Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

История->Курсовая работа
Русская культура, духовность, самосознание, наконец, общественная мысль формировались веками. Их изменения, как правило, связаны с определенными дейст...полностью>>
История->Реферат
Питер Роджер Бреггин (англ. Peter Roger Breggin ) (родился 11 мая 1936 г.[1]) — американский психиатр, автор многих научных трудов, книг и статей, изд...полностью>>
История->Реферат
Формирование классового общества и государства в античном мире - в Древней Греции и в Древнем Риме шло независимым от стран Древнего Востока путем. В ...полностью>>
История->Реферат
Фредерик Йелинек (Frederick Jelinek, 18 ноября 1932, Кладно — 14 сентября 2010) — учёный в области теории вычислительных систем, один из пионеров обра...полностью>>

Главная > Реферат >История

Сохрани ссылку на реферат в одной из сетей:
Страницы: следующая →

1 2 3 4 5 6 7 8 Смотреть все

Загрузка...

Введение

Категории:

холокост · нацизм · геноцид

Вторая мировая война

Портал:Холокост Проект:Холокост

Мемориал Яма в Минске — памятник жертвам Холокоста

Холокост в Белоруссии — преследование и уничтожение евреев[1] на территории Белоруссии в период немецкой оккупации с 22 июня 1941 года по 28 июля 1944 года, часть общей политики нацистов и их союзников по уничтожению евреев.

На оккупированных территориях действовали Нюрнбергские расовые законы, которые были призваны осуществить изоляцию евреев по расовому признаку. Учёт евреев являлся первым шагом к их физическому уничтожению[2][3][4].

Массовые убийства начались практически одновременно с приходом немецких войск и продолжались до полного освобождения республики. Точная информация о количестве жертв и общей численности евреев, проживавших на белорусской территории к моменту начала Холокоста, отсутствует. Однако, по данным большинства научных источников, погибло примерно от 600 до 800 тысяч человек, то есть от 74 до 82 % еврейского населения Белоруссии[5][6][7][8][9][10].

В послевоенной Белоруссии события Холокоста подвергались замалчиванию по идеологическим причинам[10][11][12]. Систематическая работа по увековечиванию памяти жертв началась только в 1991 году[13]. До сегодняшнего дня научная разработка темы Холокоста в Белоруссии находится на низком уровне[5][14][15][16].

1. Ход событий

22 июня 1941 года Германия напала на СССР, и к концу августа территория Белоруссии была полностью захвачена немецкими войсками. В связи с тем, что продвижение немецких частей было очень быстрым, лишь немногим евреям удалось эвакуироваться или бежать в глубь страны.

1.1. Эвакуация евреев

Чем дальше на восток находилось еврейское население, тем большая его доля была эвакуирована и спасена от оккупации. Молодые мужчины были призваны в Красную армию. Из присоединённых к СССР после 1939 года западных территорий, где проживало более 2 миллионов евреев[17], сумели эвакуироваться не более 100 тысяч. На территории Белоруссии в границах до 1939 года, занятой немцами к концу июня 1941 года, проживало немногим более 130 тысяч евреев, из которых успели эвакуироваться 14—15 тысяч. На территории Белоруссии, занятой немцами к середине июля, проживало ещё от 105 до 110 тысяч евреев, из которых успели уехать на восток 45—48 тысяч. В период второй волны эвакуации, с середины июля до конца августа 1941 года, удалось вывезти 80 тысяч евреев из 125 тысяч с оставшейся на тот момент неоккупированной территории Белоруссии[18][19].

По примерным подсчётам, из районов, захваченных немцами до конца июня 1941 года, было эвакуировано всего около 11 % евреев; из районов, оккупированных к середине июля 1941 года, — от 43 до 44 %, а из восточной части республики спаслось около 63—64 %[20].

Шансы на эвакуацию определялись местом жительства (например, близостью железной дороги), скоростью продвижения немецкой армии на восток и приоритетами советских органов в политике эвакуации. В именных списках, составленных в Центральном справочном бюро в Бугуруслане (Оренбургская область РСФСР), в октябре-ноябре 1941 года было зарегистрировано 222 тысячи евреев-беженцев из Белорусской ССР[18].

1.2. Периоды, территориальное и административное деление

Административное деление Белоруссии в период оккупации

Генеральный округ Белоруссия

Периодизация Холокоста в Белоруссии совпадает с периодизацией Холокоста на территории СССР с тем уточнением, что Белоруссия была освобождена в июле 1944 года.

Илья Альтман выделяет следующие этапы в осуществлении Холокоста на территории СССР[2]:

  1. 22 июня 1941 года (нападение на СССР) — январь 1942 года (Ванзейская конференция).

  2. Февраль 1942 года — осень 1943 года (ликвидация гетто и рабочих лагерей в немецких зонах оккупации).

  3. Зима 1943/1944 годов — осень 1944 года (перевод уцелевших евреев в концлагеря. В тот же период происходит полное освобождение оккупированной территории СССР[21]).

Ицхак Арад рассматривает три этапа в следующих интервалах[22]:

  1. 22 июня 1941 года (нападение на СССР) — февраль 1942 года. За это время уничтожено большинство евреев Литвы, Латвии, Эстонии, Молдавии, почти все евреи восточной Белоруссии, восточной Украины и занятых немцами районов РСФСР.

  2. Весна 1942 года — декабрь 1942 года. Уничтожено большинство евреев западной Украины и Белоруссии, а также южных районов РСФСР, оккупированных летом 1942 года.

  3. Январь 1943 года — конец лета 1944 года. Уничтожение оставшихся евреев на оккупированных территориях перед отступлением немцев.

Территория Белоруссии оказалась разделённой на следующие зоны[23][24][25]:

  • Тыл группы армий «Центр». Сюда вошли Витебская, Могилёвская, значительная часть Гомельской, восточные районы Минской и несколько районов Полесской области.

  • Генеральный округ Белоруссия Рейхскомиссариата Остланд — около трети БССР.

  • Частичное вхождение в Рейхскомиссариат Украина — юг Брестской области, бо́льшая часть Гомельской и часть Пинской и Полесской областей.

  • Частичное включение в состав Третьего рейха — вся Белостокская и часть Гродненской области.

  • Небольшой участок на северо-западе был включён в Генеральный комиссариат «Литва».

В первой зоне действовали военные власти, а в остальных преследованием и уничтожением евреев занималась гражданская оккупационная администрация[26]. Генеральный округ Белоруссия был разделён на 10 округов (нем. Gebiet), во главе которых стояли гебитскомиссары[27].

Доктор исторических наук Олег Романько пишет также о третьей ветви власти — полицейской, подчинявшейся рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру. На территории Рейхскомиссариата Остланд им назначался Главный фюрер СС и полиции (нем. Hohere SS-und Polizeifuhrer; HSSPf). В Генеральном округе Белоруссия был создан аппарат фюрера СС и полиции генерального окру­га Белоруссия (нем. SSPfWeissruthenien), которому подчинялись начальник полиции безопасности и СД (нем. Kommandeur der Sicherheitspolizei und SD Weissruthenien) и начальник полиции порядка (нем. Kommandeur der Ordnungspolizei Weissruthenien). В рамках генерального округа было создано шесть полицейских округов, которые были несколько крупнее, чем округа гражданской администрации: Лида — Новогрудок; Слоним; Барановичи — Ганцевичи; Вилейка; Глубокое; Минск — Слуцк[28]. Именно эти структуры были основными исполнителями акций уничтожения в зоне ответственности гражданских властей[6].

Первый период

Массовые убийства евреев на оккупированных территориях шли с востока на запад в целях «очистки тылов» группы армий «Центр». В западной части шла изоляция евреев от местного населения. Часть убивали сразу, а остальных загоняли в специально выделенные для проживания евреев места — гетто. Для евреев вводились специальные опознавательные знаки — нашивки жёлтого цвета, которые необходимо было носить на одежде спереди и сзади[29].

Бо́льшая часть евреев Белоруссии была убита в 1941 — первой половине 1942 года главным образом в восточной части республики[30].

Во многих населённых пунктах убийства евреев начались в первые же дни после прихода немцев. Уже 28 июня в Белостоке были убиты 2 тысячи евреев, а спустя несколько дней — ещё несколько тысяч[31]. 10 июля в Брест-Литовске было расстреляно, по разным данным, от 5 до 10 тысяч евреев. С 5 по 7 августа в Пинске было убито 10 тысяч евреев[22][32].

14—15 августа рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер посетил Минск, где лично наблюдал за показательным расстрелом 100 узников минского гетто[33][34].

До начала зимы свыше 50 тысяч человек были убиты. В первые месяцы оккупации было истреблено также большинство евреев Витебска, Гомеля, Бобруйска и Могилёва. В частности, 8 октября ликвидировано витебское гетто, убито 16 тысяч евреев[35]. 30 октября солдаты вермахта расстреляли 4,5 тысячи евреев в несвижском гетто[36]. 8 декабря 1941 года из 7 тысяч евреев, живших в Новогрудке, было убито 4,5 тысячи[22]. К концу 1941 года были полностью уничтожены евреи из тридцати пяти крупных гетто[37].

С 1 по 31 января 1942 года в Белоруссии айнзатцкомандами расстреляно 33 210 евреев. На той части оккупированной территории, которая находилась под контролем гражданских властей Генерального округа Белоруссия, к концу января осталось в живых 139 тысяч евреев[38].

Второй период

Летом и осенью 1942 года нацисты приступили к акциям по ликвидации гетто Западной Белоруссии. Были уничтожены евреи Мира, Клецка, Ляховичей, Несвижа, Коссово и многих других мест[39]. 17 июля 1942 года были убиты все 1137 евреев гетто посёлка Городея[40].

31 июля 1942 года генеральный комиссар Вильгельм Кубе доложил рейхскомиссару Остланда Генриху Лозе, что «за последние десять недель в Белоруссии ликвидировано около 55 тысяч евреев. В Минской области евреи полностью истреблены»[41].

15—18 октября 1942 года было уничтожено брестское гетто, спаслись всего 19 человек[42]. 28 октября было уничтожено пинское гетто, убито около 17 тысяч евреев[43].

По некоторым данным, немцы планировали переселить на место уничтоженных евреев голландских фермеров, однако дело, по всей вероятности, ограничилось ознакомительным визитом и речью генерального комиссара Кубе перед представителями миссии в 1942 году[44][45].

Третий период

8 февраля 1943 года было ликвидировано слуцкое гетто[46]. К 12 марта было полностью уничтожено еврейское население Гродно — более 25 тысяч человек[47].

21 июня 1943 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер подписал секретный приказ о ликвидации с 1 августа всех гетто в Рейхскомиссариате Остланд и переводе всех оставшихся в живых евреев в концентрационные лагеря[48]. 16—20 августа были убиты последние узники белостокского гетто[32]. К концу лета были ликвидированы последние гетто в западной Белоруссии — в городах Глубокое и Лида[37].

7 августа 1943 года в новогрудском гетто были расстреляны все дети и часть взрослых узников. В живых остались лишь семьи специалистов, вывезенные в здание суда и мастерские по улице Кореличской. Они были убиты в феврале 1944 года[49].

К концу лета 1943 года во всех гетто Белоруссии вместе взятых оставалось около 30 тысяч евреев[50]. Оставшиеся в живых евреи в Бобруйске были убиты в сентябре 1943 года[37]. 21 октября 1943 года начался последний погром в минском гетто. Все его жители были уничтожены, до освобождения Минска дожили всего 13 человек[51]. 17 декабря было ликвидировано гетто в Барановичах (убиты 3 тысячи человек, остальные переведены в концлагеря)[52].

Уже с весны 1942 года по приказу Гиммлера начались работы по сокрытию следов массовых убийств, которые продолжались до самого конца оккупации[53]. В частности, в первой половине 1944 года в ходе операции «Метеосводка» было организовано сожжение ранее захороненных трупов убитых[54].

2. Политика оккупационных властей в отношении евреев

Политика оккупационных властей была направлена на уничтожение всех евреев, оказавшихся под их контролем. Однако быстро убить сотни тысяч человек и решить все связанные с этим вопросы было невозможно, поэтому вначале евреев регистрировали, затем изолировали от местного населения, грабили и эксплуатировали в интересах оккупантов, а только после этого уничтожали[4].

Формально «очисткой» оккупированных территорий от евреев занималось германское Министерство восточных территорий, которым руководил видный теоретик нацизма — Альфред Розенберг. Первоначальный план предусматривал переселение евреев за Урал, вне пределов Европы[55]. Однако из-за провала блицкрига этот план потерял актуальность и ведущая роль по приведению в жизнь «окончательного решения еврейского вопроса» перешла к главе СС Генриху Гиммлеру. Первоначально Гиммлер планировал провести основную часть уничтожения евреев силами специальных команд — «айнзатцгрупп». Однако их сил оказалось недостаточно и были созданы многочисленные отряды из местных жителей, сочувствовавших идеям нацизма. Именно эти отряды коллаборантов и выполнили основную часть массовых расстрелов осенью 1941. В результате до конца 1941 к востоку от линии Молотова-Риббентропа было расстреляно около миллиона евреев[56].

2.1. Учёт евреев

Все евреи на оккупированной территории обязаны были зарегистрироваться в местных органах власти. Также евреи обязаны были носить отличительные знаки — так называемые «латы». Чаще всего это были разной формы куски ткани или шестиконечные звёзды жёлтого цвета, которые должны были быть пришиты на одежде спереди и сзади[57][58]. Согласно приказу № 1 от 7 июля 1941 года командующего тылом группы армий «Центр» генерала Максимилиана фон Шенкендорфа вводились обязательные для ношения евреями с 10 лет нарукавные повязки белого цвета с нарисованной жёлтой звездой[29]. 21 августа он же издал приказ, который в целях «строгого контроля за деятельностью евреев» запрещал им покидать район местожительства[4]. В дальнейшем евреям запрещалось менять не только район, но и дом. Во многих гетто евреи должны были носить на одежде также номер дома, в котором они жили[59].

2.2. Изоляция

Выселение евреев в Могилёве в июле 1941 года

Основной инфраструктурой изоляции евреев были гетто, концентрационные лагеря и лагеря смерти.

Создавая места принудительного изолированного содержания евреев, нацисты преследовали следующие цели[60]:

  • Облегчение предстоящей ликвидации евреев.

  • Предотвращение потенциального сопротивления.

  • Получение бесплатной рабочей силы.

