Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Иностранный язык->Реферат
Возможности иностранного языка как учебного предмета в реализации стратегической направленности детского сада на развитие личности поистине уникальны....полностью>>
Иностранный язык->Реферат
Understanding cultural differences is essential for companies involved in international business. Countries vary across several dimensions, affecting ...полностью>>
Иностранный язык->Реферат
A tall thin boy is lying on his back in the sun-lit grass. His face is rather pale, his eyes are both merry and a little sad. This is Tolya Komar? The...полностью>>
Иностранный язык->Реферат
The Protestant Reformation is the name given to a religious and political development in the early 16th century. The reformation was led by Martin Lut...полностью>>

Главная > Реферат >Иностранный язык

Сохрани ссылку на реферат в одной из сетей:
Страницы: следующая →

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 13 Смотреть все

Загрузка...

СОДЕРЖАНИЕ

Введение - 3

  1. Определение - 5

  2. Национальный характер англичан - 6

  3. Английский менталитет сквозь призму языка: privacy - 8

  4. Классификации фразеологических единиц английского языка - 15

  5. Происхождение фразеологических единиц современного английского языка - 19

5.1. Исконно английские фразеологические единицы - 19

5.2. Заимствованные фразеологические единицы - 24

5.3. Фразеологические единицы в английском языке американского происхождения - 27

5.4. Фразеологические единицы, заимствованные в иноязычной форме - 28

  1. Классификация приемов перевода фразеологизмов - 29

6.1 Классификация Л.П. Смита - 29

6.2 Классификация В.В. Виноградова – 31

6.3. Классификация Л.В. Федорова - 33

6.3.1 Фразеологический перевод - 34

6.3.2 Основные области использования

фразеологических эквивалентов в процессе перевода - 37

6.3.3 Нефразеологический перевод - 39

6.3.4 Контекстуальный и выборочный перевод - 41

6.3.5 Характерные особенности фразеологизмов - 42

  1. Связь между идиомами в английском, немецком, русском, французском и испанском языках - 47

  2. Шекспиризмы - 50

  3. Фразеологизмы английских писателей XVII – XX веков - 54

Заключение - 57

Литература - 59

Приложения - 60

Введение

When we deal with words

We deal with mind.

Ayne Rand.

Английский язык имеет тысячелетнюю историю. За это время в нем накопилось большое количество выражений, которые люди нашли удачными, меткими и красивыми. Так и возник особый слой языка - фразеология, совокупность устойчивых выражений, имеющих самостоятельное значение.

Фразеологизм, или фразеологическая единица — устойчивое по составу и структуре, лексически неделимое и целостное по значению словосочетание, выполняющее функцию отдельной лексемы (словарной единицы).Основное назначение фразеологизмов - придание речи особой выразительности, неповторимого своеобразия, меткости и образности.

Выбор данной темы не случайный. Фразеология - это сокровищница языка. А английские фразеологизмы носят ярко выраженный национальный характер. Именно поэтому, выбрав эту тему, можно не только пополнить свой словарный запас исконно-английскими выражениями, но и узнать больше о культуре и традициях Туманного Альбиона.

Объектом данной работы являются фразеологические единицы в английском языке и способы их перевода на русский.

Задача – изучить фразеологические единицы английского языка и национальный характер англичан, а так же рассмотреть разные подходы к переводу фразеологических единиц.

Цель – доказать связь фразеологизмов с национальным характером англичан и показать, как фразеологические единицы отражают менталитет английского народа. А так же показать разные способы перевода английских фразеологических единиц на русский язык.

Фразеологизмы являются зеркалом народа. В них в полной мере раскрывается национальная специфика языка, его самобытность.

Страноведческая ценность фразеологических выражений заключается в неоспоримой достоверности их содержания. Как ни какие иные средства языка, они лучше всего впитывают в себя историю, поскольку генетически свободные словосочетания описывали определенные обычаи, особенности быта и культуры, исторические события, традиции народа, некоторые из которых возможно уже и не существуют и сохранились лишь в языке. Англия же, как известно, является огромной кладовой традиций и обычаев, которые бережно хранятся и почитаются вот уже несколько столетий. Они полностью отражают склад ума и мышления этого консервативного народа, ярко проявляющего свою национальность и патриотизм. Их стремление к изоляции, чувство первосходства над другими выражаются, например, в аспекте «privacy» и фразеологизмах с понятием «home», что связанно с географическим положением отдаленной от остального света Англии. Именно поэтому англичане представляют собой замкнутых , но сильных, трудолюбивых и самостоятельных во всем людей. Фразеологизмы используются всеми слоями населения, поэтому мы можем точно сказать, что они отражают национальный характер.

Однако в своем большинстве они создавались народом, поэтому они тесно связаны с интересами и повседневными занятиями простых людей.

Многие фразеологизмы связаны так же с поверьями и преданиями. Однако большинство английских фразеологизмов возникло в профессиональной речи.

В жизни жителей Туманного Альбиона всегда важную роль играл спорт.

Англичане гордятся тем, что многие виды спорта возникли в их стране, а потом распространились по всему миру.

Национальными британскими играми считаются футбол, крикет, скачки, бильярд. Многие фразеологизмы связаны со скачками, петушиными боями, с боксом. Им свойственны юмор, житейская мудрость, их содержанием является наш мир, окружающая среда, а атмосферой – проницательный, твердый, лишенный романтики здравый смысл.

В центре внимания находятся удача и деньги. Удовлетворение, доставляемое богатством и успехом, выражается во многих фразеологизмах.

Погода Туманного Альбиона радует местных жителей нечастно. Поэтому необязательно даже посещать Англию, чтобы иметь представления о ее климатических условиях. Все это могут рассказать фразеологические единицы.

Такие национальные черты характера, как терпимость, целеустремленность, работоспособность так же отражены в языке.

Таким образом, английские фразеологизмы могут дать нам ключ к национальному характеру народа Великобритании, к его культуре, истории и политической жизни.

1. Определение

Фразеологизм, или фразеологическая единица, также идиома — устойчивое словосочетание, выполняющее функцию отдельного слова, употребляющееся как некоторое целое, не подлежащее дальнейшему разложению и обычно не допускающее внутри себя перестановки своих частей. Значение фразеологизма не выводимо из значений составляющих его компонентов (напр., «дать сдачи» — ответить ударом на удар, «железная дорога» — особый тип коммуникации с рельсами для поезда, шпалами и т. п., а не просто дорога, вымощенная железом).

Часто фразеологизм является достоянием только одного языка. Фразеологизмы похожи на пословицы, но, в отличие от них, не являются законченными предложениями. С помощью фразеологических выражений, которые не переводятся дословно, а воспринимаются переосмысленно, усиливается эстетический аспект языка. Однако, с тем же успехом применение идиом и фразеологизмов затрудняет понимание и перевод с иностранного языка. Семантическая слитность фразеологизмов может варьировать в достаточно широких пределах: от невыводимости значения фразеологизма из составляющих его слов в фразеологических сращениях (идиомах) до фразеологических сочетаний со смыслом, вытекающим из значений составляющих сочетания.

Фразеологические сращения называются идиомами (от греч. ἴδιος — собственный, свойственный). Значение фразеологического сращения не выводимо из значений составляющих его компонентов (например, «содом и гоморра» - суматоха, шум; «железная дорога» — особый тип коммуникации с рельсами для поезда, шпалами и т. п., а не просто дорога, вымощенная железом). Зачастую грамматические формы и значения идиом не обусловлены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами.

Так, например, идиомы «бить баклуши» — «бездельничать», в исходном значении — раскалывать полено на заготовки для выделки бытовых деревянных предметов и «спустя рукава» — «небрежно» отражают реалии прошлого, отсутствующие в настоящем — в прошлом им была присуща метафоричность, что обуславливает их современный смысл, в сращениях «от мала до велика», «ничтоже сумняшеся» сохранены архаичные грамматические формы.

Термин "идиомы" впервые был введен английским лингвистом Л.П.Смитом. Он писал, что слово idiom используется в английском языке для обозначения французского термина idiotisme, а именно: для обозначения грамматической структуры сочетаний, характерных для английского языка, хотя очень часто значения этих сочетаний невозможно объяснить с грамматической и логической точки зрения. А термин "фразеологическая единица", обозначающий особую группу словосочетаний, был введен советскими лингвистами.

Существуют разные мнения по поводу того, как следует определять, классифицировать, описывать и анализировать фразеологические единицы.

Даже в наше время существует определенное расхождение во мнениях, касательно существенных отличий фразеологических единиц от других словесных групп и касательно природы происхождения словочетаний, которые можно отнести к термину "фразеологические единицы". Даже сегодня такие, казалось бы на первый взгляд, уже устоявшиеся термины как: "устойчивые словосочетания", "идиомы", "слова-эквиваленты" многими лингвистами толкуются по-разному. Они называют следующие существенные признаки фразеологических единиц: стабильность лексических компонентов и грамматической структуры, недостаток мотивации, вероятность структурных вариантов, способность функционировать в речи как одно слово, семантическая целостность.

Профессор А.В.Кунин пришел к выводу, что, в основном, фразеологическая единица - это сочетание потенциальных слов с полностью переосмысленным значением и сочетание потенциальных слов с действительными словами с частично переосмысленным значением.

Согласно словам академика В.В.Виноградова, все фразеологические единицы - это выражения, в которых значение одного элемента зависит от значения другого.

Профессор А.И.Смирницкий считает, что фразеологические единицы — это устойчивые сочетания, которые, в отличие от идиом, не обладают экспрессивностью или эмоциональной окраской.

Профессор И.В.Арнольд полагает, что этот термин относится только к устойчивым выражениям, которые, напротив, являются экспрессивными и эмоционально окрашенными.3

Профессор Н.Н.Амосова настаивает на том, что этот термин применим только к тому, что она называет "устойчивые контекстуальные единицы", т.е. единицы, в которых невозможно заменить ни один из имеющихся компонентов, без того, чтобы изменить значение не только всего единства, но также и тех элементов, которые остаются неповрежденными.

2. Национальный характер англичан

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР - совокупность наиболее устойчивых психологических качеств, сформированных у представителей нации в определенных природных, исторических, экономических и социально-культурных условиях ее развития. В соответствии с используемыми методами анализа, интерпретации и сбора материалов в изучении Н.Х. выделяются: культурно-исторический, этнографический и психологический подходы. Ведущим среди них признается первый, отстаивающий принцип культурного или социального детерминизма, согласно которому различия в Н.Х. разных народов обусловлены влиянием культурной среды.

Англичане живут на острове Великобритания. Англичане являются продуктом смешения многих этнических групп - древнейшего иберийского населения с народами индоевропейского происхождения: племен кельтов, германских племен англов, саксов, фризов, ютов, в некоторой степени - скандинавов, а впоследствии и франко - норманнов.

Национальный характер живуч у всех народов. Но ни к какому народу это не относится в большей степени, чем к англичанам, которые, судя по всему, имеют нечто вроде патента на живучесть своей натуры. Таким образом, первая и наиболее очевидная черта этой нации - стабильность и постоянство характера составляющих её индивидов. Они меньше других подвержены влиянию времени, преходящим модам.

Любознательность англичан позволила им познакомиться с лучшими из того, чем обладают другие народы, и все-таки они остались верны своим традициям. Восхищаясь французской кухней, англичанин не станет имитировать ее у себя дома. Являя собой воплощение конформизма, англичане в то же время сохраняют индивидуальность.

Нельзя утверждать, будто англичане никогда не менялись. Перемены происходят постоянно, но эти различия, столь заметны внешне, не затрагивают нации.

Принципы "джентльменского поведения", были возведены в культ при королеве Виктории. И они возобладали над крутым нравом "старой Англии".

Современные англичане считают самообладание главным достоинством человеческого характера. Англичанина с детства приучают спокойно сносить холод и голод, преодолевать боль и страх, обуздывать привязанности и антипатии.

Англичане отличаются умеренностью, о которой они не забывают как во время труда, так и в наслаждениях. В англичанине почти нет ничего показного. Он весь живет прежде всего и больше всего для себя. Его природе свойственны любовь к порядку, комфорту, стремление к умственной деятельности. Он любит хороший транспорт, свежий костюм, богатую библиотеку.

Англичане простого сословия чрезвычайно дружелюбны и услужливы. Обратившегося с каким - нибудь вопросом иностранца англичанин возьмет за плечо и начнет показывать ему дорогу с разными наглядными приемами, несколько раз повторяя одно и то же, а потом еще долго будет смотреть вслед, не веря, что спрашивающий мог так скоро все понять.

Англичане не только умеют обходить все препятствия, избегая ломки, но и сама работа выполняется у них с совершенным спокойствием, так что даже ближайший сосед часто и не подозревает, что рядом с ним кипит гигантская работа.

Англичане терпимы к чужому мнению (Bite the bullet - мужественно терпеть, Iron nerves - железные нервы).

Никто не умеет так строго распределять свое время и деньги, как англичанин. Он чрезвычайно много работает, но всегда находит время и отдохнуть( to have a whale of a time — здорово провести время)

На каждом англичанине, где бы он ни жил, лежит печать его национальности. Куда бы он ни явился, он всюду внесет свои обычаи, свою манеру поведения, нигде и ни для кого не изменит своих привычек, он везде - у себя дома. Это - оригинальный, самобытный, в высшей степени цельный характер.

Англичанин очень тщеславный. Он уверен, что в его отечестве все идет лучше, чем у других. Поэтому он смотрит на иностранца высокомерно, с сожалением и нередко с полным презрением. Этот недостаток у англичан развился вследствие отсутствия общительности и преувеличенного сознания своего превосходства над другими.

Деньги - кумир англичан. Ни у кого богатство не пользуется таким почетом.

Англичанин имеет прирожденную способность к искательству приключений. Флегматик по натуре, он способен страстно увлекаться всем великим, новым, оригинальным.

В области искусства англичанин любит прежде всего грандиозность и оригинальность. Последнее проявляет себя, в частности, в громадных размерах мостов, монументов, парков и т. п.

Идеалом англичан служит независимость, образованность, достоинство, честность и бескорыстие, такт, изящество манер, изысканная вежливость, способность пожертвовать временем и деньгами для хорошего дела, умение руководить и подчинятся, настойчивость в достижении поставленной цели, отсутствие чванства.

3. АНГЛИЙСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЯЗыКА: PRIVACY

Менталитет [от лат. mens, mentis — ум и alis — другие] — система своеобразия психической жизни людей, принадлежащих к конкретной культуре, качественная совокупность особенностей восприятия и оценки ими окружающего мира, имеющие надситуативный характер, обусловленные экономическими, политическими, историческими обстоятельствами развития данной конкретной общности и проявляющиеся в своеобычной поведенческой активности.

Изучение культуры народа через язык, а именно через посредство ключевых слов конкретного языка, является относительно новым и перспективным направлением современного языкознания. Такое направление широко разрабатывается в многочисленных исследованиях Анны Вежбицкой, которая через изучение ключевых слов русского, английского, польского, японского и ряда других языков выходит в соответствующие этим языкам культуры.

И действительно, изучение ключевых концептов в соответствующих картинах мира позволяет пролить свет на целый ряд проблем, связанных с менталитетом и культурой разных народов. С этой точки зрения особый интерес вызывают концепты, которые специфичны для той или иной языковой модели мира.

Так, например, для американской модели мира одним из ключевых концептов является “freedom”, значимость которого определяется особым характером мировосприятия этого народа. И хотя слово это вполне переводимо на другие языки, именно здесь ему отводится совершенно особое место в языковой картине мира.

Наибольший интерес с нашей точки зрения представляет собой та группа лингвоспецифичных концептов, которая опосредована соответствующими мыслительными или ментальными особенностями того или иного народа. Фразиологизмы занимают ту область языковой картины мира, которая связана, с одной стороны, с миром мышления, а с другой - с собственно семантикой языка. Они совершенно уникальны для каждого конкретного языка и составляют его идиоэтнический, или идеосемантический, компонент.

Проводимый анализ охватывает и область неофункционализма, т.к. позволяет проследить действие когнитивной функции языка, отражающей мыслительные потенции человека по мере отражения им окружающего нас мира и последующей репрезентации его в языке человека. Кроме того, принцип неофункционализма позволяет проследить и действие коммуникативной функции языка, делающей возможной адекватную репрезентацию когнитивной деятельности человека.

Основываясь на этом принципе, мы ставим вопрос не просто о значимости концепта “privacy”в современном английском языке, но и постараемся дать ответ на ряд вопросов, связанных с ним, а именно: «Почему такой концепт столь значим для английского языка и англосаксонского менталитета вообще?», «Какие причины - ментальные, географические, культурные – лежат в основе связанного с “privacy” явления дистанцированности англичан?», «Как подобная дистанцированность выражается в языке англичан?» и ряд других вопросов.

Например:

in private - наедине, с глазу на глаз; конфиденциально

private eye – частный, неофициальный взгляд, то же что и частный сыщик.

private war - кровная месть

При том, что мы отмечаем, что тяга к “privacy” - это общечеловеческое свойство, хотелось бы подчеркнуть, что в английском социуме эта потребность возведена в культ. “The English dream is privacy without loneliness”, - отмечает Джереми Пэксмен, автор интересной книги об англичанах “The English: A Portrait of a People”

Прайс Кольер, автор книги «Англия и англичане – с американской точки зрения », отмечает , что в Англии создается «своеобразное чувство уединенности без одиночества ( loneliness)».

Интересно отметить, что ярко выраженный индивидуализм англичан, их тяга к “privacy” при этом сочетается с большой тягой к формированию клубов и различных обществ.

Военный корреспондент Марта Гелборн, супруга Эрнеста Хемингуэя, в ответ на вопрос о том, почему она переехала жить в Англию, ответила, что любит Англию за ее абсолютное «безразличие». “ I can go away, spend six months in the jungle, come back and walk into a room, and people won’t ask a single question about where I’ve been or what I have been doing. They’ll just say, “Lovely to see you. Have a drink”. На предположение собеседника о том, что это может быть нежелание вмешиваться, она ответила, что это всего лишь “privacy of indifference” .

