Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

Социология->Книга
В содержании и условиях деятельности российских библиотек происходят глубокие изменения. Библиотекам необходимо не только адаптироваться к новым эконо...полностью>>
Социология->Контрольная работа
В сегодняшней социально-культурной ситуации молодежный досуг предстает как общественно осознанная необходимость. Общество кровно заинтересовано в эффе...полностью>>
Социология->Книга
Статистика как практическая деятельность возникла задолго до статистики – науки. История говорит, что за несколько тысячелетий до нашей эры в Китае, Е...полностью>>
Социология->Реферат
Репрезентативная выборка – это такая выборка, в которой все основные признаки генеральной совокупности, из которой извлечена данная выборка, представл...полностью>>

Главная > Реферат >Социология

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Семья – ячейка (малая социальная группа) общества, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т.е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами, и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство на основе единого семейного бюджета. Жизнь семьи характеризуется материальными и духовными процессами. Через семью сменяются поколения

людей, в ней человек рождается, через нее продолжается род. Семья, ее формы и функции напрямую зависят от общественных отношений в целом, а также от уровня культурного развития общества. Естественно, чем вше культура общества, следовательно, тем выше культура семьи. Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества. И жизнь общества характеризуется теми же духовными и материальными процессами, как и жизнь семьи. Чем выше культура семьи, следовательно, тем выше культура всего общества. Общество состоит из людей, которые являются отцами и матерями в своих семьях, а также их детей. В этой связи очень важны роли отца и матери в семье, а в частности воспитательная

функция семьи. Ведь от того, как родители приучают своих детей к труду,

уважению к старшим, любви к окружающей природе и людям, зависит то, каким

будет общество, в котором будут жить наши дети. Будет ли это общество,

построенное на принципах добра и справедливости или же наоборот? В этом

случае очень важно общение в семье. Ведь общение является одним из основных

факторов формирования личности ребёнка, члена общества. И поэтому в

семейном общении очень важны нравственные принципы, главным из которых

является - уважение другого.

Последствиями дурного общения в семье могут быть конфликты и разводы,

которые наносят большой социальный вред обществу. Чем меньше разводов в

семьях, тем здоровее общество.

Таким образом, общество (а его тоже можно назвать большой семьей) прямо

пропорционально зависит от здоровья семьи, так же как и здоровье семьи от

общества.

Задание для категориального анализа.

Семья – 1) социальный институт, характеризующийся определенными

социальными нормами, санкциями, образцами поведения, правами и

обязанностями, регулирующими отношения между супругами, родителями и

детьми. 2) Малая группа, основанная на браке или кровном родстве, члены

которой связаны общностью быта, взаимной ответственностью и взаимопомощью.

Малая социальная группа – относительно устойчивая, небольшая по

численности социальная группа, члены которой находятся в непосредственном

взаимодействии друг с другом (личные контакты и т. п.), что приводит к

возникновению эмоциональных связей, а также специфических межличностных

ценностей и норм.

Социология семьи – отрасль социологии, изучающая развитие и

функционирование семьи как социального института и малой группы; брачно-

семейные отношения, образцы семейного поведения, характерные для того или

иного типа культуры, той или иной социальной группы и т. д.; семейные роли,

формальные и неформальные нормы и санкции в сфере брачно-семейных

отношений.

Брак – семейный союз мужчины и женщины, порождающий и права, и

обязанности по отношению друг к другу и детям. В большинстве современных

государств требует соответствующего оформления (регистрации).

Функции семьи:

- функция сексуального регулирования;

- репродуктивная функция;

- функция социализации;

- функция эмоционального удовлетворения;

- статусная функция;

- защитная функция;

- экономическая функция.

Формы малой группы

Малая группа принимает множество форм вплоть до очень сложных, разветвленных и многоярусных образований.

Однако исходных форм всего две - диада и триада. Их можно назвать простейшими молекулами малой группы, которые, подобно генетическому коду, задают другие свойства и признаки малой группы.

Диада состоит из двух человек. Например, пары влюбленных. Они постоянно встречаются, проводят вместе досуг, обмениваются знаками внимания и символами. У них формируются устойчивые межличностные отношения, основанные прежде всего на чувствах - любви, ненависти, доброжелательности, холодности, ревности, гордости.

Эмоциональная привязанность влюбленных заставляет их бережно относиться друг к другу, т.е. строить обмен по принципу: делай другому то, что хотел бы, чтобы он тебе сделал. Даря свою любовь, партнер надеется, что взамен получит не меньшее ответное чувство. И так во всем: от обмена подарками до обмена приветствиями и чувствами.

Таким образом, исходный закон межличностных отношений в диаде - эквивалентность обмена и взаимность. В больших социальных группах, скажем, в производственной организации или банке, подобный закон может и не соблюдаться: начальник требует и берет от подчиненного больше, чем дает взамен.

Диада - царство субъективных пристрастий, где социальное начало только еще зарождается. Иное дело триада.

Триада - активное взаимодействие трех человек. Когда в конфликте двое выступают против одного, то последний сталкивается уже с мнением большинства. Он рассуждает так: один может ошибиться в оценке моих поступков, но двое вряд ли. Они выражают скорее объективное мнение обо мне.

Так же и в обществе: когда на ваши недостатки указывает один, его мнение можно оценить как взгляд недоброжелателя или завистника. Один способен ошибаться. Но когда то же самое говорят многие, их мнение граничит с объективной истиной.

Закон человеческих отношений гласит: мнение большинства с максимальной вероятностью воспринимается как достоверное. Мнение одного или меньшинства в одинаковой мере может восприниматься и как истина, и как ложь. Вот почему с мнением большинства так трудно бороться в одиночку.

Если это так, то между диадой и триадой существует принципиальное различие.

В диаде мнение одного может считаться и ложным, и истинным в равной мере. Только в триаде впервые появляется численное большинство. И хотя оно состоит всего из двух человек, дело не в количественной, а в качественной стороне. В триаде зарождается феномен большинства, а вместе с ним по-настоящему рождается социальное отношение, социальное начало.

Диада - крайне непрочное объединение. Сильные взаимные чувства и привязанность моментально переходят в свою противоположность. Любовная пара распадается с уходом одного из партнеров или охлаждением чувств.

Триада более стабильна. В ней меньше интимности и эмоций, но лучше развито разделение труда. Более сложное разделение труда придает больше независимости индивидам. Двое объединяются против одного в решении одних вопросов и меняют состав коалиции в решении других. В триаде попеременно все меняются ролями и в результате никто не доминирует.

Для социальной группы характерна закономерность: число возможных комбинаций и ролей возрастает намного быстрее, чем расширяются размеры группы.

В диаде только одна линия взаимодействия, в триаде - четыре. В группе из 6 человек возможны 15 диад, т.е. связей двух индивидов. Можно рассчитать число возможных диад в школьном классе, студенческой группе, спортивной команде или в семье по формуле:

R= n (n-1) / 2

где R - число диад, n - число членов группы.

Структура малой группы

Структура связей и отношений в малой группе изучают методом социограммы.

Лидером именуют члена группы, пользующегося наибольшими симпатиями и принимающего решения в самых важных ситуациях.

Следовательно, у него наибольшие авторитет и власть. Лидера не назначают, он выдвигается благодаря своим личным качествам. Термин "лидер", как свидетельствует Оксфордский словарь, появился примерно в 1300 г. Однако другие специалисты, в частности Ральф Стогдилл, считают, что вряд ли это случилось ранее 1800 г.

В зависимости от структуры и внутренней организации выделяют группы формальные и неформальные. Формальная группа (официальная) - это группа, обладающая определённым правовым статусом. Формальная группа создается для решения определенного круга задач, достижения специальных целей, которые, как правило, предписаны группе извне. Она имеет определенную нормативно закрепленную структуру, руководство, права и обязанности ее членов, деятельность которых регулируется специальными правилами и распоряжениями. Примером формальной группы является производственный коллектив, студенческая группа и т. д. В формальных группах могут возникнуть группы с неформальными отношениями, объединяющие друзей и единомышленников.

Неформальная группа основана на добровольном объединении и возникает на основе общности интересов, дружбы или взаимных симпатий. В неформальной группе за каждым ее участником нет строго закрепленной роли, социальной позиции, с присущими ей правами и обязанностями. Такой группе свойственны дружеские, доверительные отношения, не основанная на формальной системе санкций, готовность к содействию и взаимопомощи. Чем меньше деятельность группы регламентирована нормами, санкционированными государством, тем больше она тяготеет к неформальной.

Большая часть жизни людей проходит в важнейшей для них социальной группе - семье, которую можно рассматривать как малую, первичную, а также как формальную, так и неформальную.

Реальные и номинальные социальные группы.

Реальные группы – те, критерием выделения которых служат реально существующие признаки (пол, возраст, доход, профессия и др.). Номинальные группы – выделают по признакам, искусственно сконструированным для статистического учета (пассажиры пригородных поездов, многодетные и малодетные семьи, холостяки и т.д.). Сведения о них необходимы, чтобы, например, правильно организовать правильное движение пригородных электричек, чтобы знать какие строить дома – для многодетных или малодетных семей.

Рассмотрим классификацию малых групп. Условные, или номинальные, – это группы, которые объединяют людей, не входящих в состав ни одной малой группы. Иногда выделение таких групп необходимо в исследовательских целях, чтобы сравнить результаты, полученные в реальных группах, с теми, которые характеризуют случайное объединение людей, не имеющих ни постоянных контактов друг с другом, ни общей цели. В противоположность номинальным группам выделяются реальные. Они представляют собой действительно существующие объединения людей, полностью отвечающие определению малой группы.

3.3.4.2. Первичные и вторичные группы

Первичная группа — это группа, в которой связь поддерживается непосредственными личными контактами, высокоэмоциональным вовлечением членов в дела группы, что ведет членов к высокой степени отождествления себя с группой. Первичной группе свойственна высокая степень солидарности, глубоко развитое чувство «мы».

Г.С.Антипина выделяет следующие характерные для первичных групп черты: «малочисленный состав, про­странственная близость их членов, непосредственность, интимность отношений, длительность существования, единство цели, добровольность вступления в группу и неформальный контроль за поведением членов» [II. С.53].

Впервые понятие «первичная группа» было введено в 1909 г. Ч.Кули применительно к семье, в которой между членами складываются устойчивые эмоциональные отношения. Ч.Кули считал семью «первичной», потому что она является первой группой, благодаря которой осуществляется процесс социализации младенца. К «первичным группам» он также относил группы друзей и группы ближайших соседей [см. об этом: 139. С.330-335].

Позднее данный термин стал использоваться социологами при изучении любой группы, которой были присущи тесные личные отношения между ее членами. Первичные группы выполняют как бы роль первичного связующего звена между обществом и личностью. Благодаря им человек осознает свою принадлежность к определенным социальным общностям и способен участвовать в жизни всего общества.

Значение первичных групп очень велико, в них, особенно в период раннего детства, происходит процесс первичной социализации индивида. Сначала семья, а затем первичный учебный и трудовой коллективы оказывают огромное воздействие на положение личности в обществе. Первичные группы формируют личность. В них происходит процесс социализации личности, освоение образцов поведения, социальных норм, ценностей и идеалов. Каждый индивид находит в первичной группе интимную среду, симпатии и возможности реализации личных интересов.

Первичная группа — это чаще всего неформальная группа, так как формализация ведет к превращению ее в группу другого типа. Например, если формальные связи начинают играть важную роль в семье, то она распадается как первичная группа и преобразуется в формальную малую группу.

Ч .Кули отмечал две основные функции малых первичных групп:

1. Выступать источником моральных норм, которые человек получает в детстве и которыми руководствуется в течение всей своей последующей жизни.

2. Выступать средством поддержки и стабилизации взрослого человека [см.: II. С.40].

Вторичная группа — это группа, организованная для реализации определенных целей, внутри которой почти отсутствуют эмоциональные отношения и в которой преобладают предметные контакты, чаще всего опосредованные. Члены данной группы имеют институционализированную систему отношений, а их деятельность регулируется правилами. Если первичная группа всегда ориентирована на взаимосвязи между ее членами, то вторичная — на цель. Вторичные группы, как правило, совпадают с большими и формальными группами, которые имеют институционализированную систему отношений, хотя малые группы также могут быть вторичными.

Основное значение в этих группах придается не личностным качествам членов группы, а их умению выпол­нять определенные функции. Например, на заводе должность инженера, секретаря, стенографистки, рабочего может занимать любой человек, который обладает необходимой для этого подготовкой. Индивидуальные особенности каждого из них для завода безразличны, главное, чтобы они справлялись со своей работой, тогда завод может функционировать. Для семьи или группы игроков (например, в футбол) индивидуальные особенности, личностные качества каждого уникальны и значат очень много, и ни одного из них поэтому нельзя просто так заменить другим.