  • Приобретение симпатий остального населения, которому нацисты преподносили это как наказание большевистской власти за предыдущие лишения народа. Нацистская пропаганда отождествляла евреев и коммунистов[61].

Евреям запрещалось менять место жительства, пользоваться тротуарами, посещать театры, кино, библиотеки и музеи, а также торговать и даже общаться с местным населением[57]. Пойманных за пределами гетто без специального разрешения евреев, как правило, расстреливали на месте[62]. Документы оккупационной администрации, касающиеся жизни населения, часто содержали отдельные указания по дискриминации евреев. Так, в приказе генерального комиссара Кубе от 10 сентября 1941 года относительно организации обязательного школьного обучения было указано, что для евреев не устанавливается никакого обязательного обучения, а создание еврейских школ запрещено[63].

Гетто

Во всех белорусских городах были созданы еврейские гетто, крупнейшим из которых было Минское гетто[27]. Приказ о его создании появился 20 июля 1941 года. В течение пяти дней около 80 тысяч евреев Минска и его окрестностей были сконцентрированы в этом гетто. В августе 1941 года было создано гетто в Белостоке (50 тысяч человек) и в Гродно (25 тысяч человек)[64].

Всего в Белоруссии было создано, по разным данным, от 111[65] до более чем 200[66], а по данным доктора исторических наук Эммануила Иоффе — 299 гетто в 277 населённых пунктах на довоенной территории БССР, из которых на современной территории Белоруссии — 238 гетто в 216 населённых пунктах[67]. Сложность учёта состоит в том, что многие гетто существовали очень непродолжительное время, некоторые — буквально несколько дней до полного уничтожения их населения или вывоза в лагеря смерти. Например, гетто в посёлке Калинковичи Гомельской области было создано и полностью уничтожено за 3 дня, с 20 по 22 сентября 1941 года[53]. Энциклопедия «Белоруссия в Великой Отечественной войне. 1941—1945» (белор. «Беларусь у Вялiкай Айчыннай вайне. 1941—1945») утверждает, что «гетто были созданы во всех городах и населённых пунктах, где проживало еврейское население»[68], однако ряд источников указывает, что там, где евреев было мало, гетто иногда не создавались, а отдельные еврейские семьи переселяли в более крупные населённые пункты[69][70]. В Пружанах немцы предприняли уникальную попытку создать еврейский город («Judenstadt»). Сюда было переселено свыше 6,5 тысячи евреев из 14 населённых пунктов (включая 4,5 тысячи из Белостока)[2].

Все гетто, по мнению историков, условно можно разделить на два основных типа: «открытые» и «закрытые». Открытые гетто без физической изоляции евреев в отдельном охраняемом квартале существовали только до уничтожения жителей либо их переселения в «закрытые» гетто или депортации в лагеря. В таком гетто в обязательном порядке создавались юденраты либо назначались (избирались) старосты[60][71].

Создание «закрытых» гетто осуществлялось с обязательным переселением всех евреев в охраняемое место (квартал, улица, отдельное помещение). Вокруг закрытого гетто силами узников и за их счёт возводилась ограда в виде колючей проволоки или глухих стен и заборов. Вход и выход осуществлялся через контрольно-пропускные пункты, которые охранялись с обеих сторон[71].

В зоне военной администрации и прилегающих к ней районах Генерального округа Белоруссия гетто были ликвидированы к концу 1941 года, а в зонах гражданской оккупационной администрации сохранялись до лета-зимы 1943 года[70].

Жизнь в гетто

Колонна узников минского гетто на улице. 1941 год

В гетто евреи жили в тяжелейших условиях. Как правило, в одной комнате проживало несколько семей, на человека приходилось менее одного метра жилой площади[57]. Спали на полу. Из-за скученности, отсутствия бань и недостатка воды царила антисанитария. Эпидемии тифа и дизентерии были отмечены в Слониме, Новогрудке, Бресте, Белостоке, Гродно, Пружанах и других населённых пунктах. Электроэнергией пользоваться запрещалось[9].

Питание узников гетто в основном обеспечивалось за счёт обмена ими своих вещей на продукты с нееврейским населением. При этом, если полиция замечала такие контакты, то виновных расстреливали на месте. Нормы питания, установленные оккупационными властями для евреев, были в несколько раз ниже, чем для нееврейского населения, и регулярно снижались[9]. Работающие получали 100—200 грамм хлеба в день и несколько ложек супа, неработающие чаще всего не получали ничего. Смерть от голода и болезней была самым обычным явлением. В минском гетто из помещения юденрата, куда узники обращались за помощью, ежедневно выносили по 6—7 трупов умерших от голода[42][57][59]. Узник слонимского гетто Яков Шепетинский утверждает, что с середины августа до начала ноября 1941 года в их гетто умерло от голода, холода и эпидемий около 10 тысяч человек[72].

Выход за пределы гетто был запрещён, кроме выхода на работу. На работу узников водили в колоннах под вооружённой охраной, причем они должны были идти по мостовой, пользоваться тротуарами не разрешалось. Во время движения колонны и во время работы охрана часто избивала и даже убивала узников[73].

Юденраты

Юденраты (нем. Judenrat — «еврейский совет»), или еврейские комитеты, создавались немецкими оккупационными властями как органы самоуправления еврейских гетто. Еврейская коллаборация, в отличие от белорусской, никогда не имела под собой идеологической основы. Кроме того, юденраты, в отличие от других местных коллаборационистских органов, часто формировались в принудительном порядке[74].

Так, по версии Василия Гроссмана, в Минске немцы просто задержали на улице 10 первых попавшихся мужчин-евреев и объявили, что они являются еврейским советом, обязанным исполнять немецкие приказы. Как утверждал руководитель подполья минского гетто Гирш Смоляр, офицер просто спросил группу евреев «Кто знает немецкий?» Илья Мушкин сделал шаг вперёд и тут же был назначен руководителем юденрата[75].

В полномочия юденрата входило обеспечение хозяйственной жизни и порядка в гетто, сбор денежных средств и других контрибуций, отбор кандидатов для работы в трудовых лагерях, а также исполнение распоряжений оккупационной власти. Юденрату формально подчинялась еврейская полиция[76].

Кандидат исторических наук Евгений Розенблат делит еврейских коллаборантов на две большие группы[74]:

  • Сторонники стратегии коллективного выживания.

  • Лица, осуществлявшие стратегию индивидуального выживания.

Первая группа отождествляла себя со всеми остальными жителями гетто и старалась по возможности добиться системы, при которой целому ряду категорий еврейского населения предоставлялись дополнительные шансы на выживание — например, опека юденратов над многодетными семьями, малоимущими, стариками, одинокими людьми и инвалидами. Представители второй группы противопоставляли себя остальным евреям и использовали все средства для личного выживания, в том числе ведущие к ухудшению положения или гибели остальных.

Члены юденратов по-разному относились к сопротивлению и акциям вооружённого подполья в гетто. В некоторых случаях они налаживали связь и сотрудничество с подпольем и партизанами, в других — стремились не допустить акций сопротивления, опасаясь, что немцы будут мстить всем жителям гетто[74]. Существовали также активные пособники нацистов. Часть из них была убита подпольщиками и партизанами[77].

Крупнейшие гетто

Город

Период существования

Число погибших

Минск

20 июля 1941 — 21 октября 1943

от 80[78] до 100 тысяч

Белосток

26 июля 1941 — 20 августа 1943

50 тысяч[64]

Гродно

1 ноября 1941 — 12 февраля 1943

От 20[78] до 25 тысяч[64]

Слоним

август 1941 — декабрь 1942[79]

от 10[78] до 25 тысяч[80]

Слуцк

август 1941 — 8 февраля 1943[46]

около 18 тысяч[78]

Пинск

1 мая — 28 октября 1942

около 17 тысяч[43]

Витебск

25 июля 1941 — ноябрь 1941

от 16[35] до 20 тысяч[78]

Брест

ноябрь 1941 — 18 октября 1942

от 16[78] до 18 тысяч[42]

Барановичи

декабрь 1941 — 17 декабря 1942

12 тысяч[78]

Могилёв

июль 1941—1942

10 тысяч[78]

Новогрудок

декабрь 1941 — осень 1943

10 тысяч[78]

Волковыск

1942

около 10 тысяч[78]

Концентрационные лагеря и лагеря смерти

Более тяжёлой формой изоляции являлись концентрационные лагеря. Такие лагеря создавались для сортировки узников на полезных и бесполезных либо для использования их на тяжёлых неквалифицированных принудительных работах. Мужчины и женщины содержались раздельно в помещениях барачного типа под охраной полиции и СД. Посещение родственниками не допускалось. Медицинское обслуживание отсутствовало. Смертность узников от непосильного труда и тяжёлых условий содержания была очень высокой[81]. Одним из наиболее известных примеров концлагерей в Белоруссии является лагерь на улице Широкой в Минске[60][82]. Его узником был будущий руководитель восстания в лагере смерти Собибор Александр Печёрский[83].

На территории Белоруссии нацисты создали ряд концентрационных лагерей, специально предназначенных для уничтожения людей. Крупнейшим из них был лагерь Малый Тростенец в 10 километрах от Минска. В этом лагере и прилегающих к нему урочищах Благовщина и Шашковка было убито более 206 500 человек, в основном евреев и военнопленных[84]. Второе и третье места по общему числу погибших занимают Леснянский лагерь смерти в Барановичском районе (88 407 человек) и Масюковщинский лагерь смерти в Минске (более 80 тысяч человек). Существенную часть погибших в лагерях смерти составили евреи[85].

Лагерь смерти в Колдычёво в 18 км от Барановичей был создан в марте 1942 года. В этом лагере было уничтожено около 22 тысяч человек, в том числе множество евреев города Барановичи и окрестностей[86][87]. В лагере смерти Шталаг 353 в деревне Колбасино (пригород Гродно) находилось 55 тысяч человек. Только в декабре 1941 года здесь было уничтожено 27 тысяч евреев Гродненской и Белостокской областей[88].

Всего в Белоруссии было создано около 260 лагерей смерти[27][89].

2.3. Ограбление и эксплуатация

Евреи на принудительных работах в Минске. Февраль 1942 года

С установлением оккупационного режима любое имущество, принадлежащее евреям, могло быть конфисковано в любой момент. Например, 2 июля 1941 года в Минске был окружён дом № 21 по улице Мясникова, где жило 300 человек. Всех их вывели во двор и поставили лицом к стене. Под предлогом поиска оружия полиция забрала из квартир всё, что считала нужным, в том числе одежду, постельные принадлежности и даже продукты питания. Такие акции повторялись неоднократно и в дальнейшем. Немцы и коллаборационисты могли в любое время зайти в любой еврейский дом и забрать любой предмет. За попытки сопротивления убивали на месте[57].

С еврейского населения взимались контрибуции. Евреи обязаны были сдать всё имеющееся золото, серебро и другие драгоценности. В минском гетто контрибуции накладывались каждые две недели, для гарантии их выполнения брались заложники. После того, как все ценности у еврейского населения иссякали, поступали новые требования сдать обувь, кожаную одежду, одеяла, меховые изделия, электроприборы и так далее[57][90]. Аналогичная политика проводилась и в других гетто[42].

Трудоспособных евреев привлекали к принудительным работам. Заявки от предприятий поступали через биржи труда. Квалифицированных специалистов немцы учитывали отдельно, они работали по специальности. Остальных, включая женщин и детей, отправляли на тяжёлые вспомогательные работы — уборку мусора, чистку туалетов, погрузочно-разгрузочные работы, рытьё ям и тому подобное[73][90]. Особыми приказами запрещалось использовать евреев в сфере обслуживания, торговли или на канцелярской работе, в служебных помещениях, воинских частях и в качестве прислуги[91].

В гетто по приказу властей создавались обувные, швейные, столярные, слесарные и прочие мастерские, работавшие на экономику Германии. Одним из радикальных вариантов эксплуатации еврейского населения были так называемые «трудовые лагеря» (разновидность концлагерей)[81].

2.4. Уничтожение

Массовые расстрелы евреев начались уже с первых дней войны[90] и были широко распространены ещё до завершения концентрации евреев в местах изоляции. Так, в сводке событий из СССР от 24 июля 1941 года шеф полиции безопасности и СД докладывал в Берлин, что «в Минске ликвидированы все слои еврейской интеллигенции (учителя, профессора, адвокаты и т. д., исключая медицинских работников). … Для начала было ликвидировано 1050 евреев. Остальные евреи ежедневно доставляются на экзекуцию»[59]. Аналогичные акции проводились по всей республике.

24 ноября 1941 года военный комендант Белоруссии генерал-майор Густав фон Бехтольсхайм подписал приказ, согласно которому евреи должны «исчезнуть с лица земли». Кроме евреев, согласно приказу Бехтольсхайма, уничтожению подлежали также цыгане[92].

После изоляции евреев в гетто проводились массовые облавы с последующим вывозом всех задержанных на расстрел. В первую очередь уничтожались нетрудоспособные узники — дети, пожилые люди, инвалиды и больные[59].

Скорость уничтожения существенно зависела от позиции местных чиновников оккупационной администрации. Некоторые из них полагали, что массовое убийство трудоспособных евреев наносит ущерб Третьему рейху, лишая государство бесплатной рабочей силы. Они стремились ограничить уничтожение неквалифицированными и нетрудоспособными, аргументируя это тем, что без ряда еврейских специалистов страдает производство[9]. Другие полагали уничтожение евреев важнейшим приоритетом и не считались с экономическими потерями[81]. Также существовали противоречия между позицией вермахта и СД с одной стороны и гражданской администрацией — с другой. Военные настаивали на скорейшем уничтожении евреев в целях большей безопасности, а генеральный комиссариат считал это долгосрочной задачей[26].

По многочисленным показаниям свидетелей, во время массовых расстрелов людей часто хоронили заживо, в частности раненых и детей. Задокументированы многочисленные случаи издевательств, изнасилований и пыток перед уничтожением, случаи сожжения заживо и тому подобные проявления жестокости[52][53][93].

Большая часть жертв — свыше 550 тысяч человек — была убита с февраля 1942 года до осени 1943 года в период, когда нацисты массово уничтожали гетто в Центральной и в Западной Белоруссии[50].

Всего в Белоруссии в 1941—1944 годах находилось 448 мест уничтожения еврейского населения (в современных границах — 337)[94].

