, обусловленный неразрешенностью основных грузино-осетинских противоречий в предшествующий период. Основное содержание этих противоречий имело объективный характер, формировалось в течение довольно длительного промежутка времени и выразилось в противоположных и взаимоисключающих позициях сторон по предмету этнотерриториального статуса Южной Осетии.

Грузино-осетинский вооруженный конфликт 1991-1992 гг. имел отчетливо выраженные признаки конфликта ценностей, что в значительной степени предопределяет существование трудноразрешимых препятствий на пути его урегулирования и окончательного разрешения.

Таким образом, политическая борьба между новыми и старыми элитами, приведшая к смене элит в обоих регионах, явилась непосредственной причиной трансформации конфликтной ситуации в межэтнических отношениях в открытую фазу противостояния, или же вооруженный конфликт между Грузией и Южной Осетией.

2.2 Информационная политика Российской Федерации в условиях обострения военно-политической ситуации в Южной Осетии

Национальные интересы Российской Федерации в информационной сфере и их обеспечение, источники информационной опасности и методы обеспечения информационной безопасности прописаны в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утверждённой Президентом РФ 9 сентября 2000 г., № Пр-1895. Национальные интересы Российской Федерации включают:

- соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею, обеспечение духовного обновления России, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны;

- информационное обеспечение государственной политики Российской Федерации;

- развитие современных информационных технологий, отечественной индустрии информации, в том числе индустрии средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечение потребностей внутреннего рынка ее продукцией и выход этой продукции на мировой рынок, а также обеспечение накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов;

- защиту информационных ресурсов от несанкционированного доступа, обеспечение безопасности информационных и телекоммуникационных систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории России50.

По существу, речь идет о создании условий для формирования в России основ информационного общества — общества XXI века.

Однако, как показала практика, эти меры носят лишь декларативный характер, поскольку «систематическое выявление угроз и их источников информационной безопасности» было плохо проведено или вообще не осуществлялось. Россия не была готова к информационной войне, тогда как западные СМИ задолго до этих событий негативно отзывались о «сепаратистах» из Южной Осетии и Абхазии и пропагандировали в массовом сознании демократичность режима Саакашвили. После того как Грузия заявила о своем желании вступить в НАТО британские СМИ выступили с критикой России: «имея дело с маленькой и слабой Грузией, Москва с удовольствием играет в большого колониального тирана»51.

Практически первым шагом российской стороны в информационном поле была полномасштабная атака на весь грузинский сектор интернета. В первую очередь пострадали новостные и правительственные сайты, которые не работали по нескольку дней. Наиболее слабой оказалась защита сайта МИДа Грузии, с которого все западные структуры ожидали получать информацию грузинской стороны. И если его поддержка была действительно не на уровне, правительство все же нашло альтернативный способ подачи прямой информации, создав блог на английском. На взломанных грузинских сайтах появилось изображение, проводящее аналогии М. Саакашвили с Адольфом Гитлером. Грузинские хакеры также взломали несколько российских сайтов 9 августа (РИА Новости, сайт Russia Today и др), при этом широко подключили пользователей - сотни пользователей, например, постоянно забивали сайт lenta.ru - вызвав затруднения в его работа на полдня. Уже через день после начала конфликта разобрать где правда, а где пропаганда стало почти невозможно - и этот поток дезинформации или односторонней информации лился с обеих сторон.

Тем временем крайне неорганизованно действовали российские движения. 8 августа лидеры движений "Наши", "Россия Молодая", "Местные" и "Молодая Гвардия" подписали заявление, в котором призвали своих сторонников к «информационной войне против режима президента Грузии Михаила Саакашвили» на всех интернет-ресурсах52.

Российская сторона позиционировала себя как носителя гуманитарных идей, спасителя осетинского народа и гаранта мира на Кавказе. Южную Осетию она показывала как историческую осетинскую территорию, присоединенную к Грузии Сталиным, а Саакашвили объявили преступником и проводили его аналогии с Милошевичем, требуя отдать под трибунал. Также очень настойчивое обвинение Саакашвили тоже было получено и ретранслировано Западом. Несмотря на плотный пропагандистский фон на Западе, эти сообщения были услышаны.

Неуступчивость и четкая позиция России в этом конфликте тоже сыграли свою роль - на этот раз Россия дала понять западу, что не собирается опять уступать.

В глобальном медиа-пространстве Россия оказалась в одиночестве - такое ощущение складывалось после просмотра иностранных СМИ, освещающих конфликт вокруг Южной Осетии. Односторонняя подача информации, которая захлестнула западные СМИ , упорно выставляет Грузию в виде жертвы российской "военной машины"53. К примеру, заметки в Reuters и Associated Press отражали лишь официальное мнение Тбилиси, главным рупором которого является президент Михаил Саакашвили, и, что показательно, подписаны зачастую лишь грузинскими фамилиями54.

Основным источником официальной информации для российских СМИ о ходе военного конфликта были ежедневные пресс-конференции заместителя начальника Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал-полковника А. Ноговицына.

В Цхинвали с 3 августа 2008 года работали специальные корреспонденты российских телекомпаний. В ночь на 8 августа в столице Южной Осетии находились съемочные группы Первого канала (Антон Степаненко, Кирилл Бутырин), телеканала «Россия» (Андрей Чистяков), НТВ (Руслан Гусаров, Петр Гасиев), Рен ТВ (Артем Васнев, Роман Симбуховский), ТВ Центра (Евгений Поддубный, Алексей Комаров, Алексей Степанов-Молодов), 5 канала, телерадиокомпании «МИР», Russia Today. Единственная иностранная съемочная группа, которая работала во время «Пятидневной войны» в городе — это группа украинского телеканала «Интер». К 9 августа большинство журналистов покинули зону конфликта. В Цхинвали остались сотрудники Первого канала, НТВ, Рен ТВ, ТВ Центра и «Интера», некоторых журналов и газет. Большая часть кадров, которая поступала до 11 августа из Цхинвали была снята группами Антона Степаненко, Евгения Поддубного и Руслана Гусарова.

В военный период особенно актуализировалась роль убеждающей коммуникации. В качестве центральной темы российскими СМИ была выбрана защита граждан РФ, а сюжетными линиями, служащими для её раскрытия, стали: съёмки грузинских солдат, стреляющих по жилым домам, статистика убитых среди мирного населения (особенный упор на число жертв среди детей).

На протяжении всего конфликта и на Первом канале, и на РТР объем информации, освещающие события на Кавказе было достаточно много, сделать выводы о реальной ситуации по ней было практически невозможно.

Однако в информационный век кроме официальных СМИ, есть и альтернативные каналы, на которых разворачиваются масштабные "партизанские" бои. Они идут, в частности, на просторах блогосферы, где каждый блог представляет из себя некое "персональное СМИ". Сегодня там можно отметить любопытную тенденцию: активное участие российских блоггеров на непривычном для себя англоязычном поле. Непривычном - потому что интернет в русском традиционно считается достаточно изолированной от Всемирной Сети площадкой, главным образом из-за языкового барьера. Активность российских пользователей можно было объяснить реакцией на однобокое освещение ситуации западными СМИ.

Можно отметить появление большого количества англоязычных сообщений в "западной" сфере интернета, имеющих цель донести до аудитории точку зрения, альтернативную доминирующей (хотя и не всем российским пользователям удавалось писать достаточно взвешенно и на хорошем английском).

Применялись и другие, незаконные, но ставшие традиционными инструменты ведения информационных войн - хакерские атаки. Группы политизированных хакеров, которые можно назвать "штурмовыми отрядами" кибер-войн, активно реагировали на события.

Трудно определить, какая сторона начала первой кибер-войну. Онлайн-ресурс южных регионов России Yuga.Ru сообщали, что 8 августа массированной DDoS-атаке подверглись южноосетинские сайты, размещавшие сведения о ходе боев55. В частности, некоторое время был недоступен сайт информационного агентства "ОСинформ", а также сайт "Осетинского радио и телевидения". Кроме того, еще в ночь на 8 августа была нарушена работа официального сайта Государственного комитета по информации и печати Республики Южная Осетия.

Затем хакеры, симпатизирующие осетинской стороне, нанесли Грузии ответный удар. В частности, атаке подверглись интернет-ресурсы МИД Грузии, МВД, Министерства обороны, ряда других министерств и ведомств Грузии, а также информационных агентств, к примеру, был взломан и практически уничтожен один из ведущих грузинских интернет-ресурсов "Грузия on-line"56. Атакована была и веб-страница грузинской телекомпании Рустави-2.

Министерство иностранных дел Грузии для информирования о своей позиции вынуждено было завести интернет-дневник на популярном блог-сервисе Blogspot.Com, также мотивируя свои действия атаками российских хакеров. Свою площадку грузинским властям предоставил президент Польши Лех Качиньский. Большинство грузинских сайтов долгое время не могли восстановить работу своих сайтов.

Атаки заставили хозяев ряда грузинских сайтов перенести хостинг в США, на площадку американской компании TULIP Systems. По словам специалистов этой компании, они, начиная с субботы, с большим трудом отбивают массированные DDoS-атаки. "Сейчас ситуацию можно описать как игру в шахматы. Мы принимаем удар, сайт виснет, два часа мы восстанавливаем систему, минут 30-45 сайт работает, потом хакеры снова находят способы сломать его", - цитируют РИА "Новости" и.о. руководителя компании Тома Берлинга57. По его словам, эти атаки носят массированный характер и происходят одновременно примерно с 500 адресов, все из которых находятся в России, главным образом в Москве и Петербурге.