Если говорить о различиях между понятиями «общность» и «социальная груша», то следует признать, что социальная группа отличается большей устойчивостью и стабильностью, более высокой степенью сплоченности.

Социальные группы отличаются большей устойчивостью и стабильностью, сравнительно высокой степенью однородности и сплочённости, а также вхождением в более широкие социальные объединения в качестве структурных единиц. Что же касается массовых социальных общностей, то для них обычно характерны бесструктурность, организационная аморфность, неустойчивость, недостаточная определённость границ и расплывчатость состава, неспособность выступать в качестве структурных элементов более широких социальных систем. Таковы, например, широкие экологические, политические и иные движения, массовые спортивные, филателистические, фотолюбительские и иные общественные объединения и т.д.

Характеристика системы внутригрупповых связей, показывающая степень совпадений оценок, установок и позиций группы по отношению к объектам, людям, идеям, событиям, наиболее значимым для группы в целом. Сплоченность как черта выражает степень единомыслия и единодействия ее членов, является обобщенным показателем их духовной общности и единства. В группе, сформированной из незнакомых людей, какая-то часть времени обязательно будет потрачена на достижение того уровня сплоченности, который необходим для решения групповых задач. Военные называют подобный процесс «боевое слаживание».

«Согласно представлениям американских исследователей сплоченности Кута Левина, Л. Фестингера, Д. Картрайта, А. Зандера, она является своего рода результатом действия тех сил, которые удерживают людей в группе. При этом считается, что группа удовлетворяет человека, насколько и пока он полагает, что «выгоды» от членства в ней не просто превышают «издержки», но превышают более, чем могли бы в какой-то другой группе или вообще вне ее. С данной точки зрения силы сплочения определены «балансом» степеней привлекательности собственной и других доступных групп.

К числу основных факторов групповой сплоченности относятся прежде всего:

сходство главных ценностных ориентаций членов группы;

ясность и определенность групповых целей;

демократический стиль лидерства (руководства);

кооперативная взаимозависимость членов группы в процессе совместной деятельности;

относительно небольшой объём группы;

отсутствие конфликтующих между собой микрогрупп; престиж и традиции группы.

Конкретными показателями психологической сплоченности обычно являются:

уровень взаимных симпатий в межличностных отношениях (чем большее количество членов группы нравятся друг другу, тем выше ее сплоченность);

степень привлекательности (полезности) группы для ее членов: она тем выше, чем больше число людей, удовлетворенных своим пребыванием в группе, — тех, для кого субъективная ценность приобретаемых благодаря группе преимуществ превышает значимость затрачиваемых усилий».

Крысько В., Словарь-справочник по социальной психологии, СПб, «Питер», 2003 г., с. 231-232.

ПРИМЕР. «Сплоченность во многом определяется отношением членов группы к лидеру, его авторитетом как внутри, так и вне группы. В. И. Лебедев описывает психологическую сущность авторитета руководителя в экспедиционных условиях на примере интервью Р. Амундсена после возвращения с Южного полюса. «Когда его спросили: „Какие вы, капитан, предусматривали наказания за невыполнение приказа во время похода к полюсу?", Амундсен ответил: „Я не знаю таких слов, не представляю, что они значат. Мне никогда не приходилось об этом задумываться. Каждое мое пожелание было для них приказом". Тогда ему задали второй вопрос: „А если бы вы кому-нибудь приказали прыгнуть в пропасть?" — „Он наверняка бы рассмеялся, приняв это за шутку" — ответил Амундсен. А через некоторое время добавил: „А впрочем, может быть, и прыгнул бы. Он посчитал бы, что так нужно. Эти люди безгранично доверяли мне". Врач экспедиции X. Свердруп, который провел с Амундсеном три года в условиях Арктики, писал: „Мы охотно подчинялись нашему командиру и готовы были идти за ним хоть в самый ад. Все как один подчеркивали, что с ним они чувствовали себя в безопасности"».

Психологическое состояние своей защищенности, чувство, что с группой ничего не случится, обеспечивают лидеры, пользующиеся уважением и непререкаемым авторитетом. При твердой уверенности в правильности действий лидера все усилия членов группы интегрируются и направляются на творческое выполнение отданных им распоряжений».

Рогов Е.И., Психология группы, М., «Владос», 2005 г., с. 369-370.

Сплоченность малой группы может быть и вредна.

ПРИМЕР. Еще в 30-е годы XX века, изучая паровозные бригады, советские психологи обнаружили, что количество аварий и производственных травм выше именно в тех командах, где установилось наибольшее доверие: "Зачем я буду его проверять? Я ему и так доверяю", - объясняли свое поведение машинисты.

Социальная сплоченность

Social cohesion

Социальная сплоченность - степень интеграции группы, общности или общества, включающая:

- уровень единства ценностных ориентаций;

- уровень прочности межличностных взаимоотношений; и

- уровень согласованности поведения членов группы, общности или общества.

На сегодняшний день фактически не анализируется сплоченность малой группы с учетом её социально-психологической структуры - неформальных подгрупп и не включенных в них членов, отношений между ними. Это, на наш взгляд, несколько нелогично, поскольку подгруппы возникают в разных типах малых групп: в производственных группах и семьях, воинских подразделениях и группах заключенных, в группах дошкольников и Школьных классах и т.д.

Объект исследования — малая группа в организации. Предмет исследования - предметно-деятельностная и социально-психологическая сплоченность малой группы и неформальных подгрупп. Гипотезы исследования:

В зависимости от сфер социальной активности — совместная деятельность и общение - в малой группе и неформальных подгруппах могут существовать два вида сплоченности: предметно-деятельностная и социально-психологическая.

Каждый вид сплоченности может формироваться по двум основаниям в зависимости от целей субъектов групповой активности.

Виды сплоченности и их основания проявляются разным образом на уровне малой группы и неформальных подгрупп.

Каждый вид сплоченности малой группы может определяться отношениями между неформальными подгруппами.

Положения, выносимые на защиту.

1. Предметно-деятельностная и социально-психологическая сплоченность

представляют собой относительно самостоятельные конструкты, отличающиеся

между собой и от других видов сплоченности.

2. Предметно-деятельностная сплоченность может формироваться по

двум основаниям: относительно реализации общей цели совместной деятельно

сти, заданной извне организацией, и относительно частных целей членов груп

пы, несоответствующих организационным. Социально-психологическая спло

ченность может образовываться на двух основаниях: поддержание позитивного

психологического климата в группе и получение личных выгод от взаимодей

ствия друг с другом.

3. Предметно-деятельностная и социально-психологическая сплоченность внутри неформальных подгрупп значительно выше этих же видов сплоченности группы в целом. При этом основания каждого вида сплоченности по-разному соотносятся на уровне группы и неформальных подгрупп.

4. Предметно-деятельностная и социально-психологическая сплоченность малой группы обусловлена отношениями между неформальными подгруппами, между представителями подгрупп и не включенными в них членами.

Социальные функции семьи

По существу, семья появилась на Земле задолго до возникновения человека, человеческого рода. Зарождающийся человек просто использовал возникшую в животном мире форму сожительства для собственного самосохранения, выживания. Уже биологическая особенность воспроизводства человека (более длительный период формирования человеческого ребенка по сравнению с детенышем животных до приобретения им навыков, умений, возможности самостоятельного обеспечения себя всем необходимым для жизни) обусловила необходимость такой организации жизни, такой формы сообщества, когда беспомощный ребенок вместе с его матерью мог бы обрести надежную защиту со стороны своего рода, «большой семьи».

Впоследствии по мере развития человеческого общества постепенно возникли, вычленились, развились и новые функции семьи, связанные с материальными и духовными, социальными процессами, происходящими в обществе. На каждом историческом этапе та или иная функция семьи обретала различную значимость — большую или меньшую. В то же время все они постоянно находились во взаимосвязи и взаимозависимости, часто помогая одна другой, а иногда, впрочем, и мешая друг другу. Да и ныне строго различить и разграничить одну семейную функцию от другой достаточно трудно. Например, выполнение материальных функций оказывается в определенных условиях необходимым для осуществления семьей духовных функций (обучение, воспитание детей), но реализация духовных функций является непременным условием осуществления материально-производственных функций.

Материальная деятельность семьи на разных этапах ее развития выражалась через такие функции, как организация непосредственного процесса производства, накопление частной собственности, организация потребления, а также обмена ее продуктами своей деятельности с другими человеческими общностями. Вместе с тем экономическая, материально-производственная, хозяйственно-бытовая функция семьи на разных стадиях развития общества (в первобытнообщинном, рабовладельческом и феодальном обществах) в значительной мере выступала также средством социального, профессионального, нравственного, а потом политического и правового воспитания подрастающего поколения. Производительный труд в то время не выходил еще за рамки семьи, происходил на глазах у детей, а с определенного, довольно раннего возраста — и при их посильном непосредственном участии. Поэтому уже сама трудовая деятельность родителей резко повышала родительский авторитет в глазах детей, отчего каждое слово, жест отца и матери были несравненно более педагогически насыщены, эффективны, чем в последующие, тем более в нынешние времена.

В семьях крестьян и ремесленников, а также некоторых других общественных групп это явление сохранилось и после ликвидации феодальных отношений. Но в целом с переходом к капитализму, с возникновением крупных фабрик и заводов производительный труд уже в значительной мере отпочковался, отделился от семьи. Собственно, даже управленческую деятельность, процесс управления своими фабриками и заводами капиталисты постепенно все более и более поручали специально подготовленным управляющим, менеджерам, выходцам не только из других семей, но и из других социальных групп, классов. Преобладающее значением XVII—XIX вв. в буржуазной семье получила функция накопления материальных благ и передачи их по наследству.

Надо сказать, что проведенная в конце двадцатых — начале тридцатых годов XX ст. сплошная коллективизация в нашей стране даже в сельской местности отделила основную часть трудовой деятельности от жизни семьи, способствуя превращению ее в значительной мере лишь в потребительскую ячейку. Лишь в последние годы начавшееся развитие индивидуально-трудовой деятельности, семейного подряда, арендных отношений постепенно возвращает производительный труд в семью. Можно надеяться, что подобные сдвиги будут способствовать не только увеличению объема производства продуктов питания и других предметов первой необходимости, но и более раннему вовлечению подрастающего поколения в трудовую деятельность. И соответственно повышению эффективности трудового воспитания молодежи. Но тем не менее общая тенденция в развитии экономической функции семьи сохраняется: доля ее с развитием общества сокращается. Из основной производственной единицы в прежние эпохи семья превращается в лучшем случае лишь во вспомогательную. И трудовая деятельность в семье, надо полагать, будет в основном развиваться на уровне увлечения, способствуя развитию и реализации индивидуальности того или иного типа личности. Иными словами, по-видимому, из труда-производства в семье останется в будущем лишь труд-искусство.

Правда, это «искусство» может оказаться со временем не менее производительным, чем нынешний самый производительный (и самый изнурительный в условиях низкого уровня механизации) семейно-подрядный труд. Дело в том, что компьютерное обучение с раннего возраста, распространение персональных компьютеров, появление телевизоров со стереоскопическим, а может быть, и голографическим изображением, с расширением возможностей телепроекции на экран чертежей, текстов, схем, рисунков из электронных банков информации, техническое моделирование, конструирование, изобретательство могут в значительной степени перекочевать из конструкторских бюро и научно-исследовательских институтов непосредственно в семью. И тогда это будет по существу диалектический «возврат к старому», к превращению семьи в основную производственно-трудовую ячейку общества, но уже на новой основе, в новой форме и с новым содержанием.

Вторая часть производительной деятельности семьи относится уже к производству подрастающего поколения.

К. Маркс подчеркивал, что производство людей и производство вещей — две необходимые стороны процесса производства. Таким образом, следующая функция семьи, присущая ей также с древнейших времен,—это репродуктивная функция, то есть функция деторождения, воспроизводства населения. Прежде всего, естественно, биологического его производства. Собственно, даже внебрачное рождение женщиной ребенка уже создает семью — пусть и неполную (если, конечно, она не сдаст своего ребенка в. детский приемник). Правда, в отношении биологического производства детей в последние десятилетия семья постепенно уступает свои позиции, и ныне она уже не является единственным «питомником» подобного рода. В принципе, производство это, по-видимому, вполне может обходиться и без семьи. Многие мыслители в глубокой древности самым серьезным образом утверждали, что в условиях неопределенности (и ныне, кстати, существующей) детей лучше не производить в собственной семье, а выбирать в домах ребенка. Потому что, дескать, только в этом случае ты получаешь именно то, что хочешь: мальчика или девочку, блондина или брюнета, спокойного и тихого или веселого и жизнерадостного.