3. Исполнители

3.1. Вермахт

Илья Альтман отмечает, что участие в Холокосте военнослужащих вермахта было наиболее активным именно на территории Белоруссии[95]. В июне 1941 года немецкие войска расстреляли около 50 евреев в местечке Видзы. В июле 1941 года солдаты 354-го пехотного полка 286-й охранной дивизии уничтожили около 2000 евреев в посёлке Крупки и местечке Холопеничи. В том же месяце солдаты вермахта утопили около 2000 евреев — детей, стариков, женщин — в Витебске при переправе их через Западную Двину. 30 октября 1941 года 8-я рота пехотного полка расстреляла 4500 узников Несвижского гетто, 2 ноября — сотни евреев в Ляховичах, 5 ноября — в Турце и Свержене, 9 ноября — 1800 узников гетто в посёлке Мир[36][77].

На систематическое и целенаправленное использование армии для уничтожения еврейского населения Белоруссии обращает внимание также немецкий историк Ханнес Хеер (англ.) в статье «Вермахт и Холокост». Хеер отмечает, что это были не антипартизанские операции, а массовые убийства мирного населения, и указывает на особую жестокость и садизм, свойственные немецким военнослужащим[26][96].

Кроме армейских частей, активное участие в уничтожении евреев принимали 1-я кавалерийская (англ.) и 1-я моторизованная бригады СС. Только на территории Генерального округа Белоруссия они уничтожили в июле-августе 1941 и октябре-ноябре 1942 около 25 тысяч человек, в основном евреев[97].

3.2. Айнзатцгруппы

На начальном этапе войны для операций по уничтожению еврейского населения использовались так называемые немецкие айнзатцгруппы, распределённые по территориальному принципу. Белоруссия была зоной ответственности Айнзатцгруппы B, штаб которой располагался в Волковыске (с 3 июля 1941 года), а затем в Слониме (с 5 июля того же года), Минске (с 6 июля) и Смоленске (с 5 августа)[98]. С конца сентября 1941 года Минская область была отнесена к ведению Айнзатцгруппы А[99].

Группы были разделены на айнзатцкоманды и зондеркоманды (нем. Sonderkommando, особая команда), имевшие в своём составе от 70 до 120 человек и подразделявшиеся на подкоманды по 20—30 человек. Айнзатцкоманды действовали в глубоком тылу, в то время как зондеркоманды использовались в непосредственной близости к линии фронта[23].

Метод массовых убийств, применяемый айнзатцгруппами, в основном состоял в том, что евреев выводили из жилищ, доставляли к заранее вырытым вблизи населённого пункта ямам и там расстреливали. Затем трупы сбрасывали в ямы и присыпали землёй[100][101]. В ряде случаев использовались так называемые «душегубки» — грузовики, где людей убивали угарным или выхлопным газом, подаваемым в непроницаемый кузов[86][102][103].

3.3. Коллаборационисты

Немцы охотно передоверяли функции исполнителей репрессий местным коллаборационистам[6]. В частности, доктор исторических наук Эммануил Иоффе пишет, что «значительную роль в геноциде евреев Минска сыграли украинские, литовские, латышские, белорусские и русские коллаборационисты, а в охране гетто принимали участие солдаты-испанцы из „Голубой дивизии“»[77]. Доктор исторических наук, заведующий отделом военной истории Академии наук Белоруссии Алексей Литвин[104] указывает, что «организаторами и вдохновителями массовых акций уничтожения еврейского населения были служащие полиции безопасности и СД»[6].

На территории генерального округа Белоруссия действовали 3 украинских и 8 прибалтийских (3 литовских, 4 латвийских и 1 эстонский) батальонов охранной полиции — так называемые «шуцманшафты»[6].

Белорусские коллаборационисты

В Белоруссии, в отличие от Прибалтики и Украины, немцам на первом этапе почти не удавалось привлечь местное население к участию в массовом уничтожении евреев. Тем не менее в ряде мест после прихода немцев произошли еврейские погромы. Участие в уничтожении евреев приняли несколько сот белорусских коллаборационистов — в частности, при уничтожении гетто Борисова, Молчади, Барановичей, Минска, Кореличей, Наровли, Зембина, Островно, а также в ликвидации евреев в Колдычёвском лагере смерти[23][77][86].

Особенно «отличился» в уничтожении евреев Борисова назначенный немцами бургомистр города Станислав Станкевич[6]. 19 октября 1941 года на банкете, организованном по случаю предстоявшей на следующий день акции по полному истреблению обитателей борисовского гетто, Станкевич дал полиции указание о «чётком выполнении этого важного дела, которое, наконец, навсегда очистит город от жидовского засилья»[105][106].

Как указывает доктор исторических наук Леонид Смиловицкий, роль белорусской полиции в массовых убийствах стала особенно заметной с февраля-марта 1942 года, когда сами полицейские структуры были уже укомплектованы, а немецкие войска перебрасывались на фронт[53].

Украинские коллаборационисты

Согласно материалам НАРБ, 1-й вспомогательный полицейский батальон был сформирован 10 июля 1941 года в Белостоке из военнослужащих-украинцев и тех, кто, «желая облегчить своё положение, выдавал себя за украинцев». Позднее он был переброшен в Минск и переименован в 41-й батальон. В октябре 1941 года 1-я рота 41-го батальона принимала участие в расстреле евреев из Минского гетто[6].

В акции против еврейского населения Могилёва 2 октября 1941 года, когда было убито 2208 человек, принимали участие 23 офицера и солдата украинской полиции[6].

6—7 ноября 1941 года в Минском гетто произошёл крупный погром с массовыми убийствами. Активное участие в этом приняли украинские полицейские. Очевидец событий Рая Абрамовна Чертова рассказала[77]:

Внутрь гетто вошли вооружённые команды полицейских и гитлеровцев, полицейских солдат украинской добровольческой армии. Погромщики хватали первых встречных, независимо от возраста и пола, в том числе стариков и детей. Тех, кто не мог двигаться, убивали на месте. Других погружали в машины и увозили неизвестно куда. Самых маленьких детей разрывали на части, взяв этих крошек за ножки. Резали кинжалами. Душили. Некоторых закапывали живыми.

Прибалтийские коллаборационисты

Осенью 1941 года в Белоруссию начали прибывать полицейские формирования, созданные на территории Прибалтики. В начале октября в Минск прибыл 2-й литовский охранный батальон (в дальнейшем 12-й литовский полицейский батальон, командир — майор Антанас Импулявичюс). Батальон, принимавший участие в карательных акциях против партизан и в истреблении еврейского населения[6], уничтожил свыше 19 тысяч евреев Белоруссии в течение 1941—1943 годов[107]. Жестокостью литовских полицейских 12-го батальона при ликвидации слуцкого гетто возмущались даже немцы[108]:

Что касается самого способа проведения акции, я должен с глубоким прискорбием отметить, что он граничил с садизмом. Сам город во время акции представлял собой ужасающую картину. С неописуемой жесткостью, как со стороны немецких полицейских, так и со стороны литовских партизан, еврейское население, а также немало белорусов, были выведены из домов и согнаны в одно место. Повсюду в городе была стрельба, и на некоторых улицах валялись трупы евреев. Мало того, что с еврейским населением, в том числе и с ремесленниками, обращались по-зверски прямо на глазах у белорусского населения, но и само белорусское население точно так же подвергалось избиению резиновыми дубинками и прикладами.

— из рапорта гебитскомиссара Слуцка Вильгельму Кубе

При минском отделении СД было создано специальное подразделение, состоящее из латышей, — так называемая «латышская добровольческая рота». Солдаты этого подразделения принимали активное участие в ликвидации Борисовского гетто, уничтожении евреев Слонимского округа, Слуцка и в других населённых пунктах[109].

В дальнейшем в Белоруссию прибыло 4 латышских полицейских батальона: 18-й, 24-й, 26-й и 266-й «Е». Батальоны дислоцировались соответственно в Столбцах, Станьково, Бегомле и Минске. К концу 1942 года из Латвии в Ганцевичи прибыл ещё один — 271-й батальон. Летом 1942 года латышский 18-й батальон под командованием майора Рубениса на протяжении нескольких дней принимал участие в уничтожении гетто в городе Слониме[110][111]. 2658 евреев и 30 цыган было убито в Слонимском районе солдатами 271-го батальона[112]. В уничтожении евреев Белоруссии принимала участие так называемая команда Арайса[113].

В августе 1942 года в акции по уничтожению еврейского населения в районе города Новогрудок принимали участие солдаты и офицеры 36-го полицейского батальона, сформированного в начале 1942 года из добровольцев на территории Эстонии (Тарту, Курессааре, Хийумаа, Сааремаа). Согласно показаниям задержанных после войны бывших участников акции, 3—4 августа весь 36-й полицейский батальон был направлен в Белоруссию, где на станции Новоельня его выгрузили, направили в Новогрудок и разместили в казармах на окраине города. Массовые казни солдатами этого батальона производились в районе Новогрудка, станции Новоельня и около села Дятлово, в 20—30 километрах от Новогрудка. Ночью полицейские оцепляли дома, выгоняли жителей, в том числе женщин и детей, на площадь, заставляли в ожидании погрузки лечь ничком на землю, а затем утром отдельными партиями вывозили на грузовиках к местам расстрела. Задержанных самих заставляли копать рвы, в которые затем сбрасывали расстрелянных. Всего в районе Новогрудка, по показаниям задержанных, было уничтожено около 1000 человек, в селе Дятлово — от 1000 до 1500 человек. Батальон находился в данном районе около месяца, после чего был переброшен под Сталинград[114][115][116].

Еврейские коллаборационисты

Известен один случай, когда в убийствах евреев Белоруссии приняли участие еврейские коллаборационисты. В октябре 1942 года немцы приказали сотрудникам еврейской полиции вильнюсского гетто расстрелять 1500 евреев (стариков, женщин и детей) в гетто белорусского города Ошмяны. В результате переговоров с немцами число жертв расстрела удалось снизить до 406 стариков. Начальник еврейской полиции Яков Генс пытался оправдаться тем, что эти старики так или иначе бы умерли в течение зимы, а женщин и детей нужно было сохранить[117].

4. Уничтожение иностранных евреев на территории Белоруссии

Во время немецкой оккупации в Белоруссию были депортированы около 90 тысяч евреев из Австрии, Германии, Венгрии, Нидерландов, Польши, Франции, Чехии и Словакии. Почти все они были убиты. Уничтожение осуществлялось в ряде населённых пунктов Белоруссии, от 20 до (по разным данным) 80 тысяч из них погибло в лагере смерти Тростенец под Минском[118][119].

Депортация евреев из Германии в Белоруссию началась в сентябре 1941 года. 19 тысяч немецких евреев прошли через минское гетто, остальных убивали сразу по прибытии. С 15 мая по 5 сентября 1942 года в Белоруссию было отправлено 17 железнодорожных эшелонов с иностранными евреями[29].

Немецкий учёный Кристиан Герлах в монографии «Просчитанные смерти» (1999) в подразделе «Депортация иностранных евреев в Белоруссию» описал политику уничтожения депортированных евреев Германии, Австрии и Чехии[120]. Более 35 000 евреев из Германии и Протектората Богемии и Моравии было депортировано в Минское гетто[37].

Немецкий историк Моника Кингреен пишет, что за 11 месяцев 1941—1942 годов из 250 европейских населённых пунктов в Минск было депортировано 15 500 евреев, из которых выжило только 500. Эти данные дали основание белорусскому историку Кузьме Козаку утверждать, что в этот период Минск был «главным местом уничтожения»[119].

Кроме Минска иностранные евреи депортировались нацистами в Барановичи, Волковыск, Могилёв, Борисов, Бобруйск[121] и Пинск[43].

997 евреев, привезённых из Терезиенштадта в Барановичи, были расстреляны 28 июня 1942 года в урочище Гай вместе с охранявшими их чешскими полицейскими и 20 узниками колдычёвского лагеря смерти, хоронившими убитых[29]. Иегуда Бауэр пишет, что 999 чешских евреев, привезённых в Барановичи поездом номер Da 221, были убиты 31 июля 1942 года с помощью машин-душегубок[86]. Всего только из Терезина в Белоруссии было уничтожено 6 эшелонов с евреями[29].

5. Антинацистское сопротивление

Руководитель подполья минского гетто Михаил Гебелев

Еврейское сопротивление возникло в первые же дни оккупации республики. Более чем в 80 гетто существовали подпольные организации[122].

В минском гетто под руководством Исая Казинца, Гирша Смоляра и Михаила Гебелева активно действовали 22 подпольные группы, объединявшие 317 человек[123]. На их боевом счету диверсионные акты и саботаж на немецких предприятиях и железнодорожном узле, тысячи людей, выведенных из гетто в партизанские отряды[124]. С сентября 1941 по октябрь 1943 года из минского гетто было выведено в лес около 10 тысяч человек[125]. Эти люди создали или пополнили 9 партизанских отрядов и один отдельный батальон[65]. Всего в леса бежало как минимум 25 тысяч евреев[37].

Согласно отчёту командира спецгруппы при Центральном и Белорусском штабе партизанского движения майора Степана Ивановича Казанцева, генеральный комиссар Белорусского округа Вильгельм Кубе погиб от мины, заложенной под матрац его кровати узником минского гетто Львом Либерманом, работавшим в квартире Кубе чернорабочим[51][126].

Задолго до знаменитого восстания в Варшавском гетто в Белоруссии произошли восстания в Клецком, Несвижском, Копыльском, Мирском и других гетто[127].

В 1943 году произошло вооружённое восстание в Глубокском гетто[124][128]:

В центре с плакатом на шее — минская подпольщица Маша Брускина. Она и её товарищи были казнены в Минске 26 октября 1941 года

В местечке Лахва 3 сентября 1942 года евреи, приведённые к месту расстрела, набросились на вооружённый конвой. Погибло 2000 человек, 600 бежали в лес[65]. Аналогичные события произошли в местечке Радунь в мае 1943 года — из 180 евреев 20 погибли, а остальные присоединились к партизанам[124].

Подполье и восстание в Несвижском гетто возглавил Шолом Холявский, который в 1948 году эмигрировал в Израиль, написал ряд научных работ и в 1977 году защитил первую в истории диссертацию по Холокосту в Белоруссии[129][130].

Связник спецгруппы НКВД «Родные» Розалия Фридман работала в оккупированном Минске под именем Екатерины Дмитриевны Семёновой. В декабре 1943 года была арестована гестапо. Выдержала пытки, никого не выдав, была отправлена в концлагерь во Францию, откуда бежала и возглавила французский женский партизанский отряд. Розалии Фридман было присвоено звание лейтенанта французской армии, а в 1960-е годы в СССР её наградили медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны[131].