Неизвестно, являлись ли эти действия стихийными или организованными. Кстати, попытки организовать информационную войну предпринимались. В частности, как стало известно RB.ru от одного из источников, в Госдуме прошел круглый стол прокремлевских молодёжных движений, где обсуждался вопрос о том, как реагировать на войну в Южной Осетии58.

В частности, лидер "России молодой" Максим Мищенко на этом мероприятии заявил, что поскольку информцаионную войну Россия явно проигрывает, нужно организовать своего рода "сопротивление", для чего организовать людей, которые говорят на английском, для того, чтобы писать тексты и вставлять видео на ресурсы типа YouTube, размещать их на сайтах западных агентств, газет и других медиа-ресурсов59. В частности, он заметил, что Запад активно реагирует на фото разрушений из Гори, в то время как столь же сильно воздействующих на эмоции аудитории фото из Южной Осетии на западных ресурсах нет.

Между тем, подверглись массированной хакерской атаке и новостные агентства, которые освещают события с российской стороны. В частности, РИА "Новости" стали жертвами атаки хакеров, которая затруднила работу практически всех служб агентства, и осложнило доступ на сайт http://www.rian.ru/. "Достаточно жестко атакуется сам сайт и DNS-сервера", - сообщал руководитель IT-дирекции РИА Новости Максим Кузнецов. "Нельзя сказать, что наш сайт "лежал" полностью, мы все таки умеем диверсифицировать доступ, - рассказывал RB.ru главный редактор сайта РИА "Новости" Наталья Лосева60. - Самая критическая ситуация продолжалась около 14 часов. О том, откуда поступали атаки, в РИА "Новости" не знали. Также наблюдались проблемы с загрузкой сайтов ИТАР-ТАСС, ИА REGNUM, Lenta.ru, газет "Известия" и "Твой день", а также сайт радиостанции "Эхо Москвы".

Что касается заявлений официальных лиц, то здесь российская сторона была единодушной. К примеру, Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев заявил: «В соответствии с конституцией и федеральным законодательством, как президент РФ, я обязан защитить жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились, – отметил Дмитрий Медведев на экстренном совещание с членами Совета безопасности России. – Мы не допустим безнаказанной гибели наших соотечественников. Виновные понесут заслуженное наказание»61.

Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Путин заявил 11 августа, что западные СМИ и политики цинично пытаются представить агрессора в качестве жертвы: «Удивляет, конечно, не сам цинизм политики — политика, как часто говорят, сама цинична — удивляет масштаб цинизма, умение выдавать белое за чёрное, чёрное за белое, умение ловко выставлять агрессоров в качестве жертвы агрессии и возлагать ответственность за последствия на самих жертв… Нынешних грузинских политиков, которые в одночасье стёрли с лица земли десять осетинских деревень и танками давили детей и стариков, заживо сжигавших людей в домах, — вот этих деятелей надо взять на защиту»62.

Представитель Российской Федерации при НАТО Дмитрий Рогозин обвинил Михаила Саакашвили, который заявлял, что "Грузия находится в состоянии войны с Россией", в попытке "интернационализировать" конфликт в Южной Осетии. По словам Рогозина, грузинский лидер "даже не может себе представить, что это такое - быть в состоянии войны с Россией"63.

Таким образом, можно сделать выводы о соответствии информационной политики государства общественным настроениям россиян. Грузино-южноосетинский конфликт 2008 года всколыхнул общественность России. Российская сторона сразу стала позиционировать себя как носителя гуманитарных идей, спасителя осетинского народа и гаранта мира на Кавказе. Неуступчивость и четкая позиция России в этом конфликте тоже сыграли свою роль - на этот раз Россия дала понять западу, что не собирается опять уступать.

Однако реальную информационную войну Россия проиграла, несмотря на военные и дипломатические победы. Россия не готовилась к информационной войне. Если общественное мнение внутри России сформировалось естественным образом и в правильном ключе (по данным исследования, проведённым ВЦИОМ64, 76% россиян хорошо осведомлены о трагических событиях в Южной Осетии; две трети уверены, что России следовало немедленно вступить в конфликт и более половины уверены, что именно правительство Грузии виновато в его развязывании), то информационную войну за пределами России мы проиграли. Единственным реальным противодействием были постоянные кибер-атаки на web сайты Грузии, США и Евросоюза.

2.3 Грузино-южноосетинский конфликт как поле информационного противостояния и давления на Российскую Федерацию со стороны США, ЕС и Грузии

Еще до конфликта всем заинтересованным сторонам был известен расклад позиций - Грузия говорит "нам нужна территория", Россия говорит "нам нужны граждане" - и, хотя в обеих позициях была изрядная доля лицемерия, в этой компоненте Грузия априори проигрывала. Ведь и Саркози при подписании соглашения об урегулировании - необходимо чтобы как можно скорее перестали гибнуть люди. И даже если в Старом свете это не имеет значения, оно поставлено как главный аргумент. В первый день Грузия стала себя позиционировать как сильная сторона-победитель65. При этом фотографии ГРАД-ов, стреляющих по городу распространяла сама. Сразу же после вступления России в конфликт - Грузия объявила что маленькая грузинская демократия воюет с Россией. Была даже идея объявить России войну, но к счастью это не было сделано, ибо последствия были бы совершенно непредсказуемы. США позиционировали себя как "арбитра", однако Бернард Кушнер объявил их тоже стороной конфликта. Грузия стала позиционировать себя как жертва российской агрессии, повторяя эти слова в день по тысячу раз. Говоря о том, что стали жертвой, просили "Save Georgia", "Stop Russia", а Саакашвили даже два раза сделал "неадекватные шаги", тоже чтобы вызвать жалость - сначала убегая от самолета в Гори, а потом чуть ли не съев свой галстук в эфире. Он также многократно дезинформировал общественность Грузии о готовящемся наступлении русских на Тбилиси и призвал "быть едиными".

А на внутренней арене Грузия позиционировала себя абсолютным победителем, героем, с солдатами и жителями героями, на фоне непрекращающихся патриотических речей, националистического скандирования и призывов и митинге с тысячами грузинских флагов. Это также не осталось незамеченным в международных СМИ. Выяснилось, что глобалистский мир гораздо менее приоритетная задача в мире, чем конкретный интерес - и грузинская нация требует поддержки всего цивилизованного мира.

С самого начала конфликта грузинская сторона реагировала достаточно нервно, закрыв доступ к российским сайтам и российскому новостному ТВ66 (даже фактически не российскому, но русскоязычному, такому как РТВИ). Российская сторона не предпринимала подобных шагов, правда следует учесть, что в объеме информации, получаемой грузинским читателем российские сайты и ТВ играли куда большую роль, чем в России западные и грузинские СМИ вместе взятые. Фактический отход от демократии в Грузии в данном вопросе, хотя и был озвучен российской стороной, но упоминался нечасто.

Грузинские лидеры обзванивали чуть ли не каждого влиятельного человека с Уолл-стрит, убеждая их, что Грузия стала жертвой российское агрессии еще в то самое время, когда грузинские ракеты обстреливали Цхинвали67. И это было еще до того, как Россия вообще вмешалась в конфликт. Затем Саакашивили сделал себя круглосуточно доступным для интервью CNN и BBC. Он повторял одни и те же простые строчки на практически превосходном английском и всегда рядом с флагом ЕС: "Россия - агрессор. Мы маленькая демократическая страна. Пожалуйста, помогите нам"68. Грузия применяла "эффект CNN", как его любят называть в военных кругах, с очень хорошей отдачей. Эффект прогрузинского CNN был настолько силен, что в действительности CNN использовали кадры из Цхинвали, чтобы показать это в репортаже о разрушениях в грузинском городе Гори.

Кроме того, с начала военных действий грузинской стороной был создан клон осетинского новостного сайта Осинформ с похожим адресом (ориг. osinform.ru, клон - os-inform.com), на котором подаётся грузинская версия происходящих событий и размещаются фальшивые заявления от имени президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты.

Как только русские СМИ начали распространять сообщения о том, что грузинские обстрелы Цхинавали повлекли за собой более тысячи жертв среди мирного населения, Грузия начала обороняться. Их брутальный бросок в попытке захватить город был очень скоро забыт и заменен грузинскими отчетами о российских авиаударах по гражданским целям. Теперь Грузия была жертвой российского военного вторжения. Когда Россия обвинила Грузию в этнических чистках в Южной Осетии, грузины противопоставили этому заявления о российском геноциде против грузин69. Снимки кровавых тел, снятые западными журналистами, появились в каждой западной газете. Разъясняя это, Саакашвили лично выехал в город. Правда пиар-акция была свернута, как только российские истребители появились в небе. Трясущегося от страха Саакашвили посадили в гражданский 'Хаммер' и быстро увезли. Это фиаско убедило российских зрителей, что Саакашвили был просто трусом, в то время как для западных зрителей это было больше свидетельством того, что российские истребители действительно атаковали Гори. Грузинской контрпропаганде помогало то, что Грузия не препятствовала попаданию западных журналистов в зону конфликта. В то время как русские сделали практически невозможным доступ к Южной Осетии для нероссийских журналистов. Пока Россия снова и снова повторяла, что удары по гражданским объектам не наносились, Грузия утверждала, что русские истребители наносят бомбовые удары по финансируемому Западом нефтепроводу глубоко внутри Грузии. Это была абсолютная ложь, однако это не помешало этой новости провисеть в заголовках целых два дня. И после того, как Россия подписала соглашение о прекращении огня, растрепанный и не выспавшийся Саакашвили обвинял российские войска в том, что они берут штурмом центр Гори и продвигают свои танковые колонны по направлению к Тбилиси.