Однако воспроизводство населения имеет не только биологический, но и социальный момент, то есть не только рождение, но и воспитание и обучение его. Ныне уже вполне достоверно установлено, что в этом отношении семья никакими общественными учреждениями адекватно заменена быть не может. Именно в теплой благоприятной атмосфере семьи ребенок естественным образом и наиболее эффективно получает первую социализацию своей личности, обретает основы собственной личности.

Конечно же, ныне редко какая семья может дать своему ребенку ту подготовку, какую может дать ему общество, социальные институты. И потому уже с шести-семи лет наш ребенок уходит в школу, потом в училище или техникум, высшее учебное заведение и т. д. Но, как правило, тот нравственно-психологический потенциал, который заложен ребенку семьей, остается на долгие годы и играет заметную роль в дальнейшем профессиональном росте и формировании других социальных граней личности. Именно в семье ребенок впервые встречается с общественными отношениями власти — благодаря родительской деятельности по распределению благ, поощрений и наказаний, запретов и разрешений. В семье он встречается и с отношениями авторитета — как должностного (родительского), так и функционального (основанного на более высокой компетентности родителей или старших братьев и сестер, их более развитых навыках и умениях, успешности их деятельности).

Но поскольку репродуктивная, как и материально-производственная, экономическая деятельность семьи самым тесным образом связана с жизнью общества, они в значительной мере соприкасаются. Уже в Древнем Риме, во времена императора Августа, появились первые законы, направленные на стимулирование рождаемости в семье. Они создавали, обеспечивали определенные льготы для всех римских граждан, имеющих детей, и в то же время некоторые материальные и социальные ограничения для бездетных и холостяков.

Много внимания этой стороне деятельности семьи уделяло с самого своего возникновения и Советское государство. Однако в практической жизни все-таки многими должностными лицами процесс рождения и воспитания детей чаще всего воспринимается как сугубо личное дело каждого. Да и со стороны государства фактически многие десятилетия было такое же отношение. Если взглянуть на статут государственных наград, например, где строго проранжирована значимость каждой награды и указано, какую планку после какой надо прикреплять, то социальный вес медали «Материнская слава» или даже «Ордена материнства» существенно ниже, чем медали «За трудовую доблесть» или «Ветеран труда». Назвать это мудрой политикой едва ли можно. Ведь кража матери у ребенка (пусть и на «законном» основании) в первые годы его жизни, положа руку на сердце, очень мало давала производству, но очень много отнимала у ребенка, а в конечном счете и у общества. Так что по существу это был всего лишь очередной самообман командно-бюрократической системы государства, пытавшегося перехитрить самого себя. Ныне постепенно положение выправляется, потому что слишком отчетливо проявились негативные последствия такой близорукой, недальновидной политики на региональном, а подчас и на государственном уровне.

Третья функция семьи — воспитательная. Она тесно связана с репродуктивной, когда речь идет о социальном воспроизводстве населения. Семья дает первичную социализацию индивиду, ребенку, учит его жить среди людей. Но этими мерами не ограничивается ее воспитательная функция. Семья прививает ребенку основы определенных идейно-политических взглядов, мировоззренческих установок, в семье он познает и осваивает нравственные нормы, здесь же у него вырабатываются первичные навыки и образцы поведения, шлифуются индивидуальные нравственно-психологические черты, особенности. Да и фундамент физического здоровья и развития закладывается в семье. Это происходит прежде всего благодаря воспитательной деятельности семьи, то есть целенаправленному воздействию на ребенка с целью привития ему определенных заранее заданных качеств с учетом требований общества. Воспитание осуществляется в процессе повседневного общения ребенка с членами семьи, родственниками, всеми людьми, с которыми семья поддерживает более или менее постоянные отношения. Такая первичная социализация служит как бы соединительным звеном между «малым» миром ребенка, где он получает свои первые впечатления от жизни, с «большим» миром, в который он переходит по мере созревания.

Да и в период учебы ребенка в школе, затем в среднем или высшем учебном заведении, во время работы на производстве воспитательная функция семьи не отмирает, воспитательное воздействие на юное поколение не прекращается. И человек, выросший в нормальной семье, в своих поступках, как правило, руководствуется не только мнением всего. общества или членов своего трудового коллектива, но в значительной мере и мнением своих близких. Это нередко помогает ему уберечь себя от неблаговидных действий, опрометчивых поступков.

Следующая функция семьи — рекреативная (то есть восстановительная). Известно, что сформировавшаяся личность реализует Себя прежде всего в общественно полезной деятельности. Конечно, ежегодно трудовой человек получает профсоюзный отпуск, иногда, если очень повезет, попадает в дома отдыха, санатории, ездит на курорты и в другие места рекреации, восстановления своих сил. Но повседневным, основным рекреационным институтом является все-таки семья. Здесь мы получаем и физическую, и материальную, и моральную, и психологическую помощь друг от друга, сбрасываем с себя то напряжение, которым «зарядились» в обществе, в своем личностном, должностном, профессиональном и гражданском функционировании. Именно от семьи прежде всего зависит наше социальное здоровье. Даже уровень эффективности воздействия государственных рекреационных учреждений и мест во многом зависит от того, в какой семье живет человек, то есть от рекреативного потенциала семьи. И день жизни в семье может для одного человека по своей эффективности сравняться с неделями пребывания в доме отдыха. А иногда и наоборот: по своей психической нагрузке один день пребывания в семье порой превышает недели трудовой нагруженности человека.

Коммуникативная функция семьи заключается в удовлетворении потребности человека в двух противоположных явлениях — общении и уединении. Извне навязанное, вынужденное общение (на улице, в городском транспорте, на работе и т. д.) чаще всего не столько удовлетворяет наши потребности в общении, сколько перегружает их. В обыденной жизни индивид очень часто испытывает дискомфорт от необходимости общения с несимпатичными ему людьми. Иное дело домашняя обстановка, где, как правило, мы общаемся с людьми, во-первых, социально и психологически близкими, а во-вторых, где более деликатно, уважительно относятся к нашей личности. Здесь удовлетворяется потребность в желательном общении, в общении с родными, близкими людьми, т. е. потребность в интимном общении, во взаимопонимании и взаимоподдержке. Само собой понятно, что такую функцию может выполнять только здоровая семья. Нравственное и психологическое здоровье человека находятся в прямой связи с характером внутрисемейного общения, с тем, какой морально-психологический климат сложился в данной семье.

Некоторые социологи выделяют также регулятивную функцию семьи. Она включает в себя систему регуляции отношений каждого члена семьи друг с другом, с другими людьми, со всем обществом. Собственно, регулятивная функция на первых стадиях формирования и развития личности ребенка включена в воспитательную функцию. Но и по отношению к взрослому человеку регулятивная функция семьи сохраняется. Уже чувство принадлежности семье в значительной мере корректирует поведение взрослых людей на работе, в общении с другими людьми. Семейный человек, как правило, более осмотрителен в своих действиях, может быть, даже более консервативен, во всяком случае, менее динамичен в негативных проявлениях. Таким его делает чувство ответственности за семью. И в наше время в некоторых республиках Кавказа и Средней Азии, например, слово родителей, их авторитет играют решающую роль при выборе супруга, решении вопроса о вступлении в брак. Проблема выбора профессии или места работы также во многом зависит от семьи.

Естественно, форма, тактика этой регулятивной деятельности со временем претерпевают все большие изменения. Общая тенденция здесь та же, что и во всём обществе: переход от авторитарного, командно-бюрократического стиля управления к либеральному, демократическому, от метода командования к методу убеждения, рекомендации, совета и т. д. Особую роль играет сначала официальный, потом функциональный, а затем и личный авторитет членов семьи: прежде всего родителей, а также старших братьев и сестер. Хотя и поведение родителей может в значительной степени корректироваться мнением детей и их действиями.

По мере гуманизации общества все более возрастает значение фелицитологической функции семьи. В какой-то мере она объединяет в себе все остальные функции, но в то же время является самостоятельной, и, на наш взгляд, должна быть выделена не только научно, социологически, но и индивидуально-психологически. В том смысле, что эту функцию следовало бы осознать и целенаправленно осуществлять в каждой семье. «Фелиците» в переводе с латинского на русский язык означает «счастье». Следовательно, фелицитологическая функция означает создание условий для счастья каждого члена семьи. Но выполнять эту функцию может только дружная, благополучная, культурная, полноценная в морально-психологическом отношении семья.

Социальное взаимодействие - процесс воздействия индивидов, социальных групп или общностей друг на друга в ходе реализации их интересов.

Малая группа — это небольшое по размеру объединение людей, связанных непосредственным взаимодействием.

  1. Понятие и виды малых групп

  2. Большинство эмпирических исследований в социальной психологии выполнены на малых группах, и этому есть несколько причин. Большая часть жизни человека протекает в малых группах: в семье, игровых компаниях сверстников, учебных и трудовых коллективах, соседских, приятельских и дружеских общностях. Именно в малых группах происходит формирование личности, проявляются ее качества, поэтому личность нельзя изучать вне группы. Через малые группы осуществляются связи личности с обществом: группа трансформирует воздействие общества на личность, личность воздействует на общество сильнее, если за ней стоит группа. Статус социальной психологии как науки, ее специфика во многом определяются тем, что малая группа и возникающие в ней психологические феномены являются центральными признаками в определении ее предмета. Малые группы на протяжении всей истории социальной психологии являлись основным объектом эмпирических исследований, в том числе лабораторных экспериментов. Наконец, проблемы формирования и развития малых групп, групповых методов обучения, тренинга и психокоррекционного воздействия, совместной трудовой деятельности и руководства деятельностью малых групп традиционно являются одним из главных направлений приложения теории и методов социальной психологии в практике.

Малые группы выступают объектами исследования не только социальной психологии, но и социологии и общей психологии. Основное различие в выделении предмета научного исследования здесь состоит в том, что социология изучает малые группы прежде всего с точки зрения их объективных социальных признаков, обезличенных и депсихологизированных. В обшей психологии группа рассматривается как фактор, влияющий на поведение индивида и особенности его психических процессов и состояний. Социальная психология изучает психологические явления, которые возникают в процессе общения и взаимодействия между людьми в малых группах и характеризуют не отдельных индивидов, а взаимосвязи и взаимоотношения между этими индивидами, между индивидами и группой и саму малую группу как целое.

Выделение малых групп как специфических человеческих общностей (в отличие от больших групп и от выделяемых в последнее время средних по величине общностей) предполагает решение вопроса о количественных границах малой группы. Количественные признаки малой группы – ее нижние и верхние границы – определяются качественными признаками малой группы, основными из которых являются: контактность — возможность каждого члена группы регулярно общаться друг с другом, воспринимать и оценивать друг друга, обмениваться информацией, взаимными оценками и воздействиями и целостность — социальная и психологическая общность индивидов, входящих в группу, позволяющая воспринимать их как единое целое.

За нижнюю границу размеров малой группы большинство специалистов принимает три человека, поскольку в группе из двух человек — диаде— групповые социально-психологические феномены протекают особым образом. Верхняя граница малой группы определяется ее качественными признаками и обычно не превышает 20-30 человек. Оптимальный размер малой группы зависит от характера выполняемой совместной деятельности и находится в пределах 5—12 человек. В меньших по размеру группах скорее возникает феномен социального пресыщения, группы большего размера легче распадаются на более мелкие микрогруппы, в рамках которых индивиды связаны более тесными контактами. В этой связи принято выделять группы первичные, то есть наименьшие по размеру и далее не делимые общности, и вторичные группы, формально представляющие собой единые общности, но включающие в себя несколько первичных групп.

Малые группы являются основным объектом лабораторных экспериментов в социальной психологии. Поэтому необходимо различать группы искусственные (или лабораторные), специально создаваемые для решения научных задач, и естественные группы, существующие независимо от воли исследователя (рис. 1).

Психолог должен иметь четкое представление, на каких объектах, в каких условиях (естественных или искусственных) получены те или иные факты и закономерности и в какой степени приложимы (релевантны) знания, полученные в искусственных условиях, к объяснению, прогнозированию и управлению психологическими явлениями и поведением в естественных социальных группах.

Среди естественных малых групп наиболее важным представляется выделение групп формальных и неформальных, предложенное Э.Мэйо. Формальные группы — группы, членство и взаимоотношения в которых носят преимущественно формальный характер, то есть определяются формальными предписаниями и договоренностями. Формальными малыми группами являются прежде всего первичные коллективы подразделений социальных организаций и институтов. Организационные и институциональные малые группы представляют собой элементы социальной структуры общества и создаются для удовлетворения общественных потребностей. Ведущей сферой активности и основным психологическим механизмом объединения индивидов в рамках организационных и институциональных, малых групп является совместная деятельность,

Неформальные группы — объединения людей, возникающие на основе внутренних, присущих индивидам потребностей в общении, принадлежности, понимании, симпатии и любви. Примерами неформальных малых групп являются дружеские и приятельские компании, пары любящих друг друга людей, неформальные объединения людей, связанных общими интересами, увлечениями (рис. 2). Формальные и неформальные группы различаются прежде всего по механизмам их образования и по характеру межличностных взаимоотношений. Однако, как и любая классификация, деление групп на формальные и неформальные является достаточно условным. Неформальные группы могут возникать и функционировать в рамках формальных организаций, а группы, возникшие как неформальные, на определенном этапе могут приобретать признаки формальных групп.