В одних только 14 еврейских партизанских отрядах и группах Белоруссии сражалось не менее 1 650 бойцов[132], а всего в партизанских отрядах Белоруссии находилось, по разным оценкам, от 10 тысяч[2] до 15 тысяч евреев[133]. Около 1500 евреев входило в состав специальных разведывательных и диверсионных групп, действующих на территории Белоруссии по линии НКГБ БССР и Главного разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии[134]. На 2010 год известны поимённые данные 8468 евреев-партизан[135][136]. По подсчётам Иоффе, всего на оккупированной территории Белоруссии в борьбе с немцами принимало участие 15 300 евреев[97].

Разнобой в статистике подробно рассмотрен в статье И. Герасимовой и В. Селеменова «К вопросу о численности евреев в партизанском движении Беларуси 1941—1944 гг»[136]. Согласно предварительному анализу архивных данных сделан вывод, что численность евреев в партизанском движении была значительно выше, чем это отражено в официальных документах Белорусского штаба партизанского движения. Канадский историк Пер Радлинг пишет, что нацисты в целях пропаганды завышали число евреев-партизан, а советское правительство сознательно занижало их численность, поскольку боялось, что большое число евреев в партизанском движении скомпрометирует его в глазах нееврейского населения[137].

В письме генерального комиссара Генерального округа Белоруссия Вильгельма Кубе рейхскомиссару Остланда Генриху Лозе от 31 июля 1942 года сообщалось[134]:

Во всех вооружённых столкновениях с партизанами в Белоруссии выяснилось, что еврейство как в бывшей польской, так и в советской частях генерального округа с польским движением Сопротивления на востоке и красноармейцами на востоке является главным вдохновителем партизанского движения…

Большая часть евреев-партизан была беженцами из гетто. Самый крупный партизанский отряд, целиком состоявший из евреев, был создан братьями Бельскими в 1941 году. Отряд действовал до окончания оккупации Белоруссии в 1944 году и насчитывал к концу войны 1230 человек, в том числе, по разным данным, от 350 до 500 вооружённых бойцов[138]. Известность получил также еврейский партизанский отряд Шолома Зорина, насчитывавший 600 человек, в том числе 137 — боевая рота, остальные — гражданские, в основном женщины и дети[139]. Первым заместителем начальника Белорусского штаба партизанского движения в период 1942—1944 годов был секретарь ЦК КПБ Григорий Эйдинов, двое евреев были командирами партизанских бригад[133], десятки евреев были комиссарами бригад, начальниками штабов и так далее[134][140]. В отряде имени Щорса под командованием Павла Пронягина из подпольщиков слонимского гетто была создана отдельная еврейская 51-я рота, насчитывавшая 170 человек[141][142].

Как отмечает Эммануил Иоффе, партизаны-евреи в плен не сдавались, предпочитая смерть. По данным Белорусского штаба партизанского движения известен лишь один случай попадания в плен еврея-партизана[143]. Более половины переживших войну евреев были участниками партизанского движения[137].

Около 110 тысяч белорусских евреев сражались на фронте, 48 тысяч из них погибли. 23 белорусских еврея стали Героями Советского Союза, двое (Григорий Богорад и Ефим Минкин) — полными кавалерами ордена Славы[97].

6. Антисемитизм на оккупированной территории

Антисемитизм на оккупированной территории проявлялся в этот период в следующем:

  • Еврейские погромы и массовые убийства евреев, совершаемые коллаборационистами на оккупированной территории, выдача скрывающихся евреев.

  • Помощь нацистам в выявлении евреев среди военнопленных[144].

  • Отказ в приёме в партизанские отряды и отправка бежавших из гетто назад, издевательства и даже расстрелы[145][146][147][148][149].

При этом многие историки отмечают антисемитские проявления как в самих партизанских отрядах, так и в центральном командовании[145][146]. В частности, доктор исторических наук, профессор Давид Мельцер[150] пишет, что «с ведома И.Сталина в начале ноября 1942 года Москва направила радиограмму подпольным партийным органам и командирам партизанских формирований, запрещающую принимать в отряды спасшихся евреев»[151]. При этом следует понимать, что отказ от приёма в партизаны означал для еврея почти гарантированный смертный приговор[152]. Но Леонид Смиловицкий отмечает, что в самой телеграмме не было прямого запрета и не упоминались евреи, а содержалась информация об организации немцами в Минске подставного центра партизанского движения. Предлагалось задерживать подозрительных и не вступать в контакты с теми, кто не вызывает доверия. Однако именно в этот период большинство приходящих в партизаны из Минска были беженцами из гетто, и телеграмма Пантелеймона Пономаренко вкупе с антисемитизмом самих партизан отразилась на судьбе евреев самым негативным образом[145][153].

В докладных записках руководителям подпольных обкомов отмечалось, что партизанские отряды не помогают евреям и не принимают их, а иногда, отняв оружие, отправляют назад или даже расстреливают, «так как антисемитизм в партизанской среде развит довольно сильно…»[154].

Герой Советского Союза подполковник госбезопасности Кирилл Орловский создал из евреев партизанский отряд, по его утверждению, «потому, что все окружающие нас партизанские отряды и партизанские соединения Барановичской и Пинской областей отказывались от этих людей. Были случаи убийства их. Например, партизаны-антисемиты отряда Цыганкова убили 11 человек евреев, крестьяне деревни Раджаловичи Пинской области убили 17 человек евреев, партизаны отряда им. Щорса убили 7 человек евреев»[147][155].

Аналогичные случаи вспоминают также многие другие свидетели. В частности, об этом рассказывает один из руководителей минского подполья Гирш Смоляр в книге «Минское гетто»[156] в отдельной главе, которую он назвал «И в лесу — ненависть к евреям»[157], а также партизаны Захар Зимак[158][159] и Яков Шепетинский[160].

В приказе руководства партизанского движения от 2 апреля 1944 года говорилось: «…были установлены случаи массового террора к партизанам-евреям, что нашло своё выражение в избиении, необоснованном разоружении, изъятии заготовленного продовольствия, одежды и боеприпасов»[161].

Многие выжившие евреи отмечают поддержку геноцида со стороны нееврейского населения[148][162][163]. Антисемитские настроения на оккупированной территории были настолько массовыми, что руководитель могилёвского подполья Казимир Мэттэ писал[147][164]:

Учитывая настроение населения, невозможно было в агитационной работе открыто и прямо защищать евреев, так как это безусловно могло вызвать отрицательное отношение к нашим листовкам даже со стороны наших, советски настроенных людей или людей, близких нам

Немцы активно подогревали эти настроения с помощью местных газет и журналов, которых издавалось свыше 200. В частности, «Менская газета» 2 сентября 1941 года писала[29]:

Интересы жидов и нежидов несовместимы, жидовская этика и мораль не должны отравлять другие нации, … евреям вообще нет места среди нас.

Массово использовались карикатуры на руководителей СССР, красноармейцев и партизан, которые рисовались нацистами и коллаборационистами с гипертрофированно-семитскими чертами лица[61].

Израильский историк Даниэль Романовский утверждает, что большая часть населения равнодушно отнеслась к массовым убийствам евреев населения не столько из-за антисемитизма, сколько из-за того, что предыдущие годы сталинского террора приучили людей не испытывать никаких эмоций из-за насилия над другими людьми, тем более другого этнического происхождения[165].

Профессор Аркадий Лейзеров и доктор Леонид Смиловицкий отмечают, что официальная советская пропаганда целенаправленно замалчивала геноцид евреев на оккупированных территориях[11][145][166]. Как утверждает историк Олег Будницкий, эта тема не обсуждалась активно, — хотя и не замалчивалась совсем, — чтобы не способствовать нацистской пропаганде о «еврейском засилье в СССР»[167].

7. Праведники мира

Аллея Праведников мира в Минске

Праведниками мира называются те, кто спасал евреев во время Холокоста, рискуя при этом собственной жизнью, и кому это звание присвоено израильским институтом «Яд ва-Шем». По данным «Яд ва-Шем» на 1 января 2010 года в Белоруссии это звание было присвоено 608 лицам, во всём мире насчитывается 23 226 праведников мира[168]. Белоруссия занимает 8-е место в мире по числу праведников после Польши, Голландии, Франции, Украины, Бельгии, Литвы и Венгрии.

Случай наиболее массового спасения белорусских евреев — подвиг партизана Николая Киселёва, который спас 218 евреев, жителей деревни Долгиново, выведя их через линию фронта за 1500 километров. Этот поступок получил известность только в 2005 году[169]. Не менее 60 евреев спас смотритель католического кладбища в Барановичах Эдуард Чаща.

Многие из тех, кто помогал евреям, были убиты нацистами. Так, 30 июля 1943 года[170] во время операции «Герман» по блокаде партизан в Налибокской пуще за укрывательство бежавших из минского гетто 30 евреев немцы сожгли деревню Скирмонтово вместе с её жителями[139].

Первыми, кому было присвоено звание праведников мира в Белоруссии, стали в 1966 году Андрей Станько и его жена Наталья, спасшие семью Казинец. После разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем в 1967 году присвоение званий праведников мира в Белоруссии было приостановлено. Из опасений за собственную безопасность люди скрывали свою причастность к спасению евреев[171]. Присвоение званий возобновилось в 1979 году.

Поиск информации о праведниках и присвоение им почётных званий продолжается до сегодняшнего дня. В период с 2007 по 2010 год признано 32 новых праведника[172].

8. Статистика жертв

Попытка установить точное число жертв Холокоста сопряжена с чрезвычайными трудностями по ряду причин:

  • В СССР жертв не делили по национальности, предпочитая говорить о «советских гражданах», а архивы были закрыты для иностранных исследователей[173].

  • Достоверного учёта жертв не было, через множество лет установить многие факты просто невозможно в связи с отсутствием либо смертью немногочисленных свидетелей.

  • Разные исследователи применяют разную методологию подсчёта, связанную с границами, гражданством, местом, причинами гибели и так далее[20].

Даже установление численности еврейского населения на начало лета 1941 года представляет собой нетривиальную задачу. Точные данные такого рода отсутствуют. Исследователи, опирающиеся на данные польской переписи 1931 года и советской 1939 года, вынуждены пытаться корректировать их с учётом сложных миграционных процессов, происходивших в предвоенные годы и в начале Второй мировой войны, что крайне сложно сделать. Тем более сложно учесть неорганизованную эвакуацию первых двух недель Великой отечественной войны, чтобы понять, сколько евреев оказалось на оккупированной территории[20].

До 1939 года на территории Белоруссии проживало 375 100 евреев, доля еврейского населения составляла 6,7 %. После присоединения территории Западной Белоруссии численность еврейского населения возросла, по разным оценкам, до 800 000 — 1 000 000 человек, включая еврейских беженцев из Польши, которых в начале 1940 года было зарегистрировано 65 796 человек. Общее число еврейских беженцев из Польши в СССР оценивается, по разным источникам, от 200 до 500 тысяч человек, причём не все из них регистрировались[174]. Доля евреев в населении республики возросла примерно до 10 %[20] — 12,8 %. Общая численность еврейского населения Белоруссии момент начала немецкого вторжения оценивается от 940 тысяч до миллиона человек[9]. Илья Альтман пишет, что на оккупированной территории оказалось более 800 тысяч евреев[50].

По данным израильского института Яд ва-Шем, на оккупированной немцами территории Белоруссии (в послевоенных границах, включая территории, присоединённые в 1939 году) оставалось от 570 до 600 тысяч евреев. Прямые потери с 1941 по 1944 годы (то есть убитые немцами и коллаборационистами, а также те, кто умер от голода и болезней в гетто и лагерях) составили от 556 до 582 тысяч человек/ Из оставшихся на оккупированной территории выжило всего 14—18 тысяч человек[175].

По мнению доктора исторических наук Эммануила Иоффе, на территории Белоруссии по состоянию на 22 июня 1941 года, то есть включая Белостокскую область, за годы Великой Отечественной войны погибло 946 тысяч евреев, из них 898 тысяч — непосредственно в результате Холокоста и 48 тысяч — на фронтах[8][176]. В современных границах Белоруссии, по мнению Иоффе, погибло 805 тысяч евреев, в том числе 90 тысяч иностранных[177].

В диссертации Е. С. Розенблата[178] высказывается мнение, что только на территории западных областей Белоруссии погибло около 500 тысяч человек (примерно 99 % довоенного еврейского населения). В восточных областях погибло, по разным данным, 177 737 евреев («Трагедия евреев Белоруссии в 1941—1944 гг.») или 183 746 евреев («Нямецка-фашысцкі генацыд на Беларусі (1941—1944)») — более половины довоенного еврейского населения[6]. По подсчётам Михаила Куповецкого, среди евреев, проживавших в регионах, которые вошли в состав СССР в 1939—1940 годах, погибло 86 %, а среди тех, кто проживал на территории СССР в границах до 1939 года, — 36 %[179].

Всего в годы войны на территории Белоруссии погибло, по разным оценкам, от 400 тысяч[180] (без учёта гибели мирного населения в прифронтовой полосе, а также от голода и эпидемий среди эвакуированных и депортированных)[9] до 898 тысяч евреев[181]. На белорусской территории было уничтожено от 85 до 90 тысяч евреев из других стран[23][182]. Максимальный разброс цифр составляет от 246 тысяч по Мартину Гилберту (англ.) и до миллиона человек — по Раулю Хильбергу[20].

По числу погибших в ходе Холокоста Белоруссия занимает второе место в СССР после Украины.

9. Последствия

В послевоенные годы проводился розыск и наказание многих преступников, принимавших участие в геноциде евреев. В частности, 15—29 января 1946 года в Минске состоялся судебный процесс, на котором перед судом военного трибунала предстали 18 военнослужащих германской армии и полиции. 14 из них были приговорены к смертной казни, 4 — к длительным срокам тюремного заключения[183]. В 1967 году в Германии был опознан и в 1973 году осуждён на пожизненное заключение бывший гебитскомиссар Слонима Герхард Эррен, причастный к смерти десятков тысяч евреев слонимского гетто[184]. В то же время ряд лиц, причастных к массовым убийствам, избежал наказания либо получил не очень длительные сроки заключения[153].

Результатом Холокоста стало резкое уменьшение доли евреев в населении республики. Особенно это было заметно в западных областях, где жители многих населённых пунктов были полностью уничтожены. Так, в Брестской области после освобождения от оккупации было зарегистрировано только 344 еврея. Согласно переписи населения 1959 года, евреев в Белоруссии было 150 100 человек, или 1,9 %[20].