М.Любимов, советский разведчик, много лет проработавший в Англии, отмечал, что заговорить с англичанином в метро или в поезде – чуть ли не преступление против королевы .

Известен случай о том, когда в вагоне поезда пассажир сказал соседу, что тот уронил горящий пепел на брюки, на что получил ответ : «Вот уже десять минут, как горят спички в кармане вашего пиджака, но я не счел возможным вмешиваться в ваши дела !» . Ср. английский вариант: “ For the last ten minutes I have seen a box of matches on fire in your back coat pocket, but I didn’t interfere with you for that”. И все это не что иное, как свойственное англичанам “respect for privacy”. [9; 8]

Вс. Овчинников, автор одной из первых советских книг об Англии и англичанах, пишет, что «англичане с их щепетильным отношением к частной жизни друг друга (privacy) считают телефон менее подобающим каналом общения, чем почту. Телефонный звонок может неудачно прервать беседу, чаепитие, телевизионную передачу. К тому же он требует безотлагательной реакции, не оставляя возможности продумать и взвесить ответ. Почту же получатель может вскрыть, когда ему удобно, и ответить на каждое письмо с учетом содержания других».

Интересно отметить, что высшим воплощением такой тяги англичан к “privacy” является английский дом. “My home is my castle”, “There is no place like home”, “Home, sweet home, “- вот немногие из языковых репрезентаций значимости этого понятия для англичан. «Дом является центром вселенной для англичанина. К нему стремится душа его после работы, о нем мечтает он во время странствий, им дорожит больше, чем другими ценностями»,- отмечает А.В. Павловская.И там же: «К дому у англичан отношение действительно особое, трепетное. Не случайно почти все дома в Англии имеют имена, это создает неудобства для гостей и почтальонов, но демонстрирует очень личное, очень трепетное отношение англичан к своему жилью. Имена эти очень разные, порой трогательные, порой странные, порой очень старые. Например, «Под дубом», хотя вокруг на много миль не видно ни одного, или « У ивы», которую, видимо, срубили много лет назад, или «Кошкин дом» - а на подоконнике и впрямь сидит большая кошка, или «Приют контрабандистов» - над дверью уютного трогательного коттеджа» .

По сравнению со многими народами на континенте, и в частности, с французами, которые проводят большую часть времени на публике, и, точнее, на улице, просиживая за чашкой кофе в маленькой кафушке на улице (которыми усеян весь Париж), англичанин предпочитает свой дом и внутренний дворик. « Действительно, Англия – это царство частной жизни, гербом которого могло бы стать изображение изгороди и девиз «Мой дом – моя крепость!». Англичанин подсознательно стремится отгородить свою частную жизнь от внешнего мира. И порог его дома служит в этом смысле заветной чертой», - отмечает Вс. Овчинников.

Более того, верной представляется и точка зрения о том, что на национальный характер оказывает большое влияние и другой, на наш взгляд, гораздо более значимый фактор, такой как географическое устройство. Эта теория была в свое время сформулирована известным историком Л .Н. Гумилевым в его книге «Этногенез и биосфера Земли», который писал, что этносы … всегда связаны с природным окружением и что ландшафт и есть главный плавильный котел, который формирует этнос. «Стереотип поведения складывается как адаптивный признак, т.е. как способ приспособления этноса к географической среде», - отмечает Л.Н. Гумилев.

Эта точка зрения имеет место в науке и носит, на наш взгляд, весьма обоснованный характер. С этих позиций можно рассматривать, например, стремление англичан к изоляции и «privecy».

А.В.Павловская, автор книги «Англия и англичане», отмечает, что Англия – единственная страна, которая не хочет быть Европой. «Итальянцы и испанцы тайно комплексуют и мечтают приобщиться к этому славному имени, восточные европейцы хотят того же шумно и агрессивно, немцы делают вид, что они то и есть Европа, но в глубине души не слишком в этом уверены, скандинавы живут в своем мире, не рассчитывая на эту честь. И только англичане последовательно отказываются от этой привилегии, всячески отделяя себя от всего мира … Англичане хотят быть сами по себе. И им это удается. Они знают, что они и есть самая великая страна, своего рода «пуп вселенной».[26,8]

И действительно, тот факт, что англичане живут на острове, отделенные от всей остальной Европы и всего мира, создало совершенно особый национальный характер англичан. “Every person is an island”, - говорила моя знакомая Сандра Бьюкенен, когда я делилась с ней мыслями об островном характере англичан. -“There is an invisible fence around him”.

Эта «невидимая стена» окружает каждого англичанина, который как бы мысленно изолирует себя от всех окружающих.

Широко распространенное у англичан понятие “body distance” - личное пространство - ощущается везде в Англии – в очереди, где расстояние между людьми 1 – 2 метра, в общественных местах ( магазинах и т.п. ), где люди произносят “sorry” каждый раз, когда приближаются ближе, чем на 1 метр, извиняясь, таким образом, за нарушение личного пространства ( body distance).

Интересно отметить, что такое личное пространство понимается не только в физическом смысле этого слова, но и чисто в психологическом (personal distance). «Аналогичным образом немыслимо какое-либо вторжение в «чужое пространство» - физическое или духовное, начиная от личных вещей (например, комментарий по поводу внешнего вида (даже родственников), или просмотр документации, открыто лежащей на рабочем месте ) и кончая личной жизнью и манерой поведения (ср.: непрошенные советы)»,- отмечает автор интересного исследования о ментальности англичан и их речевого поведения Ю.Б.Кузьменкова (Кузьменкова 2005,93-94).

По сравнению с южными народами, принадлежащими к так называемым “contact cultures” (яркий пример – итальянцы ), англичане соблюдают принцип “do not touch”. “You think being touched is invasive because you are English”, - отмечает Джулиан Барнс, автор книги ” England, England”.

Проблема иностранцев или “foreigners” занимает совершенно особое место в менталитете англичан. Туристы в Англии всегда восхищены любезностью, с которой к ним относятся англичане. Однако, это, как и многое другое, особая вежливость англичан. На самом же деле, отношение к иностранцам снисходительное, хотя и прикрытое вежливой улыбкой. Отмечая, что “ Deep down, the English don’t really care for foreigners “, Дж. Пэксмен приводит наблюдения жителя Венеции о том, что “ the English are great lovers of themselves, and of everything belonging to them; they think that there are no other men than themselves and no other world but England; and whenever they see a handsome foreigner they say “he looks like an Englishman” and that “it is a great pity that he should not be an Englishman”.

С.Г. Тер-Минасова в своей книге «Язык и межкультурная коммуникация» рассматривает подобное отношение к иностранцам как непрямой способ выражения любви к Родине, свойственный англичанам.

В наибольшей степени неприязнь к иностранцам проявляется ( по крайней мере в языковом плане) по отношению к французам и к голландцам.

С французами англичан связывают своеобразные “love-hate relationships” и многовековое соперничество. “The English are always the first”, - часто повторял известный преподаватель английского языка из Лондона Брюс Монк, много лет преподававший на факультете иностранных языков МГУ.

Национального героя Франции Наполеона Бонапарта англичане называют не иначе как “the cause of Josephine’s nocturnal disappointments”.

Если англичанин ругается, он сопровождает это идиомами “Pardon my French”. Плохое поведение характеризуется как “Done like a Frenchman”. “To take a French leave” по английски означает то, что в других языках, в том числе и во французском означает «уйти по английски» ( ср. : filer a l’anglaise и damne comme un Anglais). И все это, не включая всей не совсем приличной лексики, связанной со словом French (French disease; French compliment: French lessons и т.п.).

Еще полнее негативное отношение выражается в идиомах со словом Dutch:

Do the Dutch - to kill yourself;

The Dutch act –suicide;

Dutch comfort – an assumption that things cannot get worse;

Dutch concert – music played out of tune or a drunken carouse;

Dutch consolation – an assurance that although things are bad, they could have been worse;

Dutch courage – bravery induced by alcohol, implying that a Dutchman is a coward when he is sober;

Dutch feast – an occasion when the host becomes intoxicated while his guests are still sober;

Dutch headache - a hangover;

Dutch uncle – someone who reproves you sharply or gives you solemn advice, unlike the geniality of real uncles;

Dutch widow - a prostitute.

Go Dutch – to share the cost, esp. of a meal. People use this expression particularly when a man and a woman go out together and the woman pays for herself instead of being paid for by the man;

Dutch treat – an occasion at which everyone pays their own bill;

Dutch courage – the courage to do something that one gets from drinking alcohol;

I am a Dutchman – a phrase used to show disbelief = I don’t believe you;

To talk like a Dutch uncle – to speak in an angry complaining way, showing strong disapproval, esp. someone who has done something wrong.

В современном английском языке негативные коннотации со словом Dutch наиболее характерны для американского варианта английского языка. Сами голландцы объясняют такое количество негативных слов в английском языке, связанных с ними, фактом морского соперничества двух держав – Англии и Голландии в 19 веке. Однако тенденция продолжает иметь место и сегодня, хотя и испытывает вполне толерантное отношение к этому со стороны самих голландцев. Последние пополнили наш лексикон сочетанием “double Dutch” – «очень плохой человек» ( характерным в речи американцев и не зафиксированным в этом значении в словарях) . Наш интерес также привлекла открытка, на которой изображено блюдо, состоящее из множества таблеток ( экстази и прочее ), под которыми имеется надпись “ Dutch sushi”.

Итак, отношение к иностранцам и отражение этого средствами языка – одно из наиболее ярких проявлений «островного мышления» англичан, своего рода “the island neurosis” по выражению Дж. Пэксмена.

Известный английский писатель Джон Фаулз писал, что тот факт, что Англия расположена на острове, способствовал созданию народа, который «смотрит с севера через море, народ, который можно считать наблюдателями». И действительно, англичанин предпочитает быть скорее наблюдателем ( the observer ) , чем непосредственным участником событий. Это создает эффект дистанцированности от событий и находит свое выражение в поведении и во всем менталитете англичан. Очень ярко такая дистанцированность выражается в языке.

Исследованное нами в ряде работ явление номинативности английского языка представляет собой наглядный пример дистанцированности, выраженной в языке синтаксическими средствами, а именно, многокомпонентным именным фразеологизмами. Последнее, представляя собой свернутые предложения и даже целые тексты, в сжатом виде передают большой объем информации. Свернутые в виде имен существительных, глаголы, как компоненты этих словосочетаний,создают картину неявной выраженности мысли, свойственной английскому языку вообще, что , в свою очередь, создает впечатление некоторой отстраненности от описываемых событий (См. подробнее, например: Джиоева 1995; Джиоева 1998).

Ярко выраженный индивидуализм, свойственный англичанам, позволяет им дистанцироваться и от такого мощного органа контроля и управления, как государство. Тот же Дж. Пэксмен пишет : “ It is tempting to conclude that the French believe the state is the people, while in England, the state is something else – “them”.

Достаточно известный пример, соответствующий русскому выражению «в нашей стране» - также является примером дистанцирования. То есть , по английски «в нашей стране» будет “in this country”, но не “in our country”. Выразиться по английски “in our country” было бы слишком интимно и поэтому некорректно с точки зрения английского социума. Англичанин, как ярко выраженная индивидуальность, как своего рода «человек – остров» (термин Г. Гачева) , предпочитает дистанцироваться даже от своей страны.

«… англичане в соответствии со своим национальным характером проявляют обычную сдержанность и в отношениях со своей родиной, называя ее очень нейтрально и подчеркнуто отдаленно this country», - отмечает С.Г. Тер-Минасова ( Тер-Минасова 2000, 178). Интересно отметить, что дословный перевод этого выражения на русский язык придает ему негативный оттенок - ср.: « в этой стране».

Интересно отметить, что стратегии вежливости в англоязычных странах находят свое преломление даже в общении с преступниками. Понятие негативной вежливости, свойственной англоязычному социуму, отражает стремление к « дистанцированности» ( объясняя, например, феномен пресловутой «британской чопорности» - сдержанности в общении, создающей некий «эффект отчуждения», когда говорящий, действуя на основании принципа невмешательства, всеми способами стремится избежать самораскрытия)», а «сохранение этой дистанцированности как ценностной ориентации – выбранной позиции по отношению к окружающему миру – является главной целью англоязычной коммуникации в целом».

Таким образом, понятие дистанцировнности является ключевым в общей системе мировосприятия англичан. Оно во многом определяется геогрфическим расположением территории, на которой живет англосаксонский этнос ( geographical distance) и выражается в поведенческих и психологических установках англичан ( body distance и personal distance). Оно также находит яркое воплощение ( аспект наиболее интересный для нас) и в языковом плане ( language distance). Последнее выражается в значимости в языке лингвоспецифичного концепта “privacy “ и связанного с этим целого ряда явлений, в стратегиях негативной вежливости, в так называемом “Language of Doubletalk” ( или “Doublespeak” или “Newspeak”), в особом характере английской номинативности, в таких явлениях, как Understatement и Hedges , и в целом ряде других вещей. [9; 26]

Итак, подводя итог всему вышеизложенному, хотелось бы подчеркнуть следующее:

Значимость концепта “privacy” в английском языке способствовала нашему интересу к этому явлению и позволила изучить его в самых разных ракурсах. Концепт “privacy” и множество идиматических выражений с даным словом отражает свойство к дистанцированности англичан, опосредованное во многом географическими условиями, в которых проживает данный этнос. Последние формируют своеобразную «островную психологию», выражающуюся в поведенческих, ментальных, языковых проявления, что находит свое преломление и в английском искусстве, образе жизни, традициях и, естественно, в языке.

4. Классификации фразеологических единиц английского языка.

Существует множество способов классификации фразеологических сочетаний в зависимости от того, какой характерный признак ФЕ будет браться за основу.

Наиболее распространенной классификацией английских фразеологических единиц является тематическая. Классификация имеет основные типы, сформированные по наличию основной архисемы (например, испытывать эмоции), которые далее делятся на более частные группы (такие как, волнение, страх, безразличие и т.д.).

Идиомы в английском языке имеют связь с различными видами человеческой деятельности, например:

• Идиомы, связанные с морем. Многие из них получили более широкое распространение, будучи метафорично переосмысленны: to launch into (энергично взяться за дело), to be all at sea (недоумевать, растеряться), to touch bottom (дойти до предела).

• Многие фразеологические выражения, связанные с охотой, также вошли в английский разговорный язык: to run with the hare and hunt with the hounds (вести двойную игру).

• Из животных чаще всего в идиомах упоминаются собаки, свиньи, кошки, лошади: to let sleeping dogs lie (быть от греха подальше).

• Птицы также часто упоминаются в идиомах: to kill two birds with one stone (получить двойную выгоду), in fine feather (нарядный).

• В английском языке существует очень мало идиом, связанных с лесом, деревьями. Ветер, дождь, погода, облака, солнце, луна дали нам следующие идиомы: to be under the weather (попасть в беду), to bless one's stars (благодарить свою судьбу).

• Существует множество фразеологических выражений, связанных с домашним очагом: to bring home to somebody (довести до сознания), to set one's house in order (приводить свои дела в порядок), to bring home to somebody (довести до сознания).

• Мебель - источник следующих идиом: to lay on the shelf (выбрасывать за ненадобностью), to fall between two stools (сидеть между двух стульев), to get up on the wrong side of the bed (встать с левой ноги).

• Много красочных идиом было рождено на кухне: to have a finger in the pie (быть замешанным в деле), to be in a stew (быть, как на иголках). Также много идиом, связанных с огнем: to strike fire (задеть за живое), to go through fire and water (пройти огонь и воду).

• Еда - тоже является источником появления английских идиом: to eat a humble pie (проглотить обиду), to cut and come again (есть с аппетитом), to make no bones of (не церемониться).

• В английском языке существует множество идиом, связанных с мастерскими, кузницами, различными ремеслами и инструментами: to put a person through the mill (подвергнуть тяжелым испытаниям), to see through a millstone (быть очень проницательным человеком), to give a handle to (дать повод, предоставить возможность).

Л.П.Смит писал, что в ангийских идиомах очень много юмора, но мало красоты и романтики. Такое выражение как coucher a la belle etoile (фр.яз.) (букв, спать под прекрасной звездой ~ спать на открытом воздухе) в английской разговорной речи звучало бы немного странно. Содержание английских идиоматических выражений - это наш земной мир, а их атмосфера - это проницательный здравый смысл, лишенный романтики.7 Успех и деньги - в их центре: to have one's bread buttered on both sides (быть хорошо обеспеченным).

Многие идиомы выражают такие черты национального характера англичан как целеустремленность, их способность быть упорными, непреклонными, например: to put one's shoulder to the wheel (энергично взяться за работу).

Но основное содержание идиом - все-таки человеческие отношения. Многие идиомы обозначают встречу (to call in, to look in - зайти, заглянуть), некотрые из них посвящены дружбе (to take to, to cotton to -привязаться), но число английских идиом, выражающих хорошие намерения и чувства, - не так уж и велико, и они не настолько выразительны, как идиомы, которые выражают враждебность, конкуренцию, вражду, осуждение, например: to get round (перехитрить).

Л.П.Смит писал: "... хотя наши идиомы содержат ... метафоры и сочетания из популярной европейской жизни, тем не менее, их образы по существу национальны в характере ... Национальная речь и национальное искусство рождаются из почвы, являющейся родиной деревень, полей и пастбищ, и это к ней мы должны время от времени возвращаться для пополнения их силы."

Применяется также и классификация по соотнесенности фразеологизмов с определенными частями речи (так называемая смысловая классификация). В основу разделения принадлеж-ность основного слова выражения к какой-либо части речи. Выделяют следующие разделы (Кунин А.В., Арнольд И.В., а также Литвинов П.П. 2001: 129):

a) глагол + существительное: to bear malice - затаить злобу. Your wife doesn 't strike me as the sort of woman to bear malice. (S. Maugham "The Moon and Sixpence")

b) глагол + предлог + существительное: to live on air - жить неизвестно на что.

-1 don't know what's to become of her. And then there are the children. Are they going to live on air? (S. Maugham "The Moon and Sixpence")

c) глагол + предлог + местоимение: to stop at nothing – останавливаться ни перед чем.