Международные СМИ (более всего CNN, BBC, Wall Street Journal) вели даже более топорную пропаганду, чем каждая из сторон, рисуя по старинке медведя времен холодной войны в страшном мраке, борющегося против маленького отважного рыцаря. Как можно судить по комментариям, приведенным на InoSMI, большинство иностранных пользователей не поддерживали и не разделяли точки зрения, им навязываемой70. Международные СМИ очень потеряли в весе за это время из-за тенденциозного освещения ситуации. Даже комментарии, переведенные на русский язык на сайте ВВС, показывают далеко не однозначное отношение западного читателя и зрителя к этому конфликту.

Россия "осталась глуха" к призывам Грузии к прекращению огня, пишет британская Independent71. "В то время, как дипломаты со всего мира пытаются найти способы остановить насилие, Россия четко дала понять, что не рассматривает президента Грузии Михаила Саакашвили как партнера, спровоцировав этим обвинения со стороны его основного союзника, Соединенных Штатов".

Грузия объявила, что вывела войска из Южной Осетии, а Саакашвили сказал, что его правительство "целый день пыталось связаться с Россией" для обсуждения условий перемирия. Саакашвили утверждает, что Россия хочет захватить его страну, чтобы получить доступ к каналам энергетических поставок из Средней Азии.

Британские и американские СМИ заявляли, что причина "российской агрессии" в ее давнем недовольстве Саакашвили, его союзом с США и его стремлением вступить в НАТО. Грузия объявила о приостановлении боевых действий, пишет Independent, "в день, когда разъяренный русский медведь предстал во всей красе".

Financial Times72 пишет, что в выходные Россия и Грузия вели "битву за образ", ключевую для получения преимущества в будущих миренных переговорах. Грузия, пишет газета "видит в себе Давида, сражающегося с Голиафом в лице России".

"Одна из задач Тбилиси - убедить мир, что Москва не может считаться эффективным миротворцем в регионе", - пишет издание. По мнению газета, судя по тону большинства западных источников, Тбилиси в этом преуспело.

К примеру, министр иностранных дел Финляндии, возглавляющей в настоящее время ОБСЕ, сказал: "Россия в настоящее время является участником конфликта, а не посредником, и это должно быть отражено, когда начнутся мирные переговоры".

В другой статье на тему конфликта, Financial Times утверждает, что война на Кавказе вспыхнула из-за уязвленной гордости, и уличает Тбилиси и Москву во взаимных обвинениях73.

"Истина заключается в том, что вся эта сага представляет собой скорее случайность, чем спланированный заговор. Однако эта случайность должна была произойти. Россия преднамеренно годами провоцировала Грузию, поддерживая Абхазию и Южную Осетия и вводя торговые эмбарго. Саакашвили повышал оборонные расходы и отказывался исключать применение силы. Однако он не собирался прибегать к силе. Он, по всем признакам, не был готов к нынешней конфронтации - у него был забронировал билет в Пекин".

Британская газета полагает, что если бы Грузия собралась захватить Южную Осетию, она бы позаботилась о перекрытии туннеля Роки, через который через несколько часов после нападения Грузии на Цхинвали, на территорию Северной Осетии прибыло подкрепление из России".

В американской газете Wall Street Journal опубликована статья за авторством самого Михаила Саакашвили, которая начинается так: "Сейчас, когда я пишу эти строки, Россия ведет войну против моей страны"74. Саакашвили в своей статье сравнивает теперешнюю ситуацию с "пражской весной" 1968 года и утверждает, что Кремль давно спланировал эту войну. "Этот конфликт - война за будущее свободы в Европе", - пишет он.

"Народ Грузии громко и ясно дал понять, что видит свое будущее в Европе. Грузия - древняя европейская страна, связанная с Европой культурой, цивилизацией и ценностями. В январе трое из четырех грузин проголосовали за членство в НАТО. Мы не поступимся этими целями, и сейчас расплачиваемся за наши демократические устремления".

"Помимо будущего Грузии на кону стоит будущее России" - утверждал М. Саакашвили. "Может ли Россия, которая развязывает агрессивную войну, быть партнером Европы?" - спрашивает он. "Если Грузия падет, - заключает он, - это будет означать падение Запада во всем бывшем Советском Союзе и за его пределами".

Корреспондент Washington Post, побывавший в Тбилиси, описывает ситуация в столице Грузии как "смесь патриотизма и вызова"75. "В воскресенье на улицах города царило почти праздничное настроение, когда десятки тысяч людей шли по улицам, размахивая флагами и распевая национальный гимн".

Многие участники демонстрации, пишет газета, говорили, что, несмотря на отступление из Цхинвали, война далеко не окончена. За пределами Тбилиси, пишет Washington Post, там, где подчитывали жертв, настроение не такое радостное. "Хотя в основном ярость направлена в адрес России, многие также обвиняют правительство Грузии ".

Корреспондент NYTimes задается вопросом "позволят ли России выйти сухой из воды"76. Указывая на то, что Грузия с 4,6-миллионным населением находится на третьем месте по численности военных, поддерживающих США в Ираке, он пишет: "По одной только этой причине мы обязаны Грузии приложить максимальные усилия для защиты ее суверенитета. Мы не можем оставаться в стороне, в тот момент, когда авторитарный агрессор захватывает часть дружественного демократического государства, членство которого в НАТО мы поддерживали несколько месяцев назад".

"Какие бы ошибки ни допустил Тбилиси, - категорично пишут в Washington Post бывший помощник госсекретаря США Роналд Асмус и бывший посол США в ООН Ричард Холбрук , - это не оправдывает действия России".77

"Начало спланированной войны, - неожиданно обвиняют они, - в момент открытия Олимпиады нарушает древнюю традицию прекращений конфликтов во время Олимпийских игр". "А готовность России открыть военную зону вблизи Сочи, где должна состояться зимняя Олимпиада-2014, едва ли указывает на ее приверженность олимпийским идеалам".

"Цель России - не просто, как она утверждает, восстановить статус-кво в Южной Осетии. Она хочет смены режима в Грузии".

Более того, авторы статьи сравнивают поведение России в конфликте на Кавказе (а именно утверждение, Москвы что она вынуждена вторгаться на территорию Грузии, чтобы защитить своих граждан) с тактикой нацисткой Германии в начале второй Мировой войны.

С другой стороны, не все известные западные газеты были единодушны. Ошибка Саакашвили отмечалась почти всеми из них, а некоторые британские, французские, итальянские и немецкие СМИ приняли более российскую точку зрения, хотя и сдобренную риторикой времен Холодной войны. А грузинские СМИ практически не спорили с российскими ввиду полной информационной изолированности в Грузии.

сайте CNN новости о ситуации вокруг Южной Осетии были озаглавлены “Russia invades Georgia”, “Georgia ‘under attack’ as Russian tanks roll in” («Россия вторгается в Грузию», «Грузию атаковали российские танки»)78. В материале как-то умалчивалось, что Грузия ввела свои войска в Южную Осетию и разбомбила осетинские сёла и Цхинвали.

На разных сайтах проводились опросы общественного мнения касательно конфликта. Грузинская интернет-общественность заметила два опроса на CNN. В первом говорилось - а нужно ли вовлекать в конфликт международные силы? - распространенный по социальным сетям опрос дал результат в пользу интернационализации конфликта. Второй опрос был куда более важным (насколько мог быть опрос на интернет-сайте) - о том, правомочны ли были действия России. "Поздно спохватившаяся" интернет-общественность Грузии обнаружила его в состоянии 92% за "правомочность" действий России, причем уже с очень большим числом голосов.

Во время конфликта по Тбилиси ездили машины с грузинскими флагами, постоянно подогревали общественное настроение в городе. Прогрузинские акции проводились во многих европейских городах с оглушительным шумом и скандированием "гаумарджос". В основном акции проводили грузинские эмигранты, но иногда это были и репатрианты из Грузии (как например в Израиле) или сами титульные нации стран (в Балтии) - наибольший эффект имела акция два дня назад - когда она провелась в одно и то же время по Гринвичу во всех странах, где только возможно. В Грузии же проводились разнообразные стилизованные акции. По всей сети мобильных телефонов путем СМС рассылки сторонники Грузии постоянно к чему-то призывали. В самой Москве прошли акции протеста осетинской и абхазской молодежи. EuroNews и CNN же транслировали это как рост националистических настроений в Москве и в Тбилиси79. Российская сторона очень вяло пыталась привлечь внимание к Осетии, пусть даже Северной. Противостояние было транслировано в мире как борьба России и Грузии.

Сколько бы европейцы ни говорили о том, что строят справедливый мир, где нет войн, военная составляющая по отдельности является, безусловно, важнейшей в конфликтах и по сей день. Силовая акция России, вызвавшая возмущение Вашингтона, вынудила европейцев смягчить тон, так как их заявления по части различных вопросов были гораздо более резкими ранее. Удивившая американцев решительная и быстрая военная реакция России возымела свое воздействие - они практически молчали несколько дней, но позже, оправившись от шока военного поражения, они начали проявлять активность на дипломатическом фронте, чтобы нивелировать значение исхода военного конфликта.