По времени существования выделяются группы временные, в рамках которых объединение индивидов ограничено во времени (например, участники групповой дискуссии или соседи по купе в поезде), и стабильные, относительное постоянство существования которых определяется их предназначением и долговременными целями функционирования (семья, трудовые и учебные группы) В зависимости от степени произвольности решения индивидом вопроса о вхождении в ту или иную группу, участии в ее жизнедеятельности и уходе из нее группы делятся на открытые и закрытые.

В субъективном, психологическом плане группы (и формальные, и неформальные) образуются в процессе реализации индивидами потребностей в общении, однако, в рамках неформальных групп общение и возникающие на его основе психологические взаимоотношения являются ведущей сферой активности, и в этом плане центральным феноменом психологии малых групп является психологическая общность.

Основными критериями феномена психологической общности группы выступают явления сходства, общности индивидов, входящих в малую группу (общность мотивов, целей, ценностных ориентации и социальных установок). Осознание членами группы наличия сходства, общности входящих в нее индивидов и отличий (в том числе психологических) своей группы от других выступает основой идентификации индивидов со своей группой (осознания своей принадлежности к данной группе, своего единства с нею — чувство «мы»). Одним из проявлений позитивной групповой идентификации является внутригрупповая приверженность — тенденция к более позитивному эмоциональному отношению индивидов к своей группе и более позитивной оценке ее членов. Психологическая общность группы проявляется также в наличии социально-психологических характеристик, присущих группе в целом (а не характеризующих отдельных индивидов), таких, как совместимость, сработанность, сплоченность, социально-психологический климат и др. Сказанное не означает, что только группы, характеризующиеся выраженными признаками психологической общности, могут являться объектами социально-психологического исследования (таковым может быть и случайное или временное объединение людей, и собрание индивидов, характеризующееся высокой степенью психологической разобщенности и дезинтеграции). Речь идет прежде всего о специфике подхода социальной психологии к изучению малых групп, о специфике ее предмета.

Референтность малой группы — значимость групповых ценностей, норм, оценок для индивида. Основными функциями референтной группы являются: сравнительная и нормативная (предоставление индивиду возможности соотносить свои мнения и поведение с принятыми в группе и оценивать их с точки зрения соответствия групповым нормам и ценностям).

С практической точки зрения особый интерес представляют группы социально-психологического тренинга и психокоррекционные группы — временные группы, специально создаваемые для формирования навыков эффективного общения, взаимопонимания и решения психологических проблем под руководством практического психолога-тренера (Рудестам К., 1997).

Системный подход в исследовании психологии малых групп и коллективов предполагает анализ многообразия связей и отношений в малых группах, которые должны рассматриваться одновременно и как субъекты совместной деятельности, и как субъекты общения и межличностных отношений (А.Л. Журавлев, П.Н. Шихирев, Е.В. Шорохова, 1988).

Основными параметрами малой группы, необходимыми для ее качественной характеристики в социально-психологическом исследовании, являются композиция и структура группы. Композиция группы — это совокупность индивидуальных особенностей членов группы, значимых для ее характеристики как целого. Выбор параметров, характеризующих композицию группы, во многом определяется конкретными задачами исследования. Наиболее часто выделяются и указываются соотношения членов группы по таким особенностям как пол, возраст, образование, национальная принадлежность, социальное положение. Все перечисленные признаки чрезвычайно важны с точки зрения социально-психологических особенностей группы, например, группы, различающиеся по возрасту входящих в них индивидов (детские, юношеские и взрослые), имеют существенные особенности по всем психологическим характеристикам. (…)

3. Развитие малой группы

Формирование малой группы. Психологические проблемы формирования и особенно развития малых групп исследованы в меньшей степени, чем их структурные характеристики. Это связано с тем, что изучение динамики протекания социально-психологических явлений в естественных группах представляет собой сложную исследовательскую задачу. Кроме того, динамические процессы в малых группах, относящихся к различным классам, имеют существенные различия (например, в трудовых коллективах, семьях или дружеских компаниях). Наконец, в отечественной психологии все советский период проблема развития группы ставилась и решалась в излишне идеологизированной форме, исходя из представлений о некоем эталоне развития группы (коллективе высокого уровня развития), поступательное продвижение к которому представлялось отличительной особенностью развития коллективов в условиях социалистического общества. Поэтому изучение реальной динамики жизнедеятельности естественных групп в современном обществе остается актуальной проблемой социальной психологии.

Психологические механизмы формирования (возникновения, образования) малых групп могут существенно различаться в зависимости оттого, о каком классе групп идет речь. Образование формальных групп, выступающих структурными элементами социальных организаций и институтов, происходит, как правило, вне прямой связи с потребностями и желаниями людей объединиться именно в рамках данной конкретной группы. В этом случае более правильно говорить о механизмах вхождения или включения индивидов в формирующуюся или уже существующую группу. К числу таких механизмов относится, в первую очередь, привлекательность данной конкретной группы для индивида. Однако вхождение индивида в ту или иную формальную группу, как правило, определяется интересами и потребностями, не связанными непосредственно с потребностью в общении и объединении именно с данными людьми. Именно этим объясняется известный феномен расхождения между группой членства и референтной группой (или значимым кругом общения), исследованный американским психологом Д.Хайменом (1942), и существование неформальных групп внутри формальных организаций.

Неформальные группы, напротив, образуются преимущественно на основе потребностей индивидов в общении, участии, принадлежности и т.д. Поэтому в их возникновении большую роль играют психологические механизмы эмоциональной привлекательности, психологической совместимости индивидов. К числу более универсальных психологических механизмов, способствующих объединению людей в малые группы и формированию психологической общности, относятся механизмы взаимного влияния в процессе общения: подражание, внушение, эмпатия, идентификация.

Учет социально-психологических факторов при формировании первичных коллективов является важной практической задачей. Результаты исследования В.П.Познякова (1991) показали, что в условиях изменения формы собственности на предприятиях взаимоотношения в малых группах, выступающих структурными подразделениями производственных организаций, могут складываться принципиально по-разному в зависимости оттого, формировались ли эти группы добровольно, с учетом желания работников вместе работать и хозяйствовать, или по формальному признаку. Если в первом случае совместная хозяйственная деятельность сопровождалась усилением групповой сплоченности и приверженности к своей группе, то во втором — наблюдалось усиление дезинтегративных тенденций вплоть до распада группы.

Этапы развития малой группы. Образование группы (формальной или неформальной) является чрезвычайно важным этапом ее жизнедеятельности, однако лишь началом этого процесса, который предстает перед исследователем как процесс непрерывного изменения состояний и свойств группы, получившего название развития группы. В современной социальной психологии процесс развития малой группы понимается как закономерная смена этапов (или стадий), различающихся по характеру доминирующих тенденций во внутригрупповых отношениях: дифференциации и интеграции. Так, начиная с работ А.С.Макаренко (1951), в отечественных исследованиях психологии трудовых коллективов выделяются стадии первичного синтеза, дифференциации и вторичного синтеза или интегрирования.

В концепции Л.И.Уманского (1980) поэтапное развитие группы характеризуется как последовательная смена стадий, различающихся степенью психологической интегрированностисти в деловой и эмоциональной сферах. Отличительными признаками (параметрами) развития группы выступают: направленность (содержание групповых целей, мотивов и ценностей), организованность, подготовленность к выполнению совместной деятельности, интеллектуальная, эмоциональная и волевая коммуникативность, стрессоустойчивость. Целостными характеристиками группы выступают также сплоченность, микроклимат, референтность, лидерство, интрагрупповая и интергрупповая активность.

Развитие группы происходит в континууме, высшую точку которого занимает коллектив — реальная контактная группа, отличающаяся интегративным единством направленности, организованности, подготовленности и психологической коммуникативности, а крайнюю низшую точку этого развития представляет группа-конгломерат, только что сформированная или собравшаяся группа людей, у которых отсутствуют все эти параметры,

В предложенном континууме автор выделяет следующие основные этапы развития группы как коллектива. Номинальная группа характеризуется внешним, формальным объединением индивидов вокруг поставленных социальных задач. Группа-ассоциация отличается начальной межличностной интеграцией в сфере эмоциональных отношений. Группа-кооперация характеризуется преобладанием интегративных тенденций в сфере деловых отношений. Группа-автономия обладает высоким внутренним единством как в сфере деловых, так и в сфере эмоциональных отношений. Изоляция группы и концентрация активности ее членов на узкогрупповых целях приводит к формированию группы-корпорации. Отличительной особенностью коллектива является его интеграция с другими группами на основе направленности на более широкие социально значимые цели. Динамика коллективообразования представляет собой сложный процесс, включающий как этапы быстрого продвижения по уровням, так и периоды длительного пребывания на одном и том же уровне и даже его снижения. В этом случае группы могут характеризоваться внутренней антипатией, эгоизмом в межличностных отношениях («интраэгоизм» по Л.И.Уманскому), конфликтностью, агрессивностью как формами проявления дезинтеграции.

В психологической теории коллектива, разработанной А.В.Петровским (1979), развитие группы характеризуется по двум основным критериям: степень опосредованности межличностных отношений содержанием совместной деятельности и ее общественная значимость. По первому критерию уровень развития группы можно определить в континууме от диффузной группы (случайного собрания людей, не связанных совместной деятельностью) до высокоорганизованных групп, межличностные отношения в которых максимально подчинены целям совместной деятельности и опосредствованы ею. По второму критерию можно выделить группы с положительной и отрицательной социальной направленностью. Развитие группы характеризуется динамикой изменения ее свойств по обоим параметрам, что предусматривает возможность регрессивного изменения отношений (изменение социальной направленности с позитивной на негативную или узкогрупповую) и дает возможность четкой типологизации многочисленных реально существующих групп по предложенным параметрам.

В западной социальной психологии существует большое количество моделей развития группы. Для большинства из них характерно выделение трех основных этапов или стадий: ориентировки в ситуации, конфликта и достижения согласия или равновесия. Модель развития малой группы, предложенная американским психологом Б. Такменом, основана на выделении двух основных сфер или измерений групповой жизнедеятельности: деловой, связанной с решением групповой задачи, и межличностной, связанной с развитием групповой структуры. В сфере деловой активности Б. Такмен выделяет следующие стадии:

· ориентировка в задаче и поиск оптимального способа ее решения,

· эмоциональные реакции на требования задачи, противодействие членов группы требованиям, предъявляемым к ним в связи с решением задачи и противоречащим их собственным намерениям,

· открытый обмен информацией с целью достижения более глубокого понимания намерений друг друга и поиска альтернатив,

· принятие решения и активные совместные действия по его реализации.

В сфере межличностной активности Б.Такмен выделяет стадии:

· «проверка и зависимость», ориентировка членов группы в характере действий друг друга и поиск взаимоприемлемого поведения,

· «внутренний конфликт», связанный с нарушением взаимодействия и отсутствием единства в группе,

· «развитие групповой сплоченности», преодоление разногласий и разрешение конфликтов,

· «функционально-ролевая согласованность», связанная с образованием ролевой структуры группы, соответствующей содержанию групповой задачи (Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М., 1991, с.52-53).

Изменения в выделенных сферах протекают взаимосвязанно, а противоречия между ними могут рассматриваться как механизмы группового развития.

Психологические механизмы развития малой группы. К числу основных психологических механизмов развития малой группы относятся:

· Разрешение внутригрупповых противоречий: между растущими потенциальными возможностями и реально выполняемой деятельностью, между растущим стремлением индивидов к самореализации и усиливающейся тенденцией интеграции с группой, между поведением лидера группы и ожиданиями его последователей.

· «Психологический обмен» — предоставление группой более высокого психологического статуса индивидам в ответ за более высокий их вклад в ее жизнедеятельность.

· «Идиосинкразический кредит» — предоставление группой высокостатусным ее членам возможности отклоняться от групповых норм, вносить изменения в жизнедеятельность группы при условии, что они будут способствовать более полному достижению ее целей.