"Не 's very much admired, " said my shy neighbour. "1 know several girls who would stop at nothing short of murder to get him." (S. Maugham "The Razor's Edge ")

d) глагол + наречие: to keep abreast of- идти в ногу.

Though Edward Driffield's indifferent health and great age obliged her to live most of the year in the country, she managed notwithstanding to run up to town often enough to keep abreast of what was going on and she was soon engaged with Lord Seal Iion in an ammated discussion of the plays in the London theatres and the terrible crowd at the Royal Academy.

(S. Maugham "Cakes and Ale: or the Skeleton in the Cupboard")

e) to be + прилагательное: to be sure - быть уверенным.

Mind you, I hardly know him and this is only guesswork: isn't it possible that he's looking for something, but what it is he doesn 't know, and perhaps he isn't even sure if it's there? (S. Maugham "Then and Now")

f) глагол + прилагательное: to make sure -убедиться.

To make sure it was he, he was to knock twice quickly, wait a moment, knock once, and then after another brief pause again knock twice. (S. Maugham "Then and Now")

Смирницкий А.И. делит английские устойчивые выражения на (Смирницкий А.И. 1978: 156):

1. Те, которые обладают яркой экспрессией и эмоциональ-ной маркированностью (imaginative, expressive & emotional).

- soft in the head, a long head.

2. Те, которые лишены этого, стилистически нейтральные.

- an apple of one's eye, give a free hand, on the other hand.

Алехина А.И. выделяет семантические фразеологические серии и модели по признаку смысловой близости (но не синони-мии), например, по признаку отношения общего понятия к ча-стному. При этом языковед учитывает и структурные особенно-сти устойчивых выражений. Так Алехина выделяет особые гла-гольные структурно-семантические модели с глаголами to be, to feel, to have и т.д., группируя их в определенные семан-тические серии, например, чувствования, состояния, бытия и т.п. (Алехина А.И. 1982: 7-15).

Арнольд И.В. делит английские фразеологизмы на так называемые set-expressions, semi-fixed combinations & free phrases, что в целом соответствует классификации Вино-градова В.В. на фразеологические сращения (to be neck and neck), единства (in the twinkling of an eye, get the upper hand) и сочетания (one's own flesh and blood), соответственно. (Арнольд И.В. 1966: 182-184) Большинство в английском языке составляют фразеологические единства.

Анализ вышеприведенных примеров показывает, что грамматическая форма, по крайней мере, одного слова в сочетании как будто заморожена, т.е. она строго закреплена и не может быть изменена. Фразеологические сочетания возникают в результате единичного сцепления одного семантически преобразованного компонента. Для семантики подобных фразеологических единиц характерна аналитичность и сохранение семантической отдельности компонентов. Число фразеологических сочетаний в немецком языке очень невелико, т.к. единичная сочетаемость одного из компонентов с переносным значением не является типичной в системе немецкой фразеологии. Как правило, переносное значение слова образует серийную сочетаемость со словами той или иной семантической группы

5. Происхождение фразеологических единиц современного английского языка.

Источники происхождения фразеологизмов в современном английском языке очень разнообразны. В целом, как указывает Кунин А. В., их можно разделить на 4 группы:

1. Исконно английские фразеологические единицы

2. Межъязыковые заимствования, то есть фразеологические единицы., заимствованные из иностранных языков путем того или иного вида перевода.

3. Внутриязыковые заимствования, то есть фразеологические единицы, например, заимствованные из американского варианта английского языка.

4. Фразеологические едницы заимствованные в иноязычной форме.

5.1. Исконно английские фразеологические единицы

Фразеологизмы в английском языке в своем большинстве являются исконно английскими оборотами, авторы которых неизвестны. Они закрепились в разговорной речи, и приобрели характерный, английский колорит, который отражает особенности английской культуры. Они все связаны с традициями, обычаями и поверьями английского народа, а также с преданиями и историческими фактами. Примерами широко распространенных оборотов являются: have a bee in one's bonnet - носиться с какой-то идеей, быть помешанным на чем-то; bite off more than one can chew - «взять в рот больше, чем можешь проглотить», то есть взяться за непосильное дело, не рассчитать своих сил, или: Орешек не по зубам, дело не по плечу.

1. Фразеологические единицы, отражающие традиции и обычаи английского народа:

Говоря об английских традициях, следует упомянуть, что самым употребляемым в Англии напитком является чай. Англичане очень трепетно относятся к приготовлению чая и к процессу чаепития. Вследствие этого в английском языке существует несколько идиоматических выражений со словосочетанием «cup of tea»:

cup of tea (дословно «чашка чая») – особа;

Расширение компонентного состава фразеологизма становится причиной приобретения нового оттенка:

an old cup of tea – старушка

an unpleasant cup of tea – неприятный человек

to be one’s cup of tea – нравиться

«A storm in a teacup» - «Буря в стакане воды»

Baker's dozen - чертова дюжина. (по старинному английскому обычаю, торговцы хлебом получали от булочников 13 хлебов вместо 12, причем 13-й шел в счет дохода торговцев); good vine needs no bush - «хорошее вино не нуждается в ярлыке» - хороший товар сам себя хвалит. (По старинному обычаю, трактирщики вывешивали ветки плюща в знак того, что в продаже имеется вино).

Close, but no cigar!

досл.: почти, но сигары не видать

знач.: хорошо, но не совсем!, чуть-чуть не считается и т.д. Это идиома родом из Америки середины XX века – в то время в палатках на ярмарочной площади часто проводились конкурсы, призами в которых были сигары. Другой вариант идиомы – nice try, but no cigar(“отличная попытка, но не судьба”).

2. Фразеологические единицы, связанные с английскими реалиями:

Как и каждый народ, англичане трепетно относятся к религии. Этим объясняется наличие в английском языке большого количества идиоматических выражений, ключевыми словами в которых являются «God» («Бог») и «devil» («дьявол»). Ниже приведены примеры пословиц:

To carry coal to Newcastle - «возить уголь в Ньюкасл» т.е. возить что-то туда, где этого и так достаточно. Ньюкасл - центр английской угольной промышленности. Ср. ехать в Тулу со своим самоваром.

«Не that serves God for money will serve the devil for better wages» - Тот, кто служит богу за деньги, послужит и дьяволу, если он заплатит больше

«Lord helps those who help themselves» - «На бога надейся, а сам не плошай»

«Man proposes but God disposes» - «Человек предполагает, а бог располагает»

«Like priest, like people» - Каков священник, таков и приход

«Needs must when the devil drives» - Приходится, когда чёрт гонит (т. е. против необходимости ничего не поделаешь) – «Плетью обуха не перешибешь»

«Open not your door when the devil knocks» - He открывай дверь, когда чёрт стучится. «Set a beggar on horseback and he'll ride to the devil» - «Посади свинью за стол, она и ноги на стол»

«Speak of the devil and he will appear» - «Легок на помине»; «Про волка речь, а он навстречь»

«The devil is not so black as he is painted» - «Не так страшен чёрт, как его малюют»

«The devil knows many things because he is old» - Дьявол многое знает, потому что он стар – «Старый волк знает толк»

«The devil lurks behind the cross» - За распятием сатана прячется – «Около святых черти водятся»; «Поп людей учит, а сам грешит»

3. Фразеологические единицы, связанные с именами:

Tom, Dick and Harry - всякие, каждый, первый встречный.

4. Фразеологические единицы связанные с поверьями:

Black sheep - паршивая овца, позор в семье. (По преданию, черная овца была отмечена печатью дьявола).

5. Фразеологические единицы, связанные с астрологией

Be born under lucky star - родиться под счастливой звездой

6. Фразеологические единицы, взятые из сказок и басен

Borrowed plumes - ворона в павлиных перьях.

7. Фразеологические единицы, связанные с преданиями.

Have kissed the Blarney stone - быть льстецом

8. Фразеологические единицы, связанные с историческими фактами.

As well be hanged for a sheep as lamb - если уж суждено быть повешенным за овцу, то почему бы не украсть заодно и ягненка. (Отголосок старого английского закона, по которому кража овцы каралась смертной казнью через повешенье.)

Говоря об истории Великобритании, интересным является тот факт, что в английском языке существуют фразеологизмы, представляющие голландцев в довольно неприятном свете. Это можно объяснить тем, что на протяжении веков Англия соревновалась с Голландией за звание первой морской державы мира. Это своеобразное противостояние 2-х государств нашло отклик и в английской фразеологии. Это дошло до того, что в 17 в. слово «Dutch» («голландский») в Англии приобрело значение «иностранный» (в смысле «непонятный», «непривычный»). Ниже приведены примеры английских фразеологизмов с ключевым словом «Dutch» («голландский»):

Dutch bargain – сделка, заключенная в пьяном виде

Dutch courage - храбрость пьяного Dutch treat – угощение в складчину

in Dutch – быть в беде

talk like Dutch uncle – читать морали (дословно «Говорить, как голландский дядюшка»)

Исторически сложилось так, что Лондон, столица Великобритании, является мировым финансовым центром. В Лондоне находится крупнейшая в мире фондовая биржа. Возможно, этим обуславливается наличие в английском языке множества фразеологизмов, пословиц и поговорок с ключевым словом «money» («деньги») и на тему финансов вообще:

«He hasn't a penny to his name» (дословно «За ним не числится ни пенни») - «Гол, как сокол»

«Penny and penny laid up will be many» (дословно «Будешь копить по пенни, много наберется») - «Прибирай остаток, меньше будет недостаток», «Копейка рубль бережет» «Time is money» - «Время - деньги»

«No bees, no honey; no work, no money» (дословно «Нет меда без пчел, нет денег без работы») - «Без труда не вынешь и рыбку из пруда»;

«It is better to be born lucky than rich» (дословно «Лучше родиться счастливым, чем богатым») – «Не родись красивым, а родись счастливым»

«Early to bed and early to rise, makes a man healthy, wealthy and wise» (дословно «Раннийсон и ранний подъем, делают человека здоровым, богатым и умным») – «Кто рано встает, тому Бог подает»

«A beggar can never be bankrupt» (дословно «Бедняк никогда не обанкротится») – «Голой овцы не стригут»

«A fool and his money are soon parted» (дословно «Дурак и его деньги быстро расстаются») - «У дурака в горсти дыра»

«A penny saved is a penny earned» (дословно «Пенни сохраненный, все равно, что пенни заработанный») – «Сбережешь, что найдешь».

9. Фразеологические единицы, связанные с климатическими условиями

Без сомнения, климат оказывает большое влияние на менталитет народа и, соответственно, находит отражение в разговорной речи, к которой принадлежат идиоматические выражения. Известно, что климат Великобритании отличается пасмурной погодой. Это объясняет наличие большого числа английских пословиц с ключевым словом «rain» («дождь»):

«It never rains but it pours» (дословно «Беда обрушивается не дождем, а ливнем») - «Беда не приходит одна»;

«Rain at seven, fine at eleven» (дословно «Дождь в 7, прояснение в 11») - «Семь пятниц на неделе»;

«Keep something for a rainy day» (дословно «Хранить что-нибудь на дождливый день») –

«Откладывать на черный день». Таким образом, в пословицах четко просматривается значимость погодных явлений (в данном случае дождя).

Одним из источников образования идиом служит, конечно же, литература.

Примером “литературной” идиомы может послужить:

between you and me and the bed-post

досл.: между тобой, мной и ножкой кровати

значение: только между нами, строго конфиденциально

Фраза, которая полностью совпадает с идиомой, встречается в романе “Eugene Aram” Эдварда Бульвера-Литтона, хотя многие переделывали ее на свой манер. Встречались и такие версии, как: between you, me and the gate-post, between you, me and the fence-post, главное, чтобы сохранилась суть – “секрет, который только между двумя и тем, что слепо, глухо и немо”.

Множество фразеологизмов вошло в английский язык благодаря Шекспиру. Пример одного из самых известных ФЕ взят из трагедии «Отелло»:

the green- eyed monster (книжн.) –«чудовище с зелеными глазами», ревность.

В современном английском языке в шекспировские фразеологизмы могут вноситься некоторые изменения. Примером такого случая может служить ФЕ

Buy golden opinions – заслужить благоприятное, лестное мнение о себе, вызвать восхищение или уважение. Иногда вместо глагола buy употребляется глагол win .

В современный язык данные ФЕ вошли в результате переосмысления их метафорического значения.

Кроме Шекспира многие другие гениальные писатели обогатили английский язык и, в частности, его фразеологию. Среди них Джефри Чосер, Джон Мильтон, Джонатан Свифт, Чарльз Диккенс, Вальтер Скотт и другие. Так, следующий фразеологизм впервые встречается в романе В. Скотта «Айвенго»:

Catch/ take smb red- handed- застать кого- либо на месте преступления, захватить с поличным.

В настоящее время множество идиом вышло из сленга, в пример можно привести:

No way, Jose!

досл.: Ни за что, Джоуз!

знач.: Ни в коем случае, ни за что в жизни!

Bob’s your uncle

досл.: Боб твой дядя

знач.: все будет отлично!

Make a bee-line for

досл.:проложить пчелиный путь до

знач.: направиться прямиком куда-то

5.2. Заимствованные фразеологические единицы

  1. Из Библии

Библия является главнейшим литературным источником фразеологических единиц. Это величайшее произведение обогатило фразеологизмами не только английский язык, но и многие другие языки мира. «О колоссальном влиянии, которое оказали на английский язык переводы Библии, говорилось и писалось много». На протяжении столетий Библия являлась самой широко читаемой и цитируемой в Англии книгой; «…не только отдельные слова, но и целые идиоматические выражения вошли в английский язык со страниц Библии».

К выражениям, используемым в современной английской речи и библейское происхождение которых твердо установлено, принадлежат:

To bear one's cross - нести свой крест

To escape by the skin of one's teeth- еле-еле спастись, едва избежать опасности

The blind leading the blind - Слепой ведет слепого

The camel and the needle's eye - намек на евангельское изречение, получившее такой вид в переводе с латинского: Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому войти в царствие небесное.

«Фразеологизмы библейского происхождения часто во многом расходятся с их библейскими прототипами». Это связано в ряде случаев с тем, что библейский прототип со временем был переосмыслен в нем также мог быть изменен порядок слов или архаические форы слов были отброшены. Например, оборот to kill the fatted calf в притче о блудном сыне употребляется в буквальном значении “заклать упитанного тельца”. Позднее этот оборот приобрел новое значение угостить лучшим, что есть дома. Некоторые ФЕ восходят к библейскому сюжету. Так библейские образы и понятия мы находим в таких фразеологизмах, как forbidden fruit - запретный плод, Job's comforter - горе-утешитель, Juda's kiss - поцелуй Иуды, a prodigal son - блудный сын, a dead letter - мертвая буква; потерявший свое значение закон, лозунг.

  1. Из Античности

Помимо фразеологизмов, взятых из Библии, в английском языке, как и в языках других европейских народов, являющихся наследниками античной культуры, существует много пословиц, афоризмов и образных выражений, возникших у древних греков и римлян. Фразеологизмы the golden age - золотой век, the apple of discord - яблоко раздора, Pandora's box - ящик Пандоры, Achilles' heel - ахиллесова пята, Augean stable(s) - авгиевы конюшни, a labor of Hercules - геркулесов труд, a labor of Sisyphus - сизифов труд. С поэмами Гомера «Илиада» и «Одиссея» связаны выражения: Homeric laughter - гомерический хохот (оборот связан с описанием Гомером смеха богов); an Iliad of woes - повесть о бесчисленных несчастьях; a sardonic laugh - сардонический, язвительный смех; Penelope's web - тканье Пенелопы, тактика оттягивания; winged words - крылатые слова; between Scylla and Charybdis - между Сциллой и Харибдой, в безвыходном положении. Фразеологические единицы, пришедшие в английский язык из литературы Древней Греции и Древнего Рима, наделены необыкновенной красочностью и экспрессивностью, этим и объясняется их распространенность не только в английском, но и других языках мира

  1. Из французского языка

Число фразеологизмов, заимствованных из французского языка достаточно велико. В английский язык они пришли путем калькирования исходных выражений. Многие английские фразеологические кальки с французского восходят к латинским прототипам. А если французский оборот в свою очередь является полной калькой латинского варианта, иногда трудно решить, заимствована ли калькированная английская ФЕ непосредственно из латинского или через французский.

Buridan’s ass - буриданов осел (о человеке, не решающемся сделать выбор между двумя равноценными предметами, равносильными решениями и т.п.) (Французскому философу XIV в. Буридану приписывается рассказ об осле, умершем от голода, так как он не решался сделать выбор между двумя одинаковыми охапками сена. Этот рассказ был якобы приведен Буриданом в качестве примера в рассуждениях о свободе воли. К этому же рассказу восходит ФЕ an ass (или a donkey) between two bundles of hay); castles in Spain - воздушные замки (выражение, связанное со средневековым героическим эпосом, герои которого, рыцари, получили в личное владение еще не завоеванные замки в Испании); for smb.’s fair eyes (или for the fair eyes of smb.) – ради чьих-либо прекрасных глаз, не ради его заслуг, а по личному расположению, ни за что, даром (выражение из комедии Ж. Б.Мольера «Жеманницы»; an ivory tower - «башня из слоновой кости», оторванность от жизни (выражение создано французским поэтом и критиком Сент-Бёвом и является переосмыслением библеизма); let us return to our muttons - вернемся к теме нашего разговора (выражение из средневекового фарса Бланше об адвокате Патлене, позднее путем обратного образования возник инфинитив to return to one’s muttons); to pull smb.’s (или the) chestnuts out of the fire (for smb.) - таскать каштаны из огня для кого- либо; бессмысленно, с риском для себя трудиться для выгоды другого (в басне Лафонтена «Обезьяна и кот» – обезьяна Бертран заставляет кота Ратона таскать для себя каштаны из огня). С этой же басней связано выражение to make a cat’s paw of smb. – сделать кого-либо своим послушным орудием - чужими руками жар загребать).