Запад показывал сравнение России с Грузией в плане вооружений (у Грузии 150 танков, у России более 8000, у Грузии армия 30 тыс., у России - около миллиона и т. д.), опуская тот факт, что преимущество российской стороны в конфликте было лишь в технологическом плане и в качестве вооружений, особенно авиации, а количественно грузинская армия превышала в российскую и осетинскую вместе взятую (в регионе). Но опять же, позиционирование сторон в качестве "Давида и Голиафа" дало бы результат только если бы грузинская армия победила... ну или хотя бы продержалась больше недели.

Относительно беженцев данного конфликта можно сказать, что число беженцев не имеет решающего значения в информационной кампании - если надо запад "съест" очень большое количество беженцев. Их представление оказывается более важным - необходимо вовремя построить палаточные городки и представить их "наблюдателям" и журналистам. Представители ЕС до переговоров Медведева с Саркози видели всех беженцев - собранные в Северной Осетии в палаточных городках югоосетинские беженцы произвели на них впечатление. В то же время Саакашвили пытался показать хорошую мину при плохой игре и сначала прятал беженцев, заселял их в школы или просто держал под открытым небом первые несколько дней.

Западные СМИ говорят о том, что погибают мирные граждане, но не об их количестве. Названные Россией цифры в 2000 погибших оказывают на международные отношения меньше влияния, чем просто факт погибших в мирных городах Грузии, а ответ назван ассиметричным, несмотря на значимо меньшее число погибших в Грузии.

Что касается официального Запада, то здесь не все позиции и заявления официальных лиц были антироссийскими. К примеру, 10 августа Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал вывести из зоны грузино-осетинского конфликта все воинские контингенты, не санкционированные международными соглашениями по Южной Осетии, а также призвал все стороны уважать территориальную целостность государств и предпринять шаги по предотвращению гуманитарного кризиса в Южной Осетии. Он также выразил тревогу по поводу «распространения насилия за пределы зоны грузино-осетинского конфликта» и, в частности, роста напряжённости в абхазской зоне конфликта80.

В заявлении секретариата Организации договора о коллективной безопасности, сделанном 8 августа, было сказано: «Грузинское руководство преднамеренно провоцировало обострение ситуации в регионе для разрешения конфликтов военными средствами <…> Логика развития событий последних месяцев в регионе Южной Осетии подтверждает звучавший неоднократно ранее вывод о том, что грузинское руководство, пользуясь покровительством, финансовой и военной поддержкой ряда внерегиональных стран, преднамеренно провоцировало обострение ситуации для создания благоприятных условий разрешения грузино-югоосетинского и грузино-абхазского конфликтов военными средствами»81.

8 августа генеральный секретарь Организации Североатлантического договора Яап де Хооп Схеффер призвал противоборствующие стороны в зоне грузино-осетинского конфликта немедленно прекратить боевые действия и вернуться к мирным переговорам.82

Война в Южной Осетии стала катализатором для проявления разногласий среди стран Европейского Союза. Но эта война одновременно вынудила их все-таки прийти к общему знаменателю по поводу способа урегулирования конфликта и дальнейших отношений с Россией в частности.

Выработка единой позиции вовсе не была такой уж простой задачей. В целом можно выделить два противостоящих друг другу «лагеря» среди европейских государств. В первую группу, полностью осуждающую действия России в Южной Осетии, входили страны Прибалтики, Великобритания и Швеция. Они изначально требовали от Евросоюза согласованной жесткой позиции, осуждающей действия России в Южной Осетии.

В итоговой резолюции саммита, обнародованной 3 сентября, участники осудили неприемлемую и непропорциональную военную акцию России в Грузии. Также было опубликовано решение о временном приостановлении переговоров о заключении соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и РФ. Перерыв в переговорах должен действовать до тех пор, «пока все вооруженные силы РФ не отойдут за обозначенные в плане «Медведева-Саркози» рубежи»83. Комиссия Евросоюза признала, что российские вооруженные части выведены с территории Грузии, но пока еще остаются на территории Абхазии и Южной Осетии в количестве, не соответствующем цифрам до начала конфликта.

Генеральный секретарь Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Марк Перрин де Бришамбо 17 августа на пресс-конференции во Владикавказе отметил: «Судьбу Южной Осетии должен решать сам народ Южной Осетии. Люди живут в очень тяжёлых условиях. При принятии решения нужно будет учитывать историю и реалии»84.

Докладчик ПАСЕ по Грузии Матиас Йорш (Венгрия), прибывший 19 августа в Тбилиси с чрезвычайным визитом, заявлял, что Совет Европы обсудит санкции, которые могут быть введены против России: «В Совете Европы обязательно состоятся дебаты, где мы обсудим те санкции, которые могут быть введены против России. Для нас категорически неприемлемо, что один из членов Совета Европы осуществляет агрессивные действия в XXI веке»85.

15 августа президент Грузии Михаил Саакашвили, выступая на пресс-конференции вместе с госсекретарём США Кондолизой Райс, в частности, сделал заявление: «Значительная часть территории Грузии остаётся под иностранной военной оккупацией. <…> Я должен подчеркнуть, чтобы была полная ясность: в Грузии есть только один суверенитет, только один суверенитет в Абхазии, только один суверенитет в Цхинвальском регионе — и это суверенитет правительства Грузии, народа Грузии, многонационального народа Грузии. <…> Только правительство Грузии обладает легитимным правом терпеть или не терпеть присутствие какой-либо иной иностранной силы на её территории. <…> Должен внести полную ясность: настоящее вторжение России имеет целью вовсе не Южную Осетию. <…> Настоящее брутальное вторжение имеет единственную цель… — свержение правительства Грузии и превращение Грузии в неудавшееся государство и, по существу, прекращение её независимости. Проблема не в нашей операции в Южной Осетии. В Южной Осетии мы осуществляли самозащиту против сотен вторгшихся российских танков и против поддерживаемых Россией так называемых местных сепаратистов, которые, во-первых, были российскими официальными лицами, почти все из них. <…> Сейчас юбилей событий в Праге. Русские, похоже, исторически творят дурные дела в августе, когда все остальные, цивилизованные лица, принимающие решения, в отпуске»86.

9 августа на встрече с журналистами в Пекине президент США Джордж Буш говорил, что «Грузия — суверенное государство и её территориальная целостность должна уважаться». Буш призвал Россию прекратить бомбардировки и все стороны — прекратить насилие и восстановить статус-кво на 6 августа87.

В тот же день госсекретарь США Кондолиза Райс призвала российские войска покинуть Южную Осетию: «Мы призываем Россию прекратить воздушные и ракетные удары по Грузии, соблюдать территориальную целостность Грузии и вывести сухопутные войска с грузинской территории»88. Госдепартамент США объявил о направлении своего представителя на Кавказ с целью добиться скорейшего прекращения огня.

Выступивший на этих же слушаниях заместитель госсекретаря США по странам Европы и Евразии Дэниэл Фрид заявил, что американская администрация всё ещё продолжает изучать хронологию событий и действий сторон в конфликте вокруг Южной Осетии. По его словам, «точным является то, что 7 августа грузины сказали нам, что российские бронированные машины вошли в Рокский туннель на границе между Россией и Грузией, и грузины сказали нам, что они опасаются, что русские собираются нанести удар по Грузии… Действительно, грузины считали, что они (русские) уже были в Рокском туннеле, когда они (грузины) приняли решение выступить против Цхинвали и, насколько я понимаю, грузины считали, что говорят нам правду, но я, сидя здесь, не могу сказать, что я знаю из независимых источников, что это является правдой»89.

Европарламент принял резолюцию90, в которой указано, что массированные боевые действия против Южной Осетии начала Грузия: «после нескольких недель усилившейся напряжённости и перестрелок между сторонами и провокаций со стороны сепаратистских сил Южной Осетии, включая подрывы бомб, стычки, перестрелки и артиллерийские обстрелы, в результате которых погибло много мирных жителей и многие получили ранения, в ночь с 7 на 8 августа грузинская армия начала неожиданную артиллерийскую атаку на Цхинвали, за которым последовала наземная операция с использованием танков и военнослужащих для восстановления контроля над Южной Осетией».

Таким образом, можно сделать вывод, что ни грузинская, ни западная общественность не были единодушны по отношению к Южной Осетии и к действиям Российской Федерации в зоне конфликта, хотя в ходе освещения пятидневной войны западные СМИ не гнушались ни фальсификаций, ни подлогов, ни затыкания рта неугодным лицам. Информационная операция, связанная с событиями в Южной Осетии, готовилась американцами не менее года, использовались американские и европейские СМИ. Сложилась глобальная система воздействия на информационные потоки, которая курировалась из одного центра. Информационную войну с Россией вел не Саакашвили. Был создан трехзвенный штаб, который вел информационную войну: Совет Национальной безопасности США - Тбилиси - Медиа-центр в Гори, созданный американцами по схеме, применявшейся при вторжении в Ирак.

Основной упор в данном конфликте делался не на военные завоевания, а на информационные. И хотя можно признать информационное превосходство США и Евросоюза в глобальной медиа-среде, всемирной паутине и американской и западной печатной прессе, говорить о полной победе в данном информационном противостоянии нельзя.