4. Групповая сплоченность

Рассматривая закономерности развития малой группы как определенное сочетание процессов групповой дифференциации и интеграции, в качестве одного из основных параметров развития малой группы большинство психологов выделяют групповую сплоченность или единство группы. Понятие «сплоченность» используется для обозначения таких социально-психологических характеристик малой группы, как степень психологической общности, единства членов группы, теснота и устойчивость межличностных взаимоотношений и взаимодействия, степень эмоциональной привлекательности группы для ее членов. Первые эмпирические исследования групповой сплоченности начались в западной социальной психологии в школе групповой динамики. Л.Фестингер (1950) определял групповую сплоченность как результат влияния всех сил, действующих на членов группы, с тем, чтобы удерживать их в ней. В качестве сил, удерживающих индивида в группе, при этом подходе рассматривались эмоциональная привлекательность группы для ее членов, полезность группы для индивида и связанная с этим удовлетворенность индивидов своим членством в данной группе (Д. Картрайт, А. Зандер, 1968). Уровень сплоченности малой группы определяется частотой и устойчивостью непосредственных межличностных (прежде всего — эмоциональных) контактов в ней. Поэтому изучение групповой сплоченности и влияние на нее, исходя из развиваемых Л.Фестингером представлений, должно осуществляться через изучение коммуникативных взаимодействий между членами группы и влияние на коммуникации в группе.

В качестве основных методических подходов к оценке групповой сплоченности в эмпирических исследованиях малых групп использовалась эмоциональная оценка группы со стороны ее членов с точки зрения ее привлекательности и удовлетворенности членством в группе. Несколько иной методический подход к оценке групповой сплоченности сложился в рамках социометрического направления. Здесь уровень групповой сплоченности связывается с уровнем взаимной эмоциональной привлекательности членов группы и определяется относительным числом (долей) взаимных положительных выборов или позитивных эмоциональных оценок индивидов в группе. Основным методом развития групповой сплоченности, в соответствии со взглядами Д. Морено, является приведение в соответствие «макроструктуры» отношений, то есть пространственно-временных, коммуникативных и функциональных связей в группе, с «микроструктурой», определяемой результатами социометрического исследования.

Другой теоретический подход к проблеме групповой сплоченности был предложен Т Ньюкомом, который связал определение групповой сплоченности с понятием «групповое согласие» (1965). Последнее Т. Ньюком определял как сходство, совпадение взглядов (мнений, представлений и оценок) членов группы по отношению к значимым для них явлениям, событиям, людям. Основным механизмом формирования групповой сплоченности в соответствии с этим подходом является достижение согласия членов группы, сближение их социальных установок, мнений и т.д., которое происходит в процессе непосредственного взаимодействия между индивидами. Близким к данному подходу представляется понимание сплоченности как ценностно-ориентационного единства группы, предложенное А.В.Петровским и В.В.Шпалинским (1978), под которым понимается сходство, совпадение отношений членов группы к основным ценностям, связанным с совместной деятельностью. В исследовании А.И.Донцова (1984) в качестве основного показателя сплоченности рассматривалось совпадение ценностей, касающихся предмета совместной деятельности, ее целей и мотивов. Результаты исследования показали, что интеграция группы по этому параметру осуществляется прежде всего в процессе совместной трудовой деятельности.

Феномен совместной трудовой деятельности исследуется в лаборатории социальной и экономической психологии Института психологии РАН. В результате исследований была разработана модель группы как субъекта совместной деятельности. Основными параметрами, характеризующими уровень целостности (интегрированности) группы выступают плотность функциональных связей между ее членами, уровень функциональной взаимосвязанности и тип целостности коллективного субъекта, который проявляется в характере доминирующих связей между членами группы. В рамках системного подхода в исследовании психологии трудового коллектива (А Л.Журавлев и др., 1988) сформулировано положение о множественности (или многообразии) связей и отношений в трудовом коллективе, который должен рассматриваться одновременно как субъект совместной деятельности, общения и межличностных отношений. С этих позиций процесс психологической интеграции трудового коллектива может осуществляться по различным основаниям. Развитие коллектива представляет собой определенное соотношение (сочетание) процессов дифференциации и интеграции, причем один из этих процессов является ведущим на каждой конкретной стадии развития коллектива. В процессе развития коллектива происходит последовательная смена оснований процессов дифференциации и интеграции, которая определяет, как правило, и смену стадии развития коллектива.

5. Взаимодействие индивида и малой группы

Основные феномены взаимодействия. Исследование взаимодействия индивида и малой группы связано, с одной стороны, с изучением группового давления, т.е. совокупности явлений, обусловленных теми воздействиями, влияниями, которые оказывает малая группа на протекание психических процессов, установки и поведение индивида, а с другой стороны — с изучением закономерностей влияния индивида на групповые психологические явления и групповое поведение, т.е. с изучением феномена лидерства.

Первые экспериментальные исследования в этой области были посвящены изучению влияния присутствия группы и группового взаимодействия на протекание психических процессов индивида и его поведение (Н.Триплетт, 1898, В.Меде, 1920, Ф.Олпорт, 1924, В.М.Бехтерев, 1925). Результатом этих и других исследований было открытие эффектов социальной фасилитации (от англ. facility— облегчение) — улучшения индивидуальных результатов деятельности в присутствии других людей и социальной ингибиции(от лат. Inhibere — сдерживать, останавливать) — ухудшения этих результатов. Последующие исследования (Р. Зайонс, 1965) позволили сделать вывод о том, что присутствие группы усиливает «доминирующую», т.е. наиболее вероятную для данного индивида реакцию. В экспериментах американских социальных психологов (С.Харкинс и др., 1980) получены данные, говорящие о феномене т.н. «социальной лености» — тенденции прилагать меньше усилий в ситуации совместной деятельности и отсутствия контроля за индивидуальным вкладом каждого участника. Однако, по мнению самих исследователей, проявление этого феномена, а также степень его выраженности существенно зависят от ситуативных и социокультурных факторов (Д. Майерс, 1997).

Обобщение результатов этих, а также последующих специально выполненных исследований позволило Н.Н.Обозову (1979) сделать следующие выводы. В условиях присутствия других лиц у индивидов снижаются: чувствительность (болевая, слуховая, обонятельная, кинестетическая), объем и концентрация внимания, точность выполнения простых арифметических действий, генерирование оригинальных идей — т.е. характеристики точности (качества) психической деятельности. Повышаются: сила мышечного напряжения, продуктивность внимания, показатели долговременной памяти — т.е. скоростные (временные) характеристики психической деятельности (см. рис. 5).

Рис. 5. I (1) — чувствительность: болевая, слуховая, обонятельная, кинестетическая. II (2) — сила мышечного напряжения (энергетика). III (3, 4, 5) — внимание: продуктивность, объем, концентрация. IV (6, 7) — память: кратковременная, долговременная. V (8, 9, 10, 11,12}— простая интеллектуальная деятельность; (8) — арифметические действия; направленные ассоциации (9 — по сходству; 10 — по контрасту); 11 — свободные ассоциации; (12) — ассоциации с задержкой, т.е. одни ассоциации записываются, другие пропускаются. VI (13) — сложная интеллектуальная деятельность («решение проблем»).

Примечание: черная стрелка обозначает направление изменения показателей в «худшую» или «лучшую» стороны в условиях «присутствия»; черный квадратик обозначает незначимые различия показателей психической деятельности в условиях изолированного обследования и в условиях «присутствия других».

В первом случае отмечается подавление, угнетение психических функций под влиянием группы, т.е. феномен социальной ингибиции, а во втором — их поддержка, усиление, т.е. феномен социальной фасилитации. Снижение в группе количества ассоциаций по контрасту и их увеличение по сходству свидетельству сто том, что в группе психические процессы имеют тенденцию к единообразию, нормообразованию. В условиях группового взаимодействия (взаимовлияния — по терминологии Н. Н. Обозова) у индивидов снижаются: точность восприятия сложных объектов при их кратковременном предъявлении и качество (нетривиальность) генерируемых идей. Повышаются: точность восприятия простых объектов и времени, точность восприятия сложных объектов при их длительном предъявлении и способность к определению в неодинаковых объектах сходных элементов (см. рис. 6).

Рис. 6. I (1) — точность зрительного восприятия основных параметров простых объектов (количество деталей, размер). II(2)— точность восприятия времени. III (3,4, 5, 6) — восприятие сложных объектов (по количеству деталей их определения), (3) — при кратковременной экспозиции (15 с), (4) — при длительной экспозиции (50 с), (5) — определение в неодинаковых объектах сходных элементов; (6) — определение в похожих объектах неодинаковых (отличающихся) элементов. IV (7,8) — сложная интеллектуальная деятельность — «решение проблем», (7) — количество производимых разных идеи, (8) — качество (нетривиальность и объяснимость) идей.

Примечание: условные обозначения те же, что на рис. 5.

Эти данные говорят об усилении тенденции к конвергенции, согласованности мнений и оценок в условиях группового взаимодействия. Экспериментальные исследования М. Шерифа, П. Зоди, Е. Боварта, Н.Н. Обозова показывают, что при высокой определенности и малой сложности перцептивных задач в группе повышается точность восприятия и снижается конвергенция оценок, а при высокой неопределенности и сложности задач — точность восприятия в группе снижается, а конвергенция оценок увеличивается. В классических экспериментах М. Шерифа (1937) исследовался процесс формирования групповых норм. В ходе исследования с использованием т.н. автокинетического феномена (иллюзии движения неподвижного источника света в темноте) М Шериф обнаружил тенденцию к усреднению, согласованности индивидуальных оценок в группе и их последующее закрепление и воспроизведение в индивидуальных оценках испытуемых (см. рис. 7). Эти эксперименты положили начало серии лабораторных исследований феноменов группового давления и конформизма.

Рис. 7. Типичная группа из опытов Шерифа по возникновению норм. Три человека приходят к общему согласию, давая повторяющиеся оценки кажущегося смещения точечного источника света. По данным Sherif&Shenf, 1969, р. 209

Конформизм и групповое давление. Дальнейшие исследования влияния малой группы на протекание психических явлений и поведение индивида связаны с изучением феномена конформизма (от лат. conformis — подобный) Явление конформизма было открыто американским психологом С. Ашем в 1951 г. В его знаменитых экспериментах с подставной группой перед испытуемыми ставилась задача сравнения и оценки длины линий, изображенных на предъявляемых карточках. В контрольных опытах при индивидуальном выполнении задания оно не вызывало у испытуемых каких-либо трудностей. В ходе эксперимента все участники, кроме одного («наивного субъекта»), по предварительной договоренности с экспериментатором давали заведомо неправильный ответ. «Наивный субъект» не знал о сговоре и выполнял задание последним. В экспериментах С.Аша было обнаружено, что около 30% испытуемых давали вслед за группой ошибочные ответы, т.е. демонстрировали конформное поведение. После окончания экспериментов с его участниками проводилось интервью с целью выяснения их субъективных переживаний. Большинство опрошенных отмечали значительное психологическое давление, которое оказывает мнение большинства группы.

В дальнейшем эксперименты с подставной группой неоднократно воспроизводились в различных модификациях (Р.Крачфилд, 1955).При этом было обнаружено, что за внешне сходным «конформным» поведением могут скрываться принципиально различные по психологическим механизмам его варианты. Одни из испытуемых, давших неправильный ответ, были искренне убеждены в том, что решили задачу правильно. Такое поведение можно объяснить эффектом группового внушения, при котором воздействие группы происходит на неосознаваемом уровне. Другие испытуемые отмечали, что они были не согласны с мнением группы, но не хотели открыто высказывать свое мнение, чтобы не вступать в открытую конфронтацию. В данном случае можно говорить о внешнем конформизме или приспособлении. Наконец, представители третьей группы «конформистов» говорили о том, что у них возникал сильный внутренний конфликт, связанный с расхождением своею мнения и мнения группы, но они делали выбор в пользу группы и были убеждены в правильности группового мнения. Этот тип поведения впоследствии стал обозначаться как внутренняя конформность или собственно конформность. «Конформность констатируется там и тогда,— отмечает Г.М.Андреева,— где и когда фиксируется наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы и преодоление этого конфликта в пользу группы» (Г.М. Андреева, 1994, с.181).

На степень выраженности конформизма оказывают влияние следующие факторы: пол индивида (женщины в целом более конформны, чем мужчины), возраст (конформное поведение чаще проявляется в молодом и старческом возрасте), социальный статус (люди с более высоким статусом менее подвержены групповому давлению), психическое и физическое состояние (плохое самочувствие, усталость, психическая напряженность усиливают проявление конформности). (Социальная психология, 1979, Д. Майерс, 1997).

Рис. 8. Размер группы и конформизм. Процент прохожих, подражающих группе смотревших вверх людей, возрастает при увеличении размера группы от одного до пяти человек. По данным Milgram, Bickman и Bcrkowitz. 1969.