  1. Из немецкого

Что касается фразеологических заимствований из немецкого языка, то они немногочисленны. В качестве примера можно привести пословицу, которая впервые встречается у Томаса Карлейла: Speech is silvern, silence is golden- «слово- серебро, молчание- золото». Storm and stress - «буря и натиск» (течение в немецкой литературе 70-80 годов XVIII века); период беспокойства, волнения; напряжение (в общественной или личной жизни), стремительный натиск (нем. Sturm und Drang – по названию пьесы Ф. Клингера); between hammer and anvil - между молотом и наковальней (по названию романа (1868 года) немецкого писателя Ф. Шпильгагена); the emperor has (или wears) no clothes - а король-то голый (выражение из сказки датского писателя Г.Х. Андерсена «Новое платье короля» (1837 год)); an ugly duckling - «гадкий утенок» (человек, несправедливо оцененный ниже своих достоинств, проявляющихся неожиданно для окружающих; по заглавию сказки Г.Х. Андерсена о гадком утенке, который вырос и стал прекрасным лебедем).

Этимология данного выражения не вызывает сомнений. Но во многих случаях совпадение английских и немецких фразеологизмов не означает, что английский оборот является переводом с немецкого. Скорее, наоборот, так как английская литература оказала большое влияние на немецкую литературу.

  1. Из испанского

В современном английском языке существует всего несколько фразеологизмов, заимствованных из испанской художественной литературы. В этом отношении следует выделить одного из наиболее знаменитых испанских писателей Мигеля Де Сервантеса Сааведра, прославившегося на весь мир произведением «Дон Кихот». Мигель Де Сервантес Сааведра является автором следующих фразеологизмов: the knight of the Rueful Countenance - (книжн.) рыцарь Печального Образа, Дон Кихот (исп. el Caballero de la triste figura. Так назвал Дон Кихота его оруженосец Санчо Панса); tilt at windmills - сражаться с ветряными мельницами, «донкихотствовать» (исп. acometer molinos de viento. Сражение с ветряными мельницами – один из эпизодов в романе «Дон Кихот»). Blue blood- голубая кровь, аристократическое происхождение. Голубая кровь – так говорили о человеке дворянского, аристократического происхождения; выражение - калька с французского le sang bleu, которое, в свою очередь, - калька с испанского la sangre azul. Первоначально так называли себя аристократические семьи испанской провинции Кастилии, гордившиеся тем, что их предки никогда не вступали в смешанные браки с маврами и другими народами со смуглым оттенком кожи. Полагают, что в выражении подразумевается, что у людей со светлым оттенком кожи вены имеют голубоватый цвет, чего не наблюдается у людей со смуглой кожей.

6. Из арабского

Из сказок «Тысячи и одной ночи» в английский язык пришло несколько выражений: Aladdin’s lamp (книжн.) – волшебная лампа Аладдина (талисман, выполняющий все желания своего владельца). С этой же сказкой связана ФЕ to rub the lamp – легко осуществить свое желание; Alnascharn’s dream (книжн.) – пустые мечты, фантазирование (в одной из сказок «Тысячи и одной ночи» говорится об Альнашаре, который на все свои деньги купил изделия из стекла и положил их в корзину, но, размечтавшись о том, как он станет богачом, и рассердившись на свою будущую жену, ударил по корзине и разбил все стекло); the old man of the sea - человек, от которого трудно отвязаться, отделаться, навязчивый человек (намек на эпизод в одной из сказок, в которой рассказывается, как Синдбад-мореход никак не мог избавиться от старика, усевшегося ему на плечи); an open Sesame - «Сезам, откройся!», быстрый и легкий способ достижения чего-либо (магические слова, с помощью которых открывалась дверь в пещеру разбойников в сказке «Али-Баба и сорок разбойников»).

Тот факт, что некоторые выражения, заимствованные из арабского фольклора, стали фразеологизмами современного английского языка, свидетельствует о метафоричности и выразительности этих ФЕ. Аналогичные понятия существуют и в других языках мира, в этом случае можно говорить об интернациональности фразеологизмов, заимствованных из арабской литературы.

5.3. Фразеологические единицы в английском языке американского происхождения

Много фразеологизмов пришло в Англию из США. Как указывает А.В Арсеньева, некоторые из этих фразеологизмов уже настолько ассимилировались, что с них снята помета, указывающая на их американское происхождение. Например: Up the wrong tree - лаять на дерево, на котором нет дичи; напасть на ложный след, ошибиться; Sell like hot cakes - раскупать как горячие пирожки, нарасхват; To be up to date - быть в курсе происходящего.

the green light- зеленая улица, свобода действий;

Paint the town red- предаваться веселью, кутить.

Во многих фразеологизмах американского происхождения нет чисто американских слов, и эти обороты легко можно принять за исконно английские. В составе некоторых американизмов встречаются американские слова, например - cent, dollar - a red cent - медный грош; look like a million dollars - отлично выглядеть, иметь шикарный вид. Некоторые из этих фразеологизмов были в свое время созданы американскими писателями и получили широкое распространение в современной английской речи.

Ф. Купер: the last of the Mohicans - последний из Могикан (по названию романа). Могикане - вымершее племя североамериканских индейцев. Популярность произведений Купера способствовала внедрению в английский язык фразеологизмов, связанных с жизнью индейцев: bury the hatchet - заключить мир, помириться, прекратить вражду (индейцы при заключении мира зарывали в землю томагавк)

Дж. Лондон: the call of the wild - “зов предков”, “зов природы”, обаяние девственной природы (по названию романа); the iron heel “железная пята”, империализм (по названию романа).

5.4. Фразеологические единицы, заимствованные в иноязычной форме

В английском языке употребляется значительное число заимствований в иноязычной форме. Многие из них являются интернациональными оборотами.

Ad hoc - для данного случая

Qui pro quo - недоразумение, заключающееся в том, что одно и то же лицо, понятие или вещь принимаются за другое.

В английском языке особенно многочисленны заимствованные латинские и французские обороты, начинающиеся с предлогов.

sub ( sub rosa - секретно, тайно. Отсюда англ. - under the rose)

De (de trop - лишний)

En (en masse - в массе, целиком)

Per (per interim- тем временем)

Среди иноязычных оборотов встречаются выражения как более общего типа, например, eau de Cologne (букв.) - кельнская вода; embarrass s de richesses - затруднения от избытка; enfant terrible - человек, ставящий других в неловкое положение своей бестактной непосредственностью; object d'art - предмет, произведение искусства. Так и обороты, распространенные в специальных отраслях знания и являющиеся терминами: argumentum a contrario - аргумент от противного (термин логики); corpus delicti - состав преступления (юридический термин); charge d'affires - поверенный в делах; person (non ) grata - «персона (нон) грата» (дипломатические термины).

6. Классификация приемов перевода фразеологизмов

Проблема перевода фразеологических единств, в общем, и идиоматических выражений в частности, является одним из важнейших объектов лингвистического исследования. Основная сложность заключается в передаче смысла высказывания, его эмоциональной окраски, национально-культурной специфики и соблюдении, при этом, всех правил переводящего языка, и создании, в итоге, текста, максимально доступного читателю перевода. .

Идиому английского языка можно перевести на русский язык либо идиоматическим выражением, либо иными средствами, прибегая к нефразеологическому переводу. В.Н. Комисcаров подчеркивает, что фразеологический перевод является предпочтительным в большинстве случаев, поскольку именно он позволяет передать всю полноту эмоциональной и стилистической окраски высказывания на ИЯ. Существуют, однако, случаи, когда более корректно прибегнуть к нефразеологическому переводу, как, например, при переводе научного текста. Такие ученые, как И.В. Арнольд и И.Р. Гальперин, отмечают, что в русском языке использование идиом в научном тексте считается неуместным с точки зрения стиля, в то время как в английском научном тексте читатель может столкнуться с использованием идиоматических выражений.

6.1 Классификация Л.П. Смита

Основываясь на лексической классификации идиом Л.П. Смита, можно выделить их следующие категории:

1. Идиомы, связанные с животными, птицами, насекомыми.

Рассмотрим следующую идиому: to have a bee in one’s bonnet. Англо-английский словарь Collins Dictionary of curious phrases дает следующую интерпретацию данной идиомы. «An idea that is something of an obsession”. В английском языке ему предшествовало выражение “have bees in the head” или “have bees in the brain”. Подобная замена произошла ввиду того, что идиома “have bees in one’s bonnet” представляет более приятный и приемлемый образ, нежели ее предшественники.

Англо-русский фразеологический словарь П.П. Литвинова предлагает перевод «быть фантазером, быть помешанным на какой-то идее». В данном случае был использован прием нефразеологического описательного перевода.

Ряд электронных словарей сленга (например, Alternative English Dictionary) дают следующий перевод данной идиомы: «иметь тараканы в голове». Подобный перевод интересен с той точки зрения, что в большей степени передает образность. Однако существенный недостаток данного варианта заключается, в том, что выражение на русском языке относится к сленговому, обладает стилистической коннотацией, которая не присуща английской идиоме.

Основной момент, который необходимо выделить в отношении идиом первой группы – это совпадение или несовпадение тех ассоциаций, которые вызывают у носителей языка животные, упоминаемые в выражении. На основе этого фактора и делается выбор в пользу фразеологического или нефразеологического перевода.

2. Идиомы, связанные с явлениями природы.

Рассмотрим пример: to have one’s head in the clouds. Словарь Oxford Idioms Dictionary for learners of English дает такое объяснение этой идиомы: not to be realistic because you are always thinking of your own hopes and dreams. В англо-русском фразеологическом словаре П.П. Литвинова дается следующий перевод этого выражения: витать в облаках. Русское выражение представляет собой относительный эквивалент. Облака традиционно ассоциируются с небом, которое в свою очередь связано в сознании людей с чем-то романтичным, противопоставляемым земному и повседневному. Сходство ассоциаций позволило передать смысл идиоматического выражения, не нарушая образность. Различие между выражениями в ИЯ и ПЯ лежит на уровне глагольной группы: в английском языке – “have one’s head”, что дословно переводится на русский как «головой быть в…». При переводе, однако, эта конструкция была заменена глаголом витать, что связано, прежде всего, с соблюдением норм русского языка. Еще одной причиной для данной замены, возможно, является тот факт, что глагол «витать» в русском языке также ассоциируется с чем-то воздушным и романтичным, посредством чего усиливается образность.

Климат оказывает большое влияние на менталитет народа и, соответственно, находит отражение в речи и идиомах. Восприятие погодных явлений – разное в разных странах, что необходимо учитывать при переводе. При переводе таких идиом часты контекстуальные замены, с помощью которых усиливается образность выражения в переводящем языке.

3. Идиомы, связанные с именами собственными и названиями.

Интересным для рассмотрения примером является идиома the real McCoy. Словарь Oxford Idioms Dictionary for learners of English интерпретирует эту идиому следующим образом: something real, authentic. Словарь англо-русском фразеологическом словаре П.П. Литвинова предлагает следующий вариант перевода данного выражения: что-то настоящее, неподдельное. Смысл выражения полностью передается при полной потере образности. Нет единого мнения об этимологии этого идиоматического выражения, существует множество вариантов: что речь первоначально шла о шотландском виски McKay; другие источники упоминают известную керамику семьи Маккоев и т.д. Так или иначе, выражение, скорее всего, связано либо с неким продуктом, производимым под маркой Маккой, либо с каким-то человеком, носившим эту фамилию. Очевидно, что для русского читателя эта информация является незначительной и не несет в себе образности. Именно поэтому возникла необходимость в применении нефразеологического перевода.

Именно выражениям данной группы при переводе сложнее всего найти фразеологический эквивалент. Это связано прежде всего с тем, что географические названия и имена собственные, которые вызывают прямые ассоциации у жителей одной страны, могут не вызвать этих ассоциаций или вообще оказаться неизвестными для жителей другой страны. Соответственно, при переводе возникает необходимость другого наименования, которое будет хорошо известно читателям. В том случае, когда по ряду причин это не представляется возможным, приходится прибегать к нефразеологическому переводу.

Итак, стоит отметить, что одной из главных трудностей при переводе идиоматических выражений является тот факт, что понятия, лежащие в основе идиомы, вызывают различные ассоциации у носителей языка и читателей перевода. Причиной для возникновения различных ассоциаций являются различные факторы - начиная от географического и заканчивая культурно-историческим. Именно понимание этих различий является ключом к качественному, эквивалентному и адекватному переводу идиоматических единиц.

    1. Классификация В.В. Виноградова

Существуют различные методы систематизации фразеологических единиц. Наиболее распространенной является классификация академика В.В. Виноградова. Согласно ей, все фразеологизмы с точки зрения семантической слитности компонентов можно разделить на три категории: фразеологические сращение, фразеологические единства, фразеологические сочетания.

Фразеологические сращения – это семантически неделимые обороты, «значение которых совершенно независимо от их лексического состава, от значений их компонентов» (Виноградов).

К числу сращений относятся: бить баклуши, валять дурака, поминай как звали, во всю ивановскую, у черта на куличиках и др.

Среди фразеологических сращений наиболее четко выделяются обороты, легко противопоставляемые свободным словосочетаниям равного состава (собаку съел, подложить свинью). Например, фразеологизм перемывать косточки возник из свободного словосочетания перемывать косточки - «мыть останки умершего, чтобы вновь их закопать в землю, как того требовал древнейший обычай».

Фразеологические сращения характеризуются абсолютной невыводимостью значения целого из значений составляющих компонентов. Сращения допускают сжатие, сокращение компонентного состава без ущерба для смысла: ни в зуб ногой толкнуть – ни в зуб ногой – ни в зуб.

Фразеологические единства – фразеологизмы, общее значение которых вытекает из значений составляющих частей. Большая часть фразеологизмов этого разряда образовалась в результате метафорического переосмысления свободных словосочетаний: взваливать на плечи, видеть насквозь, вить гнездо, белая ворона.

Между сращением и единством много общего, но имеются и существенные расхождения. «Фразеологические единства, - отмечал В.В. Виноградов, - являются потенциальными эквивалентами слов». Между сращением и единством наблюдается тесное взаимодействие: единства постепенно перерождаются в сращения.

Сращения, в отличие от единств, содержат различные архаические элементы. Так, сращение бить баклуши может быть истолковано словосочетанием «предаваться безделью».

К фразеологическим единствам академик В.В. Виноградов причисляет пословицы, поговорки и пословично-поговорочные выражения типа: не до жиру, быть бы живу; первый блин комом; нет худа без добра; на вкус, на цвет мастера нет.

Фразеологические сочетания – словосочетания, состоящие из двух знаменательных слов, из которых одно имеет самостоятельное, а другое – связанное значение: обращать внимание («внимание» будет всегда иметь одно и то же значение, а «обращать» будет менять смысл в зависимости от словосочетания, в котором оно употребляется: «обращать внимание – обращать в другую веру»), оказывать помощь, впадать в нужду и др.

У многих фразеологических сочетаний один компонент легко подменяется другим. Так создаются разновидности сочетания (серии): возводить поклеп, возводить клевету, возводить напраслину.

Фразеологические сочетания отличаются от сращений и единств:

1) фразеологические сочетания имеют принципиально двучленную структуру (азбучная истина, воспрянуть духом и т.д.). Сращения и единства часто имеют сложное построение (наступать на любимую мозоль, склонять во всех падежах).

2) Слова-компоненты в фразеологических сочетаниях преимущественно передают отвлеченное значение, поэтому в целом фразеологическое сочетание приобретает отвлеченно-аналитическое содержание (вызывать гнев, давать совет).

3) Слова-компоненты легко реализуют, актуализируют свои значения. Например, он произвел хорошее впечатление. Впечатление, которое он произвел, было хорошим. Компоненты сращений и единств лишены этой возможности.

6.3 Классификация Л.В. Федорова

Показательной в отношении творческого использования классификации в теории и практике перевода можно считать работу Л. В.Федорова. Разобрав основные для того времени (1968) лингвистические схемы, он останавливается на предложенной В. В. Виноградовым и осмысливает ее с точки зрения переводоведения. Например, он отмечает отсутствие четких границ между отдельными рубриками, «разную степень мотивированности, прозрачности внутренней формы и национальной специфичности» единств, которая может потребовать от переводчика «приблизительно такого же подхода, как идиомы». Та же классификация «весьма удобна для теории и практики перевода» и по мнению Я. И. Рецкера, который, однако, берет из нее только единства и сращения, считая, что по отношению к этим двум группам ФЕ следует применять неодинаковые приемы перевода: «перевод фразеологического единства должен, по возможности, быть образным», а перевод фразеологического сращения «осуществляется преимущественно приемом целостного преобразования».

Такой подход к классификации приемов перевода ФЕ нельзя считать неправильным, так как от степени слитности компонентов несомненно зависит в некоторой мере и возможность полноценного перевода, выбор наиболее удачных приемов. Однако, как было отмечено, ведущие теоретики перевода, опираясь на лингвистические схемы, насыщают их своим содержанием, делают ряд модификаций и оговорок, вводят дополнительно деление на образные и необразные единицы, на фразеологизмы пословичного и непословичного типа и т.д.

Возможности достижения полноценного словарного перевода ФЕ зависят в основном от соотношений между единицами ИЯ и ПЯ:

1) ФЕ имеет в ПЯ точное, не зависящее от контекста полноценное соответствие (смысловое значение+коннотации);

2) ФЕ можно передать на ПЯ тем или иным соответствием, обычно с некоторыми отступлениями от полноценного перевода, переводится вариантом

(аналогом);

3) ФЕ не имеет в ПЯ ни эквивалентов, ни аналогов, непереводима в словарном порядке.

Несколько упрощая схему, можно сказать, что ФЕ переводят либо фразеологизмом (первые два пункта) — фразеологический перевод, либо иными средствами (за отсутствием фразеологических эквивалентов и аналогов) — нефразеологический перевод.

Это, разумеется, полярные положения. Между ними имеется множество промежуточных, средних решений, с которыми связано дальнейшее развитие нашей схемы: приемы перевода в других разрезах — в зависимости от некоторых характерных признаков и видов ФЕ (образная — необразная фразеология, ФЕ пословичного — непословичного типа), перевод с учетом стиля, колорита, языка, авторства отдельных единиц и т.д. Эти дополнительные аспекты полнее представят проблему перевода ФЕ, расширят и облегчат выбор наиболее подходящего приема.