Заключение

На основе проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

Информационно-психологическая война велась во всех войнах и противостояниях человечества. Ее содержание составляли в основном действия противостоящих сторон по распространению дезинформации или информации для воздействия на намерения и ориентацию населения, личного состава вооруженных сил и лиц принимающих решения, с целью формирования общественного мнения, выгодного для воздействующей стороны.

Современная научно-техническая революция подлинный переворот в информационной борьбе. Сегодня все больше сил и средств вовлекаются в информационные противостояния, все масштабнее становятся ее последствия.

Грузино-южноосетинский конфликт наглядно показал столкновение интересов не только Грузии и Южной Осетии. Очевидное противостояние происходило между Российской Федерацией, с одной стороны, и США и Евросоюзом с другой. И, если военные действия велись непосредственно между грузинскими войсками и южноосетинскими формированиями при поддержке российских миротворцев, то информационное противостояние велось в глобальном масштабе.

Информационное противостояние велось в трех направлениях: средства массовой информации, включая глобальную информационную сеть "Интернет" (печатные и электронные), а также программно-технические (компьютерные вирусы, логические бомбы и аппаратные закладки) и радиоэлектронные средства сбора информации.

Основным средством влияние на западную аудиторию со стороны лиц и организаций, настроенных на поддержку Грузии, являлись печатные и электронные СМИ, прямы образом указывающие на противоправность действий со стороны России и Южной Осетии. Тем не менее, что ни грузинская, ни западная общественность не были единодушны по отношению к Южной Осетии и к действиям Российской Федерации в зоне конфликта

Реальные методы воздействия на российскую аудиторию у западных СМИ отсутствовали.

В свою очередь, российская сторона, сразу стала позиционировать себя как носителя гуманитарных идей, спасителя осетинского народа и гаранта мира на Кавказе. Неуступчивость и четкая позиция России в этом конфликте тоже сыграли свою роль - на этот раз Россия дала понять западу, что не собирается опять уступать.

Однако российская сторона совершила ряд серьезных ошибок: не организовала доступ журналистов в зону конфликтов; не провела разъяснительной информационной кампании в защиту своих действий; не работала на западную аудиторию; задействовала ограниченный круг каналов распространения информации - центральные СМИ (инициатива широкого использования Интернета принадлежит самим гражданам, а не правительству).

Пятидневная война ещё раз подтвердила – важна не правдивость информации, а оперативность её подачи.

Такие промахи связаны в первую очередь с тем, что Россия ориентировалась на поддержку внутри страны, а не на реакцию Запада.

На основании проведенного исследования выработано несколько практических рекомендаций:

  1. чтобы избежать информационной незащищенности, необходимо получить доступ к новым информационным технологиям;

  2. необходимо повысить эффективность использования информационной инфраструктуры в интересах общественного развития, консолидации российского общества, духовного возрождения многонационального народа РФ;

  3. необходимо также гарантировать свободу массовой информации, запрет цензуры и одновременно укреплять механизмы правового регулирования отношений в области охраны интеллектуальной собственности, создать условия для соблюдения установленных федеральным законодательством ограничений на доступ к конфиденциальной информации;

  4. предотвратить монополизация информационного рынка России, его отдельных секторов отечественными и зарубежными информационными структурами, по ряду причин не заинтересованными в объективном освещении государственной политики Российской Федерации;

  5. минимизировать блокирование деятельности государственных средств массовой информации по информированию российской и зарубежной аудитории;

  6. увеличить поступление квалифицированных кадров в области информационного обеспечения государственной политики Российской Федерации и создать эффективную систему формирования и реализации государственной информационной политики;

  7. одной из важнейших задач является поддержка использования русского языка в странах ближнего и дальнего зарубежья, а также помощь в изучении российской истории в различных государствах.

В любой информационной войне перед конфликтующими сторонами стоит две основные задачи: 1) оправдать действия в глазах общественности своей страны; 2) навязать свои положения вражеской стороне. В грузино-южноосетинском конфликте существовало информационное превосходство США и Евросоюза в глобальной медиа-среде, всемирной паутине и американской и западной печатной прессе, в российском информационном пространстве получить преимущество не удалось, соответственно, говорить о поражении Российской Федерации и Южной Осетии говорить нельзя.

В более поздний период правда о реалиях грузино-южноосетинского конфликта стала достоянием населения стран Европы и США

Итак, в результате проведенного исследования поставленная цель достигнута, задачи выполнены.

Библиография

  1. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 05.11.2008 "Послание Президента РФ Федеральному Собранию" [Электронный ресурс]: компьютерная справочная правовая система КонсультантПлюс. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/5086.html

  2. Архив политических партий (Тбилиси), 1, ф. 14, оп. 1, д. 8, л. 44.

  3. Бурцев М. И. Прозрение. — М.: Воениздат, 1981. – 215 с.

  4. Валюженич А.С. Внешнеполитическая пропаганда США. М., 1973 г.

  5. Верховский Д.В., Ляхов В.Ф. Первая мировая война 1914-1918 годов. - С. 37-39; Конфликты 20 века. - С. 110; Новоселов В. Печать и война, С. 580-581

  6. Вирильо, П. Машина зрения.- СПб., 2004. — 194 с;

  7. Волковский, Н. Л. История информационных войн. — СПб.: ООО Издательство «Полигон», 2003. – 630 с.

  8. Волкогонов, Д. А. Контрпропаганда. — М. Центр, 1988. 415 с.

  9. Волкогонов, Д. А. Психологическая война. - М. Воениздат, 1984. 320 с.

  10. Даллес А. Искусство разведки. - М. Международные отношения – МП «Улисc», 1992 .

  11. Деникин А.И.Указ соч. С. 99-104

  12. Деньшиков,А.Л. Информационная стратегия США (анализ, стратегия, перспективы).: дис. канд.пед.наук/ Деньшиков Александр Леонидович. – М.,2008. – 186 с.

  13. Дипломатический вестник МИД РФ. 1992 г. №13-14.

  14. Дипломатический вестник МИД РФ. 1992. №13-14. С.31.

  15. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации: Утв. Указом Президента РФ от 9 сентября 2000 г.// Новые законы и нормативные акты 2000 г. № 39.

  16. Дугин А.Г.Основы геополитики М.: Арктогея, 1997. - 608 с.

  17. Дюпюи Р.Э., Дюпюи Т.Н. Всемирная история войн. Харперская энциклопедия военной истории. В 4 кн. СПб.; М., 1997-1998 гг.

  18. Живейнов, Н. И. Операция «PW»: «психологическая война» американских империалистов. -М. Политиздат, 1996. – 282 с.

  19. Зазворка Г. Прихологическая война НАТО. - М.Политиздат,1963 г. 320 с.

  20. Зайончковский А.М. Первая мировая война. СПб., 2000. 340 с.

  21. Зиновьев А. А. Запад. Феномен западнизма. — М. Астрель: 1995. - 24 с.

  22. Зуев С.Э. Измерения информационного пространства (политики, технологии, возможности). - М. Музей будущего: информационный менеджмент, 2003. 233 с.

  23. Зульцман Р. Пропаганда как оружие в войне / Итоги второй мировой войны: Выводы побежденных. СПб.;М.,1998 г.

  24. Иванов В. Н., Назаров Н. Н. Массовая коммуникация и современные тенденции глобализации // Социс. 2003 г. № 10. ;

  25. Исследование ВЦИОМ «Трагедия в Южной Осетии: кто виноват?» от 14.08.08.

  26. Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием/ С.Г.Кара-Мурза.- М.: ИНФРА-М, 2000.-640 с.

  27. Клаузевиц К. О войне. — М.: Госвоениздат, 1934. – 12 с.

  28. Конрад Н.И. Сунь-цзы: Трактат о военном искусстве. М.,1950 г.

  29. Концепция национальной безопасности Российской Федерации: Утв. Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 (В ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) // Собр. законодательства Российской Федерации .2000 г. № 2.

  30. Кочетков, А.А. Информационная политика НАТО: концепция и реализация: дис.канд.полит.наук/ Кочетков Андрей Анатольевич. – М.,2003. 179 с.

  31. Краткий курс истории Южной Осетии // Коммерсантъ, № 97 (2936), 1 июня 2004

  32. Лассуэл Г.Д. Коммуникативный процесс и его структуры // Современные проблемы социальной коммуникации. — СПб., 1996. 289 с.

  33. Лассуэлл, Г.Д. Психопатология и политика.- М.: РАГС, 2005. – 352 с.

  34. Лемке М.К. Указ.соч.

  35. Литературная газета №42, 2003 .

  36. Люк Т., О'Туатейл Дж. Осмысляя геополитическое пространство войны, скорости и зрения в работах П. Вирильо // Социологическое обозрение. Том 2, № 3. — С. 31-39.

  37. Мадер Ю. Абвер: щит и меч Третьего рейха.- Ростов н/Д: «Феникс», 1999. – 320 с.

  38. Манойло А.В., Петренко А.И., Фролов Д.Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны. - М. Горяч.Линия-Телеком, 2007. 541 с.

  39. Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. - М. МГУ, 1999. 208 с.

  40. Морозов И. Л. Информационная безопасность политической системы // Полис. 2002 г., № 5;

  41. Н.Н.Непомнящий Сто великих тайн Древнего мира.- М.: Вече, 2005. – 18 с.

  42. Нерсесиаи В. Э. Основные угрозы в сфере информационной безопасности Российской Федерации. - М. Астрель, 2004. 280 с.

  43. Нисневич Ю.А. Информационно-коммуникационная стабилизация политической системы // Вестник Российского университета дружбы народов. – Серия: Политология. – 2006. – № 1 (6) – С. 68–80.