Исследования показали, что степень конформности зависит от численности группы. Вероятность конформности возрастает с увеличением численности группы (рис. 8) и достигает максимума в присутствии 5-8 человек (Ж. Годфруа,1992, Д. Майерс, 1997). Конформизм как явление следует отличать от конформности как личностного качества, которое проявляется в тенденции демонстрировать сильную зависимость от группового давления в различных ситуациях. Ситуационный конформизм, напротив, связан с проявлением высокой зависимости от группы в конкретных ситуациях. Конформизм тесно связан со значимостью ситуации, в которой осуществляется воздействие группы на индивида, и со значимостью (референтностью) группы для индивида и степенью групповой сплоченности. Чем выше степень выраженности этих характеристик, тем выраженнее эффект группового давления. Феномен негативизма личности по отношению к группе, т.е. выраженное постоянное сопротивление группе и противопоставление себя группе, является не противоположностью конформизма, а частным проявлением зависимости от группы. Противоположностью конформизму является самостоятельность индивида, независимость его установок и поведения от группы, устойчивость к групповому воздействию.

Влияние меньшинства. В исследовании конформизма проблема группового давления ставится и решается как проблема влияния большинства членов группы на поведение отдельных индивидов или меньшинства. При этом основное внимание исследователей уделяется проблеме нормативного давления группы на индивида и приспособления индивида к групповым нормам. Однако в реальной жизни проявляются и противоположные феномены, связанные с влиянием меньшинства на изменение группового мнения, групповых норм и группового поведения. Они стали предметом исследования С.Московичи и его сотрудников.

В этих экспериментах испытуемым (группе из 6 человек) предлагали вслух определять цвет и интенсивность окраски проецируемых на экран диапозитивов. Двое членов группы («подставные лица») в течение всего эксперимента называли синий цвет слайдов зеленым. По результатам эксперимента было зафиксировано влияние оценок, даваемых меньшинством, на оценки остальных членов группы, В группе «неосведомленных испытуемых» было зафиксировано 8% ответов, совпадающих с оценками «подставной группы» (в контрольных группах ошибок в оценке цвета практически не наблюдалось). Кроме того, в последующих тестах, когда испытуемым предъявлялся последовательный ряд оттенков между синим и зеленым цветами, в экспериментальной группе испытуемые чаще воспринимали предъявляемый им цвет как зеленый, чем в контрольной группе, члены которой не контактировали с подставным меньшинством. При этом наиболее часто отмечали зеленый цвет те испытуемые, которые во время эксперимента наиболее энергично сопротивлялись мнению меньшинства.

По мнению С. Московичи, полученные результаты говорят о том, что меньшинство способно оказывать влияние на установки и поведение большинства, причем это влияние может не осознаваться представителями большинства и не проявляться в процессе группового взаимодействия, а проявить себя позднее. К числу факторов, повышающих эффект влияния меньшинства, относятся: последовательность высказываний и поведения, демонстрируемых меньшинством, уверенность в своей правоте и аргументированность высказываний, а также появление среди большинства лиц, принимающих позицию меньшинства, т.н. отступников (Д. Майерс, 1977), М.Дойч и Г.Джерард, сравнивая психологические механизмы влияния большинства и меньшинства, обозначили их как два различных вида влияния: нормативное (когда мнение большинства воспринимается индивидом как групповая норма) и информационное (когда мнение меньшинства выступает лишь информацией для индивида, принимающего решение).

6. Лидерство в малых группах

Феномен лидерства привлекает внимание исследователей прежде всего исключительной практической значимостью проблемы с точки зрения повышения эффективности управления в различных сферах общественной жизни. Лидерство в малой группе — это феномен воздействия или влияния индивида на мнения, оценки, отношения и поведение группы в целом или отдельных ее членов. Лидерство основано наличных качествах лидера и социально-психологических отношениях, складывающихся в группе. Поэтому лидерство как явление, основанное на социально-психологических механизмах, следует отличать от руководства, в основе которого лежит использование экономических, организационных и командно-административных методов воздействия (Б.Д. Парыгин). Основными референтами (признаками) лидерства являются: более высокая активность и инициативность индивида при решении группой совместных задач, большая информированность о решаемой задаче, членах группы и ситуации в целом, более выраженная способность оказывать влияние на других членов группы, большее соответствие поведения социальным установкам, ценностям и нормам, принятым в данной группе, большая выраженность личных качеств, эталонных для данной группы.

Основные функции лидера: организация совместной жизнедеятельности в различных ее сферах, выработка и поддержание групповых норм, внешнее представительство группы во взаимоотношениях с другими группами, принятие ответственности за результаты групповой деятельности, установление и поддержание благоприятных социально-психологических отношений в группе.

В соответствии с выделением двух основных сфер жизнедеятельности малой группы: деловой, связанной с осуществлением совместной деятельности и решением групповых задач, и эмоциональной, связанной с процессом общения и развития психологических отношений между членами группы, выделяют два основных вида лидерства: лидерство в деловой сфере (иногда его называют «инструментальное лидерство») и лидерство в эмоциональной сфере («экспрессивное лидерство»). Эти два вида лидерства могут быть персонифицированы в одном лице, но чаше они распределяются между разными членами группы. В зависимости от степени выраженности направленности на ту или иную сферу жизнедеятельности группы можно выделить типы лидеров, ориентированных на решение групповых задач, лидеров, ориентированных на общение и взаимоотношения в группе, и универсальных лидеров. Внутри каждой из сфер групповой жизнедеятельности могут быть выделены более дифференцированные роли: лидер — организатор, лидер — специалист, лидер — мотиватор, лидер — генератор эмоционального настроя и т.д.

Феномен лидерства определяется взаимодействием ряда переменных, основными из которых являются: психологические характеристики личности самого лидера, социально-психологические характеристики членов малой группы, особенности ситуации, в которой находится группа, и характер решаемых задач.

В настоящее время имеются серьезные возражения представлениям о существовании универсального набора психологических качеств, «делающих» человека лидером. В частности, Р.Стогдилл (1974), проведя комплексный обзор исследований в области лидерства, отмечает, что изучение личностных качеств лидеров дает противоречивые результаты. К числу наиболее часто упоминаемых исследователями личных качеств эффективных лидеров относятся: интеллект, стремление к знаниям, доминантность, уверенность в себе, эмоциональная уравновешенность, стрессоустойчивость, креативность, стремление к достижению, предприимчивость, надежность, ответственность, независимость, общительность(Р.Л. Кричевский, 1996). Однако, как показывают исследования, взаимосвязь между степенью выраженности отдельных качеств и эффективностью лидерства носит неоднозначны и характер, в разных ситуациях эффективные лидеры обнаруживают разные качества. В результате анализа Р.Стогдилл сделал вывод о том, что не существует такого набора личных качеств, который присутствует у всех эффективных лидеров, и что структура личных качеств лидера должна соотноситься с личными качествами членов группы, характером групповой деятельности и решаемыми задачами.

Представители поведенческого подхода к исследованию лидерства считают, что лидером становится человек, который обладает нужной формой поведения. В рамках этого подхода были выполнены многочисленные исследования стилей лидерства и разработаны их классификации. Наибольшую известность получили классификации стилей лидерства К. Левина, описавшего и исследовавшего автократический, демократический и либеральный стили лидерства, и Р. Лайкерта, выделявшего стиль лидерства, ориентированный на задачу, и стиль лидерства, ориентированный на человека. Результаты эмпирических исследований свидетельствуют об отсутствии однозначной связи между характеристиками стиля лидерства и его эффективностью

Сторонники ситуационного подхода (Ф.Фидлер, Т.Митчел и Р.Хаус, П.Херси и К.Бланшар) пришли к выводу, что эффективность лидерства определяется соответствием качеств лидера и особенностей ею поведения ситуации, в которой находится группа (характеру решаемой задачи, сложившимся условиям степени благоприятности отношении лидера с членами группы, величине реальной власти, которой обладает лидер в группе). Ф.Фидлер обнаружил интересную закономерность, стиль лидерства, ориентированным на задачу, чаще эффективен в наиболее и наименее благоприятных ситуациях, а стиль, ориентированный на человека, — в умеренно благоприятных условиях (см. рис. 9). Наконец, в рамках функционального полхода лидерство понимается как функция группы, т.е. явление, порождаемое особенностями групповой активности и характеристиками группы в целом. Таким образом, в настоящее время лидерство предстает как сложное многоплановое явление, определяемое целым рядом факторов.

7. Социально-психологический подход к исследованию конфликтов

Психология внутри- и межгрупповых конфликтов

Конфликты - неотъемлемая составляющая функционирования любой современной организации. И любой конфликт может выполнить как положительные, так и отрицательные функции. Хотя часто говорят, что определенный уровень конфликта может быть функциональным, большинство рекомендации по организационным конфликтам преимущественно опирается на методы его разрешения, редукции или минимизации. Но конфликт не обязательно должен устраняться вовсе, скорее, им нужно эффективно управлять.

7.1. Определение и классификация конфликтов

Организационный конфликт — это интерактивное состояние, проявляемое в разногласиях, различиях или несовместимостях между индивидами и группами. Это процесс развития и разрешения противоречивости взаимодействий и взаимоотношений членов организации в контексте организационного функционирования. Он может существовать:

· на внутригрупповом уровне (руководитель—подчиненный; руководитель—подразделение; между рядовыми членами группы; ролевые конфликты);

· на межгрупповом уровне (вертикальный — между подразделениями разного уровня организационной структуры; горизонтальный — между подразделениями одного уровня; ролевой - из-за неопределенности взаимопересекающихся сфер ответственности и контроля).

Причинами конфликтов на внутригрупповом уровне могут быть; стиль руководства, групповые пели и нормы, организация труда, системы групповой коммуникации, структурные параметры и условия труда, ролевые неопределенности, личностные особенности и интересы членов группы и т.д. Наиболее частыми причинами конфликтов на межгрупповом уровне являются: взаимозависимость производственных задач и целей; неопределенность или противоречивость норм и критериев оценки различных видов труда; неодинаковые условия труда, оплаты, перспектив роста, социальных благ; конкуренция за ресурсы и фонды; различия в профессиональной подготовке, ценностях, образовании, стилях общения, социальном статусе членов разных групп; несовершенство межгрупповых каналов коммуникации; функционально-ролевые неопределенности.

7.2. Функциональные и дисфункциональные аспекты конфликта

Большинство людей рассматривают конфликт преимущественно как дисфункциональное явление, Это представление о конфликте имеет два аспекта: во-первых, что конфликт — это фиксация чего-то неправильного, плохого, ненормального; во-вторых, что конфликт создает большие деструктивные последствия.

Элементы, которые вносят вклад в деструктивное развитие и представление конфликта, таковы (М. Дойч, 1973; М. Фолгер и др., 1993).

1. Процессы конкуренции. Стороны конкурируют друг с другом, так как считают, что их цели не совпадают, противоречивы и что их нельзя достичь одновременно. Однако, нередко в действительности цели не находятся в оппозиции, и сторонам необязательно конкурировать. Кроме того, процессы конкурентного взаимодействия имеют собственные побочные эффекты, так что конфликт, вызвавший конкуренцию, также может вести к дальнейшей эскалации.

2. Искажение восприятий и пристрастия. При интенсификации конфликта восприятие окружающей среды искажается. Люди имеют склонность рассматривать окружающий мир в соответствии со своими перспективами на развитие конфликта. Следовательно, они склонны интерпретировать людей и события как находящиеся либо на их стороне (за них), либо на другой стороне (против них). Кроме того, мышление имеет тенденцию становиться стереотипным и пристрастным - участники конфликта одобряют людей и события, которые подтверждают их позицию и отвергают тех, которые, как они подозревают, выступают против их позиции.

3. Эмоциональность. Конфликты имеют тенденцию быть эмоционально нагруженными с отрицательным знаком, поскольку стороны начинают переживать беспокойство, раздражение, досаду, гнев или фрустрацию. Эмоции имеют тенденцию доминировать над разумом, мышлением, и стороны при эскалации конфликта могут становиться более эмоциональными и раздраженными.

4. Уменьшение коммуникаций. Коммуникация между сторонами ухудшается, идет на убыль. Стороны перестают взаимодействовать с теми, кто с ними не согласен, и больше взаимодействуют с теми, кто выражает согласие. И то взаимодействие, общение между конфликтующими сторонами, которое действительно происходит, как правило, состоит в попытках нанести поражение, принизить, разоблачить, развенчать позиции другой стороны или придать дополнительный вес своим аргументам.

5. Ухудшение понимания основного вопроса конфликта. Центральные вопросы спора становятся менее ясными и расплывчатыми. Возникают обобщения, и начинают выдвигаться новые спорные вопросы, поскольку эскалация конфликта, как водоворот, втягивает в себя как другие спорные вопросы, так и «невинных» посторонних. Стороны конфликта перестают отдавать себе отчет в том, как возник конфликт, в чем он реально состоит, или что могло бы разрешить его.