6.3.1 Фразеологический перевод

Фразеологический перевод предполага­ет использование в тексте перевода устойчивых единиц различной степени близости между единицей ИЯ и соот­ветствующей единицей ПЯ — от полного и абсолютного эквивалента до приблизительного фразеологического со­ответствия.

Фразеологический эквивалент

Фразеологический эквивалент — это фразеологизм на ПЯ, по всем показателям равноценный переводимой единице. Как правило, вне зависимости от контекста он должен обладать теми же денотативным и коннотативным значениями, т. е. между соотносительны­ми ФЕ не должно быть различий в отношении смыслового содержания, стилистической отнесенности, метафорично­сти и эмоционально-экспрессивной окраски, они должны иметь приблизительно одинаковый компонентный состав, обладать рядом одинаковых лексико-грамматических показателей: сочетаемостью (например, в отношении требования одушевленности/неодушевленности), принад­лежностью к одной грамматической категории, употре­бительностью, связью с контекстными словами-спутниками и т.д.; и еще одним—отсутствием национального ко­лорита.

Речь идет по существу о. полной и абсолют­ной эквивалентности, указывающей на чрезвы­чайно высокие требования, которые предъявляются к фразеологическим эквивалентам. Все это—уже сущест­вующие в общем сравнительно немногочисленные едини­цы, работа с которыми сводится к их обнаружению в ПЯ; решающая роль в этой работе большей частью принад­лежит отличному владению ПЯ и ... словарям.

Неполный фразеологический эквивалент

Неполным (частичным) фразеологиче­ским эквивалентом называют такую единицу ПЯ, которая является эквивалентом, полным и абсолют­ным, соотносительной многозначной единицы в ИЯ, но не во всех ее значениях. Например, the mas­sacre of the innocents, известный библеизм, полностью со­ответствует рус. избиение младенцев, но эта русская еди­ница является лишь частичным эквивалентом, так как англ. ФЕ имеет еще одно значение—жарг. «нерассмотрение законопроектов ввиду недостатка времени (в конце парламентской сессии)».

Частичных эквивалентов сравнительно немного, так как вообще явление многозначности менее характерно для фразеологии. Гораздо чаще случаи относительной фразеологической эквивалентности.

Относительный фразеологический эквивалент

Относительный фразеологический эквивалент уступает абсолютному лишь в том, что отличается от исходной ФЕ по какому-либо из показате­лей: другие, часто синонимические компоненты, неболь­шие изменения формы, изменение синтаксического пост­роения, иные морфологическая отнесенность, сочетае­мость и т.п. В остальном он является полноценным соот­ветствием переводимой ФЕ, «относительность» которого складывается контекстом.

Различие может быть, например, в сочетаемости. Ес­ли сравнить нем. da lachen (ja) die Huhner! с его русским аналогом курам на смех, то нетрудно заметить, что при переводе придется русский эквивалент либо «подгонять» под соответствующую немецкую единицу и превратить ее в самостоятельную экспрессивную фразу: «да это же курам на смех!», либо, если этого сделать нельзя, искать других соответствий.

Частым отличием можно считать неодинаковое лексико-семантическое содержание отдельных компонентов. В приведенном выше примере показать спину ФЕ неко­торых языков появляются с компонентом не «показать», а «повернуть» англ. turn one's back, болг. обръщам гръб.

В других случаях эквивалент может отличаться от исходной ФЕ по компонентному составу; например, один и тот же образ может быть выражен экономнее или про­страннее:.

Образы могут быть очень близкими, соприкасающи­мися, например, «молния»—«гром» (ср. нем. Blitz aus heiterem Himmel и рус. гром среди ясного неба); они могут быть весьма далекими, но логичес­ки сопоставимыми: например, «похожесть» русский, бол­гарин и француз видят в «двух каплях воды», а у немца и чеха это «два яйца», у англичанина—«две горошины».

Но образы двух аналогов (на ИЯ и ПЯ) могут не иметь между собой ничего общего как образы, что не мешает эквивалентам исполнять исправно свою функцию в переводе.

В принципе, возможность передавать ФЕ аналогами с образностью, совершенно не имеющей точек соприкос­новения в ИЯ и ПЯ, объясняется главным образом тем, что по большей части это стертые пли полустертые мета­форы, не воспринимаемые или, скорее, воспринимаемые подсознательно носителем языка: ведь в значении остать­ся с носом никакого «носа» русский не видит, как не за­мечает болгарский читатель «пальца» в аналоге остана с пръст в уста («остаться с пальцем во рту»). Степень яркости образа — очень низкая — до нулевой у фразеоло­гических сращений, а в единствах более высокая, но ред­ко достигающая интенсивности в свободном сочетании,— является одной из главных предпосылок для выбора приема перевода между аналогом и калькой. Об этом речь пойдет ниже, но уже здесь ясна опасность слишком поспешного, не увязанного с особенностями контекста ре­шения в отношении этого выбора.

Наконец, чрезвычайно часты различия, возникающие в случаях использования таких приемов перевода, как различного рода трансформации типа антонимического перевода, конкретизации и генерализации, которым, по­добно лексическим, поддаются и фра­зеологические единицы.

Индивидуальные эквиваленты

К фразеологическим можно условно отнести и «индивидуальные» эквиваленты. Не находя в ПЯ полного соответствия, переводчик иногда вынужден прибегать к словотворчеству, оформляя в духе переводи­мой единицы новый, свой фразеологизм, максимально на­поминающий «естественный». Если такую "подделку" читатель примет, значит удалось передать содержание и стиль переводимой единицы в достаточно «фразеологи­ческой» форме.

Индивидуальные фразеологизмы, если они мастерски «сделаны», обладают показателями обычной ФЕ, отли­чаясь от нес лишь но одному, самому важному показате­лю—они не воспроизводимы. Переводчик создает их в ходе своей работы, и очень мало вероятно, чтобы такой перевод закрепился за данной единицей настолько, чтобы вошел в язык. Поэтому здесь скорее идет речь о контек­стуальном переводе.

При создании своего фразеологизма-аналога перевод­чик может воспользоваться уже существующими в ПЯ фразеологическими средствами и моделями.

Близким к этому является приспособление к контек­сту уже существующего фразеологизма путем изменения структуры, добавления новых компонентов, придания при помощи фонетических средств вида пословицы, комбинирования из двух единиц одной и т. д. — пути, которые можно было бы назвать лексико-фразеологическим переводом.

6.3.2 Основные области использования фразеологических эквивалентов в процессе перевода

Прежде чем говорить о нефразеологическом переводе ФЕ, полезно отметить, что фразеологические эквивален­ты и аналоги встречаются чаще всего в следующих группах устойчивых единиц:

Интернациональные фразеологизмы

К ней принадлежат ФЕ, которые вошли в языки многих народов из исторических (главным образом античных), мифологических, литературных источников, заимствовались из языка в язык, или же возникали у разных народов независимо одни от других вследствие общности человеческого мышления, близости отдельных моментов социальной жизни, трудовой деятельности, производства, развития науки и искусств.

Многие из таких единиц относятся к крылатым выражениям. Среди них имеется немало связанных с историческими или мифологическими личностями. Так, в разных языках существуют фразеологические эквиваленты англ. Achilles' heel: фр. talon d'Achilles, нем. Achilles Ferse, чеш. Achilova pata, рус. ахиллесова пята, болг. ахилесова пета; эквивалентны болг. пирова победа: рус. Пиррова победа, пигл. Pyrrhic victory, фр. victoire a la Pyrrhus.

Нетрудно заметить, что многие из перечисленных ФЕ—кальки, т.е. именно те образования, которые необходимы для полной эквивалентности. Это очень хорошо и намного облегчает работу переводчика, умеющего пользоваться словарями. Есть, разумеется, и свое «но». Одной принадлежности фразеологизма к интернациональным недостаточно, чтобы обеспечить его правильный перевод. Bo-первых, далеко не все вошедшие в один язык «интернациональные единицы» имеются и в остальных языках. Во-вторых, несмотря на одинаковый путь перевода — калькирование, между эквивалентами все же отмечаются незначительные формальные отличия (словосочетание — сложное слово, предложная—беспредложная конструкция, различная суффиксация и т.д.), а это иногда существенно затрудняет переводчика: «Ахиллес» в болгарской транскрипции— «Ахил», так что следовало бы ожидать «Ахилова пета»; русским эквивалентом козла отпущения является англ. scapegoat—перевод сложным словом (что гораздо чаще бывает в немецком). В- третьих, хотя и сравнительно редко, но эквивалентов может быть больше одного и тогда переводчик не может машинально заменить свою единицу эквивалентной.

Все эти «но» предъявляют переводчику жесткое требование: проверять по словарям каждый сомнительный случай.

Устойчивые сравнения

Довольно часто фразеологические эквиваленты встречаются среди устойчивых сравнений. У многих народов говорят: поет как соловей, смел как лев, упрям как осел, пьян как свинья и т. д. По для тех же качеств наряду с этими образами есть и другие, непривычные для ПЯ. Сравнение с «соловьем» явно не подойдет для стран, где его не знают, и переводчик должен двадцать раз взвесить, прежде чем один раз ввести непривычный образ. Такого же взвешиванья требуют и остальные сравнения—переводить своим, привычным, или сохранить «экзотичное»: например, англичане и французы видят упрямство скорее у мула, а осел является также символом глупости; что касается пьянства, то наряду со свиньей у разных народов фигурирует немало других образов: фр. (пьян как) певчий дрозд, монах (францисканец, тамплиер) или ломтик хлеба в бульоне.

Составные термины

Составные термины (в том числе и составные названия) — особая группа ФЕ, требующих в любом случае эквивалентов в ПЯ. Однако так как в них терминологическое начало преобладает над фразеологическим, приводим их здесь с той оговоркой, что они переводятся всегда эквивалентами, но не обязательно фразеологическими: многие составные термины в одном языке имеют однословные эквиваленты в другом (ср. болг. зъбно колело — рус. шестерня, англ. thorax или chest—рус. грудная клетка, болг. гръден кош).

Грамматическая фразеология

Грамматическая фразеология — условное название раздельнооформленных частей речи, главным образом составных предлогов и союзов. Предлоги в течение

(чего), в связи (с чем), союзы так как, благодаря тому что, в то время как и т. д., подобно терминам, требуют эквивалента в ПЯ, но также не обязательно фразеологического. Среди них есть и единицы интернационального распространения, такие как англ. in accordance with, with the exception of, нем. im Einklang mit, mit Ausnahme von, рус. в соответствии с, за исключением и т. п.

Глагольно-именные сочетания

Глагольно-именные сочетания (“to make a mistake” – ошибиться, совершить ошибку, “to give a talk” – провести беседу) составляют значительную группу необразных ФЕ, категория которых теоретически еще недостаточно четко очерчена, но практически уже представлена несколькими русскими словарями-справочниками. Их называют еще устойчивыми, или несвободными словосочетаниями — определение, относящееся, но сути дела, к любому фразеологизму; считают, что в них объединены фразеологические сочетания и выражения; на наш взгляд, это скорее всего единицы, оформляющиеся на почве устойчивой лексико-синтаксической сочетаемости.

Независимо от того, считаются эти единицы фразеологизмами или нет, их перевод тяготеет к фразеологическому, хотя нередко приходится прибегать к их однословным синонимам. Дело в том, что «описательные глагольно-именные выражения» нередко отличаются стилистически от своих синонимов-слов (ср. предавать забвению и забывать, стоять на страже и сторожить, питать доверие и доверять, принять решение и решить), что большей частью и заставляет переводчика искать для них фразеологические эквиваленты в ПЯ.

6.3.3 Нефразеологический перевод

Нефразеологический перевод, как показывает само название, передает данную

ФВ при помощи лексических, а не фразеологических средств ПЯ. К нему прибегают обычно, лишь убедившись, что ни одним из фразеологических эквивалентов или аналогов воспользоваться нельзя. Такой перевод, учитывая даже компенсационные возможности контекста, трудно назвать полноценным: всегда есть некоторые потери (образность, экспрессивность, коннотации, афористичность, оттенки значений), что и заставляет переводчиков обращаться к нему только в случае крайней необходимости.

Лексический перевод

Строго лексический перевод применим, как правило, в тех случаях, когда данное понятие обозначено в одном языке фразеологизмом, а в другом—словом.

Так, многие английские глаголы, выраженные словосочетаниями, можно передать совершенно безболезненно их лексическим эквивалентом: set или put on fire—«зажечь», catch fire—«зажечься», «загореться»,

Такому переводу поддаются, хотя и не совсем безболезненно, и ФЕ, у которых в ИЯ есть синонимы-слова. Это большей частью идиомы, т. е. сочетания, обозначающие предметы или понятия. Французский арготизм prendre les manettes значит просто "растеряться", но это словарный перевод, который в живом тексте мы используем лишь в крайнем случае; можно найти фразеологические соотвстствия, которыми его можно передать, например, «потерять присутствие духа, самообладание», «потерять голову», а может быть, и что-либо более близкое к буквальному значению — «потерять управление»?

В отличие от «однословного» и ближе к тому, что называют свободным переводом, смысловое содержание ФЕ может быть передано переменным словосочетанием. Такие переводы вполне удовлетворительно выполняют свою роль и словаре, указывая точное семантическое значение единицы. Однако в контексте любое соответствие должно приобрести «фразеологический вид» или но меньшей мере стилистическую окраску и экспрессивность, близкие к оригинальным.

Одним словом, и при лексическом переводе ФЕ нужно всегда стремиться приблизиться к фразеологическому, передать хотя бы отдельные его элементы или стороны.

Калькирование

Калькирование, или дословный перевод, предпочитают обычно в тех случаях, когда другими приемами, в частности фразеологическими, нельзя передать ФЕ в целости ее семантико-стилистического и экспрессивно-эмоционального значения, а по тем или иным причинам желательно «довести до зрения» читателя образную основу.

Предпосылкой для калькирования является достаточная мотивированность значения ФЕ значениями ее компонентов. То есть калькирование возможно только тогда, когда дословный перевод может довести до читателя истинное содержание всего фразеологизма (а не значения составляющих его частей).

(Это осуществимо, во-первых, в отношении образных ФЕ, главным образом фразеологических единств, сохранивших достаточно свежей метафоричность (и истинных идиомах—фразеологических сращениях—образная основа почти не воспринимается, и кальки с них кажутся бессмыслицами); калькировать можно, во-вторых, ряд пословиц и, в первую очередь, таких, которые не обладают подтекстом. Этим приемом можно, в-третьих, передать и некоторые устойчивые сравнения, но только убедившись, что носитель ПЯ воспримет их правильно.

К калькам прибегают и в таких случаях, когда «семантический эквивалент» отличается от исходной ФЕ по колориту, или при «оживлении» образа.

Многие кальки можно отнести к переводу фразеологическому. Например, англ. caution is the parent of safety можно перевести почти дословно и получить неплохую, вполне осмысленную русскую пословицу осмотрительность—мать безопасности, т. с. по типу повторение— мать учения или праздность—мать всех пороков.

Описательный перевод

Описательный перевод ФЕ сводится, по сути дела, к переводу не самого фразеологизма, а его толкования, кпк это часто бывает вообще с единицами, не имеющими эквивалентов в ПЯ. Это могут быть объяснения, сравнения, описания, толкования—все средства, передающие в максимально ясной и краткой форме содержание ФЕ, все с тем же неизменным стремлением к фразеологизации или хотя бы намеку и на коннотативные значения.

В контексте этот путь перевода самостоятельного значения не имеет, так как в любом случае переводчик постарается вплести содержание ФЕ в общую ткань таким образом, чтобы правильно были переданы все элементы текста в целом, т. е. прибегнет к контекстуальному переводу.

6.3.4 Контекстуальный и выборочный перевод

Говоря о приемах перевода ФЕ и выборе между ними, остается оговорить еще два понятия: контекстуальный перевод и выборочный перевод.

В применении контекстуального перевода к фразеологии А. В. Куний пользуется термином «обертональный перевод», а Я. И. Рецкер —

«контекстуальная замена».

Чаще всего о контекстуальном переводе мы вспоминаем, конечно, при отсутствии эквивалентов и аналогов— когда фразеологизм приходится передавать нефразеологическими средствами.

Выборочный перевод у Ю. Катцера и А. Кунина противопоставлен моноэквивалентному переводу и свободному переводу; в этой плоскости он имеет свое оправдание. Мы же предпочитаем рассматривать его в несколько ином плане: не как перевод «устойчивого сочетания слов посредством одного из возможных фразеологических синонимов», а несколько шире—как неизбежный начальный этап любого перевода устойчивого сочетания, да и перевода вообще.

Выбирают, опираясь обычно на словарные (известные, общепринятые — за ними не обязательно обращаться к словарю) соответствия, в первую очередь варианты, т. е. синонимы или близкие значения многозначных ФЕ. Например, рукой подать переводится на большинство языков только в пространственном значении—близко, но, как и само наречие «близко», эта ФЕ может иметь и временное значение: «до начала спартакиады рукой подать» (как и сейчас же, которое обычно — наречие времени, а употребляется и в значении места: «сейчас же за околицей начинаются луга»). Может случиться, что контекст «не принимает» наличные соответствия, в том числе и фразеологические эквиваленты, и в таком случае приходится искать иные, нефразеологические средства. Французскую идиому deferrer des quatres pieds можно перевести фразеологизмами «поставить в тупик», «припереть к стенке», описательным глагольным выражением «привести кого-л. в смущение», обычным глаголом

«озадачить»; но возможны и «привести в замешательство», «выбить почву из- под ног», «смутить»; не исключается и «сбить с толку», «сбить с панталыку» и еще десятки фразеологических и нефразеологических решений.

При выборе учитываются все показатели исходной ФЕ и, не в последнюю очередь, ее стиль и колорит; иногда именно стилистическое несоответствие или наличие колорита не допускает в перевод казалось бы самую подходящую единицу.

6.3.5 Характерные особенности фразеологизмов:

Таким образом, в нисходящей степени пол­ноценности были приведены различные приемы перевода ФЕ, а теперь тот же материал рассмотрим с точки зрения характерных особенностей самих фразеологизмов.