Кроме этого, установилась резкая диспропорция между еврейским населением западных и восточных областей. До войны оно было соизмеримо, а к 1959 году еврейское население Брестской, Гродненской и Минской областей (без учёта самого Минска) составило лишь 12,4 % от всего еврейского населения Белоруссии. Этому способствовало также Постановление Совета народных комиссаров СССР от 10 ноября 1945 года, по которому бывшие граждане Польши имели право на репатриацию. Этим правом воспользовалось не менее 136 579 евреев[20].

Учитывая довоенную разницу между еврейским населением восточных (более советизированных и урбанизированных) и западных областей, результатом Холокоста для Белоруссии стало практически полное уничтожение еврейских местечек и культуры идиш[185][186][187][188].

10. Отражение в послевоенных источниках

В послевоенной Белоруссии замалчиванию подвергался сам факт уничтожения евреев по национальному признаку[10][11]. После войны на памятниках погибшим в ходе Холокоста вместо слова «евреи» писали «мирные жители» или «советские граждане»[12]. Деятельность по увековечиванию памяти погибших евреев блокировалась органами коммунистической партии[162]. В частности, известный изобретатель Владимир Фундатор потерял работу из-за организации сбора средств на памятник в посёлке Червень, где погибли его родители[189][190]. При этом власти обладали полной картиной катастрофы: советская Чрезвычайная государственная комиссия, созданная с целью расследования нацистских преступлений, собирала и документировала сведения об убийствах еврейского населения, для этого в её вопроснике был специальный пункт. В СССР было осуждено большее количество нацистских преступников, чем в любой другой стране мира, среди них были и убийцы евреев. Часть таких судов были открытыми, и на них публично говорилось о фактах преступлений против евреев[167].

В 1965 году на 3-й Международной конференции по истории движения Сопротивления, состоявшейся в Карловых Варах, в совместном докладе советских историков Е. Л. Болтина, Ф. П. Шевченко и И. С. Краченко было сказано, что «правовое положение белорусов, а также другого нееврейского населения Минска мало чем отличалось от положения евреев»[11]. Аркадий Лейзеров называет этот тезис «чудовищным»[11], а Иегуда Бауэр писал: «кто не видит … разницы между положением евреев и остальных народов — тот искажает реальную историю»[191].

Характеризуя причины послевоенной информационной политики в СССР в вопросе освещения Холокоста, доктор исторических наук Олег Будницкий отмечает, что одной из основных идеологических установок советского руководства в отношении войны была идея о единстве советского народа, и в соответствии с ней отдельной памяти о войне у какого-либо народа не должно было быть. Советская власть опасалась роста национализма, в том числе еврейского, особенно после образования государства Израиль. Рост антисемитизма в послевоенные годы сделал невозможным официальное увековечивание памяти жертв Холокоста. Ещё одной причиной, по которой советская власть не хотела публичного обсуждения данного вопроса, было участие в убийствах евреев коллаборационистов: прибалтийских, украинских, отчасти белорусских. Советская власть боролась с националистами и не хотела, чтобы эти проблемы дебатировались при обсуждении преступлений против евреев[167].

Замалчивалась также деятельность евреев-партизан и подпольщиков. Фальсификация численности партизан-евреев началась ещё в годы войны. Так, сравнение численности евреев партизанской бригады имени Ленина Барановичского партизанского соединения в документах бригады и одного лишь партизанского отряда этой бригады выявило уменьшение численности евреев на 167 человек, или более 30 %[134].

В официальном справочнике «Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны», изданном Институтом истории партии в 1983 году, нет упоминания о крупнейших еврейских партизанских отрядах Тувьи Бельского и Шолома Зорина[139], нет информации о созданных в самом начале войны отрядах Фридмана в Гомельской области, Шкляра — в Чечерском и Окунева — в Ветковском районах[124]. Участие евреев в партизанском движении было скрыто под графой «другие национальности». В 8-м томе Белорусской Советской энциклопедии в статье о партизанах указано количество грузин, армян, татар, адыгейцев и якутов, которых были считанные единицы, но нет упоминания о десятках тысяч еврейских партизан[192]. Об отряде Бельского не упоминается также в энциклопедическом однотомнике «Беларусь в Великой Отечественной войне (1941—1945 гг.)», вышедшем в 1995 году[124].

Более 60 лет в Белоруссии не была признана личность минской подпольщицы Маши Брускиной, хотя её опознали 18 свидетелей, а фотографии её казни фигурировали даже на Нюрнбергском процессе. Её память в Белоруссии была увековечена лишь 29 февраля 2008 года[193][194][195].

11. Историография и ревизия Холокоста в Белоруссии

До начала 1990-х годов проблема геноцида еврейского населения Белоруссии исследовалась в основном за пределами страны. Наиболее ценными с научной точки зрения Эммануил Иоффе называет монографии и статьи доктора истории Шолома Холявского, выходившие с 1977 года в Израиле[130]. В Белоруссии за этот период были изданы лишь некоторые мемуары очевидцев и небольшая брошюра А. Г. Ванькевич о лагере смерти «Тростенец». Научная работа началась лишь в 1990-е годы[119].

Кандидат исторических наук Марат Ботвинник пишет, что лишь в середине 1990-х годов был открыт доступ к документам об уничтожении евреев в Белоруссии, которые ранее находились в спецхранах[196]. Первая монография на эту тему была опубликована в 1993 году историком Анной Купреевой в журнале «Беларуская мінуўшчына»[197][198].

Впервые в Белоруссии попытки отрицания и ревизии истории Холокоста также были отмечены в начале 1990-х годов, когда в продаже появились переводные книги зарубежных авторов, в частности Юргена Графа, и ряд праворадикальных российских газет. В 2008 году в издательстве «Христианская инициатива», впоследствии закрытом за экстремизм[199][200], вышел сборник «Исследование Холокоста. Глобальное видение. Материалы международной Тегеранской конференции 11-12 декабря 2006 года»[201].

Проблема замалчивания Холокоста в белорусской историографии сохранилась и после распада СССР. Историк и общественный деятель Яков Басин проанализировал 13 учебников по истории для студентов и школьников, изданных в Белоруссии с 1997 по 2003 годы. В 12 из них ни разу не упоминается Холокост, и лишь в одном сказано, что евреев и цыган «ожидало полное уничтожение»[202]. Слово «Холокост» вообще не употребляется ни в одном из 26 специализированных изданий по истории Белоруссии, вышедших за этот же период[5][186].

Однако к 2008 году вопросы Холокоста включены в школьную программу и изучаются в учебном курсе всемирной истории и истории Белоруссии в 9-м и 11-м классах, а также в обязательном факультативном курсе «Великая Отечественная война советского народа (в контексте Второй мировой войны)» для учащихся 11-х классов учреждений общего среднего образования[203].

В 16-м томе «Белорусской энциклопедии», вышедшем в 2003 году, в статье «Холокост» даны три дефиниции термина, и ничего больше[204]. Белорусские историки часто отказываются признавать разницу между террором и геноцидом, что приводит к смешению политики устрашения с политикой истребления. Таким образом, по мнению Якова Басина, игнорируется уникальность Холокоста как явления мировой истории и тот факт, что из белорусского населения погибло около 20 %, а из еврейского — более 80 %[5][186]. Согласно архивным данным, среди убитых во время оккупации 181 179 жителей Барановичской области 173 581 (95 %) были евреями[205].

Эммануил Иоффе подчёркивает, что «по отношению к неевреям не проводилась политика тотального уничтожения — она была направлена только против еврейского народа»[206]. В этой связи Евгений Розенблат приводит в качестве примера определение гетто как особого типа концлагеря, данное в кандидатской диссертации М. Савоняко[207], без какого-либо выявления его отличительных признаков[208].

Яков Басин считает, что научная разработка темы Холокоста остаётся в Белоруссии на крайне низком уровне[5]. Аналогичного мнения придерживается кандидат исторических наук Игорь Кузнецов[14]. Израильский историк Даниэль Романовский считает, что о Холокосте в Белоруссии вообще нет концептуальных работ. Западная историография по этой теме — описательная, не объясняющая, чем Холокост в Белоруссии отличался от того же явления в других странах[15].

Как пишет Леонид Смиловицкий, автор книги «Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941—1944 гг.» (Тель-Авив, 2000), «белорусская историография продолжает сохранять методологическую ошибку, настаивая, что трагедия евреев являлась составной частью трагедии белорусского народа, тогда как нацисты никогда не убивали белорусов по этническому признаку»[18]. Однако Евгений Розенблат указывает, что[16]

Появление многочисленных публикаций по истории Холокоста в Беларуси, составление списков гетто и мест уничтожения евреев, выявление данных о демографических потерях еврейского населения республики в годы Великой Отечественной войны свидетельствуют о факте признания отечественной историографией особого характера политики нацистов в отношении евреев в качестве самостоятельной проблемы, нуждающейся в изучении и осмыслении

Составители библиографического справочника «История Холокоста на территории Беларуси» И. Герасимова и С. Паперная перечисляют авторов таких исследований: Л. Смиловицкий и Д. Романовский (Израиль); М. Ботвинник, Э. Иоффе, Р. Черноглазова, В. Селеменов, Р. Платонов (Минск); Е. Розенблат и И. Еленская (Брест)[10]. Кузьма Козак добавляет к этому списку Г. Кнатько (Минск) и ряд немецких историков[119].

11.1. Основные темы исследований

Проанализировав публикации о Холокосте, Евгений Розенблат выделил основные темы современных исторических исследований[16]:

  1. нацистские планы и политика уничтожения еврейского населения, статистические сведения о жертвах Холокоста;

  2. еврейское сопротивление: подполье гетто и участие евреев в партизанском движении;

  3. евреи Белоруссии на фронтах Великой Отечественной войны;

  4. особенности нацистской антисемитской пропаганды в различных оккупированных областях Белоруссии;

  5. антисемитизм в СССР как условие массового геноцида в Белоруссии;

  6. историография Холокоста;

  7. источники по истории Холокоста;

  8. спасение евреев в годы войны. Праведники народов мира.

Однако множество вопросов в рамках темы Холокоста остаются нерешёнными и малоизученными[16].

12. Увековечивание памяти

Памятный камень с табличкой на месте еврейского гетто в Барановичах

Систематическая работа по увековечиванию памяти жертв Холокоста в Белоруссии началась в 1991 году после создания Союза еврейских общественных объединений[13].

В апреле 2002 года в рамках этой организации был открыт «Музей истории и культуры евреев Беларуси». В музее работает постоянная экспозиция «Холокост в Беларуси. 1941—1944». В экспозиции представлены материалы и документы из истории гетто, антинацистского сопротивления и о праведниках мира. Музей проводит регулярные тематические выставки, связанные с Холокостом[122].

Наиболее известный из памятников жертвам Холокоста в Белоруссии — Мемориал жертвам гитлеровского геноцида «Яма». Он был первым и в течение длительного периода после войны единственным памятником жертвам Холокоста на территории СССР[209]. Здесь ежегодно 2 марта, 21 октября (дни крупнейших погромов в минском гетто) и 9 мая (в День Победы) проводятся мероприятия, посвящённые памяти погибших[210].

Именем руководителя всего минского подполья Исая Казинца названа улица и площадь в Минске. На месте его казни в Центральном сквере установлен мемориальный знак. 13 октября 2005 года одна из улиц в Минске была названа именем руководителя подполья минского гетто Михаила Гебелева[211].

Увековечение памяти погибших продолжается. Так, в 2008 году в Берёзовском районе в урочище Смолярка был открыт памятный знак узникам Берёзовского гетто, убитым в 1942 году, а в Минске на территории бывшего еврейского кладбища по улице Сухой был открыт памятный знак в честь немецких евреев из Кёльна и Бонна, убитых в минском гетто[212][213]. В 2009 году открыт памятник в деревне Дараганово Могилёвской области[214], а в 2010 — в Глуске[215][216] и в городе Высокое Каменецкого района Брестской области[217]. 8 июля 2010 года в Минске на улице Кальварийской открыта мемориальная доска, посвящённая подпольщикам минского гетто[218].

Белорусские власти заявляют, что по состоянию на 1999 год в 170 населённых пунктах Беларуси были установлены памятники и мемориалы погибшим евреям[133], однако председатель Союза еврейских общественных объединений Белоруссии Леонид Левин утверждает, что из почти 500 мест уничтожения белорусских евреев мемориалами, памятными знаками и табличками на начало 2010 года обозначено только 50[127]. Столь значительное расхождение, вероятно, связано с тем, что государственные органы считают все памятники в местах гибели евреев, а еврейские организации — лишь те, на которых упомянуты евреи.

В Белоруссии существует проблема антисемитского вандализма, которому регулярно подвергаются памятники жертвам Холокоста[197][219][220][221][222]. Например, памятник узникам еврейского гетто, расположенный в центре Бреста, осквернялся семь лет подряд[223].

В послевоенной истории Белоруссии лишь дважды — в 1993 и в 2008 годах — с официальным участием представителей государства проводились «Дни памяти жертв Холокоста»[224]. Они были приурочены к 50-й и 65-й годовщинам уничтожения узников минского гетто. Предложение ежегодно отмечать в Белоруссии на общегосударственном уровне «День Холокоста» было отвергнуто Советом министров Белоруссии в июле 2001 года[225].

Память погибших в Холокосте белорусских евреев увековечена также за пределами Белоруссии. В частности, 26 августа 2007 года в Мемориальном парке Холокоста в Нью-Йорке состоялось открытие памятного знака евреям Логойска, расстрелянным 30 августа 1941 года. Ранее в Мемориальном парке были открыты знаки в память о евреях, погибших в Белыничах, Глуске, Ельске, Круглом, Минске и Шепелевичах[226][227]. В городе Ашдод (Израиль) одному из парков присвоено имя «Героев Мозыря» в честь узников мозырского гетто, совершивших акт самосожжения осенью 1941 года[228].

13. Известные жертвы Холокоста в Белоруссии

  • Бразер, Абрам Маркович (1892—1942) — скульптор, график и живописец, погиб в минском гетто;

  • Атлас, Иехезкель (1913—1942) — врач, командир партизанского отряда в Западной Белоруссии;

  • Тененбаум, Мордехай (1916—1943) — один из лидеров еврейского антинацистского cопротивления;

14. Диссертации

  • Холявский Ш. «Еврейское подполье и гетто Западной Белоруссии во время Второй мировой войны», 1977 (диссертация на соискание степени PhD, Израиль, Еврейский университет в Иерусалиме, иврит)[130][229].