6. Жесткие предпочтения (зацикливание на позициях). Участники становятся заложниками своих позиции. Получая вызовы другой стороны, они начинают более жестко придерживаться своей точки зрения и быть менее уступчивыми, т. к. опасаются потерять свое лицо и выглядеть глупо. Процессы мышления становятся более ригидными и упрощенными (феномен «черно-белою» мышления, «или-или»).

7. Преувеличение различий, минимизация сходства. Поскольку стороны становятся заложниками своих позиции, они склонны рассматривать друг друга и свои позиции как целиком противоположные, тогда как в действительности этого может и не быть. Все факторы, которые их разделяют, начинают преувеличиваться и выдвигаться на первое место, тогда как их сходство и общность начинают недооцениваться и преуменьшаться. Как следствие, они начинают концентрировать все усилия на том, чтобы победить в конфликте за счет другой стороны, не стремятся отыскать общую почву для разрешения спора. Так формируется образ коварного врага, которого надо победить любой ценой.

8. Эскалация конфликта. Отмеченные выше процессы ведут к дегуманизации другой стороны и стремлению усиливать давление друг на друга, еще жестче заявлял свои позиции, увеличивая ресурсы для достижения победы, усиливая упорство отстоять себя под давлением другой стороны. Каждая сторона уверена, что, увеличивая давление (ресурсы, стойкость, упорство, энергию и т. п.), она сможет заставить другую сторону капитулировать, сдаться. Однако эскалация уровня конфликта ведет лишь к его еще большей интенсификации до того, что стороны теряют сачу способность взаимодействовать друг с другом или разрешить спорный вопрос.

Отмеченные выше процессы обычно связываются с представлениями о конфликте вообще. Однако это характеристики только деструктивного конфликта. Фактически, как подчеркивается многими исследователями (например, М. Дойч (1973), Д. Тойсворд (1988)), конфликт может быть и продуктивным, или функциональным.

Современное представление о конфликте таково, что он не просто деструктивен или продуктивен, но одновременно содержит в себе оба аспекта (возможности). И цель состоит не в том, чтобы избегать конфликта, подавлять, устранять его, а научиться управлять им так, чтобы деструктивные элементы держать под контролем, а конструктивные вводить и использовать для эффективного разрешения или урегулирования конфликта.

К таким конструктивным элементам конфликта можно отнести следующие:

· обсуждение конфликтных вопросов может стимулировать членов группы и организации в целом на творческое решение проблем;

· конфликт может повысить вероятность группового и организационного изменения и адаптации. Конфликт ориентирует внимание руководства на те проблемы, которые создают неудобства и сложности для нормального функционирования персонала;

· конфликт может укреплять взаимоотношения и повышать групповую мораль и климат;

· конфликт может способствовать более глубокому осознанию себя и других людей;

· конфликт может способствовать развитию личности. В ходе конфликта руководители могут обнаружить, как их собственный стиль руководства влияет на подчиненных. Подчиненные входе конфликта могут выя вить те технические или межличностные навыки и умения, которые им необходимо приобрести или улучшить;

· конфликт может способствовать психологическому развитию. Люди становятся более аккуратными и реалистичными в самооценках, развивают саморефлексию, уменьшают эгоцентрические наклонности, могут повысить самооценку и уверенность в себе;

· конфликт может приносить удовлетворение и радость. Конфликт дает возможность работникам «ощутить» сильные переживания, принять другие взгляды и представления о проблеме и людях и положительно оценивать многогранность своих взаимоотношений.

Глава 2. Формы и осуществление социального контроля

2.1 Формы социального контроля

В социологической науке известно 4 принципиальные формы социального контроля:

  • внешний контроль;

  • внутренний контроль;

  • контроль через отождествление с референтной группой;

  • контроль через создание возможностей добиться социально значимых целей средствами, наиболее подходящими для данного человека и одобряемыми обществом (так называемое "множество возможностей").

  1. Первая форма контроля – внешний социальный контроль – это совокупность социальных механизмов, которые регулируют деятельность индивида. Внешний контроль может быть формальным и неформальным. Формальный контроль основан на инструкциях, предписаниях, нормах и нормативных актах, а неформальный базируется на реакциях окружения.

[2, с.161] Эта форма наиболее известна и понятна, но в современных условиях представляется неэффективной, так как предполагает постоянное отслеживание действий отдельного человека или социальной общности, следовательно, требуется целая армия контролеров, за которыми тоже кто-то должен следить. Таким образом, в масштабах общества выстраивается классическая "пирамида контролеров", характерная для тоталитарного государства. [8]

  1. Вторая форма контроля – внутренний социальный контроль – это осуществляемый человеком самоконтроль, направленный на согласование собственного поведения с нормами. Регуляция в данном случае осуществляется не в рамках взаимодействия, а в результате чувства вины или стыда, которые возникают при нарушении усвоенных норм. [2, с.161 – 162] Эта форма предполагает интериоризацию норм и ценностей. То есть контролер уже не является чем-то внешним по отношению к индивиду. Такой контроль более эффективен в современных условиях, он перекладывает ответственность с внешнего контролера на самого деятеля. Для успешного функционирования такой формы контроля в обществе должна быть устоявшаяся система норм и ценностей.

Третья и четвертая формы контроля менее известны и требуют использования более тонких социально-психологических механизмов.

  1. Третья форма – контроль через отождествление с референтной группой – позволяет показать деятелю возможные и желательные для общества модели поведения, внешне вроде бы не ограничивая свободу выбора деятеля;

  2. Четвертая форма – так называемая "множество возможностей" – предполагает, что, показав деятелю разнообразные возможные варианты достижения цели, общество тем самым оградит себя от выбора деятелем тех форм, которые нежелательны для общества. [8]

Касьянов В.В. рассматривает немного другую классификацию. У него социальный контроль осуществляется в следующих формах:

  • Принуждение, так называемая элементарная форма. Многие примитивные или традиционные общества успешно контролируют поведение индивидов через нравственные нормы и, следовательно, посредством неформального группового контроля первичной группы; формальные законы или наказания в таких обществах не обязательны. Но в больших, сложных человеческих популяциях, где переплетены многие культурные комплексы, формальный контроль, законы и система наказаний постоянно развиваются и становятся обязательными. В случае если индивид вполне может затеряться в толпе, неформальный контроль становится неэффективным и возникает необходимость в формальном контроле.

Таким образом, при наличии высокой численности населения начинает применяться так называемый вторичный групповой контроль – законы, различные насильственные регуляторы, формализованные процедуры. Когда отдельный индивид не желает следовать этим регуляторам, группа или общество прибегают к принуждению, чтобы заставить его поступать так же, как все. В современных обществах существуют строго разработанные правила, или система контроля через принуждение, которая представляет собой набор действующих санкций, применяемых в соответствии с различными типами отклонений от норм;[10]

  • Влияние общественного мнения. Люди в обществе контролируются также с помощью общественного мнения или с помощью социализации таким образом, что они выполняют свои роли бессознательно, естественно, в силу принятых в данном обществе обычаев, привычек и предпочтений. Таким образом, социализация, формируя наши привычки, желания и обычаи, является одним из основных факторов социального контроля и установления порядка в обществе. Она облегчает трудности при принятии решений, подсказывая, как одеваться, как вести себя, как действовать в той или иной жизненной ситуации. При этом любое решение, которое принимается и усваивается не в соответствии с общественным мнением, кажется нам неуместным, незнакомым и опасным. Именно таким путем осуществляется значительная часть внутреннего контроля личности за своим поведением;[10]

  • Регламентация в социальных институтах и организациях. Социальный контроль обеспечивается различными институтами и организациями. Среди них – организации, специально созданные для выполнения контролирующей функции, и те, для которых социальный контроль – не основная функция (например, школа, семья, средства массовой информации, администрация учреждений). [4, с.121]

  • Групповое давление. Человек не может участвовать в общественной жизни, основываясь только на внутреннем контроле. На его поведение накладывает отпечаток также включенность в общественную жизнь, которая выражается в том, что индивид является членом многих первичных групп (семья, производственная бригада, класс, студенческая группа и т.д.). Каждая из первичных групп имеет устоявшуюся систему обычаев, нравов и институциональных норм, специфических как для данной группы, так и для общества в целом.

Таким образом, возможность осуществления группового социального контроля обусловлена включенностью каждого индивида в первичную социальную группу. Необходимым условием такого включения служит то обстоятельство, что индивид должен разделять определенный минимум принятых данной группой культурных норм, составляющих формальный или неформальный кодекс поведения. Каждое отклонение от такого порядка немедленно приводит к осуждению поведения группой. В зависимости от важности нарушаемой нормы возможен широкий диапазон осуждения и санкций со стороны группы – от простых замечаний до изгнания из данной первичной группы.

Эффективность и своевременность применения социального контроля далеко не всегда одинаковы во всех первичных коллективах. Групповое давление на индивида, нарушающего нормы, зависит от многих факторов, и, прежде всего от статуса данного индивида. К лицам, имеющим высокие и низкие статусы в группе, применяются совершенно разные способы группового давления. Личность с высоким статусом в первичной группе или лидер группы имеет в качестве одной из своих основных обязанностей изменение старых и создание новых культурных образцов, новых способов взаимодействия. За это лидер получает кредит доверия и сам может в той или иной степени отступать от групповых норм. Более того, чтобы не потерять свой статус лидера, он не должен быть полностью идентичным членам группы. Однако при отступлении от групповых норм у каждого лидера существует грань, через которую он не может перейти. За этой гранью он начинает испытывать действие группового социального контроля со стороны остальных членов группы и его лидерское влияние заканчивается.

Степень и вид группового давления зависят также от характеристик первичной группы. Если, например, сплоченность группы высока, высокой становится и групповая лояльность по отношению к культурным образцам данной группы и, естественно, повышается степень социального группового контроля. Групповое давление лояльных членов группы (т.е. членов группы, приверженных к групповым ценностям) сильнее, чем членов разобщенной группы. Например, группе, проводящей вместе лишь свободное время и потому разобщенной, гораздо труднее осуществлять внутригрупповой социальный контроль, чем группе, совершающей регулярные совместные действия, например, в бригаде или семье. [10]

Первые три формы были выделены Р. Парком, четвертая форма была описана американским социологом С. Аском.

Данный перечень не включает в свой состав такой важный элемент, как наличие общих ценностей, усваиваемых индивидами в процессе социализации. Дело в том, что основанный на принуждении социальный контроль не всегда обеспечивает уменьшение числа отклонений. Естественно существует множество индивидуальных причин, по которым люди нарушают социальные нормы. Однако нарушение норм может стать практикой, негласно одобряемой или просто допускаемой обществом. Обычно это бывает в том случае, когда нормы оказываются слишком жесткими (или людям представляется, что они слишком жесткие). По этой причине жесткие полицейские меры, направленные против определенного вида правонарушений редко приносят положительные результаты, хотя и попустительство в отношении девиантного поведения также недопустимо.

На основании этого можно сделать два вывода:

1) социальный контроль может быть эффективным лишь в том случае, когда он придерживается «золотой середины» между свободой выбора и ответственностью за этот выбор;

2) данная особенность указывает, что социальный контроль действует в основном не благодаря принуждению, а благодаря наличию общих ценностей и стабильности общества и социальных групп. [2, с.160 – 161]

Кроме вышеприведенных форм социального контроля существует ещё общий и детальный контроль.

Иногда контроль отождествляют с управлением. Содержание контроля и управления во многом похожи, но их следует различать. Мать или отец контролируют то, как ребенок выполняет домашнее задание. Родители не управляют, а именно контролируют процесс, так как цели и задачи поставили не они, а учитель. Родители только отслеживают процесс выполнения задания.

Таким образом, контроль – понятие более узкое, чем управление.

Различие между управлением и контролем заключается в том, что первое выражается через стиль руководства, а второй – через методы. Методы контроля могут быть общими и детальными. Например, менеджер дает подчиненному задание и не контролирует ход его выполнения – он прибегает к общему контролю. Если менеджер вмешивается в каждое действие своих подчиненных, поправляет, одергивает и т. п., он использует детальный контроль.

Детальный контроль называют еще надзором. Надзор осуществляется не только на микро, но и на макроуровне общества. Его субъектом становится государство, и он превращается в неосновной социальный институт. Надзор разрастается до размеров крупномасштабной социальной системы, покрывающей всю страну. В такую систему входят: сыскные бюро, детективные агентства, полицейские участки, служба осведомителей, тюремные надзиратели, суды, цензура.