Образные и безобразные фразеологические единицы

Многие авторы делят ФЕ на образные и необразные — деление, которое проходит через все основные категории устойчивых единиц и тесно связано с приемами их перевода.

Необразная фразеология переводится обычно эквивалентами, не допуская большей частью калькирования, и не представляет особых затруднений для переводчика.

Перевод образной фразеологии намного сложнее, что преимущественно обусловлено необходимостью решить: передавать или не передавать метафоричность и обязательно ли сохранить стилистические и коннотативные особенности переводимой единицы, не упуская из виду, разумеется, и ее семантику, а, при неизбежности потерь, правильно решить, чем жертвовать—образом или содержанием ФЕ. В связи с этим в ряде пособий приемы перевода рассматриваются именно с учетом наличия или отсутствия в этих ФЕ метафоричности.

На характерные особенности образной фразеологии обратил внимание уже Л,

П. Соболев: «Самый распространенный вид образных выражений и в разговорном обиходе, и в художественной литературе—это тропы, утратившие свою конкретность, но сохранившие какие-то следы ее; хотя и не видишь, не осязаешь пояса в идиоме заткнуть за пояс, она гораздо выразительнее, чем отвлеченное превзойти.. Когда-то не хватать с неба звезд было свежей конкретной метафорой; теперь это выражение не дает образа хватания звезд, но все же сильнее, чем просто: «быть посредственностью».

Итак, с одной стороны—образ, с другой—казалось бы, нет образа, и мы считаем, что для осуществления мастерского перевода важнейшим является установление степени «стертости» или «живости» этого тропа для носителя ИЯ и умение нащупать тот, иногда единственно верный путь между Сциллой полной утраты метафоричности и Харибдой неоправданного «оживления» образа. Только этот путь и приведет к тому, что впечатление, полученное читателем перевода, не будет отличаться от впечатления, получаемого читателем подлинника.

ФЕ пословичного и непословичного типа

Другое деление ФЕ—деление на единицы пословичного и непословичного типа; ряд авторов вообще исключает пословицы из числа фразеологизмов; обычно их неохотно включают и во фразеологические словари. Все это дает основание и с точки зрения перевода рассматривать их особо, как это и сделано в некоторых пособиях по переводу.

От остальных устойчивых единиц пословицы, крылатые выражения (не крылатые слова!), афоризмы, сентенции и т. п. отличаются:

1. Своей синтаксической структурой: пословица — всегда четко оформленное предложение

2. Тем, что единицы пословичного типа выражают суждение, обобщенную мысль, мораль (нравоучение) и т. д. в отличие от остальных ФЕ, обозначающих обычно понятие или предмет.

Несмотря на существенные расхождения в плане содержания и плане выражения, этими рубежами почти нельзя руководствоваться в плане перевода.

И те ФЕ и другие

1. Могут быть образными или необразными, и искать подходящих путей перевода мы будем по этой линии;

2. И те и другие могут обладать большей или меньшей мотивированностыо значения целого значениями компонентов, и опять-таки от этого будет зависеть наш выбор наиболее подходящего перевода. Что же касается формы, то, несмотря на обычное стремление пословицу переводить пословицей, нет никакого препятствия к переводу в контексте единиц одного типа единицами другого.

Тем не менее между обоими типами ФЕ—пословиц и «непословиц»— и с точки зрения перевода намечается кое-какая разница в том смысле, что в отличие от единиц непословичного типа, которые мы стремимся переводить фразеологическими эквивалентами и аналогами, а другие приемы ищем только в крайнем случае, при переводе пословиц намечается два пути, зависящие главным образом от характера самой пословицы (и от контекста):

1. Передача самостоятельным эквивалентом (или аналогом)

2. Обычным перевыражением, аналогичным переводу нормального художественного текста. Этот второй путь требует пояснения. Пословица, как лаконичное выражение суждения, мысли, назидания, является миниатюрным художественным произведением, которое лучше всего передавать именно как произведение, а не как воспроизводимую единицу.

Авторство фразеологизмов

«Авторство» фразеологизма обычно не влияет на выбор приема его перевода, тем более что подавляющее большинство ФЕ-—создания народного гения, рассматриваемые как языковые единицы без учета их авторов. Об авторстве можно говорить лишь в отношении крылатых выражений, афоризмов, сентенций, максим, восходящих к определенному литературному или историческому источнику. В принципе, выбор приема для их перевода тот же, что и при переводе остальной фразеологии. Нужно, однако, учитывать в еще большей степени важность сохранения их формы, а также часто присутствующих в их содержании коннотативных значений: намеков, аллюзий, связанных с их источником. Вот почему переводчику очень полезно знать авторство таких единиц и историю их возникновения.

С фразеологизмами этого типа не следует смешивать цитаты, встречающиеся в подлиннике. В принципе их воспроизводят в том виде, в котором они фигурируют в переводимом тексте или в утвердившемся уже переводе произведения, откуда они взяты.

Национальная окраска ФЕ

Выбор приемов перевода ФЕ зависит еще от наличия или отсутствия у нее национальной окраски. Вопрос сохранения колорита при переводе подробнее рассмотрен в связи с передачей реалий, но в фразеологии он ставится несколько иначе. В национальные цвета окрашены очень многие фразеологизмы, в том числе, по мнению Я. И. Рецкера, и нейтральные по стилю.

Интернациональные единицы в составе фразеологии любого языка составляют меньшинство, а из заимствованных многие приобрели уже соответствующий колорит. Так что передача колорита—задача, с которой сталкивается каждый переводчик художественной литературы.

Национальный колорит ФЕ может быть обусловлен:

1. Специфической окраской отдельного компонента (реалия, имя собственное) или же

2. Характером самой единицы, связанной тем или иным путем с национальными особенностями соответствующего народа. Реалия (и имя собственное), как любой компонент ФЕ, утрачивает тем большую часть своего значения, чем теснее связь между компонентами, т. с. чем выше степень слитности всего сочетания. Однако утрачивая даже полностью семантику, реалии сохраняют почти всегда если не весь колорит, то какой-то отблеск его. И отсюда—основная трудность перевода таких единиц: их нельзя передавать эквивалентами, так как эквивалентность предполагает идентичность всех показателей, в том числе и национальной окраски, а это практически невозможно.

Итак, колорит превращает ФЕ в своеобразную реалию, которая, однако, в отличие от «лексической реалии», передастся при переводе не путем транскрипции, а, по мнению большинства авторов, калькой. С этим мы соглашаемся только наполовину. Традиционный пример— англ. carry coals to Newcastle или нем. Eulen nach Athen tragen следует перевести не семантическим эквивалентом ехать в Тулу со своим самоваром, а кальками «возить уголь в Ньюкасл» и «везти сов в Афины». На наш взгляд, пример не особенно убедителен: во-первых, видимо, далеко не каждый читатель знает или сразу сообразит, что для этого английского города характерны «добыча и вывоз угля», уже не говоря о более чем сомнительной общеизвестности обилия сов в Афинах, и, во-вторых,— что гораздо важнее,—такая калька неизбежно приведет к оживлению образа, который, выпирая из текста, привлечет внимание читателя гораздо сильнее, чем ФЕ в подлиннике. Так что, по-видимому, в большинстве случаев разумнее будет пожертвовать той небольшой долей колорита, которая сохранилась в данной единице, и переводить фразеологическим аналогом: рус. морю воды прибавлять или болг. нося дърва в гората («носить дрова в лес»). Но важнейшим остается правило (нарушение его может испортить весь перевод) никогда не подменять английский колорит русским или французский болгарским.

Авторское употребление фразеологизмов

Фразеологизмы уже сами по себе трудно поддаются переводу, но намного сложное перевод в тех случаях, когда писатель в определенных стилистических целях меняет содержание и/или форму ФЕ—опускает или добавляет компоненты, заменяя их синонимами или антонимами, переставляет их местами, освежает, оживляет тем или иным путем стертые или полустертые образы, на которых построено сочетание, перифразируя его, или «скрещивает» одни единицы с другими, одним словом, употребляет ФЕ не в их «нормативном виде».

Существует множество путей авторизации фразеологической единицы, которые так или иначе приводят к ее разрушению как устойчивого сочетания слов.

Вместе с тем ФЕ непременно продолжает существовать в языковом сознании читателя, приобретая новые связи, создавая новые, часто совсем неожиданные эффекты, на которых обычно строится каламбур.

Вопрос об индивидуально-авторском использовании ФЕ привлекает, в особенности в последнее время, внимание многих ученых, в том числе и теоретиков перевода. Некоторые рассматривают такие образования как разновидность фразеологизмов; другие посвящают им самостоятельные разделы и статьи. Тем не менее, общего исследования пока нет, и будущим авторам придется немало поработать над более полным освещением этой проблемы, чрезвычайно важной для практики перевода (авторизация фразеологии — излюбленный стилистический прием всех мастеров) и интересной с точки зрения теоретической (литературоведческой и лингвистической).

Для начала нас интересует сравнительно второстепенный с точки зрения переводческой практики вопрос, на который не удалось найти ответа в просмотренной нами литературе. Некоторые авторы считают, что ФЕ разрушается

«при малейшем изменении в ее формальной и смысловой структуре»; другие оспаривают это, говоря, что «не всякая трансформация ФЕ приводит к созданию каламбура», что «многие ФЕ являются часто потенциальными каламбурами», что иногда обновление ФЕ «приближается к игре слов». Однако не удалось обнаружить той границы, перейдя которую авторизованный (трансформированный, переосмысленный) фразеологизм превращается в каламбур.

Можно, впрочем, позволить себе считать каламбурами такие ФЕ, трансформация которых приводит 1) к двуплановому восприятию и 2) к возникновению юмористического эффекта, обычно связанного с эффектом неожиданности.

Это позволяет предположить, что необразные ФЕ при авторизации могут

«оживляться», «освежаться», не превращаясь при этом в каламбуры, а действительно приобретая новые качества. Так, введенный в состав глагольно- именного сочетания «эпитет—определение или однородный член к привычному компоненту—придает вес последнему, а у самой фразеологической единицы оживает внутренняя форма" (принять твердое решение, произвести ошеломляющее впечатление). Перевод таких сочетаний особой трудности не представляет, так как всегда остается возможность то же (с минимальными потерями) выразить глаголом и наречием (твердо решить).

Такие добавления - определения, распространяющие тот или иной из компонентов ФЕ,—можно допустить и в ряде образных фразеологизмов, не превращая их в каламбуры, а лишь уточняя, привлекая к ним, когда нужно, внимание читателя. Т. Р. Левицкая и Л. М. Фитерман приводят пример безболезненного перевода такого «оживляющего» добавления: The adulation has not gone to his fair, curly head, где фразеологизм to go to one's head, соответствующий рус. вскружить голову, нетрудно воссоздать: «не вскружили его белокурую, кудрявую голову».

Даже в тех случаях, когда авторизованная ФЕ не является каламбуром, перевод ее иной раз ставит перед переводчиком задачи аналогичного характера.

Переводу фразеологизмов уделено немало внимания в теоретических работах, в каждом пособии по переводу, в особенности по переводу художественной, публицистической, общественно-политической литературы, во многих публикациях по теории фразеологии и сопоставительной лингвистике. Связанные с этим проблемы рассматриваются по-разному, рекомендуются различные методы перевода, встречаются несовпадающие мнения. И это, пожалуй, в порядке вещей: однозначного, стандартного, одного на все случаи жизни решения здесь быть не может. В различных ситуациях может потребоваться разный подход.

Именно поэтому практически невозможно заменить переводчика-человека машиной, компьютером. Компьютер не сможет ощутить себя частью той культуры, на языке представителей которой написан тот или иной текст, не сможет вжиться в него, выдать единственно возможный и в то же время неповторимый вариант. Человек и только человек способен интегрировать в свое мышление всю громадную совокупность норм, правил, обычаев чужой культуры, одним словом, реалий, и изложить чужие мысли так же ясно и свежо, как они были высказаны, используя при этом все могущество и богатство языка, на котором говорит он сам.

7. Связь между идиомами в английском, немецком, русском, французском и испанском языках.

Важным признаком фразеологизмов является метафоричность, образность. Фразеологизм рождается в языке не для называния предметов, признаков, действий, а для образно – эмоциональной их характеристики. Образуются фразеологизмы в результате метафорического переноса, переосмысления значений свободных словосочетаний. В каждом языке эта метафоричность рождается на основе особенностей своего мышления, что связанно с культурными и историческими особенностями страны. Однако, некоторые вещи понимаются одинаково даже у совершенно разных народов.

Гипотеза о существовании зависимости между пониманием иноязычных фразеологизмов и наличием в языке-реципиенте выражений, возводимых к аналогичным когнитивным структурам, может быть проиллюстрирована с помощью следующих примеров: испанская ФЕ pegarse al telefono (букв. приклеиться к телефону), нем. an der Strippe hangen (букв. висеть на проводе), франц. etre pendu au telephone (букв. повеситься на телефоне), англ. To sit on the phone (букв. сидеть на телефоне) вполне понятны носителю русского языка. Тезаурус русского языка также включает в себя ФЕ висеть на телефоне («много говорить по телефону»).

Конечно, она является коррелятом перечисленных фразеологических единиц, и области цели в ней структурируются по образцу источника, как и во всех данных метафорах. А вот далее проиллюстрируем концептуально обусловленные различия:

1. Русская идиома биться как рыба об лед, испанская martillar en hierro frio, (букв. бить молотом по холодному железу), немецкая wie der Fischauf dem Trocknen (букв. биться как рыба на суше) со значением «тщетно, безрезультатно прилагать усилия, чтобы выйти из бедственного материального положения» совпадают с концептуальной метафорой затруднительное положение – это неравная борьба. А английская ФЕ pull the devil by the tail (букв. тянуть черта за хвост), которая имеет французскую этимологию tirer le diable par la queue (букв. тянуть черта за хвост) у русского человека ассоциируется, скорее, с концептом времени, как во ФЕ тянуть кота за хвост. А что касается неравной борьбы, то еще в русских сказках добры молодцы могли лихо перехитрить черта и показать свою богатырскую силу. Поэтому данный пример мы считаем показателем когнитивных расхождений. [4: 12]

2. Следующая группа ФЕ, относящихся к концепту «безграничного счастья», представлена русск. ФЕ быть на 7 небе, англ. to tread on air (букв. ходить по воздуху), исп. estar como en el cielo (букв. быть как на небе), нем. im siebenten Himmel sein (букв. быть на седьмом небе). А вот франц. ФЕ etre aux anges (букв. быть у ангелов), на наш взгляд, не совсем ассоциируется с чувством восторга, счастья и может быть воспринята как эвфемизм слова смерть, т.е. быть у ангелов – значит после смерти попасть в рай. [4: 12]

3. Вертеться как белка в колесе, англ. to be busy as a bee (букв. быть занятым как пчелка), нем. weder Rast noch Ruh kennen (букв. не знать ни отдыха, ни покоя) – все эти идиомы соответствуют концептуальной метафоре работа – это постоянное движение, а идиомы с тем же значением во франц. языке faire feu des quatre fers (букв. стрелять из четырех ружей) и в исп. языке echar los higados (букв. выплевывать печенки) соотносятся с концептом действия. [4: 14]

4. Фразеологические единицы с глагольным деструктивным компонентом. Концепт «деструкции» содержится в русской ФЕ ломать голову над чем-либо, в англ. – to cudgel ones brains over smth. (букв. бить свои мозги палкой), во фр. – se creuser la tete (букв. долбить себе голову), в нем. sich den Kopf uber etwas zerbrechen (букв. ломать голову над чем-либо). А вот испанская ФЕ calentarse la cabeza (букв. греть голову) представляется для русского человека в положительном свете и возводится к концептуальной метафоре тепло – это хорош (ср. русская ФЕ греть душу ).

[4: 16]

5. Когнитивная теория метафоры позволяет объяснить, почему одни иноязычные ФЕ легко понимаются и могут даже заимствоваться, а другие – нет. Это зависит, в первую очередь, от того, известны ли в языке-реципиенте концептуальные метафоры, стоящие за соответствующими языковыми выражениями. Например, фразеологические единицы со значением «заставлять кого-либо сделать или обещать сделать то, что им было сказано» в русск. языке ловить кого-либо на слове, в англ. to take someone at his words (букв. взять кого–либо на слове), во фр. prendre qn au mot (букв. взять кого-либо на слове), в нем. j n beim Wort nehmen (букв. Взять кого-либо на слове) и в исп. cogerle con el dedo en la boca (букв. застать кого-либо с пальцем на губах), где последняя ФЕ явно отличается от перечисленных, т.к. для русского человека жест пальца на гу-

бах обозначает «тише».

6. Иноязычные ФЕ типа франц. disparu comme par enchantement (букв. исчез как по волшебству),

нем. wie weggeblasen ( букв. как ветром сдуло), исп. desaparecer como por encanto (исчезнуть как по

волшебству) вполне понятны носителю русского языка, мы тоже используем ФЕ как ветром сдуло в

своей речи. Напротив, англ. ФЕ to vanish into thin air (букв. исчезнуть в прозрачный воздух ) «to disappear completely in a very mysterious way» (исчезнуть странным, мистическим образом) не находит в русском языке когнитивных аналогов и воспринимается как непрозрачная.

7. Мир тесен – говорим мы, когда хотим выразить, что в любом месте возможны самые неожи-

данные встречи со знакомыми. Англичане говорят: «It’s a small world» (букв. мир мал), французы – le monde est petit (букв. мир мал), немцы – die Welt ist ein Dorf (букв. мир – деревня), а испанцы – este

mundo es un panuelo (букв. мир как платок). Последняя фразеологическая единица не может быть

понята носителями русского языка должным образом, так как в языке отсутствует соответствующая

концептуальная метафора. [4: 17]

8. Следующий ряд представлен такими концептуальными коррелятами, как русск. ФЕ крепкий орешек, англ. a hard nut to crack (букв. крепкий орех, для того чтобы его расколоть), исп. duro de pelar (букв. трудный для очистки), нем. eine harte Nuss (букв. твердый орех). А французская ФЕ un dur a cuire (букв. слишком жесткий,чтобы варить) выпадает из данного концептуального ряда, т.к. не соответствует метафорической модели жесткий продукт – это сырой продукт. Во всех подобных случаях можно говорить о наличии когнитивно обусловленных несовпадений в сравниваемых языках. Такие различия носят неслучайный характер и, безусловно, свидетельствуют о специфике осмысления определенных фрагментов действительности соответствующими языковыми сообществами. Проведенный анализ показал, что в данных языках совпадают большинство из представленных в ФЕ концептуальных метафор.