  44. Окороков А.В. Особый фронт: Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны М.: Русский путь,2007. – 304 с.

  45. Панарин, А. С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях стратегической нестабильности/ А.С.Панарин.- М. Эдиториал УРСС, 1999. – 272 с.

  46. Почепцов, Г. Г. Информационные войны.- М.: Рефл-бук, 2001. – 573 с.

  47. Привалова Е.А. Русский эксперимент: комитет общественной информации и внешняя политика США.- М.: ВК,2006 г. – 156 с.

  48. Прокофьев В.Ф. Тайное оружие информационных войн. М. СИНТЕГ, 1999. 408 с.

  49. Разворотнева С. В. Психологические аспекты политического влияния: коммуникационные аспекты: Автореф. дисс. ... канд. полит, наук. М.,1999.

  50. Расторгуев С. П. Информационная война. - М. Гелиос АРВ, 2006. 240 с.

  51. Расторгуев, С. П. Информационная война.- М.: Радио и связь, 1998. - 416 с.

  52. Ричард Харрис Психология массовых коммуникаций. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. – 448 с.

  53. Рыхтик М.И. Безопасность Соединенных Штатов Америки: история, теория и политическая практика.- Нижний Новгород.: Издательство ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2004. - Прилож. №4

  54. Рыхтик М.И. Безопасность Соединенных Штатов Америки: история, теория и политическая практика. Нижний Новгород.: Издательство ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2004. – 159 с.

  55. Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1947-1960 гг. Том 13

  56. См.: CSCE. Informe General 1995 г. P. 8-9.

  57. Соловьев А. И. Политическая коммуникация: к проблеме политической идентификации // Полис. 2002 г. № 3.

  58. Соловьев А.И. Политические коммуникакации. М.: Аспект-Пресс, 2004. 332 с.

  59. Татаро-монголы в Азии и Европе: Сборник статей. - М., 1970, - с. 455-474.

  60. Фрэйзер Б. Сайтел Современный паблик рэлейшенс. 8е издание. М.: Инфра-М, 2002. 650 с.

  61. Центр хранения современной документации.Ф.89.оп.14,д. 33.

  62. Шагинян, Г.А. Антитеррористическая информационная политика Российского государства: дис.канд.полит.наук/ Шагинян Гаянэ Артуровна. – Краснодар,2006. 164 с.

  63. Шаравов И. К вопросу об информационной войне и информационном оружии // Зарубежное военное обозрение. 2000. № 10. C. 2-5.

  64. Arquilla J., Karmel S. Welcome to the Revolution in Chinese Military Affairs // Defense Analysis. 1997. — № 3, December. — p. 259.

  65. Lazflrsfeld P. Merlon R. Mass Communication, popular taste and organized social action. In: Bryson, (ed.) The Communication of Ideas. N.Y.: Harper and Brothers, 1948.

  66. Lazflrsfeld, P. Merlon, R. Mass Communication, popular taste and organized social action. In: Bryson, (ed.) The Communication of Ideas. N.Y.: Harper and Brothers, 1948.

  67. Lesur. "Des progres de la puissance russe, depuis son origine jusqu'au commencement du XIX-e siecle". Paris. 1812

  68. Libicki М. С. What is Information Warfare? — Washingon, 1995.

  69. Pillsbury M. China's Military Faces the Future. — Washington DC, 1999.

  70. Szafranski, R. Theory of Information Warfare: Preparing For 2020. Washington, 1995.

  71. Uriel Rosenthal, Alexander Kouzmin Crises and Crisis Management: Toward Comprehensive Government Decision Making. Journal of Public Administration Research and Theory, 1997.

  72. Uriel Rosenthal, Alexander Kouzmin Crises and Crisis Management: Toward Comprehensive Government Decision Making. Journal of Public Administration Research and Theory, 1997.

  73. Белый Дом, Вашингтон [Электронный ресурс] :,Официальный портал администрации президента США - Режим доступа : http://www.whitehouse.gov/nsc/nss.html

  74. В Вооруженных силах США появился новый вид оружие — кибервирусы[Электронный ресурс]: Центр исследования компьютерной преступности.: Copyright © 2001–2009 Computer Crime Research Center.- Режим доступа: http://www.crime-research.ru/news/05.01.2008/4464/

  75. Генсек НАТО призвал прекратить войну в Южной Осетии [Электронный ресурс]: Информационный портал "Лента.Ру" (1999-2009).-Режим доступа: http://lenta.ru/news/2008/08/08/jaan/

  76. Генсек ОБСЕ: политическое будущее Южной Осетии должен определить ее народ. [Электронный ресурс]: Независимое электронное средство массовой информации, освещающее события на Кавказе «Кавказский узел».-Режим доступа: http://www.kavkaz-uzel.ru/newstext/news/id/1227357.html

  77. Грузия вносит иск против России в Гаагский трибунал [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/news/politics/2008/08/11/143233.html

  78. Грузия начала широкомасштабную агрессию, заявляет Цхинвали [Электронный ресурс]: Российское агентство международной информации РИА Новости.- Режим доступа: http://www.rian.ru/defense_safety/20080807/150169007.html

  79. Грузия начала широкомасштабную агрессию, заявляет Цхинвали [Электронный ресурс]: Российское агентство международной информации РИА Новости.- Режим доступа: http://www.rian.ru/defense_safety/20080807/150169007.html

  80. Доктрина информационной безопасности [Электронный ресурс]: Совет безопасности Российской Федерации.- Режим доступа: http://www.scrf.gov.ru/documents/5.html

  81. Западные СМИ, комментирующие войну в Южной Осетии, полны нелицеприятных для России комментариев [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/topstory/politics/2008/08/11/152732.html

  82. Западные СМИ: "Мы на стороне Грузии, но пока не можем её защитить"[Электронный ресурс]: Средство массовой информации "Правда.Ру".- Режим доступа: http://www.pravda.ru/world/former-ussr/georgia/04-05-2008/266451-georgia-0 от 04.05.2008.

  83. Заявление Государственного министра по вопросам реинтеграции [Электронный ресурс] :Официальный портал Министерства иностранных дел Грузии. - Режим доступа: http://www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=RUS&sec_id=30&info_id=8970

  84. Информационная война вокруг конфликта в Южной Осетии [Электронный ресурс]: электронная газета «Мiacum.ru».- Режим доступа: http://www.miacum.ru/gazeta/2008/08/19/61044

  85. Информационно-правовое обеспечение ГАРАНТ / ООО "НПП "Гарант-Сервис", 2009.-Режим доступа: http://www.garant.ru/search/index.htm

  86. Медведев отдал приказ [Электронный ресурс]: Издание «ВЗГЛЯД.РУ».- Режим доступа: http://www.vz.ru/politics/2008/8/8/194594.html

  87. НАТО и Россия как всегда не сошлись во взглядах[Электронный ресурс] :православное информационное агентство. – Режим доступа:http://www.rusk.ru/st.php?idar=152300

  88. Не пускайте Грузию в НАТО [Электронный ресурс]: Интернет-проект ИноСМИ.Ru специализируется на трансляции материалов зарубежных СМИ на русский язык.- Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/249280.html.- 12.08.2008

  89. ОДКБ: Грузия спровоцировала обострение ситуации при военной поддержке ряда стран [Электронный ресурс]: РГРК «Голос России».- Режим доступа: http://www.ruvr.ru/main.php?lng=rus&q=79506&cid=9&p=08.08.2008

  90. Пан Ги Мун призвал к выводу российских и грузинских войск из Южной Осетии [Электронный ресурс]: Организация объединенных наций.- Режим доступа: http://www.un.org/russian/news/fullstorynews.asp?newsID=10059

  91. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты обвинил Грузию в подготовке своего убийства[Электронный ресурс]: NEWSru.com – самые быстрые новости 2000-2009.- Режим доступа: http://www.newsru.com/arch/world/21feb2006/osetia.html

  92. Путин возмущён цинизмом западных политиков, защищающих Грузию. [Электронный ресурс]: «Известия».- Ресурс доступа: http:// news.mail.ru (11 августа 2008).