  • Савоняко М. Я. «Немецко-фашистские лагеря на территории Белоруссии в годы Великой Отечественной войны, 1941—1944 гг.», 1993 (диссерт. на соискание степени кандидата ист. наук, Минск)[230][231].

  • Розенблат Е. С. «Нацистская политика геноцида в отношении еврейского населения Западных областей Беларуси, 1941—1944 гг.», 1999 (диссерт. на соискание степени кандидата ист. наук, Минск, Институт истории НАН РБ)[130][230][232]

  • Фаталь-Кнаани Т. «Другой Гродно: гродненская община в период Второй мировой войны и Холокоста, 1939—1943», 2001 (диссертация на соискание степени PhD, Израиль, Яд ва-Шем, иврит)[130].

Литература

15.1. Научная литература

  • Холокост в Беларуси. Документы и материалы. — Мн.: НАРБ, 2002. — 276 с. — 1000 экз. — ISBN 9856372240

  • Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.. — Тель-Авив: Библиотека Матвея Чорного, 2000. — 432 с. — ISBN 965-7094-24-0

  • Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — 428 с. — 100 экз.

  • Ботвинник М. Б. Холокост в книгах «Память» Республики Беларусь. — Мн.: ООО «Ковчег», 2008. — 180 с. — 100 экз. — ISBN 9789856756415

  • Черноглазова Р. А., Хеер Х. Трагедия евреев Белоруссии в 1941— 1944 гг.: сборник материалов и документов. — Изд. 2-е, испр. и доп.. — Мн.: Э. С. Гальперин, 1997. — 398 с. — 1000 экз. — ISBN 985627902X

  • Ботвинник М. Б. Памятники геноцида евреев Беларуси. — Мн.: Беларуская Навука, 2000. — 325 с. — 1100 экз. — ISBN 985-08-0416-5

  • Уроки Холокоста: история и современность. Сборник научных работ / Сост. и ред. – Я. З. Басин.. — Мн.: Ковчег, 2009. — Т. 1. — 212 с. — ISBN 978-985-6756-81-1

  • Уроки Холокоста: история и современность. Сборник научных работ / Сост. и ред. – Я. З. Басин.. — Мн.: Ковчег, 2010. — Т. 3. — 240 с. — 200 экз. — ISBN 978-985-6950-05-9

  • История Холокоста на территории Беларуси: библиографический указатель / Составители И. П. Герасимова, С. М. Паперная. — Витебск: УПП «Витебская областная типография», 2001. — 104 с. — 300 экз. — ISBN 9856323738

  • Альтман И. А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР, 1941-1945 гг.. — М.: Фонд «Ковчег», 2002. — 543 с. — (Анатомия Холокоста). — ISBN 5-89048-110-X

  • Альтман И. А. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР.. — М.: Фонд «Холокост», 2002. — 320 с. — ISBN 5-83636-007-7

  • Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944). Сборник документов и материалов / Ицхак Арад. — Иерусалим: Яд ва-Шем, 1991. — 424 с. — ISBN 9653080105

  • Rein L. Local Collaboration in the Execution of the “Final Solution” in Nazi-Occupied Belorussia  (англ.) // Holocaust and Genocide Studies. — Oxford: Oxford University Press, 2006. — В. 20 (3). — С. 381-409 doi:10.1093/hgs/dcl019. — ISSN 8756-6583.

  • Gaunt D., Levine P., Palosuo L. Collaboration and Resistance During the Holocaust: Belarus, Estonia, Latvia, Lithuania. — Peter Lang Publishing, 2004. — 519 p. — ISBN 978-0820470375

  • Gerlach C. Kalkulierte Morde: Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weissrussland 1941 bis 1944. — Hamburger Edition, 1999. — 1231 p. — ISBN 978-3930908547

  • Fatal-Knaani T. Zo lo otah Grodnoh : Ḳehilat Grodnoh u-sevivatah ba-milḥamah uva-Shoʼah, 1939-1943 = זו לא אותה גרודנה : קהילת גרודנה וסביבתה במלחמה ובשואה, 1939-1944 / תקוה פתל-כנעני. — Yerushalayim: Yad ṿa-shem, 2001. — 350 p. — ISBN 9653080989

  • T. Snyder Bloodlands: Europe Between Hitler and Stalin. — Basic Books; 1St Edition edition (October 12, 2010), 2010. — 544 p. — ISBN 0465002390

15.2. Мемуары

  • Smoliar Н. Fun Minsker Geto. Moskve: Melukhe Farlag, 1946  (идиш); по-русски: Смоляр Г. Мстители гетто. Москва: ОГИЗ, 1947

  • ...На перекрестках судеб: Из воспоминаний бывших узников гетто и праведников народов мира / Сост.: Аркадьева О. М. и др.. — Мн.: Четыре четверти, 2001. — 235 с. — ISBN 985-608-983-2

  • Бен-Цион Д. Мы из восставшей Лахвы. — Тель-Авив: Кругозор, 2001. — 160 с.

  • Шепетинский Я. И. Приговор. — Тель-Авив: Кругозор, 2002. — 169 с.

  • Архив Хаси Пруслиной: Минское гетто, антифашистское подполье, репатриация детей из Германии / составитель З. А. Никодимова; под редакцией К. И. Козака ; Минский международный образовательный центр имени Йоханнеса Рау, Дортмундский международный образовательный центр. — Минск, 2010. — 134 с.

  • Краснаперка Г. Пісьмы маёй памяці. Мн., 1984  (белор.)

15.3. Художественная литература

  • Варжапетян В. Пазл-мазл. Записки гроссмейстера. — М.: Время, 2010. — 208 с. — 1500 экз. — ISBN 978-5-9691-0550-8

16. Фильмы

  • «Список Киселёва» — документальный фильм о подвиге командира белорусского партизанского отряда «Мститель» Николая Киселёва, который в августе 1942 года спас жизнь 218 еврейским жителям белорусской деревни Долгиново, выведя их за линию фронта.

  • «Вызов» (англ. Defiance) — художественный фильм Эдварда Цвика о еврейском партизанском отряде братьев Бельских.

  • «В поисках идиша» — документальный фильм о последствиях Холокоста, созданный известным российским учёным и поэтом Александром Городницким и белорусским режиссёром Юрием Хащеватским.

  • «Список Гиммлера» — документальный фильм Бориса Герстена о минском гетто[233].

  • «Брестское гетто» — документальный фильм Ионаса Мисявичуса, Елены Якович и Ильи Альтмана[234].

  • «Праведники. Между адом и раем» — документальный фильм Эллы Антонишиной[171].

Список литературы:

  1. Хотя сам термин «Холокост» часто применяется не только к геноциду евреев, но и других национальных и социальных групп, однако в отношении территории Белоруссии в подавляющем большинстве источников он используется только в контексте геноцида евреев. Это не означает, что представители других национальностей не подвергались преследованиям и убийствам во время оккупации, см. в частности Немецко-фашистский оккупационный режим в Белоруссии. 1941—1944 гг., История войны: обзор событий, Невядомы генацыд: знiшчэнне беларускіх цыганоў у 1941—1944  (белор.). См. также Басин Я. З. К вопросу о дефинициях Холокоста // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 7. — ISBN 9789856950059.

  2. Полян П. М. Первая обобщающая монография о Холокосте на территории СССР // Заметки по еврейской истории : интернет-журнал. — сентябрь 2005. — В. 9 (58).

  3. Альтман И. А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР, 1941—1945 гг.. — М.: Фонд «Ковчег», 2002. — С. 59. — 543 с. — (Анатомия Холокоста). — ISBN 5-89048-110-X

  4. Холокост в Беларуси. Документы и материалы. — Мн.: НАРБ, 2002. — С. 5—6. — 276 с. — 1000 экз. — ISBN 9856372240

  5. Басин Я. З. Холокост как предмет научного исследования // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 167-171. — ISBN 9789856950059.

  6. Литвин А. М. Местная вспомогательная полиция на территории Беларуси (июль 1941 — июль 1944 гг.) // Беларусь у XX стагоддзі : Сборник. — Минск: 2003. — В. 2.

  7. Последствия Великой Отечественной войны для Беларуси. «Архивы Беларуси». Государственная архивная служба Республики Беларусь.

  8. Іофе Э. Г. Колькі ж яурэяў загінула на беларускай зямлі у 1941—1945 гг  (белор.) // Беларускі гістарычны часопіс. — Мінск: 1997. — В. 4. — С. 49-52.

  9. Козак К. И. Германский оккупационный режим в Беларуси и еврейское население // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  10. От составителей // История Холокоста на территории Беларуси: библиографический указатель / Составители И. П. Герасимова, С. М. Паперная. — Витебск: УПП «Витебская областная типография», 2001. — С. 3—6. — 104 с. — 300 экз. — ISBN 9856323738

  11. Лейзеров А. Т. Некоторые аспекты отношения советского руководства к уничтожению еврейского населения на территории Белоруссии в годы оккупации // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  12. Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.. — Тель-Авив: Библиотека Матвея Чорного, 2000. — 432 с. — ISBN 965-7094-24-0

  13. Левин Л. М. К вопросу о мемориализации мест массового уничтожения жертв Холокоста на территории Беларуси // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 174. — ISBN 9789856950059.

  14. Кузнецов И. К вопросу о некоторых специфических проблемах изучения Холокоста на территории Беларуси // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 74. — ISBN 9789856950059.

  15. Евреи Беларуси. История и культура. Вып. 2, Мн. 1998, стр. 97. Приводится по Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 31. — 100 экз.

  16. Розенблат Е. С. Исследования истории Холокоста в Беларуси: шаг вперёд или топтание на месте? // Historycy polscy, litewscy i białoruscy wobec problemów XX wieku. — Białystok: Instytut Historii Uniwersytetu w Białymstoku, 2003. — С. 49-60.

  17. Кроме Западной Белоруссии это также Западная Украина, часть территории Финляндии, Литва, Латвия и Эстония, Бессарабия и Северная Буковина.

  18. Смиловицкий Л. Л. Эвакуация и бегство из Турова. Лето 1941 г. // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 82. — ISBN 9789856950059.

  19. Altshuler M. Escape and Evacuation of the Jews Eastern Belorussia During the Holocaust  (иврит) // Studies in Contemporary Jewry (Yahadut Zmaneinu). — Jerusalem: Hebrew University of Jerusalem, 1986. — В. 3. — С. 119—158.

  20. Розенблат Е. С., Еленская И. Э. Динамика численности и расселения белорусских евреев в XX веке // гл. ред. Вишневский А. Г. Демоскоп Weekly : журнал. — Институт демографии Государственного университета - Высшей школы экономики, 17 - 30 марта 2003. — В. 105-106.

  21. За исключением Курляндского котла.

  22. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941—1944). Сборник документов и материалов / Ицхак Арад. — Иерусалим: Яд ва-Шем, 1991. — С. 9. — 424 с. — ISBN 9653080105

  23. Иоффе Э. Г. О некоторых специфических особенностях Холокоста на территории Беларуси. — Мн. — В. 1.

  24. Лейзеров А. Т. Структура германской гражданской администрации в оккупированной Белоруссии // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 181. — ISBN 9789856950059.

  25. Шыбека З. Нарыс гiсторыi Беларусi, 1795—2002. — Мн.: . — P. 453. — ISBN 9856599431

  26. Хеер Х. Вермахт и Холокост // Трагедия евреев Белоруссии в 1941— 1944 гг : сборник материалов и документов. — Мн.: Э. С. Гальперин, 1997. — С. 30-46. — ISBN 985627902X.

  27. Зелинский П. И., Пинчук В. Н. Оккупационный режим на территории Беларуси // История беларуси (XX - начало XXI в.). — Мн.: .

  28. Романько О. В. Органы управления на оккупированной территории Белоруссии в 1941—1944 гг. // Военно-исторический журнал. — М.: апрель 2008. — В. 4. — С. 39-44. — ISSN 0321-0626.

  29. Черноглазова В. А. Уничтожение евреев Белоруссии в годы немецко-фашистской оккупации // Трагедия евреев Белоруссии в 1941— 1944 гг. : Сборник материалов и документов. — Мн.: 1997. — В. 2. — С. 17-29. — ISBN 985627902X.

  30. Ботвинник М. Б. Холокост в книгах «Память» Республики Беларусь. — Мн.: ООО «Ковчег», 2008. — С. 140. — 180 с. — 100 экз. — ISBN 9789856756415

  31. Михман Д. Еврейские лидеры и еврейское сопротивление // Катастрофа европейского еврейства. — 1. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 2001. — Т. 4. — С. 374. — ISBN 965-06-0233-X

  32. Великовская И. Хроника белостокского гетто // Лехаим : журнал. — ноябрь1999. — В. 11 (91).

  33. Как Гиммлер и Кубе в Минске почивали. Программа «Минск и минчане». Столичное телевидение (07.05.2009).

  34. Browning C. R. The Origins of the Final Solution: The Evolution of Nazi Jewish Policy, September 1939-March 1942. — U of Nebraska Press, 2007. — P. 312. — 616 p. — (Comprehensive History of the Holocaust). — ISBN 9780803259799

  35. Chronology of Jewish Persecution: 1941  (англ.). Jewish Virtual Library.

  36. Бартов О. Жестокость и менталитет. К поведению немецких солдат на «Восточном фронте», ВКН: Завоевание и истребление. Берлин. 1991. С. 187.

  37. Белоруссия. Энциклопедия Холокоста. Яд ва-Шем. — Encyclopedia of the Holocaust, In Association with Yad Vashem, The Holocaust Martyrs’ and Heroes’ Remembrance Authority, Dr. Robert Rozett and Dr. Shmuel Spector, Editors, Yad Vashem and Facts On File, Inc., Jerusalem Publishing House Ltd, 2000.

  38. Из донесения начальника полиции безопасности и СД. Истребление евреев на оккупированных территориях // Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941—1944). Сборник документов и материалов / Ицхак Арад. — Иерусалим: Яд ва-Шем, 1991. — С. 191. — 424 с. — ISBN 9653080105

  39. Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.. — Тель-Авив: Библиотека Матвея Чорного, 2000. — С. 119-129. — 432 с. — ISBN 965-7094-24-0

  40. В Минской области на месте убийства 1137 евреев открыт мемориал жертвам Холокоста. Newsru.com (18 июля 2004).