Таким образом, подтверждается факт, что метафорический механизм имеет универсальную природу, а значит и внеязыковое происхождение, а именно всеобщие когнитивно-логические связи, присущие человеку.

8. Шекспиризмы

У. Шекспир является автором большого числа английских поговорок и пословиц и, конечно же фразеологизмов. Их называют шекспиризмы. Из одного лишь "Гамлета" в повседневную английскую речь вошло множество цитат, которые давно перестали быть цитатами и превратились в ходячие выражения. Шекспир внес огромный вклад в развитие английского языка. Он обогатил его огромнейшим колличеством идиом ( около 135 ), которые по праву стали считаться исконно анлийскими. Некоторые из них сохранили свою форму и по сей день, другие же – подверглись изменениям в связи с развитием языка и культуры.

Он мог развивать заключенный в идиоме образ. Яго говорит (Oth., I, 1, 64-65): "Если бы я носил сердце на рукаве (то есть: если бы я ходил с душой нараспашку {Широко распространенный в современном английском языке идиом "To wear one's heart oij. one's sleeve" - "Носить сердце на рукаве", "Ходить с душой нараспашку" - впервые встречается у Шекспира. Высказывалось предположение, что он связан с обычаем рыцарей носить на рукавах эмблемы своих дам. Но в старинном своем употреблении этот идиом обычно намекает на пасность излишней откровенности. Возможно, что он связан с войнами "Алой и Белой розы".}), мое сердце расклевали бы галки, - то есть любой глупец

заклевал бы меня" (слово daw значило и "галка" и "глупец"). Заметим, что в этом отношении Шекспир является выразителем типичного свойства английского языка. Если мы, например, скажем по-русски: "Ну и набрали вы ягод. Прямо кот наплакал!" - никакого образа плачущего кота у нас не возникает. Мы не можем поэтому развить заключенный в идиоме образ и, например, добавить: "И наплакал-то он всего две слезинки". Возьмем английский идиом: "it was raining cats and dogs" - шел проливной дождь (ср. русское выражение "собачья погода"). Современная американская писательница Джейн Уэбстер развивает эту идиому: "and three little kittens fell on my writing table" - и три маленьких котенка, то есть "три маленьких дождевых капли, упали на мой письменный

стол". Чем ярче ощущает английский писатель образность идиом своего родного языка, их живую и часто юмористическую игру, тем чаще в произведениях его встречаются своевольно развитые импровизированные их варианты. В этом отношении Шекспир, наряду с Чарльзом Диккенсом, занимает среди английских писателей первое место.

Замечательна опять-таки, с точки зрения "оживления" языкового образа, нередко проявляющаяся у Шекспира тенденция придать образному выражению современный облик. Сравнение клеветы с отравленной стрелой Шекспир мог подслушать в народной песне, балладе или пословице. Как бы обновляя этот образ, Клавдий сравнивает клевету с губительным пушечным снарядом (Haml., IV, 1, 41-43). Быть может, таким же обновлением древнего языкового мотива является название грома "небесной артиллерией" ("heaven's artillery"; Shr., I, 2, 208).

Таковы основные черты образности Шекспира, выполнявшей благодаря своей доходчивости ту задачу, которую возлагал на нее автор: раскрывать и делать широко доступными глубину и богатство высказываемых им мыслей.

Из нашего указания о "развитии" идиома у Шекспира, то есть о выявлении его образной стороны, отнюдь, конечно, не следует, что каждый встречающийся у Шекспира идиом имеет образное значение. Основная трудность для переводчика, как и для комментатора, состоит в проведении пограничной черты между образами и обычными в ту эпоху речевыми тропами, ничего нового к образам Шекспира не прибавляющими.

"Как! и Горацио здесь?" - в ночной сцене, которой начинается "Гамлет", удивленно спрашивает Бернардо. "A piece of him", - отвечает Горацио, что в дословном переводе значит "кусок его". Эти слова почему-то казались многим комментаторам темными. А между тем стоит лишь вспомнить другие случаи употребления Шекспиром слова piece, чтобы убедиться в том, что это слово в обороте "a piece of" или даже само по себе могло выражать презрение, насмешку, шутливость и пр. {"Thou, fresh piece of exellent witchcraft", Wint., IV, 4, 432-433. "A flat tamed piece", Troil., IV, I, 62. Ср. также обороты современного английского языка с "a piece of", выражающие презрение, насмешку.}. Ответ Горацио шутлив. Его можно передать на русском языке - "он самый" или "я за него". Старинные комментаторы Хис и Стивене правильно уловили шутливость в тоне ответа. Причудливым и произвольным является толкование другого старинного комментатора, Варбуртона, полагавшего, что под "куском" Горацио подразумевает руку, которую он протягивает Бернардо. "На сцене - ночь, - поясняет толкование Инглеби, - и Горацио почти невидим для Бернардо". Не менее произвольным является толкование современного комментатора, Довера Вильсона, которому кажется, что Горацио замерз (ночь очень холодна) и что от него, как он говорит в шутку, остался только "кусочек". Комический образ съежившегося от холода Горацио является, конечно, произвольной интерпретацией.

Но Шекспир использовал не только контекстуальные идиомы, которым автор придавал свой собственный смысл, как в этом примере. Многие из них стали постоянными и известы нам и по сей день. Рассмотрим некоторые из них.

Начнем с очень коротенького, но интересного выражения, которое появилось в пьесе «Антоний и Клеопатра» («Anthony and Cleopatra») в 1606 году (стоит заметить, что сама пьеса вышла в свет гораздо позже):

CLEOPATRA:

My salad days,

When I was green in judgment: cold in blood,

To say as I said then! But, come, away;

Get me ink and paper:

He shall have every day a several greeting,

Or I'll unpeople Egypt.

КЛЕОПАТРА:

Тогда была

Девчонкой я неопытной, незрелой;

Была холодной кровь моя тогда.

Пойдем же, дай бумагу и чернила.

Гонца вслед за гонцом я буду слать,

Пока не обезлюдеет Египет.

Salad days - time of youthful inexperience

(хотя на сегодняшний день данное выражение считается old-fashioned, тем не менее, оно вполне может украсить Вашу речь)

Следующее выражение из трагедии «Гамлет, принц датский»:

«When sorrows come, they come not single spies, but in battalions» сейчас у всех на слуху, даже воспринимается как пословица и на английском, и на русском языке, хотя, конечно, это не самый популярный вариант данной пословицыO, this is the poison of deep grief; it springs

All from her father's death. O Gertrude, Gertrude,

When sorrows come, they come not single spies.

But in battalions! First, her father slain;

Вот яд глубокой скорби; смерть отца —

Его источник. — Ах, Гертруда, беды,

Когда идут, идут не в одиночку,

А толпами. Ее отец убит;

Выражение «Hoist by your own petard», имеющее значение «Caught in your own trap», тоже из трагедии «Гамлет, принц датский».

For 'tis the sport to have the enginer

Hoist with his own petar; and 't shall go hard

But I will delve one yard below their mines

And blow them at the moon. O, 'tis most sweet

When in one line two crafts directly meet.

В том и забава, чтобы землекопа

Взорвать его же миной; плохо будет,

Коль я не вроюсь глубже их аршином,

Чтоб их пустить к луне; есть прелесть в том,

Когда две хитрости столкнутся лбом!

Говоря о широко известной фразе «A plague on both your houses», значение которой «frustrated curse on both sides of an argument», следует отметить, что Шекспир довольно часто использовал слово «plague» в своих произведениях. Данное выражение из «Ромео и Джульетты» («Romeo and Juliet»):

MERCUTIO

I am hurt.

A plague o' both your houses! I am sped.

Is he gone, and hath nothing?

Меркуцио

Я ранен!

Чума на оба ваши дома... Кончен путь!

Ушел он — и не ранен?

В современном английском языке шекспиризмы могут употребляться с некоторыми изменениями. Например, выражение to wear one’s heart upon one’s sleeve for days to peck at (“Othello”) – выставлять напоказ свои чувства; (~душа нараспашку). (Этот фразеологизм связан со средневековой рыцарской традицией носить на рукаве цвета своей дамы). В современном английском языке обычно употребляется в сокращенном виде: to wear one’s heart upon one’s sleeve. Также вместо предлога upon может употребляться другой предлог – on. Например: “It’s lovely to be able to tell the world what she means to me.” Howard … adds: “I never back off from showing my emotions whatever they are. I think if we all wore our hearts on our sleeves a bit more we’d all get on a lot better.” (The times)

Шекспиризм the better part of valour is discretion (“King Henry IV”) – одно из украшений храбрости – скромность существует в современном английском языке с измененным порядком слов: discretion is the better part of valour.

Многие шекспиризмы с течением времени приобретают лексические варианты: например, applaud (или cheer) to the echo – шумно, восторженно аплодировать, устроить овацию (applaud to the echo – шекспиризм; “Macbeth”); cram (ram или thrust) smth. down smb.’s throat – навязывать кому-либо (своё мнение свои взгляды и т.п.) (thrust smth. down smb.’s throat – шекспиризм; “Titus Andronicus”).

В шекспиризме buy golden opinions – заслуживать благоприятное лестное

мнение о себе, вызывать восхищение в современном языке вместо глагола buy употребляется глагол win.

Выражение at one fell swoop (“Macbeth”) – одним ударом, одним махом,в один момент сразу стал употребляться в сокращенном виде at one swoop. Например: “They go quick, one after another – five of them vanished already at one swoop.” (S. O’Casey)

В современной английской речи также используются шекспиризмы, в состав которых входят устаревшие слова, т.е. архаизмы, которые нигде кроме данной ФЕ не употребляются. Например, from whose bourne no traveller returns – там, откуда еще никто не возвращался (т.е. в царстве смерти). Слово bourne является архаизмом и обозначает границу или предел, оно употребляется в современном английском языке только в рамках данного фразеологизма.

Большое количество фразеологизмов созданных Шекспиром вошло в всеобщее употребление, что свидетельствует и о лингвистической гениальности Шекспира и о его колоссальной популярности.

9. Фразеологизмы английских писателей XVII – XX веков

Кроме Шекспира, многие другие писатели обогатили английский фразеологический фонд. Среди них главным образом следует отметить Александра Попа, Вальтера Скотта, Джеффри Чосера, Джона Мильтона, Джонатана Свифта и Чарльза Диккенса.

Высказывания других английских писателей обычно остаются цитатами и лишь в редких случаях пополняют фразеологический фонд английского языка, входя в разговорную речь. Приводим некоторые примеры таких высказываний (ниже перечисленные ФЕ классифициро-ваны по времени создания произведения, в котором употребляется данный фразеологизм).

Александр По:

Fools rush in where angels fear to tread (“An Essay on Criticism”) - дураки бросаются туда, куда ангелы и ступить боятся (дуракам закон не писан)

Damn with faint praise (“Epistle to Dr. Arbuth-not”) - осуждать, делая вид, что хвалишь

Break a butterfly on the wheel (“Epistle to Dr. Arbuthnot”) - стрелять из пушек по воробьям

Who shall decide when doctors disagree? (“Moral Essays”) - что же делать смертному, когда мнения знатоков расходятся

Вальтер Скотт:

To catch smb. red-handed(“Ivanhoe”) - застать кого-либо на месте преступления, захватить

кого-либо с поличным

Beard the lion in his den (“Marmion”) - приуныть после веселья, перейти от смеха к слезам

Laugh on the wrong side of one’s mouth (“Rob Roy”) - приуныть после веселья, перейти от смеха к слезам

On one’s native path (“Rob Roy”) - на родной земле, у себя на родине

A foeman worthy of smb.’s steel (“The Lady of the Lake”) - достойный противник, соперник

Джеффри Чосер:

Through thick and thin (“The Canterbury Tales”)- решительно, стойко, несмотря ни на какие препятствия

Murder will out (“The Canterbury Tales”) - всё тайное становится явным

Джон Мильтон:

Fall on evil days (“Paradise Lost”)- впасть в нищету, бедствовать; влачить жалкое существование; черные дни наступили

Heaven on Earth (тж. Paradise on Earth) (“Paradise Lost”) - рай земной

Confusion worse confounded (“Paradise Lost”) -путаница, полный хаос

The light fantastic toe (“L’Allegro”) - танец

More than meets the ear (“Paradise Lost”) - больше, чем кажется на первый взгляд; не так просто, как кажется

Джонатан Свифт:

The land of Nod (“Polite Conversation”) - «страна сновидений», царство сна

A sight for sore eyes (“Polite Conversation”)- приятное зрелище, сердцу отрада

All the world and his wife (“Polite Conversation”)-1. все без исключе-ния, много народу; 2. всё светское общество, весь «высший свет»

To quarrel with one’s bread and butter (“Polite Conversation”)- бросить занятие, дающее средства к существованию

All in the day’s work (“Polite Conversation”) - в порядке вещей

Someone is walking over my grave (“Polite Conversation”) - что-то меня дрожь пробирает

Чарльз Диккенс:

King Charles’s head (“David Copperfield”) - навязчивая идея, предмет помешательства (выражение связано с увлечением полоумного мистера Дика Карлом I)

Never say die (“David Copperfield”) - не отчаивайтесь

A bag of bones (“Oliver Twist”) - истощенный, изможденный человек (кожа да кости)

An Artful Dodger (“Oliver Twist”) - прохвост, пройдоха (прозвище

карманника Джона Докинса)

The Circumlocution Office (“Little Dorrit”) - “министерство околичностей” (по названию бюрократического учреждения в романе)

Prunes and prism (“Little Dorrit”) - жеманная манера говорить

How goes the enemy? (“Nicholas Nickleby”) - время?, который час?

In a Pickwickian sense (“Pickwick Papers”) - в безобидном значении

Not to put too fine a point on it (“Bleack House”) - говоря напрямик, называть вещи своими именами

Д. Дефо: man Friday – Пятница; верный преданный слуга (по имени

верного слуги в романе “Robinson Crusoe”); a gentleman’s gentleman –

“джентльмен, прислуживающий джентльмену”, слуга (“Everybody’s Business”).

С. Т. Колридж: an albatross about one’s neck – постоянное напоминание

о чьей-либо вине; печальное обстоятельство (в поэме Колриджа “The Ancient

Mariner” говорится о моряке, убийством альбатроса накликавшем беду на

свой корабль и вынужденном носить как наказание мертвого альбатроса на

шее).

У. Купер: a cup that cheers but not inebriates – “напиток веселящий, но не пьянящий”, чай (“The Task”).

Дж. Г. Байрон: (as) merry as a marriage-bell – очень веселый, жизнерадостный, полный жизни (“Childe Harold’s Pilgrimage”).

У. Вордсворт: the child is father of the man – уже в ребенке заложены черты взрослого человека.

Р. Л. Стивенсон: Dr. Jekyll and Mr. Hyde – “доктор Джекилл и мистер Хайд”, человек, воплощающий в себе два начала – доброе и злое (по имени героя повести “The Strange Case of Dr. Jekyll and Mr. Hyde”).

А. Теннисон: a little rift within the lute – начало разлада или безумия; червоточина, “трещина” (“Idylls of the King, Merlin and Vivien”).

Дж. Берри: little Mary (разг. шутл.) - желудок, «животик» (по названию пьесы).

Р. Киплинг: the tail wags the dog - «хвост виляет собакой», подчиненный командует начальником (“The Conundrum of the Workshops”)

Многие фразеологические единицы не были созданы самими писателями, но

лишь благодаря последним получили широкое распространение в современном

английском языке. Вот примеры. Выражение John Barleycorn было известно еще с первой половины XVII века и приобрело особую популярность благодаря балладе Р. Бёрнса “John Barleycorn”. Поговорка to be on the side of the angels (букв. быть на стороне ангелов), настаивать на традиционной (антинаучной) точке зрения приобрела популярность благодаря Б.Дизраэли. Фразеологизм vanity fair – ярмарка тщеславия, являющийся названием знаменитого романа У. Теккерея, встречается в книге Дж. Беньяна “Pilgrim’s Progress” (1678 – 1684). ФЕ a skeleton in the closet – семейная тайна, скрываемая от посторонних, введенная У. Теккереем в литературу, была также известна до него. Сравнения green like a Cheshire cat – ухмыляться, улыбаться во весь рот; (as) mad as a hatter и (as) mad as a March hare – не в своем уме, спятивший, совсем ума лишился популяризированы Л. Кэрролом в книге “Alice in Wonderland”.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной курсовой работе были рассмотрены связь фразеологизмов английского языка и менталитета народа, их отражение национального характера, а так же проблемы преодоления трудностей при переводе фразеологизмов на русский язык. Мы выполнили все стоявшие перед нами задачи, изучив объект исследования – фразеологизмы, и достигнув поставленной цели.

Мы пришли к выводу, что фразеология - одно из самых ценных наследий любого народа. Во фразеологии отражается и передается образ жизни и образ мышления, характерный для конкретного данного общества. Именно фразеология представляет собой бесценные ключи к пониманию культуры и менталитета определенного народа, что мы и проследили в нашей курсовой работе на примере английского языка. Традиции и обычаи, ассоциативность, особенности образности мышления и история народа считаются негласными основоположниками возникновения фразеологизмов в речи и учитываются при переводе фразеологических единиц на русский язык.