  93. Совет Европы: Россия действительно осуществила этническую чистку в Южной Осетии [Электронный ресурс]: пресс-центр Хартии'97.- Режим доступа: http://www.charter97.org/ru/news/2008/8/19/9230/

  94. СОГЛАШЕНИЕ между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузиноосетинского конфликта и в возвращении беженцев.[Электронный ресурс] : Общественная комиссия по расследованию военных преступлений в Южной Осетии и помощи пострадавшему гражданскому населению.- Режим доступа: httр//www.osetinfo.ru/conf905

  95. США вернулись к началу войны. [Электронный ресурс]: газета Коммерсант.- Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1024013

  96. США и НАТО спешат на помощь Грузии [Электронный ресурс]: ежедневная электронная газета.- Режим доступа: http://www.utro.ru/articles/2008/08/10/758510.shtml

  97. У здания грузинского посольства в Москве разбит палаточный городок[Электронный ресурс]:Информационный портал "Лента.Ру" (1999-2009).-Режим доступа: http://lenta.ru/news/2008/08/08/tents/

  98. Южная Осетия разожгла одну из крупнейших в истории информационных войн [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/topstory/politics/2008/08/12/181859.html

  99. Южная Осетия разожгла одну из крупнейших в истории информационных войн [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/topstory/politics/2008/08/12/181859.html

  100. Bush calls for end to Russian bombing [Электронный ресурс]: service may include material from Agence France-Presse (AFP), APTN, Reuters, AAP, CNN and the BBC World Service.- Режим доступа: http://www.abc.net.au/news/stories/2008/08/09/2330047.htm

  101. European Parliament resolution of 3 September 2008 on the situation in Georgia [Электронный ресурс]: european parliament.- Режим доступа: http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0396+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN

  102. European Parliament resolution of 3 September 2008 on the situation in Georgia [Электронный ресурс]: european parliament.- Режим доступа: http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0396+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN

  103. Georgia and Russia [Электронный ресурс]: «The wall street journal»Dow Jones & Company, Inc.- Режим доступа: http://online.wsj.com/public/page/news-.html

  104. Georgia in war [Электронный ресурс]: Reporters Without Borders USA.- Режим доступа: http://www.rsf.org/article.php3?id_article=28176

  105. Hacked by: матричные войны [Электронный ресурс]: Международная информационная Группа "Интерфакс".- Режим доступа: http:// www.interfax.ru/society/news.asp?id

  106. NATO Surrenders To Russia [Электронный ресурс]: bi-weekly newspaper.- Режим доступа: http://www.exile.ru/?email

  107. NATO's First Line of Defense? It Shouldn't Be Here [Электронный ресурс]: The Washington Post Company.-Режим доступа: http://www.washingtonpost.com/ac2/wp-dyn/NewsSearch?st=.TBILISI%2C+Georgia&fn

  108. Russia blames attacks on 'forces' in Georgia [Электронный ресурс]: The international edition of CNN.com.- Режим доступа: http://edition.cnn.com/2008/WORLD/europe/10/06/russia.georgia/index.html

  109. Russia slams NATO plan to expel diplomats[Электронный ресурс]: CNN International Homepage.- Режим доступа: http://edition.cnn.com/WORLD/Georgia

  110. Russia wants guarantees over missile shield [Электронный ресурс]: Thomson Reuters international multimedia news agency.- Режим доступа: http://www.reuters.com/article/latestCrisis/idUSLB680282

  111. Russia wants guarantees over missile shield [Электронный ресурс]: Thomson Reuters international multimedia news agency.- Режим доступа: http://www.reuters.com/article/latestCrisis/idUSLB680282

  112. Russian and Georgian forces exchange prisoners [Электронный ресурс]: Independent News & Media (INM).- Ресурс доступа: http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/tv/reviews/last-nights-television.- 10.08.2008.

  113. RUSSIAN REVANCHISM IN THE AFTERMATH OF GEORGIAN BLITZKRIEG [Электронный ресурс]: The European Courier is a non-partisan on-line magazine.- Режим доступа: http://www.europeancourier.org/144.htm

  114. Russians in Georgia as government forces push into rebel capital[Электронный ресурс]: he New York Times Company.- Режим доступа: http://www.nytimes.com/2008/08/08/world/europe/08iht-09georgia.15107507.html

  115. The west is strategically wrong on Georgia [Электронный ресурс]: "FT" and "Financial Times" are trademarks of The Financial Times Ltd.-Режим доступа: http://www.ft.com/cms/s/0/c65798bc-6ec6-11dd-a80a-0000779fd18c,s01=1.html

  116. The west is strategically wrong on Georgia [Электронный ресурс]: "FT" and "Financial Times" are trademarks of The Financial Times Ltd.-Режим доступа: http://www.ft.com/cms/s/0/c65798bc-6ec6-11dd-a80a-0000779fd18c,s01=1.html

1 Лассуэлл, Г.Д. Психопатология и политика.- М.: РАГС, 2005. – 352 с.

2 Lazflrsfeld, P. Merlon, R. Mass Communication, popular taste and organized social action. In: Bryson, (ed.) The Communication of Ideas. N.Y.: Harper and Brothers, 1948.

3 Живейнов, Н. И. Операция «PW»: «психологическая война» американских империалистов. -М., 1996. – 282 с.

4 Волкогонов, Д. А. Психологическая война. - М., 1984; Волкогонов, Д. А. Контрпропаганда. — М., 1988.

5 Вирильо, П. Машина зрения.- СПб., 2004. — 194 с; Люк Т., О'Туатейл Дж. Осмысляя геополитическое пространство войны, скорости и зрения в работах П. Вирильо // Социологическое обозрение. Том 2, № 3. — С. 31-39.

6 Зиновьев А. А. Запад. Феномен западнизма. — М.: 1995. - 24 с.

7 Панарин, А. С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях стратегической нестабильности/ А.С.Панарин.- М. Эдиториал УРСС, 1999. – 272 с.

8 Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием/ С.Г.Кара-Мурза.- М.: ИНФРА-М, 2000.-640 с.

9 Волковский, Н. Л. История информационных войн. — СПб.: ООО Издательство «Полигон», 2003. – 630 с.

10 Почепцов, Г. Г. Информационные войны.- М.: Рефл-бук, 2001. – 573 с.

11 Расторгуев, С. П. Информационная война.- М.: Радио и связь, 1998. - 416 с.

12 Libicki М. С. What is Information Warfare? — Washingon, 1995.

13 Szafranski, R. Theory of Information Warfare: Preparing For 2020. Washington, 1995.

14 Arquilla J., Karmel S. Welcome to the Revolution in Chinese Military Affairs // Defense Analysis.
1997. — № 3, December. — p. 259.

15 Pillsbury M. China's Military Faces the Future. — Washington DC, 1999. — P. 69.

16 Расторгуев, С. П. Информационная война.- М.: Радио и связь, 1998. - 416 с.

17 Почепцов, Г. Г. Информационные войны.-М.: Рефл-бук, 2001. – 573 с.

18 Клаузевиц К. О войне. — М.: Госвоениздат, 1934. – 12 с.

19 Н.Н.Непомнящий Сто великих тайн Древнего мира.- М.: Вече, 2005. – 18 с.

20 Татаро-монголы в Азии и Европе: Сборник статей. - М., 1970, - с. 455-474.

21 Лемке М.К. Указ.соч.

22 Деникин А.И.Указ соч. С. 99-104

23 Верховский Д.В., Ляхов В.Ф. Первая мировая война 1914-1918 годов. - С. 37-39; Конфликты 20 века. - С. 110; Новоселов В. Печать и война, С. 580-581

24 Привалова Е.А. Русский эксперимент: комитет общественной информации и внешняя политика США.- М.: ВК,2006 г. – 156 с.

25 Окороков А.В. Особый фронт: Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны М.: Русский путь,2007. – 304 с.

26 Бурцев М. И. Прозрение. — М.: Воениздат, 1981. – 215 с.

27 Сборник боевых документов Великой Отечественной войны. — М.: Воениздат, 1947-1960 Том 13

28 См.:там же

29 Центр хранения современной документации.Ф.89.оп.14,д. 33.

30 Рыхтик М.И. Безопасность Соединенных Штатов Америки: история, теория и политическая практика.- Нижний Новгород.: Издательство ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2004. - Прилож. №4

31 Рыхтик М.И. Безопасность Соединенных Штатов Америки: история, теория и политическая практика. Нижний Новгород.: Издательство ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2004. – 159 с.

32 Белый Дом, Вашингтон [Электронный ресурс] :,Официальный портал администрации президента США - Режим доступа : http://www.whitehouse.gov/nsc/nss.html

33 Литературная газета №42, 2003г.

34В Вооруженных силах США появился новый вид оружие — кибервирусы[Электронный ресурс]: Центр исследования компьютерной преступности.: Copyright © 2001–2009 Computer Crime Research Center.- Режим доступа: http://www.crime-research.ru/news/05.01.2008/4464/

35 Шаравов И. К вопросу об информационной войне и информационном оружии // Зарубежное военное обозрение. 2000. № 10. C. 2-5.

36 Мадер Ю. Абвер: щит и меч Третьего рейха.- Ростов н/Д: «Феникс», 1999. – 320 с.

37 Ричард Харрис Психология массовых коммуникаций. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. – 448 с.

38 Дугин А.Г.Основы геополитики М.: Арктогея, 1997. - 608 с.

39 Архив политических партий (Тбилиси), 1, ф. 14, оп. 1, д. 8, л. 44.

40 См.: CSCE. Informe General 1995. P. 8-9.

41 Там же

42 Краткий курс истории Южной Осетии // Коммерсантъ, № 97 (2936), 1 июня 2004

43 Дипломатический вестник МИД РФ. 1992. №13-14. С.31.

44Информационно-правовое обеспечение ГАРАНТ / ООО "НПП "Гарант-Сервис", 2009.-Режим доступа: http://www.garant.ru/search/index.htm

45 Дипломатический вестник МИД РФ. 1992. №13-14. С.31.