  41. Минское гетто. ГМК «Хатынь».

  42. Розенблат Е. С. Палачи и жертвы Брестского гетто // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 105. — ISBN 9789856950059.

  43. Пинск — статья из Электронной еврейской энциклопедии

  44. Лашкевіч К. Знішчаных у Беларусі габрэяў нацысты хацелі замяніць галандскімі фермерамі  (белор.) // ТUT.BY. — 13.08.2010.

  45. Liphshiz C. White Jews', not 'good Nazis': How Germany rejected Holland's settler farmers  (англ.) // Haaretz : newspaper. — Israel: 12.08.2010.

  46. Жуковская С. И. Трагедия слуцкого гетто. Еврейская генеалогия (8 октября 2009).

  47. Ботвинник М. Б. Исследователь Холокоста на Гродненщине. К портрету профессора Якова Мараша // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  48. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944). Сборник документов и материалов / Ицхак Арад. — Иерусалим: Яд ва-Шем, 1991. — С. 262. — 424 с. — ISBN 9653080105

  49. Гринкевич Т. Туннель // Беларусь сегодня : газета. — Мн.: 30 июня 2007.

  50. Альтман И. А. Глава 4. Уничтожение евреев СССР. § 3. Холокост в Белоруссии // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  51. Иоффе Э. Г. 800 дней воли и борьбы // Беларусь сегодня : газета. — Мн.: 21.10.2003. — В. 150 (23541).

  52. Смиловицкий Л. Л. Гетто Белоруссии — примеры геноцида. Объединение выходцев из Белоруссии в Израиле.

  53. Смиловицкий Л. Л. Гетто в Гомельской области: общее и особенное, 1941-1942 гг. // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  54. Холокост в Беларуси. Документы и материалы. — Мн.: НАРБ, 2002. — С. 203-205. — 276 с. — 1000 экз. — ISBN 9856372240

  55. Snyder, стр. 188

  56. Snyder, стр. 189

  57. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 51-52, 55-63. — 100 экз.

  58. Альтман И. А. Глава 3. Нацистский оккупационный режим на территории СССР. § 3. Правовое и социально-экономическое положение евреев // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  59. Видео. Жизнь и смерть в Минском гетто. «Война. Известная и неизвестная». Фильм одиннадцатый. Столичное телевидение (07.05.2009).

  60. Каганович А. Вопросы и задачи исследования мест принудительного содержания евреев на территории Беларуси в 1941—1944 годах // Сост. и ред. Я. З. Басин. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2005. — В. 1.

  61. Букина Т. Антисемитская изобразительная пропаганда на Беларуси в годы фашистской оккупации (1941-1944) // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  62. Койфман Г. Окунь Леонид Исаакович. Я помню.

  63. Лейзеров А. Т. Структура германской гражданской администрации в оккупированной Белоруссии // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 185. — ISBN 9789856950059.

  64. Польша — статья из Электронной еврейской энциклопедии

  65. Белоруссия — статья из Электронной еврейской энциклопедии

  66. Альтман И. А. Жизнь под угрозой смерти: узники гетто // История Холокоста на территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2001. — 80 с. — (Российская библиотека Холокоста). — ISBN 5-89897-007-Х

  67. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 362. — 100 экз.

  68. Беларусь у Вялікай Айчыннай вайне, 1941—1945: Энцыклапедыя / Рэдкал.: І. П. Шамякін (гал. рэд.) і інш. — Мн.: БелСЭ, 1990. — С. 165. — 680 с. — 20 000 экз. — ISBN 5-85700-012-2

  69. Урбан М., Боровик А. Гетто на оккупированной территории Белоруссии в 1941—1944 гг. // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1.

  70. Альтман И. А. Глава 3. Гетто и лагеря на территории СССР. § 2. Организация и ликвидация гетто // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  71. Альтман И. А. Глава 3. Гетто и лагеря на территории СССР. § 1. Классификация мест принудительного содержания // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  72. Койфман Г. Шепетинский Яков Исаакович. Я помню стр. 3.

  73. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 60-61. — 100 экз.

  74. Розенблат Е. С. Юденраты в Беларуси: проблема еврейской коллаборации // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1.

  75. Михман Д. Еврейские лидеры и еврейское сопротивление // Катастрофа европейского еврейства. — 1. — Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 2001. — Т. 4. — С. 263. — ISBN 965-06-0233-X

  76. Задачи и полномочия юденратов. История антисемитизма и Катастрофа. Открытый университет Израиля.

  77. Иоффе Э. Г. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Советской Белоруссии в годы Второй мировой войны // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  78. Черноглазова Р. А., Хеер Х. Трагедия евреев Белоруссии в 1941— 1944 гг.: сборник материалов и документов. — Изд. 2-е, испр. и доп.. — Мн.: Э. С. Гальперин, 1997. — С. 127-137. — 398 с. — 1000 экз. — ISBN 985627902X

  79. Слоним — статья из Электронной еврейской энциклопедии

  80. Чигрин С., Шинкевич О. Спилберг снимет фильм, в котором будет упоминаться Слоним? // Слонимская газета. — 25 ноября 2007.

  81. Винница Г. Экономическая эксплуатация еврейского населения на оккупированной территории восточной Беларуси // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 75-80. — ISBN 9789856950059.

  82. Чтобы знали и помнили // Вечерний Минск : газета. — Мн.: 19 декабря 2002. — В. 91.

  83. Эренбург И.Г., Гроссман В. C. Восстание в Собиборе // Чёрная книга.

  84. Тростенец. ГМК «Хатынь».

  85. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 141. — 100 экз.

  86. Бауэр И. Еврейские Барановичи в период Холокоста // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 117-140. — ISBN 9789856950059.

  87. Лихута И. Колдычёвский лагерь смерти // Беларусь сегодня : газета. — Мн.: 29.06.2010.

  88. Карпенко И. Королевский город // Лехаим : журнал. — Апрель 2007. — В. 4 (180).

  89. Политика геноцида. ГМК «Хатынь».

  90. Розенблат Е. С. Геноцид белорусского еврейства глазами немецких оперативных документов // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  91. Гребень Е. Еврейское население оккупированной Беларуси на принудительных работах в годы Великой отечественной войны // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  92. Альтман И. А. Глава 3. Нацистский оккупационный режим на территории СССР. § 4. Нацистский террор // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  93. Холокост в Беларуси. Документы и материалы. — Мн.: НАРБ, 2002. — С. 190—218, 222—244. — 276 с. — 1000 экз. — ISBN 9856372240

  94. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 396. — 100 экз.

  95. Альтман И. А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР, 1941-1945 гг.. — М.: Фонд «Ковчег», 2002. — С. 243. — 543 с. — (Анатомия Холокоста). — ISBN 5-89048-110-X

  96. Heer H. Killing Fields: The Wehrmacht and the Holocaust in Belorussia, 1941—1942  (англ.) // Holocaust and Genocide Studies. — Oxford University Press, Spring 1997. — В. 1. — Т. 11. — С. 79-101. — ISSN 8756-6583.

  97. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 363—364. — 100 экз.

  98. Чуев С. Г. Местные полицейские формирования // Спецслужбы Третьего Рейха. — Olma Media Group, 2003. — С. 32. — 449 с. — (Досье (Олма-Пресс).: Спецслужбы мира). — ISBN 9785765428313

  99. Чуев С. Г. Местные полицейские формирования // Спецслужбы Третьего Рейха. — Olma Media Group, 2003. — С. 65. — 449 с. — (Досье (Олма-Пресс).: Спецслужбы мира). — ISBN 9785765428313

  100. Айнзатцгруппы (оперативные карательные отряды). Энциклопедия Холокоста. Американский мемориальный музей Холокоста.

  101. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 99. — 100 экз.

  102. Лебедева Н. С. и др. Преступления против мирного населения // Нюрнбергский процесс. Преступления против человечности. — М.: Юридическая литература, 1991. — Т. 5. — ISBN 5-7260-0625-9

  103. Der Nerven wegen  (нем.) // Der Spiegel. — 16.05.1966. — В. 21/1966.

  104. Ватолин И. 1939—1945: дипломатия, оккупация, Холокост…. Сохнут.

  105. Розенблюм А. Он не убивал.

  106. Лицкевич О. Станислав Станкевич — убить в себе бургомистра // Беларуская думка : журнал. — БелТА. — С. 72-77.

  107. Шрайман Ш., Мозговая Н. Охота на палачей // Вести : газета. — Израиль: 2000.

  108. Чуев С. Г. Местные полицейские формирования // Спецслужбы Третьего Рейха. — Olma Media Group, 2003. — С. 144. — 449 с. — (Досье (Олма-Пресс).: Спецслужбы мира). — ISBN 9785765428313

  109. Литвин А. М. Латышские полицейские батальоны (шутцманшафт) в Беларуси (1941—1944 гг.). dialogi.lv (15.01.2007).

  110. Литвин А. М. Под кодовым названием «Рига» // Беларусь сегодня : газета. — 29.04.2005.

  111. Чуев С. Г. Местные полицейские формирования // Спецслужбы Третьего Рейха. — Olma Media Group, 2003. — С. 150. — 449 с. — (Досье (Олма-Пресс).: Спецслужбы мира). — ISBN 9785765428313

  112. Чуев С. Г. Местные полицейские формирования // Спецслужбы Третьего Рейха. — Olma Media Group, 2003. — С. 152. — 449 с. — (Досье (Олма-Пресс).: Спецслужбы мира). — ISBN 9785765428313

  113. Ноллендорфс В., Нейбургс У. Холокост в Латвии, оккупированной Германией. История оккупации Латвии (1940-1991). Министерство иностранных дел Латвии (август 2004).

  114. Эстония. Кровавый след нацизма. 1941—1944.. — М.: Европа, 2006. — С. 9-12, 15-19. — 268 с. — (Евровосток). — 1000 экз. — ISBN 5-9739-0087-8

  115. Erelt P. Eestlased võisid osaleda Valgevene massimõrvas  (эст.) // Ээсти экспресс. — 10 мая 2001.

  116. Воякина Н., Макаров В. Путь в ЕС под марш СС // Военно-промышленный курьер : газета. — 2-8 августа 2006 г. — В. 29 (145).

  117. «…Мой долг — пачкать свои руки…». Международная школа преподавания и изучения Катастрофы. Яд ва-Шем. — Из протокола совещания юденрата Вильнюсского гетто об акции в Ошмянах (Белоруссия) 27 октября 1942 г..

  118. Национальный архив Беларуси издал сборник архивных документов по истории лагеря смерти Тростенец. УП «Ньюс-Релиз» (14.02.2004).

  119. Козак К. И. Иностранные евреи в Беларуси: историографические формы и представления // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 225. — ISBN 9789856950059.

  120. Gerlach C. Kalkulierte Morde: Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weissrussland 1941 bis 1944 (German Edition). — Hamburger Edition, 1999. — 1231 p. — ISBN 978-3930908547

  121. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 155. — 100 экз.

  122. Музей истории и культуры евреев Беларуси. Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин.

  123. Иоффе Э. Г. О герое Минского гетто // Вечерний Минск : газета. — 23 августа 2010.

  124. Мельцер Д. Еврейское антинацистское сопротивление в Белоруссии

  125. Мельцер Д. Евреи в партизанском движении Белоруссии // Еврейский мир : газета. — Brooklyn NY: 29 июня 2004.

  126. Есть другие версии гибели Кубе, в частности официально считается что бомбу подложила Елена Мазаник

  127. У Менску – ўшанаваньне памяці ахвяраў габрэйскага пагрому 1942 году  (белор.). Радио Свобода (2 марта 2010).

  128. Розинский Г. Восстание в Глубокском гетто. Jewish.ru. Федерация еврейских общин России (01.05.2008).

  129. Shalom Cholavsky  (англ.). Jewish resistance in the Holocaust. ОРТ Израиль.

  130. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 9. — 100 экз.

  131. Нордштейн М. С. Рубиконы (28 марта 2009).

  132. Альтман И. А. Глава 6 Сопротивление. § 3. Евреи-партизаны // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  133. Белорусские евреи в Великой отечественной войне. Посольство Республики Беларусь в Государстве Израиль.

  134. Иоффе Э. Г. «Белые пятна» чёрной войны // Беларусь сегодня : газета. — Минск: 19.02.2002. — В. 50 (21425).

  135. По данным, собранным директором Национального архива Республики Беларусь В. Д. Селеменевым и директором «Музея истории и культуры евреев Беларуси» И. П. Герасимовой для книги «Встали мы плечом к плечу…: Евреи в партизанском движении Белоруссии, 1941—1944 гг.» — Мн.: Асобны Дах, 2005. 188 с. ISBN 985-502-044-8

  136. Герасимова И. П., Селеменов В. Д. К вопросу о численности евреев в партизанском движении Беларуси 1941—1944 гг. // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 111—116. — ISBN 9789856950059.

  137. Радлiнг П. А. Вялікая Айчынная вайна ў сьвядомасці беларусаў  (белор.) // ARCHE Пачатак : часопіс. — 2008. — В. 5. — С. 56-57.

  138. Койфман Г. Окунь Леонид Исаакович. «Я помню» стр. 7. — Интервью с узником гетто, подпольщиком и партизаном. — «В отряде Бельского был семейный лагерь на 800 человек, женщин и детей, и очень сильные боевые и диверсионные группы, в общей сложности примерно 450-500 партизан-бойцов» 

  139. Иоффе Э. Г. Их называли зоринцами // Беларусь сегодня : газета. — Мн.: 21.12.2000. — В. № 324 (20988).

  140. Альтман И. А. Глава 7 Власть, общество и Холокост. § 2. Советское общество и Холокост // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — С. 254. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  141. Беркнер С. Евреи в борьбе с немецким фашизмом в тылу врага // Корни : журнал.

  142. Стрелец М. Операция в Коссово // Лехаим : журнал. — М.: декабрь 2006. — В. 12 (176).

  143. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 266. — 100 экз.

  144. Шнеер А. Часть 2. Глава 4. Селекция на поле боя и в приемных пунктах. Поиски и уничтожение евреев в лагерях // Плен. — Гешарим — Мосты культуры, 2005. — Т. 2. — 620 с. — ISBN 5-93273-195-8

  145. Смиловицкий Л. Л. Проявления антисемитизма в советском партизанском движении на примере Белоруссии, 1941—1944 гг. // Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1. опубликовано также «Antisemitism in the Soviet Partisan Movement, 1941—1944: The Case of Belorussia», Holocaust and Genocide Studies, 2006, issue 20(2): pp. 207—234.