Так как контроль входит в управление как составная его часть, но часть очень важная, то мы можем заключить, что в зависимости от вида контроля будет меняться и само управление. Часть, если она достаточно важная, определяет характер целого. Так методы контроля сказываются на стиле управления, который имеет, в свою очередь, два вида – стиль авторитарный и стиль демократический.[3, с.296 – 298]

Социальное взаимодействие имеет объективную и субъективную стороны . Объективной стороной взаимодействия выступают связи, независимые от отдельных людей, но опосредствующие и контролирующие содержание и характер их взаимодействия . Под субъективной стороной понимается сознательное отношение индивидов друг к другу , основанное на взаимных ожиданиях соответствующего поведения . Это, как правило , межличностные ( или социально-психологические ) отношения, складывающиеся в конкретных социальных общностях в определенный момент времени . Механизм социального взаимодействия включает индивидов , совершающих те или иные действия ; изменения в социальной общности или обществе в целом , вызываемые этими действиями ; влияние этих перемен на других индивидов , составляющих социальную общность , и , наконец , обратную реакцию индивидов

Семья - стабильная пара с перспективой отношений, семейный образ жизни.

Цели семьи

Семья - способ построения общества, основная ячейка общества. Семья - способ (естественная среда) для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей

Для деятельного человека семья - один из важнейших жизненных проектов. Его задача в любви - максимальная забота о любимых в рамках выделенного бюджета (времени, сил и денег).

Рассмотрим специфические факторы, которые присущи функционированию групп.

Групповая динамика - взаимодействие членов социальных групп между собой. Существует множество видов взаимоотношений и взаимодействий. К процессам групповой динамики относятся: руководство, лидерство, формирование группового мнения, сплоченность группы конфликты, групповое давление и другие способы регуляции поведения членов группы. Группа может подчиняться одному или двум свой членам, но в процесс управления могут включаться и все ее члены. Лидерство в группе бывает демократическим или авторитарным, кратковременным или длительным; группа может стимулировать собственную деятельность или стремиться снизить активность; атмосфера внутри группы бывает дружественной или враждебной и т.д. Эти многие другие образцы поведения и составляют динамику группы. В настоящее время изучение групповой динамики стимулируется необходимостью помочь организациям в решении проблем управления процессами в группах.

Коммуникация в группах. Одной из важнейших проблем во многих группах являются коммуникационные связи между их членами. Коммуникация - это не просто языковое, письменное или индивидуальное общение. Она рассматривается прежде всего как основа структуры группы, показатель физической и социальной близости индивидов. Очевидно, что не все виды получения информации и ее распределения между индивидами могут приводить к эффективной работе группы Многие из них отрицательно сказываются на ее сплоченности и возможности совместных действий. Это должно учитываться при управлении деятельностью группы.

Влияние различных способов коммуникаций на деятельность группы было изучено А. Бавеласом (151, с. 95-96). Он рассматривал итоги деятельности групп из пяти членов при различных способах коммуникации, которые он назвал так: "круг", "змея", "штурвал", "игрек", "паутина".

А. Бавелас установил, что схемы коммуникаций при выполнении перового задания в значительной степени влияют на результаты действий группы. Например, при выполнении несложных заданий в ограниченное время наиболее эффективным способом коммуникации является "штурвал", так как этот способ исключает общение членов группы между собой. Они могут контактировать только с лидером в центре "штурвала", который получает информацию от всех, перерабатывает и выдает управленческие указания. Для выполнения творческих работ, где должно соблюдаться относительное равенство при принятии решений, очень хорош способ коммуникации "круг". Ни один из членов группы не перегружен информацией, каждый находится в равном положении и может получить информацию от любого члена группы; кроме того, здесь возможна и обратная связь. "Круг" позволяет группе быстрее ориентироваться на новые задачи, чем это делает группа с другими способами коммуникации. Каждый способ коммуникации, таким образом, приводит к разным результатам групповой деятельности.

Эффективная коммуникация быстрее приводит к индивидуальной удовлетворенности деятельностью группы, позволяет ее членам наиболее полно выразить себя. Централизация коммуникации фокусирует внимание членов группы на специфических предметах и приводит к концентрации усилий. Организация коммуникации как в школьном классе, так и в рабочем, трудовом коллективе на предприятии может способствовать, с одной стороны, повышению производительности, а с другой - достижению удовлетворенности в групповом взаимодействии. Например, в результате изучения возможностей лекционного метода и метода дискуссий в студенческих группах было установлено, что для заучивания лучше всего использовать чтение лекций для больших групп (по аналогии со способом коммуникации типа "штурвал"), а для стимулирования самодеятельного мышления в большей степени подходит дискуссионный метод (аналогичный способу коммуникации типа "круг"). Таким образом, использование различных способов коммуникации в зависимости от ситуации и целей группы позволяет эффективнее решать практические проблемы.

Лидерство в группах. Одной из динамических характеристик группы является система социальных ролей. Исследователи группового поведения отмечают, что система взаимосвязанных ролей в группе подвержена постоянному изменению. При этом меняется не только содержание играемой роли, но и ее значимость по отношению к другим ролям. В группах существуют роли, наиболее значимые по отношению к остальным. Это роли лидеров. Само по себе лидерство - это проявление индивидом его способности, личностных качеств в поведения, соответствующем роли лидера. Исполнение индивидом роли лидера возможно в силу проявления им индивидуальных качеств, выдающихся по сравнению с качествами других членов группы, или в силу обладания им высоким формальным статусом. Во всех случаях выдвижение лидера обусловлено в конечном счете эффективностью вклада членов группы в решение групповых задач (96, т.1, с. 53-56). Другими словами, лидер появляется в том случае, если члены группы признаю деятельность какого-либо индивида наиболее значимой, а его вклад деятельность группы наиболее ценным. При этом речь идет только пользе для группы в целом. Иными словами, индивид может обладать исключительными личностными качествами, но не быть лидером, его деятельность не приводит к сущестенному повышению эффективности деятельности группы в целом.

Исследования по проблеме лидерства, проводимые американским исследователем Р. Белзом, показали, что характер лидерства в группе различается прежде всего по роли инструментального (делового) лидера, организующего, направляющего действия членов группы, и лидера эмоционального, т.е. создающего эмоциональный настрой, обеспечивающего высокую мотивацию у членов группы по решению групповой задачи (126). При этом исполнение роли инструментального лидера зависит от типа группы и характера ее деятельности. Так, в спортивной команде такой лидер организует и координирует действия игроков, обеспечивает "заряженность" команды на победу; в научном коллективе им может быть индивид, который является "генератором идей", определяющим основные направления работы, а в группе политических обозревателей - тот, кто наиболее качественно использует получаемую информацию, перерабатывая ее в комментарии высокого качества.

Однако очевидно, что лидер в группе не может возникнуть и функционировать без поддержки ее членов, признающих его выдающиеся качества и способности. С этой точки зрения лидер - авторитарный член группы, личностное влияние которого позволяет ему играть главную роль в деятельности группы. Его авторитет, таким образом, базируется на признании коллективом, группой его деловых и личностных качеств. Авторитет лидера может быть мнимым, т.е. существующим только в представлении членов группы, а может быть и реальным, основанным на действительных незаурядных качествах индивида.

Одна из основных обязанностей лидера в группе - деятельность по реализации нововведений, созданию новых культурных образцов, проверке новых способов взаимодействия. Таким образом, лидер выступает как новатор, развивая и изменяя субкультуру группы. За столь ценные услуги, оказанные группе, он получает кредит доверия, в силу которого сам может в той или иной степени отступать от групповых норм. Более того, лидер не должен полностью выполнять все групповые нормы как рядовой член группы, иначе он потеряет свой престиж и в конечном счете статус лидера.

- формально-модельный подход конструирует модели группового

поведения, используя математический аппарат теории графов и теории

множеств.

Тема 25. ФЕНОМЕНЫ ГРУППОВОЙ ДИНАМИКИ И МАЛЫХ ГРУПП

Феномен группового давления. Конформизм. Эксперименты С.Аша,

Кратчфилда по изучению конформизма. Исследование М.Шерифом

конформизма и групповых норм. Эксперименты С.Милгрэма по выявлению

факторов подчинения личности. Современные исследования конформного

поведения (М.Дойч, Г.Джерардо). Роль социального контекста и

психологического состояния личности в проявлении конформизма. Различия в

определении конформизма и групповой сплоченности. Социометрический

подход к изучению групповой сплоченности. Принцип деятельностного

опосредования и феномен групповой сплоченности (А.В.Петровский,

А.И.Донцов). Ценностно-ориентационное единство группы. Феномен

нонконформизма. Самоопределение личности в группе как альтернатива

явлению конформизма - нонконформизма.

Понимание лидерства как группового психологического феномена.

Теоретические подходы к изучению лидерства в социальной психологии.

Теория "черт" лидерства и ее связь с харизматической концепцией.

"Ситуационная" теория лидерства. "Системная" теория лидерства. Концепция

ценностного обмена (Р.Л.Кричевского).

Каждая группа одновременно развивается в двух плоскостях, а именно, в плоскости работы над групповой задачей и в области развития социальной структуры.

Первую область многие, к сожалению, считают гораздо более важной. Речь здесь идет о том, что группа берется за поставленную задачу и доводит ее до конца. Эта может быть задача для команды менеджеров в фирме (образование работоспособной команды), для школьного класса (обучение новым навыкам и знаниям), для терапевтической группы (переориентировка участников со стратегий выживания на личностный рост) и так далее.

В то же время между членами группы возникают межличностные отношения, динамика которых связана с индивидуальными потребностями в принадлежности, влиянии и уважении. Сложившиеся межличностные отношения именуются в дальнейшем социальной структурой группы.

Представленная идеальная модель группового развития показывает, что происходит с группой в плоскости развития социальной структуры и в плоскости достижения целей. Эта модель подходит практически к любому виду групп. Как ребенок проходит через специфические стадии биологического, эмоционального и когнитивного развития, так и каждая группа проходит через ряд определенных стадий. В то же время как развитие ребенка, так и развитие группы является единственным в своем роде и неповторимым процессом.

Ведущий в процессе развития конкретной группы может обнаружить ряд сходств с предлагаемой моделью, однако он должен иметь в виду, что обязательно возникнет ряд исключений и отклонений. Все это зависит от величины переменных: состава группы, содержания групповой задачи, временного режима, места работы и т. п. Приведенное нами описание событий, которые могут происходить в группе по мере ее развития, объединяет воззрения различных исследователей малых групп (Bennis W., 1975; Gibb J., 1964; Rogers С., 1974; Shutz W., 1971 и др.).

Идеальная модель развития группы

Представленная модель группового развития в идеальной форме описывает работу новой, только что составленной группы, рассчитанную на длительный период времени. От участников требуется некоторая активность, при этом они еще не знают друг друга и по-разному понимают как содержание задачи, так и правила взаимодействия.

Отдельные элементы этой модели относятся и к тем группам, которые находятся на других ступенях развития и работают в других условиях.

Весьма интересной и психологически обоснованной представляется концепция «коллективистической идентификации» как механизма семейной интеграции, развиваемая А.В. Петровским. В основе сплоченности, по мнению автора, лежат два социально-психологических механизма. Первый из них — механизм эмоциональной идентификации с семьей (по принципу «боль семьи—моя боль») предполагает наличие у членов семьи высокой степени развития эмпатии, способности к взаимопониманию, сопереживанию и сочувствию. Степень сплоченности семьи в значительной мере определяется преобладанием в ней отношений симпатии и положительных эмоций, что позволяет нейтрализовать эмоциональную напряженность, дистресс и фрустрацию. Вторым механизмом является механизм «общности семейной судьбы»: личность связывает свои жизненные планы, свое благополучие и возможности личностного саморазвития именно с семьей. Указанные механизмы групповой идентификации дополняют друг друга. Важным условием развития сплоченности семьи является гармоничность сочетания образа «Мы» (семья) и образа «Я».



Похожие страницы:

  1. Семья как объект социологии (1)

    Контрольная работа >> Социология
    ... семьясемья состоящая из родителей и их детей. Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества ... . И жизнь общества характеризуется теми же ...
  2. Семья как субъект педагогического взаимодействия

    Курсовая работа >> Педагогика
    ... жизни познают семью как важную ячейку общества, основанную на любви. Семья формируется как дружный коллектив, живущий ... . Заключение. Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества. И жизнь общества характеризуется теми же ...
  3. Семья как субъект педагогического взаимодействия и социокультурная среда воспитания и развития личности

    Курсовая работа >> Психология
    ... жизни познают семью как важную ячейку общества, основанную на любви. Семья формируется как дружный коллектив, живущий ... . Заключение Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества. И жизнь общества характеризуется теми же ...
  4. Семья как социальный институт (9)

    Реферат >> Социология
    ... Семья как социальный институт возникла с формированием общества. Процесс формирования и функционирования семьи ... д. Заключение Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества. И жизнь общества характеризуется теми же ...
  5. Семья как социальный институт (5)

    Реферат >> Социология
    ... идею Платона о патриархальной семье как исходной и основной ячейке общества. При этом семьи образуют «селения», а соединение ... того, как изменяется общество». Энгельс показал, что вместе с развитием общества и семья, как его важнейшая ячейка, под ...

Хочу больше похожих работ...