В ходе работы была описана структурная специфика фразеологизмов и основные способы перевода образной фразеологии. Мы рассмотрели, как подходят к проблеме перевода фразеологизмов Виноградов, Федоров, Комиссаров и другие исследователи ( по мнению В. Н Комиссарова, необходимо сохранить эмоциональные и стилистические значения фразеологизма, а Виноградов придавал большое значение историзму). Мы пришли к выводу, что во всех классификациях можно выделить общие черты, которые используются по сей день при переводе фразеологичсеких единиц. В завистимости от вида фразеологизма и наличия соответствий в языке, мы в праве прибегнуть при фразеологическом переводе к:

-фразеологическому эквиваленту,

-неполному фразеологическому эквиваленту,

-относительному фразеологическому эквиваленту

-индивидуальному фразеологическому эквиваленту

При отсутствии в языке аналогов фразеологической единицы и фразеологических эквивалентов, мы прибегаем к нефразеологическому переводу, в котором выделяют:

-лексический перевод

-калькирование

-описательный перевод

При переводе фразеологических единиц перед переводчиком стоят две основные задачи: 1)строгое соблюдение норм сочетаемости слов в ПЯ 2)передача образности фразеологизма.

Подводя итог, можно сделать вывод, что основная трудность при переводе фразеологизмов связана со стилистической недифференцированностью и многозначностью. Такие фразеологизмы наиболее трудно перевести т.к. они имеют несколько значений в зависимости от сферы употребления, а в зависимости от контекста имеют противоположные значения. Перевод такой образной фразеологии осуществляется методом контекстуальной замены, а именно с помощью целостного преобразования.

Итак, английский язык с точки зрения наличия в его обширной системе фразеологизмов и фразеологических оборотов является, пожалуй, одним из самых богатых. Фразеологизмы занимают огромный пласт в его структуре. Все события, происходящие в Великобритании, отражаются во фразеологии: политическая жизнь, спорт, культурные события, повседневная жизнь – вот лишь неполный список тем, отраженных в английских фразеологизмах. Многие устаревают, но на смену им неизменно приходят новые, живые, яркие и остроумные. Так что, можно с уверенностью сказать о том, что фразеологическая система английского языка с каждым днем будет развиваться, приобретать новые очертания, обогащаться сама и обогащать внутренний мир каждого отдельного жителя Туманного Альбиона.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Абаев В.И. Понятие об идеосемантике // Язык и мышление. Вып.11. Москва-Ленинград,1948.

  2. Гачев Г. Ментальности народов мира. М.:Эксмо,2003.

  3. Голденков М.А, Осторожно! HOT DOG!Современный активный English, М., 2004

  4. Дубровин М. Иллюстрированный сборник идиом на пяти языках. М., 1997

  5. Кузьменкова Ю.Б. От традиций культуры к нормам речевого поведения британцев, американцев и россиян. М.: Изд. Дом ГУВШЭ, 2005.

  6. Кунин А.В. Фразеология современного английского языка. М., 1972.

  7. Логан П. Смит Фразеология английского языка. М., 1959.

  8. Павловская А.В. Англия и англичане. М.:Изд. Моск. Ун-та,2004.

  9. Прохвачева О.Г. Лингвокультурный концепт «приватность» (на материале американского варианта английского языка). Автореф. дисс. …канд. филол. наук. Волгоград,2000.

  10. Cambridge International Dictionary of English.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Идиомы Шекспира

По числу фразеологизмов, обогативших английский язык , произведения Шекспира занимают второе место после Библии. Число около 135

A fool's paradise - нереальный мир, мир иллюзий; призрачное счастье; блаженное неведение.

An early phrase, first recorded in the Paston Letters, 1462:

"I wold not be in a folis paradyce."

Shakespeare later used it in Romeo and Juliet.

Nurse:

Now, afore God, I am so vexed, that every part about

me quivers. Scurvy knave! Pray you, sir, a word:

and as I told you, my young lady bade me inquire you

out; what she bade me say, I will keep to myself:

but first let me tell ye, if ye should lead her into

a fool's paradise, as they say, it were a very gross

kind of behavior, as they say: for the gentlewoman

is young; and, therefore, if you should deal double

with her, truly it were an ill thing to be offered

to any gentlewoman, and very weak dealing.

Fair play - игра по правилам

Shakespeare coined this phrase and used it in several of his plays. For example, The Tempest:

MIRANDA:

Yes, for a score of kingdoms you should wrangle,

And I would call it, fair play.

The term migrated into 'fair dinkum', which is well-known as an Australian phrase but may have travelled there from England. An unambigously Australian term meaning the same thing as 'fair play' is the more recent 'fair go'. This is first recorded in the Australian author Lewis Stone's book Jonah, 1911:

High time - cамое время

'High times' comes from the same root as 'high days and holidays', i.e. days of religious note and festivals. High in that sense has been used in English since the middle ages, although there are few references to it in print until the 19th century, as in this from the Canadian newspaper, The British Colonist, 1858:

Shakespeare also used it in his Comedy of Errors:

ANTIPHOLUS OF SYRACUSE:

There's none but witches do inhabit here;

And therefore 'tis high time that I were hence.

She that doth call me husband, even my soul

Doth for a wife abhor. But her fair sister,

Possess'd with such a gentle sovereign grace,

Of such enchanting presence and discourse,

Hath almost made me traitor to myself:

But, lest myself be guilty to self-wrong,

I'll stop mine ears against the mermaid's song.

Night owl - полуночник, сова

'Nightowl' was originally just a synonym for 'owl' and has been used as such since at least 1581, when Bell and Foxe included it it their translated work Against Jerome Osorius. That seems rather tautological as owls are predominantly nocturnal and, in an apparent general acceptance of that view, the literal use of the word is now rather rare.

The figurative use of the term, i.e. as a reference to people rather than owls, also began in the 16th century. Shakespeare used it in 1594 in the narrative poem The Rape of Lucrece:

This said, his guilty hand pluck'd up the latch,

And with his knee the door he opens wide.

The dove sleeps fast that this night-owl will catch:

Thus treason works ere traitors be espied.

The Bard didn't give up on the literal usage though. It appears, in contexts which make the literal reference to a bird clear, in both Richard II, 1597:

"For nightowles shreeke, where mounting larkes should sing."

and in Twelfth Night, 1616:

"Shall wee rowze the night-Owle in a Catch?"

Short shrift - короткая, быстрая расправа

Shrift? Not a word you hear every day. In fact, apart from in this expression, it is now so rarely used that it's hard to think of a shrift that isn't short. The verb form, shrive, is also now an almost forgotten antique. A shrift is a penance (a prescribed penalty) imposed by a priest in a confession in order to provide absolution, often when the confessor was near to death. In the 17th century, criminals were sent to the scaffold immediately after sentencing and only had time for a 'short shrift' before being hanged.

Shakespeare was the first to write it down, in Richard III, 1594.

RATCLIFF:

Dispatch, my lord; the duke would be at dinner:

Make a short shrift; he longs to see your head.

It doesn't appear again in print until 1814, Scott's Lord of the Isles:

"Short were his shrift in that debate. If Lorn encounter'd Bruce!"

That seems an uncommonly long time to wait for a phrase that is in regular use. We can assume that, given the gap, the phrase wasn't part of the language in Shakespeare's day, or for some time afterwards, and that he coined it himself. Some sources cite it as '14th century', but neglect to offer any evidence to support that.

It didn't migrate across the Atlantic quickly either. The first citation there is from the Adams Sentinel, Gettysburg, Pennsylvania, August 1841:

"The negroes were to be tried on Wednesday, and it was believed that a short shrift and a speedy doom would be awarded to the guilty."

Woe is me - горе мне

This occurs in the Bible, Job 10:15 (King James Version) in the form 'woe unto me'.

Job is one of the oldest books in the Old Testament, early versions of which date from about 1200BC, making the phrase in the original language 3,200 years old. The first occurrence of it in English would have been Wycliffe's Bible translation in 1382.

Job 10:15: If I be wicked, woe unto me; and if I be righteous, yet will I not lift up my head. I am full of confusion; therefore see thou mine affliction;

Shakespeare also used it in Hamlet, 1603. The Bible has several instances of the 'woe is me' version of the phrase:

Psalms 120:5: Woe is me, that I sojourn in Mesech, that I dwell in the tents of Kedar!

Isaiah 6:5: Then said I, Woe is me! for I am undone; because I am a man of unclean lips, and I dwell in the midst of a people of unclean lips: for mine eyes have seen the King, the LORD of hosts. Jeremiah 4:31: For I have heard a voice as of a woman in travail, and the anguish as of her that bringeth forth her first child, the voice of the daughter of Zion, that bewaileth herself, that spreadeth her hands, saying, Woe is me now! for my soul is wearied because of murderers.

Vanish into thin air - расствориться в воздухе

Shakespeare came close to this phrase in Othello, 1604:

Clown:

Then put up your pipes in your bag, for I'll away. Go; vanish into air; away!

and in The Tempest, 1610:

Prospero:

These our actors, as I foretold you, were all spirits and are melted into air, into thin air

It seems clear that Shakespeare coined the terms thin air (which has been widely used since the 17th century by a diverse collection of authors, including John Milton (1671), William Blake (1800) and Ed McBain (1977) and vanish into air, used by lesser-known author; James Hogg, in his work Mountain Bard (1807). Shakespeare didn't put the two together to make vanish into thin air though. The first use I can find of that phrase, which is clearly an adaptation of Shakespeare's terms, is in The Edinburgh Advertiser, April 1822, in a piece about the imminent conflict between Russia and Turkey:

The latest communications make these visions "vanish into thin air."

Таблица соответствующих идиоматических выражений в английском и русском языках

Английский вариант

Русский вариант

A friend in need is a friend indeed

Друзья познаются в беде

A hand’s breadth escape

На волосок от смерти

Agree like cats and dogs

Жить как кошка с собакой

As like as two peas

Похожи как 2 капли воды

As you make your bed so you must lie on it

Что посеешь, то и пожнешь

Be on nettles

Сидеть как на иголках

Better late then never

Лучше поздно, чем никогда

Black as a crow / a raven / jet / soot

Черный, как смоль

Call things by their proper names / Call a spade as spade

Называть вещи своими именами

Close as on oyster

Нем как могила

Disappear / vanish / melt into thin air

Растаял как снег весной

Drag through the mud

Втоптать в грязь

East or West home is best

В гостях – хорошо, а дома - лучше

Every man for himself

Своя рубашка ближе к телу

First catch your hare

Цыплят по осени считают / не говори «гоп» пока не прыгнешь

Keep a tight rein on somebody

Держать кого-то в ежовых руковицах

Like a bolt from the blue

Как гром среди ясного неба

Like cat on hot bricks

Как на горячих углях

Like father, like son

Яблоко от яблони не далеко падает

Make a mountain out of a molehill

Раздуть из мухи слона

Milk and roses

Кровь с молоком

Mint of money

Денег куры не клюют

More haste, less speed

Поспешишь, людей насмешишь

Never put off tell tomorrow what you can do today

Не оставляй на завтра то, что можно сделать сегодня

No smoke without fire

Нет дыма без огня

Out of sight, out of mind

С глаз долой, из сердца - вон

Set one’s cap at somebody

Вскружить кому-то голову

So many man, so many minds

Сколько людей, столько и мнений

Speech is silver, but silence is gold

Слово – серебро, молчание - золото

Strike while the iron is hot

Куй железо. Пока горячо

Talk of the devil and he is sure to appear

Легок на помине

Time is money

Время - деньги

Two heads are better than one

Одна голова – хорошо, а две - лучше

Vicious circle

Заколдованный круг

You know a man by his friends

Скажи мне кто твой друг, и я скажу – кто ты

Причины появления 7 английских фразеологизмов

Английский вариант

Русский вариант

Причины появления

Hobson’s choice

Отсутствие выбора

По имени некоего Гобсона, содержателя платной конюшни в Кембридже в 16 в, который обязывал своих клиентов брать только ближайшую к выход к лошадь.

Confusion worse confounded

Полный хаос

Выражение создано Дж. Мильтоном в «Потерянном рае».

Jam tomorrow

Обещанного 3 года ждут

Выражение создано Л. Кэрролл: «The rule is, jam tomorrow and jam yesterday - but never jam today».

Under the rose

По секрету

Роза – символ молчания в Др. Риме

Baker’s dozen

Чертова дюжина

По старинному английскому обычаю, торговцы хлебом получали от булочников, опасавшихся наказания за недовес, 13 хлебцев вместо 12, причем 13-ый шел в счет дохода торговцев.

Cut somebody off with a shilling

Лишить наследства

Завещатель оставлял лишенным наследства один шиллинг в доказательство того, что лишение наследства было преднамеренным.

Soap opera

Мыльная опера

Сентиментальная мелодрама для домохозяек: многие такие фильмы спонсировались кампаниями по производству мыла.

Интересное происхождение идиом

1. The rule of thumb - означает, что это первое и самое главное правило, которому нужно подчинятся и которое основанно на опыте.

As a general rule of thumb, you need to drink 2 liters of water a day.

По многочисленным источникам, происхождение этой идиомы берёт свои истоки в 1782, когда судья Сэр Франсис Буллер принял закон о том, что мужчина имеет право избить свою жену палкой, если эта палка не толще большого пальца. Отсюда и произошло выражение – правило большого пальца или «the rule of thumb».

2. One sandwich short of a picnic – так говорят о том, кто сумасшедщий или глупый.

Please don’t trust Eric, he is one sandwich short of a picnic.

Существует несколько выражений, в которых говорится, что кому-то или чему-то чего-то нехватает. Все они значат одно: тот, кому не хватает, или сумасшедщий или глупый. Однако выражение «one sandwich short of a picnic» достаточно новое выражение. Впервые оно было употреблено в передаче BBC «Lenny Henry Christmas Special» в декабре 1987 года, где он пародировал Майкла Джексона и переделал его песню «Bad» на «I’m Mad». Песню вы можете прослушать ниже, обратите внимание на слова последнего куплета:

«He’s mad, mad, one brick short of a load

He’s mad, mad, one sandwich short of a picnic»

3. Drop in a bucket – эта идиома-предшественник – “drop in the ocean”, что означает одно и тоже. В русском языке есть подобное выражение – «капля в море».

The company donated two thousand dollars for a cause, but this is just a drop in a bucket.

Интересно, что эта идиома впервые употребляется в Библии, в книге Исаия 40:15:

«Behold, the nations are as a drop of a bucket, and are counted as the small dust of the balance: behold, he taketh up the isles as a very little thing.»

Было ли это слово употреблено впервые в Библии не известно, но известно, что в письменной литературе оно встречается первый раз именно там.

4. Love is blind – любовь слепа.

I can’t believe I dated him for so long, love is blind.

Очень много идиом и крылатых выражений в английском языке были придуманы Уильямом Шекспиром. Впервые употребление этой идиомы было замечено в его таких известных произведениях как: «Два Веронца», «Король Генрих V», «Венецианский Купец».

Вот интересная цитата из пьесы Уильяма Шекспира «Два Веронца»:

«VALENTINE I have loved her ever since I saw her; and still I

see her beautiful.

SPEED If you love her, you cannot see her.

VALENTINE Why?

SPEED Because Love is blind. O, that you had mine eyes;

or your own eyes had the lights they were wont to

have when you chid at Sir Proteus for going

ungartered!»

5. As keen as mustard – полный энергии, энтузиазма.

You can ask Steve to help you, he is always as keen as mustard.

В Англии с давних времён любили жаренную говядину. И по сей день существует традиция в Англии – вся семья собирается за обедом кушать Sunday roast, в который входит жаренная картошка с говядиной. А говядину едят с горчицей.

Существует даже песенка Ричарда Левериджа о говядине, известная с 1735 года, в которой поётся о том насколько она полезна:

When mighty Roast Beef was the Englishman’s food

It ennobled our brains and enriched our blood.

Our soldiers were brave and our courtiers were good

Oh the Roast Beef of old England and old English Roast Beef

С давних времён также считалось, что горчица может исцелить все недуги. Вы, наверное, знакомы с этими бабушкиными рецептами: если вы перемёрзли или простудились, то нужно попарить ноги в горчице или сделать из неё компресс. Конечно же, такие рецепты были популярны и в Великобритании. Горчица считалась приправой, которая прибавляет энергию и сил, и исцеляет различные недуги. Именно поэтому горчица связанна с энергией и здоровьем. Отсюда и произошло выражение «keen as mustard».

6. it's raining cats and dogs

досл.: дождь из собак и кошек

знач.: льет как из ведра

Этот фразеологизм, ярко иллюстрирующий погоду в Англии, берет начало в “A Complete Collection of Polite and Ingenious Conversation” Джонатана Свифта:

I know Sir John will go, though he was sure it would rain cats and dogs…

49


Страницы: следующая →

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 13 Смотреть все


Скачать работу

Похожие работы:

  1. Библейская фразеология в русском и английском языках

    Дипломная работа >> Литература и русский язык
    ... пласт лексики, который играет огромную роль в английском языке, так как у библеизмов есть определенные ... языках. При их сопоставлении выявляется несколько групп таких соотношений. 3.2 Способы перевода фразеологизмов-библеизмов с английского языка ...
  2. Стилистические возможности фразеологических единиц в русском и английском языках

    Курсовая работа >> Литература и русский язык
    ... фразеологизмов в английском языке гораздо меньше, чем разговорных ( из 5000 фразеологизмов, приведенных в “Фразеологическом словаре английского языка ... имеет значение – играет роль Употребление фразеологизмов без учета их семантики и этимологии в корне ...
  3. Перевод советизмов и советских реалий на английский язык

    Реферат >> Иностранный язык
    ... колорит не играют роли и самым важным ... английском языке вскоре после появления их в русском языке. Уже в 1929 году английские словари фиксируют употребление в английской ... привело к возникновению в английском языке таких фразеологизмов как Countries of ...
  4. Стилистика. Современный английский язык

    Книга >> Иностранный язык
    ... чувствами и переживают их»*. О роли эстетического сотворчества читателя ... красивым синонимом для привычного фразеологизма «люди в белых ... роль консонанса в английском стихе обусловлена относительно большей, чем в других языках, ролью согласных в английском языке ...
  5. Лингвистический статус пословиц на материале английского языка

    Реферат >> Иностранный язык
    ... английского языка) выделяют следующие основные направления: Диахроническое и синхроническое изучение отдельных пословиц и их ... или нет автор считать их фразеологизмами. Выделяют три наиболее ... и включает в себя их роль в структуре целой когнитивной модели ...

Хочу больше похожих работ...

Загрузка...