46СОГЛАШЕНИЕ между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузиноосетинского конфликта и в возвращении беженцев.[Электронный ресурс] : Общественная комиссия по расследованию военных преступлений в Южной Осетии и помощи пострадавшему гражданскому населению.- Режим доступа: httр//www.osetinfo.ru/conf905

47Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты обвинил Грузию в подготовке своего убийства[Электронный ресурс]: NEWSru.com – самые быстрые новости 2000-2009.- Режим доступа: http://www.newsru.com/arch/world/21feb2006/osetia.html

48НАТО и Россия как всегда не сошлись во взглядах[Электронный ресурс] :православное информационное агентство. – Режим доступа:http://www.rusk.ru/st.php?idar=152300

49Грузия начала широкомасштабную агрессию, заявляет Цхинвали [Электронный ресурс]: Российское агентство международной информации РИА Новости.- Режим доступа: http://www.rian.ru/defense_safety/20080807/150169007.html

50 Доктрина информационной безопасности [Электронный ресурс]: Совет безопасности Российской Федерации.- Режим доступа: http://www.scrf.gov.ru/documents/5.html

51Западные СМИ: "Мы на стороне Грузии, но пока не можем её защитить"[Электронный ресурс]: Средство массовой информации "Правда.Ру".- Режим доступа: http://www.pravda.ru/world/former-ussr/georgia/04-05-2008/266451-georgia-0 от 04.05.2008.

52У здания грузинского посольства в Москве разбит палаточный городок[Электронный ресурс]:Информационный портал "Лента.Ру" (1999-2009).-Режим доступа: http://lenta.ru/news/2008/08/08/tents/

53Западные СМИ, комментирующие войну в Южной Осетии, полны нелицеприятных для России комментариев [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/topstory/politics/2008/08/11/152732.html

54Russia wants guarantees over missile shield [Электронный ресурс]: Thomson Reuters international multimedia news agency.- Режим доступа: http://www.reuters.com/article/latestCrisis/idUSLB680282

55 Russia wants guarantees over missile shield [Электронный ресурс]: Thomson Reuters international multimedia news agency.- Режим доступа: http://www.reuters.com/article/latestCrisis/idUSLB680282

56 Грузия начала широкомасштабную агрессию, заявляет Цхинвали [Электронный ресурс]: Российское агентство международной информации РИА Новости.- Режим доступа: http://www.rian.ru/defense_safety/20080807/150169007.html

57Hacked by: матричные войны [Электронный ресурс]: Международная информационная Группа "Интерфакс".- Режим доступа: http:// www.interfax.ru/society/news.asp?id

58 Южная Осетия разожгла одну из крупнейших в истории информационных войн [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/topstory/politics/2008/08/12/181859.html

59 См. там же.

60 Южная Осетия разожгла одну из крупнейших в истории информационных войн [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/topstory/politics/2008/08/12/181859.html

61Медведев отдал приказ [Электронный ресурс]: Издание «ВЗГЛЯД.РУ».- Режим доступа: http://www.vz.ru/politics/2008/8/8/194594.html

62 Путин возмущён цинизмом западных политиков, защищающих Грузию. [Электронный ресурс]: «Известия».- Ресурс доступа: http:// news.mail.ru (11 августа 2008).

63США и НАТО спешат на помощь Грузии [Электронный ресурс]: ежедневная электронная газета.- Режим доступа: http://www.utro.ru/articles/2008/08/10/758510.shtml

64 Исследование ВЦИОМ «Трагедия в Южной Осетии: кто виноват?» от 14.08.08.

65Информационная война вокруг конфликта в Южной Осетии [Электронный ресурс]: электронная газета «Мiacum.ru».- Режим доступа: http://www.miacum.ru/gazeta/2008/08/19/61044

66Georgia in war [Электронный ресурс]: Reporters Without Borders USA.- Режим доступа: http://www.rsf.org/article.php3?id_article=28176

67NATO Surrenders To Russia [Электронный ресурс]: bi-weekly newspaper.- Режим доступа: http://www.exile.ru/?email

68Russia slams NATO plan to expel diplomats[Электронный ресурс]: CNN International Homepage.- Режим доступа: http://edition.cnn.com/WORLD/Georgia

69Грузия вносит иск против России в Гаагский трибунал [Электронный ресурс]: Интерактивный деловой портал RB.ru.-Режим доступа: http://www.rb.ru/news/politics/2008/08/11/143233.html

70 Не пускайте Грузию в НАТО [Электронный ресурс]: Интернет-проект ИноСМИ.Ru специализируется на трансляции материалов зарубежных СМИ на русский язык.- Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/249280.html.- 12.08.2008

71Russian and Georgian forces exchange prisoners [Электронный ресурс]: Independent News & Media (INM).- Ресурс доступа: http://www.independent.co.uk/arts-entertainment/tv/reviews/last-nights-television.- 10.08.2008.

72 The west is strategically wrong on Georgia [Электронный ресурс]: "FT" and "Financial Times" are trademarks of The Financial Times Ltd.-Режим доступа: http://www.ft.com/cms/s/0/c65798bc-6ec6-11dd-a80a-0000779fd18c,s01=1.html

73 The west is strategically wrong on Georgia [Электронный ресурс]: "FT" and "Financial Times" are trademarks of The Financial Times Ltd.-Режим доступа: http://www.ft.com/cms/s/0/c65798bc-6ec6-11dd-a80a-0000779fd18c,s01=1.html

74Georgia and Russia [Электронный ресурс]: «The wall street journal»Dow Jones & Company, Inc.- Режим доступа: http://online.wsj.com/public/page/news-.html

75NATO's First Line of Defense? It Shouldn't Be Here [Электронный ресурс]: The Washington Post Company.-Режим доступа: http://www.washingtonpost.com/ac2/wp-dyn/NewsSearch?st=.TBILISI%2C+Georgia&fn

76 См.: Там же

77 См: Там же

78RUSSIAN REVANCHISM IN THE AFTERMATH OF GEORGIAN BLITZKRIEG [Электронный ресурс]: The European Courier is a non-partisan on-line magazine.- Режим доступа: http://www.europeancourier.org/144.htm

79Russia blames attacks on 'forces' in Georgia [Электронный ресурс]: The international edition of CNN.com.- Режим доступа: http://edition.cnn.com/2008/WORLD/europe/10/06/russia.georgia/index.html

80Пан Ги Мун призвал к выводу российских и грузинских войск из Южной Осетии [Электронный ресурс]: Организация объединенных наций.- Режим доступа: http://www.un.org/russian/news/fullstorynews.asp?newsID=10059

81 ОДКБ: Грузия спровоцировала обострение ситуации при военной поддержке ряда стран [Электронный ресурс]: РГРК «Голос России».- Режим доступа: http://www.ruvr.ru/main.php?lng=rus&q=79506&cid=9&p=08.08.2008

82Генсек НАТО призвал прекратить войну в Южной Осетии [Электронный ресурс]: Информационный портал "Лента.Ру" (1999-2009).-Режим доступа: http://lenta.ru/news/2008/08/08/jaan/

83 European Parliament resolution of 3 September 2008 on the situation in Georgia [Электронный ресурс]: european parliament.- Режим доступа: http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0396+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN

84 Генсек ОБСЕ: политическое будущее Южной Осетии должен определить ее народ. [Электронный ресурс]: Независимое электронное средство массовой информации, освещающее события на Кавказе «Кавказский узел».-Режим доступа: http://www.kavkaz-uzel.ru/newstext/news/id/1227357.html

85Совет Европы: Россия действительно осуществила этническую чистку в Южной Осетии [Электронный ресурс]: пресс-центр Хартии'97.- Режим доступа: http://www.charter97.org/ru/news/2008/8/19/9230/

86Заявление Государственного министра по вопросам реинтеграции [Электронный ресурс] :Официальный портал Министерства иностранных дел Грузии. - Режим доступа: http://www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=RUS&sec_id=30&info_id=8970

87Bush calls for end to Russian bombing [Электронный ресурс]: service may include material from Agence France-Presse (AFP), APTN, Reuters, AAP, CNN and the BBC World Service.- Режим доступа: http://www.abc.net.au/news/stories/2008/08/09/2330047.htm

88Russians in Georgia as government forces push into rebel capital[Электронный ресурс]: he New York Times Company.- Режим доступа: http://www.nytimes.com/2008/08/08/world/europe/08iht-09georgia.15107507.html

89 США вернулись к началу войны. [Электронный ресурс]: газета Коммерсант.- Режим доступа: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1024013

90 European Parliament resolution of 3 September 2008 on the situation in Georgia [Электронный ресурс]: european parliament.- Режим доступа: http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0396+0+DOC+XML+V0//EN&language=EN



Загрузить файл

Похожие страницы:

  1. Информационная война в Чечне

    Реферат >> Маркетинг
    ... направление и инструментарий возможной атаки в информационной войне отсутствует. При информационной войне возможен поэтапный захват, когда ...
  2. Информационные войны, их характеристика

    Реферат >> Политология
    ... об информационной войне схоже с американским. Это определение информационной войны как действий, воздействующих на информационные системы ...
  3. Информационные войны НАТО на восточноевропейском театре военных действий

    Реферат >> Психология
    ... 2. Особенности информационной войны в ходе операции "Решительная сила" 3. Информационная война против России ... кризисы в международных отношениях. Поэтому информационная безопасность, информационная война и информационное оружие в настоящее время оказались ...
  4. Информационные войны и события в Чечне

    Контрольная работа >> Маркетинг
    ... Связи с общественностью и рекламы Контрольная работа Информационные войны и события в Чечне Преподаватель Носова Т. ... старых методик ведения информационной войны. Список использованной литературы Волковский, Н.Л. История информационных войн 2 часть / Н.Л. ...
  5. Понятие Информационная война и возможные пути ее реализации в современном мире

    Реферат >> Военная кафедра
    ... “информационной войны” можно определить: - Цель информационной войны: достижение информационного и информационно-технологического превосходства над противником; - Стратегические задачи информационной войны ...

Хочу больше похожих работ...

Generated in 0.0017809867858887