  146. Альтман И. А. Глава 7 Власть, общество и Холокост. § 2. Советское общество и Холокост // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. — М.: Научно-просветительный центр «Холокост», 2002. — 319 с. — ISBN 5-88636-007-7

  147. Соколов Б. В. Как решали «еврейский вопрос» советские партизаны. История еврейского народа (2 августа 2001).

  148. Рубин А. Страницы пережитого // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2010. — В. 3. — С. 197-208. — ISBN 9789856950059.

  149. Шепетинский Я. И. Я помню… // Слонимская газета. — Слоним: 23.06.2010. — В. 681.

  150. Айзенштадт Ю. Если б камни могли говорить... (1 ноября 2006). — «Доктор исторических наук, профессор Давид Мельцер рассказал о еврейском Сопротивлении в Минском гетто и борьбе с врагом в партизанских отрядах» 

  151. Мельцер Д. Холокост и страны антигитлеровской коалиции // Вестник : журнал. — Нью-Йорк: Vestnik Information Agency, 17 февраля 1998. — В. 4 (185).

  152. Евреи-партизаны. Холокост. Евреи. Судьбы Холокоста. Издательство «Пресс-Центр». — Из стенограммы выступления начальника штаба еврейского национального партизанского отряда № 106 С. Вертгеймера в Еврейском антифашистском комитете 30 августа 1944.

  153. Койфман Г. Зимак Захар Ошерович. «Я помню» стр 10.

  154. Матох В. Лесные евреи // Белгазета. — Минск: 25 августа 2008. — В. 34.

  155. РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 22, л. 1186—1187

  156. Smoliar Н. Fun Minsker Geto. Moskve: Melukhe Farlag, 1946  (идиш); по-русски: Смоляр Г. Мстители гетто. Москва: ОГИЗ, 1947

  157. Нордштейн М. С. Так фабриковались фальшивки // Сост. Басин Я. З. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2006. — В. 2.

  158. Койфман Г. Зимак Захар Ошерович. «Я помню» стр. 6.

  159. Койфман Г. Зимак Захар Ошерович. «Я помню» стр. 9.

  160. Койфман Г. Шепетинский Яков Исаакович. «Я помню» стр. 13.

  161. Советский Союз. Советско-германская война и Катастрофа — статья из Электронной еврейской энциклопедии

  162. Ленчнер А. Как я выжил в Минском гетто: два года в преисподней. TUT.BY (21.10.2009).

  163. Койфман Г. Исерс Григорий Израилевич. «Я помню» стр. 1.

  164. РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 25, л. 401—418

  165. Romanovsky D. Soviet Jews under Nazi Occupation in Northeastern Belarus and Western Russia // Bitter Legacy: Confronting the Holocaust in the USSR / Zvi Gitelman. — Bloomington: Indiana University Press, 1997. — P. 241. — 344 p. — ISBN 9780253333599

  166. Лейзераў А. Т. Праблема генацыду яурэяў у святле савецкай прапаганды: 1941-1955  (белор.) // Нацыянальныя меншасці Беларусі. — 1996. — Т. 2. — С. 73-74.

  167. Толстой И. Холокост на советской территории: Беседа с профессором Олегом Будницким. Радио Свобода (21 марта 2010).

  168. Righteous Among the Nations - per Country & Ethnic Origin January 1, 2010  (англ.). Yad Vashem (2010).

  169. Николай Киселев — Праведник народов мира. Московский еврейский общинный центр (30-05-2008).

  170. Михайлов С. Станет ли Дзержинская гора святой? // Экспресс новости : портал. — 8 июля 2004.

  171. Праведники. Между адом и раем. ЗАО «Второй национальный телеканал» (20 октября 2008).

  172. Righteous Among the Nations — per Country & Ethnic Origin — 576 праведников на 1 января 2007 года, на 1 января 2010 их 608 человек

  173. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 5. — 100 экз.

  174. Іофе Э. Р. Яўрэйскія бежанцы з Польшчы на тэрыторыі Беларусі ў 1939-1941 гг.  (белор.) : Зборнік. — Мінск: 2003. — В. 2.

  175. Часто задаваемые вопросы (FAQ). Яд ва-Шем (2010).

  176. Иоффе Э. Г. Победу ковали вместе // Республика : газета. — Мн.: 8 мая 2010. — В. 83 (4995).

  177. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи: трагедия и героизм: 1941—1945. Монография. — Мн.: 2003. — С. 30. — 100 экз.

  178. «Нацистская политика геноцида в отношении еврейского населения Западных областей Беларуси, 1941—1944 гг.»

  179. М. Куповецкий. Людские потери еврейского населения в послевоенных границах СССР в годы Великой Отечественной войны // Вестник Еврейского университета в Москве. 1995. № 2(9). С. 138—139, 149, 152.

  180. По данным Р. А. Черноглазовой, «Трагедия евреев Белоруссии в 1941—1944 гг.», страница 28.

  181. По данным Э. Г. Иоффе — с учётом иностранных евреев

  182. История еврейской общины Беларуси. Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин.

  183. Иоффе Э. Г. Белорусские евреи в 1945-1995 // Страницы истории евреев Беларуси. — Мн.: Арти-Фекс, 1996. — С. 164-165. — 294 с. — ISBN 9856119049

  184. Шепетинский Я. И. Приговор. — Тель-Авив: Кругозор, 2002. — С. 140-150. — 169 с.

  185. The Encyclopedia of Jewish Life before and during the Holocaust, vol. 1-3, New York — Jerusalem, 2001

  186. Басин Я. З. Катастрофа белорусского еврейства как социальный и исторический феномен // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1.

  187. Городецкая О. Провозглашенная цель нацизма достигнута. Эхо Москвы (07.05.2010).

  188. Полян П. М. Шоа – это беспримерная еврейскаЯ трагедия // Лехаим : журнал. — Октябрь 2008. — В. 10 (198).

  189. Смиловицкий Л. Л. Это было в Червене. — Опубликовано в Attempt to Erect Memorial to Holocaust Victims Blocked by Soviet Authorities, East European Jewish Affairs (London), vol. 27, № 1, 1997, pp. 71-80.

  190. Полян П. М. Отрицание и геополитика Холокоста // А. Р. Кох, П. М. Полян. Отрицание отрицания, или Битва под Аушвицем : Сборник. — М.: Три квадрата, 2008. — С. 49. — ISBN 978-5-94607-105-X.

  191. Бауэр И. Против мистификации // Дан Михман. Катастрофа европейского еврейства : Учебный курс. — Иерусалим: Открытый университет Израиля, 1995. — Т. 1-2. — С. 17.

  192. Штейнберг М. Летопись военной доблести евреев // Russian Canadian Info : газета. — Торонто: 2002.

  193. Беларусь: свершилось!... Научно-просветительный центр «Холокост» (2008).

  194. Иоффе Э. Г. Подвиг с петлей на шее // Республика : газета. — Мн.: 2 августа 2008. — В. 142 (4565).

  195. Уроки Холокоста: история и современность. «Дело Маши Брускиной» / Сост. и ред. – Я. З. Басин.. — Мн.: Ковчег, 2009. — Т. 2. — ISBN 978-985-6756-99-6

  196. Ботвинник М. Б. Холокост в книгах «Память» Республики Беларусь. — Мн.: Ковчег, 2008. — С. 4. — 180 с. — 100 экз. — ISBN 9789856756415

  197. Гебелева С. Легендарный Гебелев. Ассоциация «Уцелевшие в концлагерях и гетто».

  198. Купрэева Г. П. Мінскае гета: схаваная праўда  (белор.) // Беларуская мiнуўшчына : часопiс. — 1993. — В. 2. — С. 48-51.

  199. Суд Советского района Минска признал экстремистскими и антисемитскими 13 книг, изданных ЗАО «Христианская инициатива». Интерфакс-Запад (19.12.2008).

  200. Яков Басин Еврейский вопрос в современной Беларуси. Мы здесь.

  201. Международная тегеранская конференция «Обзор Холокоста: глобальное видение»

  202. Мельцер Д. Полигон по отработке массовых погромов // Еврейский мир : газета. — Brooklyn NY: 2 марта 2007.

  203. Информация по Холокосту (Беларусь). Аппарат Уполномоченного по делам религий и национальностей СМ РБ (28 мая 2008).

  204. Беларуская энцыклапедыя у 18 тамах / Пашкоў Г. П.. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя, 2003. — Т. 16 (Трыпалі - Хвіліна). — С. 527—528. — 576 с. — ISBN 985-11-0263-6

  205. Лашкевич К. Исследователь: Для расправы над белорусами-«западниками» НКВД использовало немецкие концлагеря. TUT.BY (28.07.2009). — интервью.

  206. Иоффе Э. Г. Катастрофа белорусского еврейства // Страницы истории евреев Беларуси. — Мн.: Арти-фекс, 1996. — С. 111. — 292 с. — ISBN 9856119049

  207. «Немецко-фашистские лагеря на территории Белоруссии в годы Великой Отечественной войны 1941—1944 гг.» (Мн., 1993)

  208. Розенблат Е. С. Терминология темы Холокоста: основные проблемы // Гістарычны Альманах. — 2004. — Т. 9.

  209. Воложинский В. Г. Памятник Яма. Минск старый и новый.

  210. Это наша память. Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин (09.05.2009).

  211. Воложинский В. Г. Улица Гебелева. Минск старый и новый.

  212. В Березовском районе открыт памятный знак жертвам Холокоста. Naviny.by. Белапан (24.11.2008).

  213. В Минске открыт памятный знак немецким евреям — жертвам Холокоста. Naviny.by. Белапан (22.10.2008).

  214. Разумовский И. Памятник жертвам Катастрофы. Агентство еврейских новостей (28 июня 2009).

  215. Последний еврей Глуска открыл памятник жертвам Холокоста. Jewish.ru. Федерация еврейских общин России (14.05.2010).

  216. Мыслочанская гора - место боли и скорби…. Союз белорусских еврейских общественных объединений и общин (07.05.2010).

  217. Разумовский И. И снова увековечена память. Агентство еврейских новостей (18.07.2010).

  218. Мемориальная доска подпольщикам Минского гетто открыта в Минске. Фотохроника. БелТА (8 июля 2010).

  219. Горевой М. В Слуцке осквернён мемориал жертвам Холокоста. БелаПАН (24 апреля 2008).

  220. Достанко А. Леонид Левин: «Осквернение памятника в Слуцке – спланированная акция» // Инфо-курьер : газета. — 21 апреля 2008.

  221. Бриман Ш. Вандализм на еврейских объектах Беларуси - накануне визита Либермана. Izrus. co.il (05.06.2009).

  222. Мельцер Д. Фальсификация Холокоста // Еврейский мир : газета. — Brooklyn NY: 11 февраля 2004.

  223. Разумовский И. Больно и обидно. Агентство еврейских новостей (24 мая 2009).

  224. Информационный материал для проведения в учреждениях образования Дня памяти евреев — жертв Холокоста и героев еврейского Сопротивления (doc). Министерство образования Республики Беларусь.

  225. Басин Я. З. Документы по проблеме увековечения памяти жертв Холокоста // Сост. Басин Я. З. Уроки Холокоста: история и современность : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2009. — В. 1. — ISBN 978-985-6756-81-1.

  226. В Нью-Йорке открыт памятный знак евреям Логойска, уничтоженным нацистами в годы войны. Naviny.by. Белапан (27.08.2007).

  227. В Нью-Йорке открылся памятный знак, посвященный уничтоженным евреям Ельска. Naviny.by. Белапан (03.05.2007).

  228. Мозырские власти заменили памятный знак, установленный евреями США. Naviny.by. Белапан (19.05.2010).

  229. Иоффе Э. Г. Введение // Белорусские евреи в Израиле: Биографический справочник. — Мн.: Ковчег, 2000. — 290 с. — ISBN 985-6056-40-3

  230. Литература по истории Великой Отечественной войны на территории Беларуси. Женщины. Память. Война. Европейский гуманитарный университет.

  231. Савоняко М. Я. Немецко-фашистские лагеря на территории Белоруссии в годы Великой Отечественной войны, 1941-1944 гг.. Электронный каталог диссертаций. Российская государственная библиотека.

  232. Розенблат Е. С. Нацистская политика геноцида в отношении еврейского населения западных областей Беларуси. 1941-1944 гг.. Электронный каталог диссертаций. Российская государственная библиотека.

  233. Закрытый город. ОНТ (26 октября 2008).

  234. Брестское гетто. RTVi (18 апреля).

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Холокост_в_Белоруссии

Страницы: следующая →

1 2 3 4 5 6 7 8 Смотреть все


Скачать работу

Похожие работы:

  1. Хронология Холокоста

    Реферат >> История
    ... в Каунасе 5 августа — Убийства в Пинске (Белоруссия); 10 тысяч евреев убиты в течение ... 8 октября — Ликвидация гетто Витебска (Белоруссия); погибло 16 тысяч евреев 9 октября  ... отмечается как День памяти жертв Холокоста в Белоруссии. 17 марта — создан лагерь ...
  2. История Белоруссии (2)

    Реферат >> История
    ... (1-я белорусская), Новогрудский эскадрон, Республика Зуева, Холокост в Белоруссии. 10. Послевоенное время В 1945 году ... кризиса 90-х годов экономика Белоруссии постепенно восстанавливается: в Белоруссии сохранились и продолжают функционировать заводы ...
  3. Холокост (2)

    Реферат >> История
    ... еврейского населения — Польшу, Прибалтику, Украину, Белоруссию. В крупных городах (намного реже — ... (см. Холокост в Одессе). По всей Прибалтике, Украине, Белоруссии, почти возле ... гетто С. Деслера в Ошмянах (Белоруссия) участвовали в массовом убийстве 406 ...
  4. Отрицание Холокоста

    Реферат >> История
    ... Холокост Проект:Холокост Отрица́ние Холоко́ста (также ревизионизм Холокоста ... несостоятельность основных тезисов отрицателей Холокоста // Отрицание Холокоста: история и современные ... Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.. — Тель- ...
  5. Смоленские Евреи в период Великой Отечественной войне

    Реферат >> История
    ... 61/255 «Отрицание Холокоста» , осуждающую отрицание Холокоста как исторического факта. ... причины и последствия тактики замалчивания Холокоста и участия евреев в Великой Отечественной ... не принимают…» В лесах Белоруссии в рамках общего партизанского движения ...

Хочу больше похожих работ...

Загрузка...